Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

2. «Митинг-согэтинг», или Отношения между полами

2. «Митинг-согэтинг», или Отношения между полами

В старые конфуцианские времена в Корее существовало правило: начиная с семилетнего возраста мальчик и девочка не могли сидеть рядом и даже находиться в одном помещении. Отголоски этого консервативного подхода к взаимоотношению полов чувствуются в Южной Корее и сейчас, хотя, конечно, в последние годы многое стало меняться и отношения между людьми стали более свободными и открытыми.

До сих пор в Корее существует большое количество школ, а также вузов, где мальчики и девочки учатся раздельно. Да и в смешанных корейских университетах общежития для девушек и парней находятся либо в разных корпусах, либо в разных крыльях одного здания, но так, чтобы проход между ними контролировался бдительным вахтером. Посещать своих знакомых противоположного пола разрешается только по специальному заявлению в отведенные часы, а кое-где не разрешается вообще – только пару дней в году в специальные «дни открытых дверей».

Студентки одного столичного вуза рассказали историю из жизни женской общаги. Кто-то из парней проскочил мимо вахтера в женскую половину, чтобы забрать пару учебников. Вначале студент терпеливо ждал перед проходной, чтобы получить разрешение на посещение по всей форме, но вахтер куда-то отошел и долго не появлялся. В итоге молодой человек решил, что заскочит всего на пять минут, возьмет учебники (их было много, поэтому сокурсница вынести не могла) и быстро уйдет. На его беду, вахтер вернулся как раз в это время. Бдительный дядечка с помощью камеры видеонаблюдения, к своему ужасу, увидел мужчину, проникшего на женскую половину, и немедленно по внутреннему радио стал кричать: «Студентки, мужчина в корпусе! Мужчина в корпусе!» Слышавшие все это девушки говорили, что вопли были такими, будто группа отъявленных маньяков пробралась в общежитие и стала вершить свои грязные дела. Парень же перепугался не на шутку и, забыв о пособиях, выскочил в окно и слез по пожарной лестнице. В общем, было потом о чем поговорить студенткам…

Некоторая изолированность приводит к определенной закомплексованности во взаимоотношениях между полами. Иногда корейцы, которые даже закончили вузы и начали работу в фирмах, производят впечатление детей – такая же застенчивость при общении, те же нелепые обиды… Редкостью является для Кореи привычное в Европе джентльменское поведение: вы не увидите, как мужчины здесь открывают перед дамами двери и пропускают женщин вперед или помогают снять-надеть пальто. Но если вы окажете такой знак внимания кореянке, она однозначно оценит, а оказавшемуся рядом корейцу мужчине обязательно скажет: «Вот и нашим мужикам этому учиться надо».

Более активно корейские юноши и девушки начинают общаться в вузе. Считается, что в студенческие годы надо хотя бы раз закрутить роман, тем более для многих он будет самым первым. Поэтому-то на поиск потенциальной второй половины в институте отводится большое количество сил и времени. При всей своей стеснительности и застенчивости (часто наигранной) корейцы понимают, что общаться – знакомиться – дружить – влюбляться как бы уже пора. Для реализации этой архиважной цели, помимо стандартных методов (совместная учеба, вечеринки у друзей и проч.), есть весьма занимательный способ, который называется «митинг». К значению того же английского слова (в переводе «собрание») корейский «митинг» отношение имеет, но отдаленное. Это встреча, когда с обеих сторон приходит одинаковое количество парней и девушек. Как правило, организатором таких встреч выступает старшекурсник либо иной посредник, который знает и ту, и другую сторону.

Приходит молодежь, как правило, в кафе. «Посредник» представляет участников друг другу, начинает разговор, а потом уходит, чтобы не мешать. Традиции «митинга» у всех разные, но чаще всего по окончании встречи все обмениваются номерами своих мобильников или адресами электронной почты и расстаются. После этого если кто-то понравился, то ты звонишь или пишешь ему письмо. Если ты тоже понравился, то тебе ответят, вы опять встретитесь, но уже один на один, а потом уже сами решайте, дружить – влюбляться или нет.

Такие «митинги» в корейских вузах проводятся постоянно. Это целая отлаженная система, и все (или почти все) активно в них участвуют. «Митинги» – своего рода игра. Хотя я был иностранцем, но и меня завлекли в паутину «митингов», в которых я несколько раз участвовал. Если относиться к происходящему с юмором, не думать, что тебя под венец ведут, то получается даже забавно. С кем только не могут познакомить! По своему студенческому опыту скажу: я попадал на «митинги» студенток аналогичного факультета (международных отношений) женского института, знакомился с девушками со спортивного факультета нашего же университета, приходил на встречи и со студентками-тэквондистками, с ученицами мединститута, будущими скрипачками… Список можно продолжать долго. Став старшекурсником, я включился в процесс уже в качестве посредника, что позволило мне занять позицию наблюдателя. Общее впечатление такое, что на первой встрече участников надо постоянно тормошить, чтобы они не разбивались на мужские и женские группы и не замыкались в себе. Кстати, в качестве площадок для встреч активно используются и разные кружки. Хорошо себя зарекомендовали не посиделки в кафе, а какие-то активные мероприятия, например походы в горы. Все считали, что как бы просто в горы пошли, а не знакомиться, и это снижало общую скованность. В любом случае было забавно выступать и в качестве посетителя, и в качестве организатора «митингов».

Абсолютно нормальным считается просить старшекурсников или просто знакомых и друзей устроить «митинг», хотя на самой встрече участники (особенно это характерно для девушек) будут делать вид, что их чуть ли не пинками загнали в кафе пообщаться, а не они сами в течение нескольких недель настойчиво требовали познакомить их с противоположным полом.

Для характеристики результатов встречи есть свой сленг. Например, если (говорю с позиции мужчины) девушки были не самыми симпатичными, используется выражение «пхоктхан мачжатта», то есть «пострадал от взрыва бомбы». Если же о результатах встречи спрашивают посторонние, которые потом могут донести вашу оценку до противоположной стороны, то можно сказать, что «девушки были добрыми» или «с хорошим характером». В переводе означает, что не понравились.

В таком круговороте «митингов» проходят студенческие годы. Кто-то находит свою любовь, кто-то нет, однако женятся корейцы поздно – скорее после двадцати пяти лет. Браки между студентами – сенсация вузовского масштаба.

Говоря о каких-то особенных традициях, касающихся отношений между парнем и девушкой в Южной Корее, если они «не просто друзья», можно упомянуть традицию отмечания круглых дат знакомства. Не дай бог юноше забыть, что прошло ровно сто дней с момента, когда он встретил «этого ангела в обличье своей любимой Чи Хе». Если забудет, то «ангел» будет дуть щеки очень долго. После ста дней идут двести, триста, четыреста. Доводилось мне слышать о людях, отмечающих каждую сотню дней, и так до тысячи. В некоторых корейских телефонах есть даже специальная функция, которая помогает не забыть об этих важных датах.

Из вузов процесс поиска «хорошего парня или девушки» плавно перетекает в фирмы. Но там все уже как бы становятся взрослыми, и вместо «митингов» появляются «согэтинги». Посредник нужен и в этом случае, но встречи проводятся уже один на один, а не группой, как в юности. «Согэтинг» направлен именно на поиск спутника жизни, по крайней мере в теории. Опять же, просят об этом сплошь и рядом – как парни, так и девушки. Для дамы закатить томно глазки и попросить коллегу или просто знакомого мужчину «познакомить с хорошим парнем» считается нормальным и ничуть не зазорным.

Интенсивность поисков спутника жизни резко повышается после достижения корейцем двадцатипятилетнего возраста. После того как я приехал в Корею во второй раз и обнаружил, что многие из однокашников так и остались одинокими, мне нередко приходилось выручать их и устраивать свидания вслепую. Многие кореянки, с которыми я пересекался по работе, узнав о моем окончании СГУ, даже при первом знакомстве говорили: «Устройте мне «согэтинг». У вас же много знакомых выпускников». Итак, по мере приближения соответствующего возраста, когда вроде бы уже и жениться/замуж пора, поиск становится более активным, а «согэтинг» превращается чуть ли не в главный способ проведения свободного времени. Бывают и рекордсмены «согэтинга». Мой один очень хороший друг насчитал, что участвовал в общей сложности в более чем ста «согэтингов». В итоге один из них оказался успешным, и он нашел свою спутницу жизни.

Помимо «согэтинга» и стандартных способов знакомств (случайные встречи, совместная работа и проч.) в Корее выходят замуж/женятся по желанию родителей, выбирающих своим детям спутников жизни. Представляя их друг другу, родители говорят: «Вот это твоя будущая жена/муж». Хотя способ считается несколько архаичным и постепенно уходит в прошлое, но многие из моих знакомых создали семью таким образом. Помимо вышеописанных способов в корейском обществе процветают услуги свах или брачных агентств.

Чем ближе тридцатилетие, тем больше сил человек тратит на поиски своей второй половины, и к этому делу в итоге подключается чуть ли не вся Корея – друзья, знакомые, родственники… Особенно если дело касается девушки. Хотите вы или нет, но вас будут все активно жалеть и не менее активно помогать. Чем старше кореец или кореянка, тем меньше женитьба/замужество остается личным делом, превращаясь в общую заботу. Подчас засидевшегося в холостяках чуть ли не силой заставляют жениться, потому что «время пришло» и «так надо», тем более что «нашли хорошую девушку».

Естественно, если вы сами нашли спутника жизни, никто особо приставать не будет, но если нет и возраст уже «далеко за двадцать», то тогда вы попадете под сильнейший общественный прессинг.

Совместная жизнь до брака уже перестала быть нонсенсом, но все равно еще менее привычна, чем на Западе. Как правило, корейцы на это идут, когда уже практически точно определились с датой свадьбы. Один преподаватель социологии прослыл в университете большим радикалом из-за того, что советовал молодым людям не торопиться с регистрацией отношений, а до этого прожить вместе год как семья, чтобы окончательно увериться в желании быть вместе до конца жизни. Студенты же этого преподавателя очень уважали, а некоторые коллеги-профессора (ему было около семидесяти лет) косо на него посматривали.

Что касается вопроса непосредственно половых отношений, то жители Страны утренней свежести уже не следует правилам столетней давности, когда интимная близость считалась возможной только после заключения брака, но и маньяками их не назвать. Наверное, они немножко консервативнее в этом плане, чем европейцы.

Особенно сильно на этот вопрос расходятся взгляды разных поколений. Один мой знакомый рассказывал, что летом на нескольких пляжах восточного побережья можно заметить бабулек и дедулек – членов какой-то консервативной организации, – которые прочесывают места скопления молодежи с плакатами «Потеряешь девственность в минуту беспечности и чрезмерного веселья – раскаиваться будешь всю жизнь». До сих пор, кстати, в Южной Корее спорят по поводу того, можно ли открыть нудистский пляж или нет. Молодежь уже не стесняется ходить в обнимку и держаться за руки, парень с девушкой могут друг друга прилюдно и в щечку чмокнуть, но вот устроить что-то типа «французского поцелуя» – это пока вряд ли. Однозначно кто-то из старших в итоге подойдет и призовет смельчаков «прекратить близость». Так что в целом правила отношений между полами пока достаточно консервативны.

Если вопрос касается половых отношений, корейские СМИ любят ссылаться на данные всевозможных опросов, когда молодежь в большинстве своем говорит, что «ЭТО можно до брака» и не после двадцати пяти лет. Но как сами корейцы отмечают, пока чаще всего такое мнение высказывается как «в принципе можно». Те же опросы на тему «Во сколько лет вы в первый раз?..» показывают, что раскрепощенность молодежи пока больше проявляется на словах, чем на деле.

Дальше настает очередь отношений между мужем и женой. Меня всегда занимало, как это многие миловидные и застенчивые кореянки чуть ли не в мгновение ока превращаются в бойких и нагловатых молодух, тех самых «ачжумм» (в переводе «тетя»). Казалось бы, еще вчера краснела, когда говорила с мужчиной, а уже через несколько месяцев замужества стала такой смелой, за словом в карман не полезет. И куда девается та милая застенчивость? Далеко не со всеми происходит подобное, но если с кем-то случается, то очень быстро.

В Южной Корее, особенно в последнее время, любят говорить про тяжелое положение женщины, борьбе за равноправие с мужчинами и т. п. Еще до недавнего времени чуть ли не за аксиому многие принимали идею главенства мужчины. Да, формальные признаки такого положения вещей есть даже в языке. По традиции жена к мужу обращается на «вы», а он к ней на «ты». Одно из названий жены – «чип сарам», то есть «домашний человек», – недвусмысленно указывает на то, что жена должна дома сидеть. Мужа же называют «паккат янбан» – «внешний знатный человек». «Внешний» – потому что постоянно где-то ходит и дома редко появляется, а «знатный» – так как на социальной лестнице находится выше женщины. Иногда женщину после замужества могут величать «мама такого-то ребенка», называя имя чада, а не собственное имя женщины. Да, и это до сих пор встречается. Но в последние годы все стало меняться: женщины начинают говорить мужу «ты», переходя на «вы» лишь в присутствии родителей с той или другой стороны.

Относительно главенства мужчин в семье скажу, что тут, на мой взгляд, действует принцип головы и шеи: муж, конечно, голова – глава семьи, но шея – жена – повернет эту голову туда, куда захочет. Та же кореянка может говорить мужу «вы», но при этом будет держать его под каблуком. Мужчина может напускать грозный вид, хмурить брови, говорить сквозь зубы, но в реальности все сделает так, как хочет женщина. Как видите, все не так однозначно.

Кроме того, в корейских семьях распространена ситуация, когда мужчина всю получку полностью отдает жене. Супругу выдаются лишь карманные деньги, очень небольшие, всеми же финансами распоряжается жена. Эта традиция объясняется тем, что оплачивает счета и делает покупки по хозяйству жена, а не муж, потому-то деньги и нужны именно ей.

Однако иногда эта ситуация принимает гипертрофированные формы. У меня много было знакомых мужчин, кому в день супруга выдавала что-то около пяти-шести долларов. На транспорт тратиться не нужно – у мужа, мол, карточка или машина есть. Обед в столовой фирмы стоит три доллара, так что еще пара долларов на кофе остается. А зачем еще деньги? Чтобы иметь возможность попить пивка с друзьями, мужчинам приходилось получать заранее от жены «внеочередной кредитный транш», причем и в этом случае хватало только на пару кружек. А зачем напиваться-то? Нет уж, милый, лучше иди побыстрее домой. Кстати, очень эффективный способ контроля. Конечно же не все мужики были в подобной ситуации, но попадались и такие. Иных выручало лишь то, что в фирме, где они работали, была предусмотрена выдача денег на представительские расходы. «А как же кредитная карточка? Она у всех есть», – возразят женщины. Есть, но раз в месяц придет домой распечатка всех расходов, получит эту выписку супруга и потребует полный отчет. Так что и это не спасает. Нет, кто в корейской семье главный – вопрос очень спорный, и далеко не всегда им является мужчина.

Если говорить об особенностях отношений в семье, то в Южной Корее в случае развода ребенок остается с мужем. Говорят, это из-за того, что ранее большинство женщин были домохозяйками и как бы не имели средств к существованию. Потому по закону при прочих равных обстоятельствах дети остаются с отцом.

Другой интересный факт – супружеская измена является уголовно наказуемым проступком. Доводилось мне слышать о том, что если ловили «неверного» или «неверную» с поличным, то обманутый супруг хватался не за нож, не за сердце, а за мобильный телефон, чтобы заснять всю сцену на камеру и потом предоставить в суде как доказательство. Тогда провинившейся стороне очень мало что светит при разделе имущества.

Кстати, насчет детей. Следует отметить, что нередки случаи, когда в Корее именно женщина уходит из семьи, оставляя мужа с детьми. Как-то это проще получается у корейских женщин, в отличие, как мне кажется, от россиянок. У нас, скорее всего, спросят недоуменно: «Как же мать может бросить детей?!» Так вот, в Южной Корее мне часто доводилось слышать следующий аргумент: «Ей же надо свою личную жизнь устраивать! А кому она нужна с детьми?!» Не скажу, чтобы подобное происходило сплошь и рядом, но на моей памяти было несколько случаев.

В Южной Корее все изменения происходят стремительно, в стиле «ппалли-ппалли» (в переводе означает «быстро-быстро»). Эти изменения касаются и взаимоотношений полов. Молодежь становится все более смелой, раскрепощенной во всех сферах жизни. Если раньше развод в корейском обществе считался экстраординарным событием, то сейчас превратился в большую социальную проблему, так как слишком уж часто расходятся супруги. Многие говорят, что это объясняется как снижением ценности семейных уз, так и большей финансовой независимостью женщин. Если раньше многие после свадьбы превращались в домохозяек, то сейчас все больше женщин хотят работать, делать карьеру и, как следствие, имеют свой источник дохода. Потому, если муж совсем не нравится, то можно и не терпеть – все равно и одной прожить можно. В прежние времена разведенной женщине было очень сложно повторно выйти замуж, сейчас же все гораздо проще.

Оглавление книги


Генерация: 0.154. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз