Книга: Сергиево-Посадский район

Сергиев Посад, город (Сергиевский посад, Сергиев, Загорск)

Сергиев Посад, город (Сергиевский посад, Сергиев, Загорск)

От Москвы с Ярославского вокзала до станции Сергиев Посад — 70 км. Ярославское шоссе

Возникновение города, его жизнь и экономическое развитие на протяжении нескольких столетий находились в тесной зависимости от Троице-Сергиева монастыря, впоследствии лавры. Начиная с XV в. вокруг обители начали складываться ее вотчины, села, крестьянские и торгово-ремесленные слободы. Неуклонно расширяясь, к XVIII в. они плотным кольцом окружили монастырь, образовав крупное поселение городского типа. После отчуждения монастырских земель, в 1782 г., был официально учрежден Сергиевский посад, получивший свой герб. Лавра сохранила в нем лишь небольшие прилегающие к ней территории. Несмотря на потерю имуществ, Троицкая лавра и впредь продолжала оказывать сильнейшее влияние на экономику и направление отраслевого развития города. Вплоть до Октябрьской революции он жил обслуживанием нужд монастыря и паломников, сохраняя значение торгово-ремесленного и кустарного центра Московской губернии. В 1919 г. Сергиевский посад был преобразован в город Сергиев; в 1930 г. переименован в Загорск. Историческое название возвращено ему в 1991 г.


Сергиев Посад. Схема расположения памятников архитектуры

1 — Троице-Сергиев монастырь (№ 31); 2 — конный двор (№ 45); 3 — Красногорская часовня (№ 42); 4 — церковь Рождества Христова (№ 40); 5 — Пятницкая церковь (№ 39); 6 — часовня “Пятницкий, или Сергиевский, колодец” (№ 43); 7 — Введенская церковь (№ 34); 8 — лавки (№ 47); 9 — Вознесенская церковь (№ 35); 10 — Успенская церковь (№ 41); 11 — Ильинская церковь (№ 36); 12 — больница-богадельня (№> 44); 13 — церковь Покровская с богадельней (№ 38); 14 — церковь Обновления храма Воскресения (№ 37); 15 — Боголюбская киновия (№ 32); 16 — “Пещеры” Гефсиманского скита (№ 33); 17 — Спасо-Вифанская семинария (№ 46)

Расположенный на достаточно сложном пересеченом рельефе город очень живописен. Его историческим и художественным центром служит величественный ансамбль Троице-Сергиевой лавры. Панорама монастыря-крепости с разнообразными завершениями храмов и башен главенствует над всей застройкой, постоянно присутствуя в перспективе улиц и придавая исключительно своеобразный, сказочный колорит окружающему ландшафту. Регулярная планировка города с монастырем в центре и ориентацией на него большинства улиц сформировалась в 1803 г. после корректировки генерального плана 1792 г. Реализованная к 1835 г., она учитывает исторически сложившиеся хозяйственные связи с монастырем. Проектом лишь упорядочены кварталы и направление основных магистралей, главным образом при въездах со стороны Москвы и Дмитрова. Проектные предложения по застройке основных трасс каменными зданиями и устройству новых площадей, в том числе административной площади у Вознесенской церкви, так и не были осуществлены. Жилая массовая застройка старого города до сих пор остается деревянной, иногда с каменным нижним этажом. Часто обновляемые домики не обладают яркой индивидуальностью; многие из них украшает пропильная резьба, другие несут отпечаток архитектуры модерна. На их фоне отчетливо выделяются вертикали приходских церквей, отмечающие места прежних поселений. Разбросанные вокруг монастыря, они помогают зрительному объединению отдельных городских районов в единый архитектурный пейзаж. Существующие вблизи лавры каменные лавки, магазины, гостиницы и странноприимные дома строились по ее заказам в XIX и в начале XX в. в связи с возрастающим притоком богомольцев. Характерные для своей эпохи, они создают вокруг монастыря историческую среду, образно отражающую быт и развитие городского центра. Часть из них обладает несомненными художественными достоинствами.

Современный Сергиев Посад представляет собой крупный промышленный центр северного Подмосковья. Он активно расширяется в северном, южном и восточном направлениях, охватив прежние загородные районы Гефсиманского скита и Вифании. К его историческому ядру подступает, заняв часть старых кварталов, массив новой многоэтажной жилой застройки, решительно меняющий панораму старого города.


31/1. Троице-Сергиев монастырь. Генплан 1 — Троицкий собор; 2 — Успенский собор; 3 — усыпальница Годуновых; 4 — Духовская церковь; 5 — Святые ворота с надвратной церковью; 6 — Михеевская церковь; 7 — Смоленская церковь; 8 — надкладезная часовня, 9 — колокольня, 10 — обелиск; 11 — больничные палаты; 12 — трапезная палата с Сергиевской церковью; 13 — Казначейский корпус; 14 — ризница; 15 — Варваринский корпус келий; 16 — Предтеченский корпус келий; 17 — Экономовский корпус келий; 18 — Успенский корпус келий; 19 — Инспекторский корпус келий; 20 — митрополичьи покои; 21 — “чертоги”, 22 — Классный корпус; 23 — Библиотечный корпус; 24 — баня, 25 — Больничный корпус; 26 — Красная воротная башня, 27 — палаты мастера Елисея, 28 — Пятницкая башня, 29 — Луковая башня, 30 — Водяные ворота; 31 — Водяная башня, 32 — Пивная башня, 33 — Гостиные палаты; 34 — Келарская башня с двориком; 35 — Плотничья башня, 36 — Каличья воротная башня, 37 — Звонковая башня, 38 — Уточья башня, 39 ('.у шильная башня, 40 — Успенские ворота

31. МОНАСТЫРЬ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВ основан в 40-х гг. XIV в. выдающимся церковным и общественно-политическим деятелем Сергием Радонежским. Сыграл важную роль в объединении русских земель вокруг Москвы и по своему влиянию занимал первое место среди всех русских монастырей, являясь важнейшим идеологическим и культурным центром Руси. Здесь были сосредоточены переписка книг, иконописное дело и художественные ремесла, велось летописание. В стенах обители работали такие выдающиеся деятели русской культуры, как писатели Епифаний Премудрый, Пахомий Логофет и Максим Грек, художники Андрей Рублев, Даниил Черный и Д.Г.Плеханов, мастер-резчик Амвросий, архитекторы И.Ф.Мичурин и Д.В.Ухтомский. Велико значение монастыря в разгроме польско- литовской интервенции в начале XVII в., когда он выдержал 16-месячную осаду войск Лжедмитрия II, став затем одним из мест сбора русских сил. С 1744 г. монастырь стал именоваться лаврой. В 1920 г. здесь создан историко-художественный музей, ставший с 1940 г. государственным заповедником. Его обширное собрание, составленное на основе вещей монастырской ризницы, образует уникальную коллекцию великолепных произведений изобразительного и прикладного искусства Древней Руси и России XVIII — начала XX в., а также советского времени.

Существующий архитектурный ансамбль монастыря складывался на протяжении XV–XIX вв. Его памятники, представляющие различные эпохи и стили русского искусства, несут характерные черты своего времени. Как по художественной ценности отдельных сооружений, так и по композиционному совершенству архитектурного комплекса в целом Троице-Сергиева лавра — один из самых значительных памятников древнерусского зодчества. Древние сооружения монастыря в течение XVIII — начала XX вв. неоднократно подвергались всевозможным переделкам и искажениям. С 1920-х гг. начаты планомерные работы по изучению и реставрации ансамбля.


31/2. Общий вид Троице-Сергиева монастыря

Первое каменное здание монастыря, Троицкий собор, построен в 1422–1423 гг. по заказу игумена Никона, на средства московского великого князя Василия I и князя Юрия звенигородского. С XVI в. облик здания начинает меняться: в 1510 г. сделана новая металлическая, впоследствии позолоченная глава, с юга пристроены придел над гробом Никона (1548) и палатка над могилой Серапиона (1559), с запада — паперть (до 1584). В XVIII–XIX вв. у собора появились четырехскатная кровля и северная паперть. Начатая в 1925 г. Д.П.Суховым реставрация здания завершена в 1966 г. по проекту В.И.Балдина.


31/3. Троицкий собор

Белокаменный собор, один из важнейших памятников раннемосковского зодчества, принадлежит к характерному для эпохи типу крестовокупольных храмов, одноглавых, четырехсто лпных и трехапсидных, с повышенными подпружными арками и позакомарным покрытием. Его четверик с высоким цоколем имеет несколько наклонные внутрь стены, что при сужающихся вверх проемах и барабане создает иллюзию большей высоты и монументальности сооружения. Фасады, расчлененные лопатками на три прясла, завершены килевидными закомарами; вместе с диагональными кокошниками и кокошниками, до 1510 г. примыкавшими к постаменту барабана, они образовывали ярусный верх здания. Входы обрамлены перспективными порталами с килевидным архивольтом; над западным порталом — киот, где находилось фресковое изображение “Троицы”. Стены храма, верх апсид и барабана украшают трехчастные пояса с каменной резьбой.

Членения интерьера не совпадают с фасадными. Подкупольное пространство, благодаря наклону внутрь параболических подпруясных арок, сужается вверх, к барабану. Своды коробовые. В плоскости восточных столбов устроена алтарная преграда до 3 м высотой. Пол настлан метлахской плиткой.

В 1425–1427 гг. храм внутри был расписан Андреем Рублевым и Даниилом Черным “с товарищи”. Эта стенопись, от которой уцелели два небольших фрагмента, в 1635 г. была заменена новой. Неоднократно записанная в XVIII — начале XX в., эта роспись частично раскрыта в 1949–1954 гг. бригадой П.И.Нерадовского, в 1982–1985 гг. — Е.Г.Батхеля. В основном сохранился ранний высокий иконостас, уникальное произведение московской живописи XV в. Деисусный, праздничный и пророческий ряды в нем принадлежат мастерам круга А.Рублева, который сам выполнил и храмовую икону “Троицы”, ныне находящуюся в ГТГ. Верхний, пятый ряд создан в 1600 г. на вклад Бориса Годунова. У южной стены собора помещается серебряная рака Сергия Радонежского, выполненная в 1585 г. русскими чеканщиками по заказу Ивана Грозного (крышка ее 1835 г.). Над ней серебряная сень 1737 г. в пышных барочных формах, работы мастерской Д.Прифа.

Западная паперть, впервые упомянутая в 1584 г., перекрыта в 1642 г. вспарушенным сводом. От ее росписей XVI в. остались выявленные реставрацией фигуры святых по сторонам соборного портала и фрагменты полотенец и орнамента внизу стен.

Никоновский придел перестроен в 1623 г., в конце XVII в. получил крыльцо с юга, измененное в первой половине XIX в.; реставрирован в 1930 — 1940-х гг. И.В.Трофимовым, в 1950-х гг. В.И.Балдиным. Маленький кирпичный храмик, до половины высоты стен облицованный белым камнем, принадлежит к типу бесстолпных одноглавых одноапсидных церквей. Его четверик с поясом килевидных нишек вверху завершен ярусом кокошников и луковичной главой. Крупный полукруглый алтарь, а также западный фасад украшены аркатурой на тонких колонках с бусинами. Придел перекрыт коробовым сводом с распалубкой, прорезанной отверстием светового барабана. От росписей 1635 г. сохранились фигуры в простенках барабана и сюжетная композиция снаружи, в кокошнике восточной стены.

Серапионова палатка, впервые созданная в XVI в., после неоднократных переделок заново выстроена в 1829 г. В 1950 г. внутри расписана “под старину”.


31/4. План собора

Успенский собор возведен в 1559–1585 гг. по повелению царя Ивана Грозного. В середине XVIII в. изменен его верх: покрытие по закомарам сменила четырехскатная кровля, увеличена высота центрального барабана, сделаны луковичные главы. До 1780 г. собор имел западную, крытую сводами паперть, где был погребен царь Борис Годунов с семьей. После замены паперти существующим крыльцом над гробницами сооружена каменная шатровая палатка. В 1880–1881 гт. под зданием собора вырыт сводчатый подвал-крипта, что послужило причиной последующих серьезных деформаций несущих конструкций и укрепления их в 1909 г. В 1967 г. под руководством В.Балдина восстановлено позакомарное покрытие.

Монументальное кирпичное здание повторяет формы Успенского собора Московского Кремля, немного превосходя его в размерах. Это пятиглавый шестистолпный храм с пятью равновысокими апсидами и крестовыми сводами. Его величественный облик характеризуют строгая простота и лаконизм архитектурного языка. Гладкие фасады, украшенные лишь аркатурно-колончатым поясом, расчленены мощными лопатками на прясла, завершенные полукружием закомар. Просторный интерьер зального типа отличают от “образца” могучие столбы квадратной, а не круглой формы. Пол из каменных плит.


31/5. Успенский собор


31/6. План собора


31/7. Духовская церковь

Стены, столбы и своды покрывают великолепные росписи, выполненные в 1684 г. ярославскими и местными мастерами во главе с Дмитрием Григорьевичем Плехановым. Росписи частично возобновлены в XVIII — начале XX в. К началу XVIII в. относится резной вызолоченный пятиярусный иконостас стиля “нарышкинского” барокко, со сквозными колонками, обвитыми виноградной лозой, и с “Распятием” в завершении. Его иконы еще не расчищены от записей. За иконостасом устроена трехъярусная расписная галерея, или хоры, для певчих. Два бронзовых паникадила XVII в. выполнены в Оружейной палате.

Духовская церковь построена в 1476–1477 гг. артелью псковских мастеров. В XVIII в. изменен верх здания. Пристройки, начатые еще в XVII в., в середине XIX в. охватили его с трех сторон.

Основной объем реставрирован в 1937–1946 гг. П.Д.Барановским и И.В.Трофимовым, завершение и декор — в 1960 г. В.И.Балдиным и Ю.Н.Герасимовым.

Кирпичное здание с белокаменным цоколем и порталами представляет в московском зодчестве конца XV в. уникальный пример церкви “иже под колоколы”. Памятник, обладающий рядом новых черт по сравнению с раннемосковскими постройками, составляет важное звено в истории русского зодчества, намечая пути дальнейшего развития культовой архитектуры. Четырехстолпный одноглавый трехапсидный храм увенчан барабаном, в основании которого устроена звонница в виде аркады на шести массивных круглых столбах. Открытая в барабан, она отделена от храма купольным сводом. Разработка фасадов подчеркивает вертикализм общей композиции. Узкие пучковые лопатки членят фасадные плоскости на три прясла, завершенные ложными килевидными закомарами. Заостренная форма киля неоднократно повторена в абрисе диагональных кокошников в основании звонницы, в ее архивольтах и контурах перспективах порталов. Вертикальные жгуты в декорации апсид объединены поверху гирляндой с фигурным резным навершием. Цоколь сложного профиля украшен лентой пальметт. Верх барабана и четверик храма ниже пят закомар опоясывает трехчастный терракотовый фриз с балясником и двумя рядами красных, частично поливных плит зеленого и охристого тонов с рельефным растительным орнаментом. Некогда фриз переходил и на апсиды. Наружное убранство дополняет роспись, помещенная в средней закомаре северного и в круглом киоте западного фасада.


31/8. План церкви


31/9. Надвратная церковь Рождества Иоанна Предтечи

Темный интерьер почти лишен верхнего света. В нем своеобразны столбы, квадратные со скошенными углами, несущие повышенные подпружные арки. Своды коробовые. В пределах боковых нефов имеется алтарная преграда. Первоначальная стенопись 1655 г., возобновленная в 1778 г., заменена в 1866 г. масляной живописью по новой штукатурке; неоднократно поновлялась в XIX — начале XX в. Иконостас 1860-х гг. розового дерева с художественными мотивами XVII в. эклектичен. Пол из каменных плит.

Святые ворота и надвратная церковь Рождества Иоанна Предтечи, оформляющие главный вход в монастырь, принадлежат двум строительным этапам. Ворота с храмом Сергия Радонежского были построены в 1513 г. в линии деревянной монастырской ограды и с расширением границ монастыря оказались внутри крепостных стен. Этим объясняется их необычное место, отделенное от въездной Красной башни крепости небольшим двориком. Существующая церковь сооружена на месте прежней на средства Г.Д.Строганова в 1693–1699 гг.; при этом частично переделаны и ворота. В XVIII в. гульбище вокруг церкви преобразовано в крытую паперть, в 1809 г. разобраны четыре из пяти глав. Верх церкви восстановлен В.Балдиным в 1974 г.


31/10. План надвратной церкви


31/11. Надвратная церковь. Иконостас


31/12. Надвратная церковь. Изразцовая печь

Двухъярусное кирпичное здание с белокаменным нарядным убранством является ярким образцом строгановского направления стиля московского барокко. Его нижний ярус — мощный четверик с широким арочным проездом, верхний — стройный двусветный бесстолпный храм с тремя апсидами и обходной галереей, увенчанный компактным пятиглавием. Пышный резной декор с использованием ордерных форм четко выделяется на фоне красных стен. Широко применены различные колонки, пилястры, антаблементы и раковины в кокошниках. Интересна восьмигранная форма многих окон.

Высокое, устремленное вверх пространство храма перекрыто сомкнутым сводом с широким квдратным отверстием в основании средней световой главы. Нарядный иконостас в стиле позднего классицизма и масляная живопись стен относятся к 1872 г. В северо-западной палатке на паперти стоит печь начала XVIII в. из рельефных полихромных изразцов.


31/13. Михеевская церковь


31/14. Смоленская церковь


31/15. План церкви

Михеевская церковь построена в 1734 г. над гробом Михея, ученика Сергия Радонежского. Небольшой кирпичный одноглавый храмик типа часовни несет отпечаток архитектуры барокко. Своеобразен его низкий объем сильно вытянутой восьмигранной формы, завершенный сложной “голландской” кровлей, устроенной после пожара 1746 г.

Оштукатуренные фасады с пилястрами на углах и стены внутри украшает орнаментальная масляная живопись XIX в.

Смоленская церковь сооружена в 1746–1748 гг. на вклад графа А.Г.Разумовского, как полагают, по проекту Д.В.Ухтомского. Окружавшие ее крыльца, разобранные в 1784 г., частично восстановлены Б.Д.Комаровым в 1956, полностью в 1977 г.

Небольшой изящный храм в формах елизаветинского барокко сложен из кирпича и оштукатурен, белокаменные и беленые детали выделяются на фоне бирюзовых стен. Поставленный на полуподвале одноглавый ротондальный объем с двумя ярусами окон пластически богато разработан с помощью чередования глубоких ниш на всю высоту здания и пилястровых портиков, поддерживающих лучковые фронтоны. Окружающие его по странам света сложные лестницы крылец на два всхода, с массивной балюстрадой, образуют своеобразный стилобат постройки. Храм завершен яйцевидным куполом с люкарными и световым фонарем с фигурной главкой. В деталях здание осталось незавершенным.


31/16. Иконостас Смоленской церкви


31/17. Надкладезная часовня

Светлый и просторный интерьер обработан пилястрами и нишами, объединяющими окна в вертикальные звенья. Некогда голубые стены украшают сюжетные масляные росписи. Резной барочный иконостас с обильной скульптурой перенесен в 1956 г. из разобранной церкви Параскевы Пятницы на Пятницкой улице в Москве.

Надкладезная часовня конца XVII в. близ Успенского собора — характерный памятник архитектуры московского барокко. Миниатюрное центрическое здание с ярусной структурой сложено из кирпича, богатое наружное убранство выполнено из поливной керамики и белого камня. Объемная композиция складывается из четверика основания и трех убывающих в размерах восьмигранников, из которых верхние служат барабаном главы. Развитой пластический декор, особенно пышный в первом ярусе, включает наличники, колонки, картуши, резанные в камне и выполненные из ценинной майолики. Разнообразие форм дополняет их полихромная раскраска, покрывающая также узорным ковром верхние части здания. Все ярусы открыты внутрь помещения, что придает пространству большую динамичность. Роспись стен выполнена маслом в начале XIX в.


31/18. Колокольня

Композиционный центр ансамбля, колокольня возводилась в 1741–1747 гг. И.Ф.Мичуриным по проекту И.Я.Шумахера, который предусматривал здание в три яруса. Дальнейшее строительство вел Д.В.Ухтомский, в 1753 г. существенно изменивший проект надстройкой еще двух ярусов. Здание завершено в 1770 г.

Высокое и стройное кирпичное сооружение в пять ярусов с нарядным убранством из белого камня, окрашенное в бирюзово-синий цвет, принадлежит лучшим образцам колоколен стиля барокко. Крупный двухэтажный четверик служит массивным основанием для ряда меньших, ажурных и легких, прорезанных арками звона. Плоскостная его обработка пилястрами и рустом выше сменяется многочисленными, преимущественно парными колоннами, креповками с декоративными вазами, разнообразными картушами и карнизами. Венчает колокольню фигурная золоченая глава в виде вазы с коронами по сторонам. Лестницы к колоколам размещены в устоях нижнего яруса.


31/19. Обелиск

Обелиск на монастырской площади, характерное произведение малых форм периода классицизма, поставлен й 1792 г. по распоряжению митрополита Платона “в прославление обители”. Тонкий, сужающийся кверху четырехгранник из песчаника, с шаром наверху, поднят на высокий постамент, где на овальных чугунных досках помещены тексты, перечисляющие заслуги монастыря перед государством.

Больничные палаты с церковью Зосимы и Савватия возведены в два этапа: в 1635–1637 гг. первый этаж южной части комплекса и церковь, во второй половине XVII в. — северная часть и второй этаж над южной. Сильно искаженное в XVIII–XIX вв. здание реставрировано в 1938–1950 гг. И.В.Трофимовым.

Кирпичная на белокаменных подвалах постройка отличается сложной живописной композицией. Два двухэтажных корпуса палат объединяет стройный шатровый храм на подклете, окруженный крытой папертью и площадками гульбищ. На одной из них стояла двухъярусная звонница на пять колоколов. Ранняя часть палат и особенно церковь имеют нарядный декор, во многом следующий формам XV–XVI вв. Рамочные наличники с “дыньками” и треугольным фронтончиком, лопатки и вертикальные тяги с гирляндами, как у Духовской церкви, сочетаются с кокошниками в завершении стен и в основании шатра. В убранстве верха храма впервые в московском зодчестве широко использованы зеленые поливные изразцы.

Церковь перекрыта сомкнутым сводом, отделяющим ее помещение от верхнего восьмерика с шатром. В палатах своды сомкнутые, коробовые и лотковые с распалубками.


31/20. Больничные палаты с церковью Зосимы и Савватия


31/21. Комплекс больничных палат. План второго этажа


31/22. Трапезная с церковью Сергия Радонежского

Трапезная палата с церковью Сергия Радонежского построена в 1686–1692 гг. по повелению царей Ивана и Петра. Кирпичное оштукатуренное здание с резным белокаменным убором поставлено на подклет, окруженный открытым гульбищем на аркадах. Часть гульбища восстановлена И. В. Трофимовым в 1940-х гг.

Памятник в формах московского барокко отличается исключительным богатством декоративной отделки и смелостью конструктивных решений, что позволяет причислить его к лучшим образцам аналогичных построек конца XVII в. Украшающие фасады крупные полуколонны, наличники с колонками, увитыми виноградной лозой, с фигурным резным очельем, раковины в завершении стен воспринимаются на фоне дробной многоцветной росписи “в шахмат”.

В здании доминирует огромный трапезный зал, 34x15 м, для парадных обедов и приемов. Перекрытый полу лотковым сводом, он образует одно из крупнейших помещений своего времени без промежуточных опор. Для повседневного пользования предназначена малая трапезная в юго-западной части здания. Небольшая, смежная с главным залом бесстолпная трапезная церковь с лотковым сводом на распалубках занимает нижний ярус четверика, увенчанного маленькой главкой; в верхнем размещались монастырский архив и библиотека.


31/23. План трапезной


31/24. Интерьер трапезной


31/25. Крыльцо Казначейского корпуса

Стены и своды основных помещений украшены обильной лепниной, вызолоченной и посеребренной в 1780 г., позднее частично раскрашенной. Внутренние двери, в том числе в церковь, оформлены пышными порталами с резными колоннами. Первоначальная стенопись, выполненная в 1778–1780 гг. А.Н.Янковским с группой мастеров, скрыта неоднократно обновленной, последний раз в 1911 г., масляной живописью. В церкви живопись реставрирована в 1974 г. под руководством М.Н.Соколовой. Прежний иконостас заменен в 1948 г. великолепным произведением белорусских резчиков, нарядным иконостасом 1688 г. в формах московского барокко из разобранной церкви Никола Большой крест в Москве.

Кирпичный оштукатуренный Казначейский корпус, трехэтажный с подвалом, заключает в своем объеме ряд административных построек XVII в., объединенных между собой и с лестничной башней в середине XVIII столетия. В 1858 г. корпус получил третий этаж и нынешний невыразительный облик. В составе корпуса находится Крепостная палата, реставрированная В.Балдиным в 1955–1958 гг. Выступающее с тыльной стороны корпуса мощное сооружение башенного типа в три яруса, на подвалах, прежде было покрыто невысоким шатром. Его нижнюю часть с простыми арочными окнами принято датировать XVI в., более нарядный верх — XVII столетием. Этажи, соединенные лестницами в толще стен, перекрыты сомкнутыми сводами с распалубками.

Ризница выстроена по проекту И. Я. Яков лева в 1781 г. Двухэтажное кирпичное оштукатуренное здание с подвалами выдержано в формах раннего классицизма. Сводчатые помещения частично сохранили анфиладную связь.


31/26. Ризница


31/27. Предтеченский корпус келий


31/28. Предтеченский корпус. План третьего этажа. Реконструкция В.И.Балдина


31/29. Успенский корпус келий

Корпуса келий — Варваринский, Предтеченский, Экономовский, Успенский и Инспекторский — двух- и трехэтажные здания с подвалами — впервые сооружены из кирпича около середины XVII в. Инспекторский и Успенский корпуса перестроены от основания в 1816 г. по проекту Ф.К.Соколова. Остальные здания, сильно переделанные в XIX в., в основном утратили древнюю планировку и сводчатые перекрытия.

Представление о прежнем облике келий дает Предтеченский корпус, реставрированный В.И.Балдиным и А.Г-.Устиновым в 1960 г. Здание состоит из одинаковых в основном секций по три сводчатых помещения в каждой, с самостоятельными наружными входами. Эта система нашла отражение в членении фасадов лопатками, отвечающими положению внутренних стен. На беленых фасадных плоскостях выделяются своей нарядностью сохранившиеся участки фриза из полихромных ценинных изразцов, подоконники некоторых комнат сложены из глазурованного кирпича с зеленой поливой. В совокупности эти детали свидетельствуют о частичной перестройке корпуса в конце XVII в. На стенах помещений обнаружены следы панелей из чередующихся разноцветных вертикальных полос, вокруг окон и на откосах — фрагменты опушек и орнаментальной росписи.


31/30. Митрополичьи покои


31/31. Митрополичьи покои. План верхнего этажа


31/32. Митрополичьи покои. Фрагмент интерьера Царской палаты

Митрополичьи покои известны с XVI в. как кельи архимандрита; в конце XVII в. сооружены заново. Верхний этаж и главный северный фасад капитально переделаны в 1778 г. в стиле барокко иждивением митрополита Платона. Здание частично реставрировано в 1938–1939 и в 1945 гг. И.Трофимовым.

Кирпичный оштукатуренный корпус вследствие рельефа участка имеет с одной стороны два, с другой три этажа. На тыльном и боковых фасадах сохранились фрагменты обработки XVII в.: рамочные обрамления окон и фриз из рельефных полихромных изразцов. Барочное убранство лицевого фасада включает фигурные наличники, обильную лепнину с картушами и портик с колоннами, поддерживающий балкон с кованой изящной решеткой.

Свободная планировка здания и сводчатые помещения нижних этажей сохраняют свой изначальный характер. Парадные верхние комнаты нарядно убраны лепниной и росписью, преимущественно помещенной на сводах. Особенно пышной отделкой отличаются Царская и переделанная в церковь Патриаршая палаты с большими кафельными печами из расписных сюжетных изразцов. При поновлении интерьеров в XIX в. в ряде комнат штофные обои и лепка на панелях и оконных откосах заменены штукатуркой “под мрамор”.

Царские “чертоги” построены в конце XVII в.; в 1814 г. здание передано Московской духовной академии, начавшей его переделку. Два широких открытых крыльца-всхода сменили внутренние лестницы, в восточной части корпуса устроен актовый зал, позднее превращенный в домовую церковь, оштукатуренные фасады окрашены охрой. Частичное восстановление наружной отделки памятника начато в 1949 г. И.Трофимовым, продолжено В.Балдиным в 1960-х гг.

Большое двухэтажное здание из кирпича, с нарядным декором из белого камня и полихромных изразцов, принадлежит к лучшим дворцовым сооружениям московского барокко. Его сильно вытянутый прямоугольный объем имеет в обоих этажах парные окна в пышных наличниках, объединенных общим тимпаном. В первом этаже наличники белокаменные, во втором — из майолики. Изразцы образуют междуэтажный пояс, венчающий фриз и отдельные вставки на верхних плоскостях стен, расписанных под “бриллиантовый” руст.


31/33. “Чертоги”


31/34. “Чертоги”. План второго этажа


31/35. “Чертоги”. Изразцовая печь

Сводчатые помещения в каждом этаже образуют две параллельные анфилады. Богатая лепная отделка парадных верхних комнат в стиле барокко, выполненная мастерами Ильей Саевичем в 1745 и Михаилом Зиминым в 1748 гг. по рисункам Н.С.Каменского, сохранилась в западной части корпуса. Особенно нарядна лепнина потолков и стен в спальне и столовой, работы М.Зимина, с изображением “баталий” Петра I, аллегорических сюжетов и эмблем, сопровождаемых “девизами” и надписями. Великолепие этих покоев довершают две большие кафельные печи середины XVIII в. из расписных полихромных и синих изразцов с сюжетами и цветочными рисунками. Отделка большинства помещений — XIX в.

При духовной академии в XIX в. образовался учебный центр с комплексом построек, занявших территорию монастырского Житного двора. Кирпичные оштукатуренные здания созданы преимущественно в формах позднего классицизма. В художественном отношении более значителен Классный корпус в три этажа, сооруженный в 1839 и надстроенный в 1884 г. Б а н я, 1847 г., и Больничный корпус, 1835 г., увеличенный в 1884 г. надстройкой второго этажа, при сохранении стилевых черт более ординарны. На их фоне выделяется своими размерами и обработкой длинный Библиотечный корпус, 1877 г., в два этажа, характерный для периода эклектики.


31/36. Пятницкая башня


31/37. Уточья башня


31 /38. Сводчатые переходы у Келарской башни

Стены и башни монастыря, замечательный памятник военно-оборонительного зодчества XVI–XVII вв., сооружены в 1540–1550 гг., в середине XVII в. увеличены в высоту и ширину, частично возведены вновь. Изменявшиеся в XVIII–XIX вв., они с 1938 г. находятся в процессе реставрации, начатой И.Трофимовым, продолженной В.Балдиным.

Высокие кирпичные стены с белокаменным цоколем опоясывают два ряда машикулей, отмечающих этапы их строительства. Стены имеют три боевых яруса: с казематами подошвенного боя, с открытой сводчатой аркадой и верхний — с галереей, покрытой тесовой кровлей на столбах. По углам крепости поставлены мощные восьмигранные башни — Пятницкая, Водяная, Плотничья и Уточья, а по периметру стен — прямоугольные Красная, Луковая, Пивная, Келарская, Каличья, Звонковая и Сушильная; две из них — Красная и Каличья — проездные. Внутри башни многоярусные, с подвалами и сводчатыми перекрытиями, которые заменили прежние деревянные настилы, причем Пятницкая и Пивная — с опорными столбами внутри. Завершают башни деревянные шатровые кровли со “ смотрильнями”, некоторые из них сохраняют фигурные купольные покрытия XVIII в. со шпилями. Скупой декор в основном состоит из поясков-валиков, лопаток, изредка полу колонок и аркатурно- колончатых поясов в завершении. Своей нарядностью выделяется Уточья башня, в конце XVII в. получившая декоративный верх стиля московского барокко в виде ажурной ярусной вышки из красного кирпича и белого камня.

Парадный вход в монастырь оформляет Красная башня, в XVI в. белокаменная, перестроенная в кирпиче в XVII и XIX вв. Ее покрытие по образцу 1856 г. восстановлено в 1956 г. Изнутри монастыря к башне примыкают небольшие двухэтажные палаты, встроенные в крепостную стену мастером Елисеем в 1629 г.

Другая воротная башня — Каличья — полностью перестроена в 1759–1778 гг. по проекту И.Жукова с корректировкой И.Яковлева. Из двух ее ярусов нижний имеет проезд “глаголем”. Нарядная обработка пилястрами и рустом характерна для позднего барокко. Стройный шатер с фонариком покрыт поливной зеленой черепицей.

Необычна Келарская башня 1643 г., выступающая лишь внутрь монастыря. Бывшая трехэтажной, с одностолпной палатой в каждом этаже, она строилась как келарские парадные покои. При этом была приспособлена для обороны: в стенах первого яруса находился проезд и боевые казематы, наверху помещались машикули и стрельницы. Они уничтожены в 1846 г. при надстройке здания четвертым этажом. По сторонам башни вдоль стены расположены современные ей Гостиные палаты, из которых южные перестроены в XVIII в., а северные фрагментарно реставрированы в 1953–1956 гг. В.И.Балдиным при участии Г.В.Тейковцева. Трехэтажные, со сводчатыми парадными залами в каждом этаже, они включены в систему укреплений. Дворик с переходами от палат к башне перекрыт сводами с мощными подпружными арками.

Ворота для повседневного пользования — Успенские и Водяные. Первые пробиты в середине XVII в. в стене против апсид Успенского собора, снаружи получили в 1829 г. портик. За ними, над проездом под корпусом келий, до 1829 г. стояла нарядная трехъярусная башенка часозвони, от которой остался лишь нижний ярус с аркой. Водяные ворота сооружены в XVI в., перестроены в середине XVII в.; частично реставрированы в 1961 г. Их прямоугольный объем с арочным проездом, выступающий из плоскости крепостной стены, имеет общий с ней характер обработки. Помимо бойниц фасад оживляют киот и окна размещенных внутри палат.

Андреева Л. В. Царские чертоги Троице- Сергиевой лавры// Памятники культуры. — 1963. — Вып.4.

Болдин В. И. Архитектурный ансамбль Троице- Сергиевой лавры. — М., 1976.

Балдин В. И. Загорск: История города и его планировки. — М., 1981.

Балдин В. Загорск. — М., 1984.

Балдин В. И. Архитектура Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры// АН. — 1956. — № 6. Балдин В.И., Герасимов Ю.Н. Духовская церковь Троице-Сергиева монастыря// АН. — 1972. - № 19.

Брайцева О. И. Надвратная церковь Троице- Сергиева монастыря// АН. — 1972. — № 19. Вздорнов Г. И. Строительство колокольни Троице-Сергиевой лавры// АН. — 1962. — № 14. Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра. — М., 1909.

Горский А. В. Историческое описание Свято- Троицкия Сергиевы лавры. — М., 1890. — 4.1— II.

Демина Н.А. “Троица” Андрея Рублева, — М., 1963.

Древности: Труды КСДП МАО. — М., 1909. — Т.Ш. — С. 125, 129, 134, 182–186, 310. Нерадовский П.И. Реставрация древней стенописи Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры// Памятники культуры. — 1960. — Вып.2.

Олсуфьев Ю.А. Три доклада по изучению памятников искусства бывшей Троице- Сергиевой лавры. — Сергиев, 1927.

ПАМО, 1, с. 130–142.

Смирнов С. История Троицкой лаврской семинарии. — М., 1867.

Сообщения Загорского государственного историко-художественного музея- заповедника. — Загорск, 1955–1960. — Вып. 1–3.

Тихомиров М.Н. Андрей Рублев и его эпоха// ВИ. - 1961. - № 1.

Троице-Сергиева лавра: Художественные памятники. — М., 1968.

Трофимов И. В. Памятники архитектуры Троице-Сергиевой лавры. — М., 1961.

Чураков С. С. Отражение рублевского плана росписи в стенописи XVII в. Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры// Андрей Рублев и его эпоха. — М., 1971.


32/1. Боголюбская киновия. Церковь


32/2. План церкви

32. КИНОВИЯ БОГОЛЮБСКАЯ (пос. Каляевский) создана по инициативе митрополита Филарета между 1849 и 1859 гг. для погребения братии Троице-Сергиева монастыря (вып. 2, № 31). Расположенная в непосредственной близости к Гефсиманскому скиту и его “Пещерам” (вып. 2, № 33), киновия входит в единую художественную систему культовых ансамблей середины и второй половины XIX в. на окраине города.

Небольшой комплекс кирпичных, преимущественно гражданских зданий, помещенный на мысу между двух прудов, сформировался в 1840 —1870-х гг. Простая, сугубо утилитарная архитектура трапезного, гостиничного и келейных корпусов малоинтересна. Часть построек и ограда с западными Святыми воротами утрачены.

В художественном отношении наиболее привлекательна Боголюбская церковь, стоящая на поперечной оси участка, напротив прежнего главного входа в монастырь. Двухэтажная с теплым приделом в полуподвале, она выстроена в 1859 г. на средства М.И.Логиновой в ретроспективных формах псевдорусского стиля. Типология, конструкции и детали убранства восходят к образцам XVII в. Воспроизведение старых декоративных форм сочетается с их стилизацией. Здание развивается по одной оси. Бесстолпный двусветный четверик храма перекрыт сомкнутым сводом и увенчан небольшим стропильным шатром на глухом восьмигранном барабане. Тройной пониженный алтарь и сводчатая трапезная в две световые оси дополняют композицию, которая еще недавно завершалась трехъярусной шатровой колокольней. Из двух боковых крылец с рундуками на кувшинообразных столбах и арками с висячей “гирькой” отчасти уцелело северное. Сдержанное убранство оштукатуренных фасадов здания исчерпывается килевидными кокошниками в парапетах и в основании шатра, плоскими наличниками с заостренным архивольтом.

Статичное уравновешенное пространство храма со временем было кардинально изменено. Исполненная в академической манере настенная клеевая живопись 1866 г. частично забелена. Пол в храме из чугунных орнаментальных плит, в окнах — металлические ампирные решетки.

Виды Троице-Сергиевой лавры и окрестных монастырей. — Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1913.

Горчакова Е. Свято-Троицкая Сергиева лавра и ее окрестности. — М., 1888. — С. 26–28. РГАДА, ф. 1204, on. 1, ч. XV, д. 24792, л. 6–6 об., 7 об., 8, 42, 58, 60. 1881 г.

РГИА, ф. 799, on. 33, д. 905, л. 107–111. 1910 г.


33/1. “Пещеры” Гефсиманского скита. Генплан 1 — Черниговская церковь; 2 — надвратная колокольня; 3 — Южный братский корпус; 4 — трапезный корпус; 5 — Восточный братский корпус; 6 — ограда с башнями

33. “ПЕЩЕРЫ” ГЕФСИМАНСКОГО СКИТА (пос. Каляевский) созданы как его отделение по инициативе митрополита Филарета около 1848 г. Вначале небольшая скромная обитель под стенами скита, испытав во второй половине XIX в. экономический подъем, была серьезно реконструирована: расширена ее территория, полностью обновлена застройка, получившая иной, более крупный масштаб. С переносом Святых ворот и колокольни с южной границы участка на восточную изменились внешние пространственные связи комплекса, ориентированного теперь вместо Гефсиманского скита на дорогу в Александров. Сложившийся к началу XX в. архитектурный ансамбль псевдорусского стиля отражает в своих постройках постепенную трансформацию этого художественного направления. Планировка и объемная структура его традиционны, выразительный силуэт определяют храм, поднимающийся над стенами ограды, и грандиозная, видная издалека колокольня. Все здания кирпичные.


33/2. Черниговская церковь


33/3. План церкви

Композиционный центр ансамбля, Черниговская церковь сооружена в 1886–1890 гг. по проекту Н.В.Султанова на средства скита и благотворителей, в том числе кн. Е.П.Черкасской и М.К.Нарышкиной. Внутренняя отделка и устройство иконостасов по авторским рисункам продолжались под руководством А.М.Павлинова до 1893 г.

Храм на 2000 человек поставлен над “пещерами”, подземной церковью, заключенной в средней части его подвала. Яркий и своеобразный облик памятника создан на основе художественных принципов и форм московского зодчества XVII в. Однако архитектура, при несомненных достоинствах, эклектична. Сложный ярусный, сильно расчлененный наружный объем не отвечает единому, целостному внутреннему пространству, структура которого принадлежит Новому времени. Двусветный крестчатый храм с хорами над западным притвором перекрыт куполом на низком барабане и долями парусных сводов. Восточные углы планового креста заполнены пониженными приделами. На западе им отвечают пристройки для лестниц, ведущих на хоры и в нижнюю — “пещерную” — церковь. Снаружи композицию завершает массивный, поставленный над средокрестием глухой четверик с горкой кокошников и декоративным пятиглавием. Усложненность масс усиливают креповка фасадов пучками полуколонн, межъярусный и развитые венчающие карнизы, энергичная пластика деталей. Благодаря удачным пропорциям укрупненный масштаб отдельных элементов, в том числе нижних окон, не нарушает общей гармонии. Темно-серый гранит цоколя и наружных лестниц оттеняет алую окраску неоштукатуренных стен. Центральная глава, главка над алтарем и ажурные кресты, выполненные по образцам XVII в., позолочены. В верхних окнах — металлические решетки. Коньки кровель украшают узорные гребни, а входное крыльцо — шатер.

Отделка интерьера церкви новая. Мраморная облицовка внутренней поверхности стен, балюстрада на солее, росписи над алтарем и бронзовые иконостасы утрачены. В тесных “пещерах” с низкими коробовыми сводами и в заалтарной усыпальнице кн. Черкасских имеются фрагменты сюжетной и орнаментальной живописи.


33/4. Колокольня

Колокольня в пять ярусов со Святыми воротами в основании и часовнями по сторонам выстроена в 1895–1900 гг. А.А.Латковым по собственному проекту. Выдающееся произведение ложно-русского стиля, она принципиально близка архитектуре Черниговской церкви. Очень эффектна трехчастная пирамидальная композиция здания, развернутая в плоскости лицевого фасада. Центральный башенный объем под небольшим шатром служит композиционным стержнем, которому вторят вертикали сложных декоративных завершений симметричных часовен. Нарядные фасады насыщены кирпичным узорочьем со вставками из белого камня. Характерная для нижних ярусов стилизация и модернизация форм XVII в. в завершениях уступает место копированию старых образцов. Помещения первого этажа перекрыты вспарушенными сводами, второго — сводами Монье. Стены внутри оштукатурены и окрашены маслом. Убранство интерьеров отсутствует.

Двухэтажный трапезный корпус 1889 г. внешне малопривлекателен. Архитектура его фасадов с чертами позднего классицизма недостаточно органична, что заставляет предполагать формирование корпуса в два этапа. Наибольший интерес в здании представляет обработка интерьеров трапезных залов, помещенных на первом этаже. Эффектные сводчатые перекрытия на распалубках сообщают им традиционный характер. Однако старый прием получил новое звучание благодаря оригинальной бочкообразной форме распалубок, оконтуренных профильной тягой. Плоскости стен украшают лепные фигурные панели.


33/5. Южный братский корпус

Выстроенный в 1868 г. Южный братский корпус в два этажа состоит из двух половин, некогда объединенных колокольней. Сводчатый нижний ярус последней превращен в сени, разобранные верхние заменены небольшой декоративной надстройкой. Скупая архитектура здания следует художественным принципам монастырского жилища допетровского времени. Гладкие фасады членятся междуэтажным поясом и лопатками, которые отвечают шагу внутренних стен, выделяясь побелкой на фоне покрытых мумией фасадных плоскостей. Планировка верхнего жилого этажа — коридорного типа с размещением келий вдоль внешней южной стены. Перекрытия балочные.


33/6. Башня ограды

Виды Троице-Сергиевой лавры и окрестных монастырей. — Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1913.

Двухэтажный Восточный братский корпус 1904 г. характерен для монастырского строительства своего времени использованием в архитектурном убранстве национальных мотивов. Декор, стилизующий формы XVII в., покрывает узорным ковром главный и один из боковых фасадов. Однако стандартизованные его элементы страдают жестким геометризмом и сухостью рисунка. Внутренняя структура здания с продольным коридором и сенями на поперечной оси крайне проста. Кельи перекрыты сводами Монье.

Ограда 1900-х гг. с двумя воротами представляет собой стену шестиметровой высоты. Четыре угловых восьмигранных и шестнадцать рядовых квадратных башен увенчаны стропильными шатрами на низких восьмериках. Глухие башни и прясла стен с внешней и внутренней сторон нарядно украшены филенками, карнизами, ложными машикулями. Стены венчает зубчатый парапет, башни — кокошники. Сочетание стилизованных древних и новейших форм создает ощущение эклектизма.

Гефсиманский скит и Пещеры при нем. — Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1899. Голубинский, с. 330.

МЦВ. - 1886. - № 40. — С. 592; То же. — 1893. - № 36. — С. 474.

Путеводитель по Гефсиманскому скиту, что близ Свято-Троицкия Сергиевския лавры. — М., 1887; Сергиев посад, 1893. Свято-Троицкая Сергиева лавра и ее окрестности. — М., 1898.

РГИА СССР, ф. 799, on. 33, д. 905, л. 23–25. 1910 г.

ЦП AM, ф. 54, on. 149, д. 5, л. 240, 245–249. 1895 г.


34/1. Введенская церковь


34/2. План церкви

34. ЦЕРКОВЬ ВВЕДЕНСКАЯ на Подоле (проспект Красной Армии) выстроена из кирпича в 1547 г. на средства Ивана Хабарова на месте деревянной приходской Нижней Служней слободы. В первой половине XVII в. была собором Нижнего, или Подольного, Пятницкого монастыря.

Здание сооружено по плану Духовской церкви Троице-Сергиева монастыря (вып. 2, № 31) с воспроизведением ее основных художественных форм. Верх неоднократно перестраивался. Пострадавшие от военных действий в начале XVII в. своды, закомары и часть стен в 1621 г. были заново переложены. В 1740 г. разобраны западные столбы храма и устроен существующий сомкнутый свод, несущий барочный барабан с главой. В 1822 г. пристроена западная паперть. В результате восстановительных работ, начатых в 1968 г. В.И.Балдиным и продолженных В.В.Кавельмахером, памятнику возвращена часть его древних форм, поздняя паперть разобрана.

В прошлом четырехстолпный двусветный одноглавый храм четвериком, с тремя апсидами равной высоты, поднят на высокий подклет. Стены разделены пучковыми лопатками на три прясла и увенчаны ярусом закомар с поясом килевидных ниш в основании. Апсиды украшают жгуты, объединенные гирляндой с фигурными навершиями, и фриз из керамических плит с зооморфным и растительным орнаментом. Из двух перспективных порталов у западного, в пятах килевидного архивольта, видны следы срубленных белокаменных “стрел”. Три верхних окна, в том числе освещавшее южный придел в дьяконнике, изначально были, возможно, круглыми, с каменной наружной розеткой. Позакомарное покрытие храма с диагональными кокошниками относится к 1960-м гг.

Четыре внутренних столба остались лишь в подклете, перекрытом крестовыми сводами; в храме уцелели два восточных с алтарной преградой в центральном и северном нефах. На чердаке, над восточной подпружной аркой сохранился фрагмент основания барабана XVII в. Интерьер церкви украшает живопись 1850 г. с позднейшими поновлениями, сохранившаяся преимущественно на своде. Белокаменный пол устроен поверх предшествующего керамического. Иконостас утрачен.

Введенская и Пятницкая церкви в Сергиевском посаде Московской губернии /Арсений. — М., 1894.

Балдин, Загорск …, с. 220–222.

Быковский К.М., Потапов А.А., Машков И.П. Осмотр Введенского храма в Троице- Сергиевской лавре// Древности: Труды МАО. — М., 1901. - T.XIX. — Вып.1. — Протоколы. — С. 12–14.

Кавелъмахер В. В. Об окнах-розетках церкви Введения на Подоле в Загорске// Реставрация и исследования памятников культуры. — М., 1982. — Вып.11.

Подмосковная старина /Изд. А. Мартынова. — М., 1889. — С. 16–19.

Преображенский Ф. Историческая справка о храмах Введенского, что при Троице-Сергиевой лавре прихода// МЦВ. — 1892. — № 49. — С. 754–758.

Снегирев И.М. Церкви Введенская и Пятницкая в посаде Троице-Сергиевой лавры// Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества /Сост. А.Мартынов. — М., 1850. — Год 2. — С. 125–139.

Холмогоровы, 11, с. 339.

ЦП AM, ф.203, on.209, д.610. 1822 г.; on. 427, д. 15. 1845–1847 гг.


35/1. Вознесенская церковь


35/2. План церкви

35. ЦЕРКОВЬ ВОЗНЕСЕНСКАЯ в бывшей Иконной слободе (проспект Красной Армии, 88а) строилась с 1766 по 1779 г. на средства прихожан. Здание кирпичное. Задуманное двухэтажным, оно не было достроено. Объемная композиция оформилась в процессе постепенного отказа от первоначального замысла, что отрицательно повлияло на общее решение и силуэт постройки. К приземистому двусветному четверику бесстолпного храма последовательно примыкают обширная двустолпная трапезная и колокольня из трех квадратных ярусов. О проекте напоминают развитой межъярусный карниз четверика, призванный выявить поэтажное членение, и усложненный абрис граненой апсиды. Обработка фасадов стиля русского барокко сводится к усилению углов парными пилястрами, к однотипным наличникам характерного рисунка и широким плоским карнизам. Глухой сомкнутый свод храма поддерживает сквозной граненый фонарь с миниатюрной главой на тонкой шейке. Красив коробовый свод в алтаре, дополненный лотками и распалубками от проемов. Интерьеры здания изменены, отделка их новая.

В западной линии церковной ограды имеются одноэтажные кирпичные строения: сторожка начала XX в. и женская богадельня на 12 человек, 1854 г. Последняя сохраняет в облике черты позднего классицизма.

Голубинский, с. 314.

ПАМО, 1, с. 144.

Скворцов, 1, с. 218.

Архив ИИМК, ф. P-III, М 3478. Метрика, 1887 г.


36/1. Ильинская церковь


36/2. План церкви

36. ЦЕРКОВЬ ИЛЬИНСКАЯ в бывшей Пушкарской слободе (Первая Пролетарская ул.) строилась по просьбе прихожан с 1765 по 1773 г. В 1878 г. на средства Ф.В.Каптелина увеличена длина и переложен свод трапезной, в 1890-х гг. сделаны пристройки к колокольне.

Характерный образец русского барокко, здание сложено из кирпича по трехчастной схеме. Одноглавый двусветный четверик бесстолпного храма перекрыт высоким сомкнутым сводом с диагональными лотками, опирающимися на тромпы в виде наклонных плоскостей. Вертикализм наружного объема подчеркнут ярусным граненым барабаном с шейкой под маковицу. Трапезная соединяет храм с трехъярусной шатровой колокольней, вошедшей в массив новейших помещений. Внешняя художественная обработка здания носит плоскостный характер. Основными мотивами убранства служат силуэтные наличники и пилястры, сдвоенные на углах. Декоративный эффект усилен цветовым контрастом беленых деталей и красного фона оштукатуренных стен. Поздние элементы включены в общую художественную систему.

Достаточно изолированные помещения церкви слабо связаны между собой. Среди них доминирует пространство храма с ордерным иконостасом в четыре яруса, исполненным в 1855 г. Иконы в нем письма И.М.Малышева и большое паникадило — того же времени. Стены и свод покрывает масляная живопись 1970-х гг., сменившая росписи 1855 и 1899 г. Придельные одноярусные иконостасы в трапезной — конца 1870-х гг. Пол в здании из метлахской плитки уложен в 1900 г. взамен чугунного, середины XIX в., и предшествующего лещадного.

Казанская и Ильинская церкви Ильинского прихода в Сергиевском посаде Московской губернии /Арсений. — М., 1896.

ПАМО, 1, с. 145.

Скворцов, 1, с. 219.

Архив ИИМК, ф. P-III, № 3482. Метрика,

1887 г.

37. ЦЕРКОВЬ ОБНОВЛЕНИЯ ХРАМА ВОСКРЕСЕНИЯ в бывшей Каличьей слободе (ул. Первой Ударной Армии) выстроена кирпичной в конце 1810-х гг., освящена в 1820 г. В 1902 г. пристроена крытая западная паперть, фасады покрыты цементной штукатуркой. Архитектура здания противоречива. При сдержанной внешней обработке с преобладанием черт позднего классицизма типология храма и характер убранства его венчающих частей тяготеют к эпохе барокко.

Одноглавый храм с лепестковым планом принадлежит к ярусным сооружениям. Его бесстолпный двусветный четверик, перекрытый сомкнутым сводом с диагональными лотками, доминирует над пониженными помещениями алтаря и боковых экседр. Последние обеспечили интерьеру поперечную ориентацию. Небольшая трапезная связывала храм с колокольней в четыре яруса, из которых уцелел лишь первый. Устойчивость барочных традиций сказалась в обработке стен храма лопатками, а его верха пилястровыми портиками с фронтонами. Заполняющие интерколумнии большие прямоугольные окна с мелкой расстекловкой и гладким обрамлением до ремонта 1902 г. имели криволинейные навершия с “ушами”, замком и развитым карнизом. Необычный для своего времени памятник, обезличенный разборкой барабана, крылец и колокольни, восстанавливается. Прежние иконостас и внутреннее убранство утрачены.

Художественный интерес представляли двое ворот церковной ограды XIX в. с угловой ярусной башней.

Голубинский, с. 315.

Краткие сведения …, с. 106.

Некрасов, с. 245.

ЦИАМ, ф. 203, on. 752, д. 7412. 1819 г.


37/1. Церковь Обновления храма Воскресения


37/2. План церкви


38/1. Покровская церковь. Рис. Т. С. Борисовой


38/2. План церкви

38. ЦЕРКОВЬ ПОКРОВСКАЯ С БОГАДЕЛЬНЕЙ на бывшем Кокуевском кладбище (Северный тупик, 12) — единственный в городе комплекс стиля ампир. Две смежные постройки, расположенные на одной линии, сложены из кирпича в 1834 г. на средства прихожан, в конце XIX в. поновлены. При этом внешняя архитектурная обработка церкви выполнена в штукатурке, корпус богадельни надстроен вторым этажом. Памятник, долго служивший производственным целям, сильно застроен, его интерьеры искажены.

В основе композиции церкви лежит бесстолпный одноапсидный храм в форме куба с боковыми портиками и венчающей купольной ротондой. Перекрытая полулотковым сводом небольшая трапезная соединяет его с колокольней, сохранившейся в пределах нижнего яруса. В наружном декоре применены квадровый руст, тянутые наличники и карнизы. Фусты колонн частично каннелированы. В окнах имеются крестчатые решетки, внутренняя отделка новая.

Характерная ампирная обработка уцелела на одном из фасадов богадельни. Окна с декоративным замком помещены здесь в крупные арочные ниши. Широкая лента прежнего гладкого фриза теперь подчеркивает поэтажное членение. Планировка помещений отчасти позднейшая.

Голубинский, с. 316.


39/1. Пятницкая церковь


39/2. План церкви

39. ЦЕРКОВЬ ПЯТНИЦКАЯ на Подоле (проспект Красной Армии) выстроена в XVII в. как теплый приходской храм Нижней Служней слободы. Документальной датировки не имеет. Кирпичная с трехчастной схемой, она своей типологией, конструкциями и декором характерна для московского посадского зодчества последней четверти XVII столетия. Сменила одноименную каменную церковь 1547 г., входившую в состав упраздненного в 1660 г. Подольного Пятницкого монастыря.

Бесстолпный одноглавый одноапсидный четверик храма вытянут вдоль поперечной оси. Фасады, разделенные лопатками на три прясла, завершены ярусом кокошников и фризом из килевидных ниш и поребрика. Гладкий барабан глухой, с ложными щелевидными окнами. Луковичная глава и покрытие по кокошникам устроены при реставрации памятника В.И.Балдиным в 1960-х гг. Основным элементом убранства здания служат оконные наличники с фигурным очельем и резной западный портал. Наибольшей декоративностью отличается шатровая колокольня в два яруса. Прямоугольная в основании, она опирается на два столба и стену трапезной, где находится лестница на восьмерик звона. Горизонтальный обрез стен этого яруса, рустовка арочных перемычек и измельченность деталей связывают колокольню с архитектурой 1680-х гг.

Помещения церкви имеют замкнутый самодовлеющий характер. Превалирующий по высоте храм перекрыт лотковым с распалубками сводом, который покоится на боковых пристенных арках. Бесстолпную трапезную украшает как бы парящий “монастырский” свод на распалубках. До 1968 г. в юго-западном углу трапезной имелась ниша для печи. Специфика теплой церкви выразилась в отсутствии наружных боковых дверей. Кирпичный пол “в елку” и побелка стен и сводов восстановлены в ходе реставрационных работ. Иконостас временный.

Введенская и Пятницкая церкви в Сергиевском посаде Московской губернии /Арсений. — М., 1894.

Кавельмахер В. В. О времени построения Пятницкой церкви на Подоле в г. Загорске// СА. - 1982. - № 2.

ПАМО, 1, с. 146.

Подмосковная старина /Изд. А. Мартынова. — М., 1889. — С. 16–19.

Преображенский Ф. Историческая справка о храмах Введенского, что при Троице-Сергиевой лавре прихода// МЦВ. — 1892. — № 49. — С. 754–758.

Снегирев И.М. Церкви Введенская и Пятницкая в посаде Троице-Сергиевой лавры// Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества /Сост. А. Мартынов. — М., 1850. — Год. 2. — С. 125–139.


40/1. Церковь Рождества Христова. План

40. ЦЕРКОВЬ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА в бывшей Верхней Служней слободе (ул. Карла Маркса, 6/2) выстроена из кирпича в 1730–1736 гг. на средства прихожан. В первой четверти XIX в. обновлена: переложены своды приделов, устроены новые кровли, увеличена до трех ярусов высота колокольни. Новые элементы внесли в облик здания черты классицизма. В 1886 г. к стенам колокольни примкнул трехэтажный корпус богадельни.

Памятник, представляющий, по отзыву А.И.Некрасова, “любопытнейшее явление перехода от древнего русского искусства к новому”, имеет много утрат: разобраны его верха и алтарь, храм включен в объем многоэтажного жилого дома. Тем не менее он не потерял своей историко-архитектурной значимости. Бесстолпный двусветный, в прошлом одноглавый четверик храма без опор увеличен боковыми трехгранными выступами равной с ним высоты. Их сводчатые перекрытия поддерживали высокий центральный сомкнутый свод, прорезанный по странам света массивными люкарнами. Столпообразный объем с глухой верхней зоной отчасти напоминал украинские церкви. В организации усложненного внутреннего пространства ощущались черты западного барокко. Храм связан последовательно с двухпридельной теплой трапезной и колокольней, которая по традиции частично опирается на стену смежного помещения. Крайне скупая декорация здания сводится к огибающим углы лопаткам и несложному карнизу с поребриком. Прямоугольные окна с наружной четвертью, по-видимому, увеличены в XIX в. Интерьеры изменены.

Христорождественская церковь в Сергиевском посаде (Московской губернии) /Арсений // ЧОИДР. -1891. — Кн. 3. — С. 1–72.

Балдин, Загорск, с. 230, 232, 236.

Голубинский, с. 314.

Некрасов, с. 243.

Скворцов, 1, с. 220.

Холмогоровы, 11, с. 340.

ЦП AM, ф. 203, on. 206, д. 411. 1821 г.; ф. 54, on. 173, д. 123. 1868 г.


41/1. Успенская церковь


41/2. План церкви

41. ЦЕРКОВЬ УСПЕНСКАЯ (Болотная ул., 39/25) строилась в подмонастырском селе Клементьеве между 1757 и 1767 гг. на средства прихожан. Кирпичное здание стиля барокко — одно из лучших среди городских церквей Сергиева Посада. Выразительна его развитая многообъемная композиция, построенная на двух взаимно перпендикулярных осях. В ее основе лежит массивный, в два света четверик бесстолпного храма, перекрытый сомкнутым сводом параболического сечения. Карнизные пояса, аттик и световой граненый барабан с шейкой главы сообщают ему ярусный характер. К храму примыкает трапезная с двумя приделами, образующими рукава планового креста. Восемь столбов поддерживают в ней систему пересекающихся коробовых сводов. Шатровая колокольня в три яруса, сохранившаяся до половины, восстановлена в полном объеме в 1990-х гг. Здание украшают пилястры, ленточный руст, панели, разгранки, силуэтные наличники и карнизы. Элементы убранства подчеркивают статичность нижнего и динамичность верхних ярусов. Декоративный эффект усиливает контрастная окраска фасадных плоскостей. Последовательно примененный скос углов снаружи и внутри здания обогащает пластику объемов.

Свободное, устремленное вверх пространство храма противопоставлено сильно расчлененному низкому пространству смежной трапезной. Отделка помещений новая. Иконостасы и внутреннее убранство конца XIX в. не сохранились.

Болдин, Загорск, с. 234–235.

ПАМО, 1, с. 147.

Село Клементъево, ныне часть Сергиевского посада, составляющая один из его приходов/ Арсений. — М., 1887.

Скворцов, 1, с. 220.

ЦИАМ, ф. 203, on. 753, д. 805. 1754 г.; д. 1041. 1757–1758 гг.; on. 209, д. 641. 1824 г.

Архив НИМ К, ф. P-III. № 3481. Метрика, 1887 г.


42/1. Красногорская часовня

42. ЧАСОВНЯ КРАСНОГОРСКАЯ на Советской, бывшей Красной площади, выстроена в 1770 г. из кирпича с белокаменными деталями, снаружи и внутри оштукатурена. Образец переходных форм от барокко к классицизму, здание основано на квадратном плане со срезанными углами. Сомкнутый свод поддерживает сквозной барабан, восстановленный в 1970 г. Центричность постройки подчеркнута идентичной обработкой противолежащих фасадов, из которых более нарядные, ориентированные по странам света, украшены пилястрами и фронтоном. Чередование архитектурных мотивов предполагает круговой обход сооружения.

Балдин, Загорск, с. 221–229. Голубинский, с. 299.

ПАМО, 1, с. 148.


43/1. “Пятницкий колодец”


43/2. “Пятницкий колодец”. План

43. ЧАСОВНЯ “ПЯТНИЦКИЙ, ИЛИ СЕРГИЕВСКИЙ, КОЛОДЕЦ” (проспект Красной Армии) построена на рубеже XVII–XVIII вв. над источником, открытым, по преданию, Сергием Радонежским. Кирпичная с нарядным убранством из белого камня, она служит примером архитектуры петровского времени, богатой мотивами европейского зодчества. Ярусная постройка с ротондальным основанием завершена убывающими кверху двумя световыми восьмериками. Круглые внутри, они открываются в интерьер через отверстия в зените купольных сводов. Богатая пластическая разработка объема с помощью креповок, увенчанных шарами приставных колонн и оконных наличников двух типов, сосредоточена на нижнем ярусе. Очень своеобразен портал с массивным табернаклем для киота и объемной каменной резьбой. Мотивы обработки верхних ярусов тождественны убранству навершия Уточьей башни Троице-Сергиева монастыря (вып. 2, № 31). Памятник реставрирован по проекту В.И.Балдина в 1960 —1970-х гг. На нем устроена гонтовая кровля, воссозданы колонны большого ордера и каменная балюстрада наружного ограждения.

В часовне находится открытый круглый колодец с невысоким бортом. На стенах и сводах — ремесленная клеевая живопись конца XIX — начала XX в. Окна заполняют кубчатые решетки.

Балдин, Загорск, с. 224–227. ПАМО, 1, с. 148.


44/1. Больница-богадельня. Генплан 1 — Главный корпус; 2 — Переходной корпус; 3 — Инфекционный корпус; 4 — ограда с башнями; 5 — монастырский сад

44. БОЛЬНИЦА-БОГАДЕЛЬНЯ (Первая Пролетарская ул., 3, 23) строилась по заказу Троице-Сергиева монастыря (вып. 2, № 31) с 1893 по 1899 г. по проекту А.А.Латкова. Комплекс кирпичных лечебных и производственных зданий, созданный на основе широкого использования и стилизации декоративных мотивов русского зодчества XVII в., характеризует одно из ведущих направлений в отечественной архитектуре конца XIX в. Он очень живописен благодаря сложному рельефу участка, занимающего склоны оврага с небольшой речкой Кончурой. Крупный объем главного здания поставлен на верхней террасе и соединен с монастырем узким и длинным пересекающим овраг Переходным корпусом. Территория обнесена кирпичной стеной с башнями, уступами сбегающей в овраг и вдоль улицы к Подолу. Ограда охватывает смежный с больницей монастырский сад, благоустроенный во второй половине XIX и в начале XX в. В северную линию ограды вкомпонован небольшой инфекционный корпус.


44/2. Главный корпус


44/3. Главный корпус. План второго этажа


44/4. Главный корпус. Фрагмент главного фасада

Главный корпус, заключавший в своих стенах больницу на 100 кроватей и богадельню для монахов и мирян, стоит во дворе фронтом вдоль улицы; его строительство окончено в 1895 г. Симметричный, сильно расчлененный объем с центральным ризалитом и боковыми крыльями имеет три, а сзади четыре этажа. Поперечная ось выделена каменным крыльцом главного входа и церковью Иоанна Лествичника во втором этаже. Кубический двусветный одноглавый храм с парусным сводом и пониженной апсидой выделен в самостоятельный объем, выступающий из плоскости тыльного фасада.

Двухэтажный подклет придает ему особую монументальность. На главном фасаде корпуса храму отвечает эффектная треугольная композиция, образованная трехглавой настенной звонницей и малыми главами у ее основания. Кирпичное узорочье в верхних частях постройки на ризалите переходит в сплошной ковер. Как и в убранстве церкви здесь нашли применение аркатура, кокошники, висячие “гирьки”, архивольты с перехватами.

Единая для всех этажей планировка корпуса основана на коридорной системе. В палатах использованы своды Монье с энергичной кривой и широким шагом. Оконтуренные тянутыми карнизами, они сообщают интерьерам большое своеобразие. Внутренние лестницы из подольского мрамора имеют чугунные перила. Частично уцелел прежний пол из метлахской плитки с полихромным растительным орнаментом стиля модерн.


44/5. Переходной корпус. Проездные ворота

Переходной, или Мастерской корпус, 1895–1896 гг., заключал в себе различные монастырские службы, типографию и мастерские издательских учреждений. Чердак служил для связи с монастырем. В зависимости от глубины пересекаемого оврага высота корпуса колеблется от одного до трех этажей; нижний прорезан небольшой аркой, пропускающий речку Кончуру. Планировка корпуса секционная. Большие, хорошо освещенные залы перекрыты сводами Монье с опорными чугунными стойками. Структура здания отражена в композиции одинаковых продольных фасадов, которые ритмически членятся выступами лестничных клеток под шатровыми кровлями. Производственный характер архитектуры смягчен нарядным убранством венчающих частей корпуса, где использованы элементы древнерусского зодчества. Художественным центром постройки служат ворота в ее двухэтажной восточной части, исполненные духа средневековых крепостных сооружений. Фланкированные полубашнями с декоративными машину лями и зубцами, они завершались высоким чердаком с “теремком” и слуховыми окнами.


44/6. Башня ограды

Двухэтажный Инфекционный корпус имеет четкую внешнюю и внутреннюю структуру, симметричную относительно поперечной оси. Стилистически он близок главному зданию больницы, но его декорация значительно беднее. Она сводится к рельефным кирпичным выкладкам вокруг окон, в карнизе и на углах постройки. Глухой тыльный фасад сливается со стеной ограды. Планировка на всех этажах образована коридором с односторонним размещением палат и лестницами из подольского мрамора. В палатах — своды Монье, в коридоре — кирпичный лучковый свод. Полы из бетонных мозаичных плит и деревянные.

Глухая кирпичная ограда высотой до 4 м представляет единое целое с художественным ансамблем. В ее детальном убранстве, общем для обеих сторон, использованы атрибуты древнего оборонного зодчества: машикули, бойницы, ограничивающий цоколь крупный полувал. Восемь одинаковых восьмигранных башен в два яруса покрыты листовым железом. Перекрытий башни не имеют, освещаются бойницами и окошками малого восьмерика. Из четырех ворот ограды остались трое в разной степени сохранности. Наиболее нарядны трехчастные главные с двумя калитками по сторонам. Несмотря на частичную переделку ворот, на их пилонах уцелел объемный кирпичный декор в духе XVII в.

Голубинский, с. 246–248, 411–412. Таб. Х1Х.

Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы лавры. — Св. — Троицкая Сергиева лавра, 1902. — С. 38–39; То же. — 1910. — С. 38 — 39.


45/1. Конный двор


45/2. План конного двора

45. КОННЫЙ ДВОР Троице-Сергиева монастыря (ул. Первой Ударной Армии, 2) — единственная уцелевшая с изменениями постройка из обширного монастырского хозяйства. Сооруженный в 1790 г. из кирпича в романтических формах замковой архитектуры, комплекс представлял собой квадратный двор с периметральной одноэтажной застройкой и круглыми башнями по углам. Над арочным въездом поднималась двухъярусная квадратная башня, вместе с прочими увенчанная шпилем и прапором. В первой половине XIX в. комплекс увеличен последовательной пристройкой боковых дворов с востока и запада; в 1904 г. реконструирован и расширен после пожара по проекту А.А.Латкова. При этом обращенный к Советской площади главный корпус получил второй этаж. Несмотря на переделки, легко читаются границы комплекса и художественные формы, отвечающие этапам его развития. Важный для города оригинальный памятник зодчества нуждается в реставрации.

Балдин, Загорск, с. 230–231. Голубинский, с. 306–309.

46. СЕМИНАРИЯ СПАСО-ВИФАНСКАЯ (Птицеградская ул., 15, 20) учреждена в 1797 г. при одноименном монастыре по инициативе Павла I, при активном участии митрополита Платона. Небольшой архитектурный комплекс стиля классицизма складывался постепенно начиная с конца XVIII в. Его асимметричная композиция обусловлена различными планировочными и художественными принципами, которые отвечали этапам его формирования. Наиболее ранний Старый корпус, поставленный над зеркалом большого живописного пруда, открыт в сторону ландшафта, и его романтическая замковая архитектура рассчитана на связь с окружающей природой. Размещение позднейших более ординарных зданий фронтом вдоль улицы отвечает приемам городской застройки XIX в. и продиктовано оформлением поселка, формировавшегося возле Спасо-Вифанского монастыря. Поставленный здесь в 1830 г. Новый корпус получил в комплексе значение главного. Из двух одноэтажных флигелей по его сторонам Столовый флигель в 1884 г. был надстроен вторым этажом и соединен с главным корпусом. Обновлялись хозяйственные постройки. В начале XX в. в центре двора возведена массивная квадратная водонапорная башня в стилизованных формах национальной архитектуры. Кирпичные здания, за исключением башни, оштукатурены.


46/1. Спасо-Вифанская семинария. Старый корпус


46/2. Старый корпус. План первого этажа

Старый семинарскии корпус в два этажа по своему замыслу и “готическим” элементам декора принадлежит к романтическому направлению в архитектуре классицизма. Строился под руководством митрополита Платона с 1797 по 1800 г. Образующее в плане инициал строителя, здание ограничено восьмигранными башнями с куполами и шпилями. Ось симметрии подчеркнута полуротондой на внешнем и ризалитом на дворовом фасадах. Этим формам внизу отвечало помещение библиотеки, наверху — нарядный актовый зал с хорами и выходом на балкон. До реконструкции средней части здания, в 1830-х гг. превращенной в парадный вестибюль, корпус со двора опоясывала крытая галерея на столбах с центральной двусторонней лестницей. В единообразной сдержанной обработке фасадов, отчасти с помощью руста, активную роль играет ритмическое чередование световых и ложных окон, заключенных в арочные и стрельчатые ниши. Группировку проемов определяет план комнат, связанных анфиладной системой. Перекрытия в основном балочные, в ряде нижних помещений есть своды. Чугунные лестницы — второй половины XIX в., внутренняя отделка новая.

Новый семинарский корпус строился с 1826 по 1830 г. М.И.Бове по собственному проекту. Двухэтажное здание стиля ампир — характерный образец казенного учебного заведения. Его план, образованный капитальными стенами, и общая композиция симметричны относительно центральной оси, выделенной снаружи семиоконным ризалитом с фронтоном и аттиком. Во двор обращены небольшие крылья, увеличенные в конце XIX в. пристройками для лестниц. Тогда же над актовым залом поставлен глухой деревянный, обшитый железом барабан церковного купола, здание соединено с соседним Столовым корпусом. В строгом убранстве фасадов памятника использованы ленточный руст и крепованые декоративные перемычки проемов. Только на ризалите верхние окна украшены лепниной в люнетах и балюстрадами.

Планировка этажей — коридорного типа. Верхний этаж занимали квартиры администрации и преподавателей, нижний — классы и дортуары воспитанников. В центральной части здания находятся актовый зал и парадная трехмаршевая лестница с чугунными перилами ампирного рисунка. Выход с лестницы оформляет пара ионических колонн. Есть старые филенчатые двери. Печи разобраны. Перекрытия плоские, за исключением коридоров и двух комнат первого этажа, где имеются своды.


46/3. Новый корпус


46/4. Новый корпус. План первого этажа

Беляев А.А. К истории Спасо-Вифанского монастыря и семинарии. — М., 1894. Беляев А.А. Хозяйственная деятельность митрополита Платона// Душеполезное чтение. — 1900. — Август.

Голубинский, с. 325–330.

И. С. Путевые записки о Троицкой лавре, содержащие в себе обзор достопамятностей Троицкой дороги, лавры и Вифании. — М., 1840. — С. 55.

Покровская З.К. Архитектор О. И. Бове. — М., 1964. — С. 95. — Прим.1.

Смирнов С. Спасо-Вифанский монастырь. — М., 1889. — С. 40–43.

РГИА, ф. 835, on. 1, д. 436, л. 17, 23, 25, 27, 30, 31. 1852 г.


47/1. Лавки

47. ЛАВКИ на Подоле (проспект Красной Армии), принадлежавшие Троице-Сергиеву монастырю (вып. 2, № 31), выстроены по проекту А.А.Латкова между 1902 и 1909 гг. Представляют редкий в настоящее время, практически исчезнувший тип торгового здания, очень характерный для XIX — начала XX вв. Одноэтажный кирпичный корпус большой протяженности вкомпонован в ограду бывшего монастырского сада. С ней он имеет общую высоту и художественные формы, основанные на переработке мотивов древнерусского зодчества. Секционная планировка здания с единым шагом поперечных стен нашла выражение в структуре главного фасада, который образован ритмическим повторением простейшей глухой ячейки с воротами по оси. Элементы фасада объединяет мощный нарядный карниз с кронштейнами и кирпичной выкладкой. Его масштаб и крупные выразительные формы лишают плоскость стены утомительного однообразия. Внутренний карниз и кирпичные консоли служат опорой для балок деревянных перекрытий. Интерьеры лавок отделки не имели.

Голубинский, с. 411. Таб. XVIII, XIX.

Оглавление книги


Генерация: 0.114. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз