Книга: Путеводитель по Библии

Мемфивосфей

Мемфивосфей

Распространив свое влияние вширь, Давиду необходимо было так же старательно и энергично укреплять свою внутреннюю власть. Он должен был сознавать, что Израиль не смирится с иудейским правлением, и не исключалось, что его противники могут объединиться вокруг кого-нибудь из бывшей династии Саула.

В монархиях древности (как и в некоторых относительно современных) существовал обычай устранять всех оставшихся членов смещенных династий, чтобы обеспечить безопасность правящему царю — или, в более идеалистическом представлении, для спокойствия и порядка в стране.

Преднамеренное убийство наследников Саула могло выглядеть политически довольно неприглядно и спровоцировать междоусобную войну, которую Давид стремился предотвратить.

Однако наконец наступил удобный случай совершить это без риска:

2 Цар., 21: 1. Был голод на земле во дни Давида три года, год за годом…

Стремясь избавиться от голода, народ мог одобрить действия, которые в иных обстоятельствах порицал бы — если только эти действия смогут умилостивить разгневанного Бога. Вину за этот голод священники предусмотрительно возложили на Саула:

2 Цар., 21: 1. И вопросил Давид Господа. И сказал Господь: это ради Саула и кровожадного дома его, за то, что он умертвил Гаваонитян.

Причина, по которой Саул истребил гаваонитян, в Библии конкретно не упоминается. Подобное действие со стороны Саула являлось серьезным нарушением мирного договора между израильтянами и жителями Гаваона — того самого договора, который, согласно преданию, был заключен еще во времена Иисуса Навина.

Но возможно, это обвинение Саулу явилось просто откликом на массовое убийство им священников в Номве. Единственным выжившим тогда остался Авиафар, служивший сейчас первосвященником при Давиде. Его личная, вполне понятная враждебность к дому Саула могла теперь более чем способствовать объединению с Давидом.

Чтобы примириться с гаваонитянами, Давид по их просьбе отдал им семерых наследников Саула (двух его сыновей, рожденных наложницей, и пятерых внуков), которых те повесили. После Давид исполнил печальный долг, с честью похоронив казненных в родовой гробнице вместе с останками Саула и Ионафана, перенесенными из Иависа Галаадского.

Итак, похоже, с наследниками по мужской линии дома Саула было покончено, хотя Давид не был полностью в этом уверен:

2 Цар., 9: 1 .И сказал Давид: не остался ли еще кто-нибудь из дома Саулова? я оказал бы ему милость…

Стих этот появляется в Библии еще за двенадцать глав до того, как будет рассказано о казни семерых наследников Саула, поэтому никакой иронии здесь нет. Хотя, скорее, этот эпизод должен был произойти после казни или же вовсе не следовало бы изображать Давида, так пристально выискивающего, «не остался ли еще кто-нибудь из дома Саулова?».

И все же один из членов этого дома остался. Это был Мемфивосфей, сын Ионафана. Ему было пять лет, когда Саул и Ионафан погибли в битве на горе Гелвуй. Когда известие об их гибели и поражении армии достигло дворца Саула, поднялось страшное смятение. Нянька Мемфивосфея, схватив ребенка, бросилась бежать и упала, уронив его. С тех пор он остался хромым на всю жизнь.

Мемфивосфея предусмотрительно скрывали во время царствования Давида, но затем царю стало о нем известно, и он счел, что в данном случае дело не может легко решиться еще одной казнью. Прежде всего, Мемфивосфей был сыном Ионафана, которому Давид когда-то поклялся в дружбе. Затем, если посмотреть с практической стороны, этот юноша не привлекал сторонников мятежных сил: ведь он был хромым и не мог возглавить войско.

И все же Давид не терял бдительности. Он сохранил Мемфивосфею жизнь, оказывал ему всяческие милости, но держал при дворе под постоянным надзором:

2 Цар., 9: 13. И жил Мемфивосфей в Иерусалиме; ибо он ел всегда за царским столом…

Оглавление книги


Генерация: 1.200. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз