Книга: Памятники древнего Киева

Живописная школа лавры

Живописная школа лавры

Начало нового этапа в древнерусском искусстве связано с иноком Киево-Печерского монастыря Алимпием. Имя этого гениального художника еще при жизни было окружено легендами. «Алимпий безвозмездно писал иконы для церквей и был чудотворный врач иконописными красками. Когда же не для кого ему было исполнять это дело, тогда, занимая золото и серебро, нужное для икон, принимался за работу и отдавал иконами, кому был должен. Так делал он, чтобы не быть праздным».

Авторы Киево-Печерского патерика рассказали, как в ранней молодости, или «во дни благоверного князя Всеволода Ярославича», он обучался у киевских живописцев, вначале занимаясь «иконным писанием» по воле родителей. По слухам, примерно в те годы в Успенском соборе монастыря случилось чудо. Во время создания мозаики мастерам привиделся образ Марии: «Святая просияла ярче солнца, затем голубь вылетел из ее уст и после долгого летания влетел в уста стоявшей высоко иконы Спасителя. В то время блаженный Алимпий, умевший изображать вещественные лица, обучился изображать и духовные добродетели».

Даже в отсутствие сведений заметно, что Алимпий учился по византийским образцам. Возможно, он обучался у греков, а «помогая им добре извык хитрости иконной, иконы писати хитр безело». Впрочем, об этом можно догадаться по совершенной технике письма и тяготению к колориту, составлявшему особенность византийской декоративной системы.

Слава печерского живописца была настолько велика, что все его произведения приобретались за немыслимую цену. В летописях упоминается случай, когда один житель киевского Подола заказал Алимпию семь великих икон для церкви, построенной на собственные средства. Заказ осуществлялся через монахов, и те обманывали клиента, тянули с выдачей работ, всякий раз требуя увеличения платы, якобы от имени мастера. Тем не менее киевлянин отвечал, что готов заплатить в десятки раз больше, лишь бы получить иконы, созданные кистью Алимпия. В правление Владимира Мономаха церковь сгорела, но те семь икон остались целы. Среди них была знаменитая «Богоматерь Великая Панагия», позже отправленная князем в Ростов для украшения новой церкви. В настоящее время эта реликвия находится в фондах Государственной Третьяковской галереи.

Церковная живопись повсюду и во все времена вызывала у верующих радостные чувства. К работам по украшению храмов привлекались лучшие живописцы, как лаврские, так и приглашенные из Киева, ибо Святые Отцы заботились о «благолепии дома Христова». Церковную живопись в интерьере и снаружи — на воротах, стенах и уступах — обновляли довольно часто. Заказчики требовали от создателей неукоснительного соблюдения канонов, и правила никогда не нарушались, хотя художники позволяли себе вольности, например в цвете или постановке фигур.

Именно такие картины со временем вышли за рамки церковного искусства, составив наследие мировой художественной культуры.

После великого Алимпия печерские храмы расписывали его последователи, знаменитые лаврские живописцы Иоанн, Феоктист Павловский, Алимпий Галик. Содержание большинства их работ заимствовано из Библии и жизнеописаний христианских святых.

Будучи особо одаренными художниками, они старались отразить человеческие чувства и смену настроений, не выходя за рамки канонических сюжетов. В иконописи, широко представлявшей украинскую культуру, как нигде сказывалось ее национальное своеобразие. В композиции «Шествие праведников в рай» на стенах Троицкой надвратной церкви сочный украинский колорит чувствуется в трактовке персонажей, общей тональности, но прежде всего в изображении природы. Очевидно, что большую роль в развитии местного искусства сыграли художники Киева, работы которых отличались особым толкованием образов и высоким декоративным мастерством. Эти черты в основном предопределили расцвет украинской живописи во второй половине XVI века.

В тяжелую эпоху освободительной борьбы и национальных войн украинцы не только поддерживали связь с близкими себе русским и другими славянскими народами, но и активно постигали культуру итальянского Возрождения. Неповторимые архитектурные формы возникали путем оригинальной трактовки ордеров и европейского декора. Обновленные и перестроенные храмы походили на светские здания благодаря правильным пропорциям, виртуозно исполненным деталям, стройным колоннам и пилястрам, огромным окнам с ренессансными наличниками, кессонированными сводами. Суровый облик оборонных сооружений смягчали высокие аттики, арки, множество округлых деталей.

В сфере изобразительного искусства к группе наиболее впечатляющих работ относятся церковные и светские портреты. Этот жанр распространился еще до воссоединения Украины с Россией и, возможно, отталкивался от надгробных изображений. Их реалистическое совершенство связано с длительной похоронной церемонией, во время которой писался портрет умершего.

Прославленные в свое время работы казацких живописцев Киева не сохранились, оттого судить о них можно лишь путем сравнения.

В этой связи особый интерес представляет вышеописанный портрет митрополита Петра Могилы из церкви Спаса на Берестове. Ранние исследователи незаслуженно относили его к слабым произведениям, как и портрет игумена Красовского из Кирилловской церкви.

Научный подход к этим памятникам позволил говорить о распространении на Украине реалистической живописи, чем объясняются изменения в образном строе икон первой половины XVII века.

Гравюры и росписи того времени свидетельствуют о тяготении мастеров к реализму, о желании создавать не бесплотные, а живые, хотя и культовые образы, поставленные в один ряд с библейскими героями. В Михайловском приделе Софии Киевской имеется роспись «Чудо архангела Михаила». Заимствованный из Евангелия сюжет преподнесен с бытовыми подробностями, реальным пейзажем, например с церковью в стиле украинского барокко. Еще более интересными представляются работы иконописцев Софийской мастерской, относящиеся ко времени, когда ею руководил иеромонах Самуил. Возглавляя это почтенное учреждение в 1740-1770-х годах, он был превосходным педагогом и столь же отменным живописцем. Его кисти принадлежит портрет князя Дмитрия Долгорукого, ныне находящийся в Музее украинского искусства. Потомок легендарного Рюрика имел несчастье полюбить неродовитую девушку. Семейство не могло одобрить его желание жениться, а без родительского благословения брак был невозможен. В разлуке с возлюбленной юный князь лишился рассудка и через 10 лет умер в келье одного из киевских монастырей.


Притча о богаче и смерти. Гравюра,1637 год

Автор сумел передать человеческую трагедию, используя минимум художественных средств. На портрете выразительно написан павший духом молодой человек, осознающий свою скорую гибель.

Некогда прекрасное лицо отмечено печатью неизлечимой болезни.

Почти опущенные веки позволяют лишь вообразить скорбный взгляд, а нежные белые руки в контрасте с черной монашеской рясой усиливают драматизм ситуации. Работа Самуила выделяется среди подобного рода произведений своего времени глубиной психологической характеристики, трагическим пафосом, искренней человечностью.

В XVIII веке в храмах Киево-Печерского монастыря вместе с иноками работали мастера из Киева, Чернигова, Нежина, которыми в свое время руководил начальник лаврской малярни Иван Максимович. Тогда уже зрелое украинское барокко представлял Феоктист, а после него — лаврский художник Захария, в миру именовавшийся Зиновием Голубовским. В документах чаще других упоминались братья Павел и Яков Поповичи, Никифор Маляр, Влас Пашинский, Стефан Лубенский, однофамильцы Аким и Даниил Глинские, Констанций Грек.

Стены Троицкой надвратной церкви украшены сложными многофигурными композициями. Исполненные темперой, они уступают древним фрескам в прочности, зато превосходят по технике исполнения. Современные специалисты отмечают виртуозное мастерство создателей росписи «Крещение Эфиопа» — яркой, свежей, блестящей живописи с безупречным рисунком. Написанная на стене, ближайшей к алтарю, она воспроизводит обычный земной пейзаж: замок с перекинутым через реку мостом, южную зелень, карету и путника, шествующего по дороге. Последовательный рассказ о деяниях апостольских осуществлен с помощью персонажей, повторяющихся в разных местах панорамы. Сопоставляя отдельные части картины, зритель может вообразить, как апостол Филипп сумел убедить богатого язычника Эфиопа принять христианство.


Здание живописной школы

С 1883 года монастырские художники обучались в двухэтажном здании из красноватого кирпича, стоявшем позади Трапезной церкви, посредине двора, обведенного каменной оградой. Здесь размещались классы и общежитие, а глубокие подвалы использовались для хранения знаменитого монастырского кваса. В живописную школу принимали не только иноков. Некоторое время в лаврской живописной школе учился и преподавал известный по всей Украине художник Ижакевич.

Ученики школы, как и типографские граверы, в качестве учебного материала пользовались гравюрами, созданными европейскими художниками на основе картин великих мастеров.

Почти все эти произведения сохранились и сегодня являются экспонатами музея-заповедника Киево-Печерская лавра.


И. С. Ижакевич. «Марк Гробокопатель», начало XX века

Среди них особого внимания заслуживают работы Р. Моргена (Рафаэль, «Святое семейство»), П. Виеля (Рубенс, «Суд Соломона»), А. Буше-Денуайте (Н. Пуссен, «Встреча Елизара и Ревекки»), К. Морера (Тициан, «Поклонение волхвов»). Воспитанники малярни превосходно копировали Микеланджело, Ван Дейка, работы французских реалистов XVIII века.

Несмотря на преобладание библейской тематики, почти все гравюры отличаются реалистической трактовкой сюжетов. Погруженные в мир мистики, аскетизма, постоянно думавшие о загробном мире, лаврские мастера старались показать красоту окружающей природы, безусловно влиявшей на внутреннее состояние человека. Изображая знакомый пейзаж, красивых людей с их добрыми делами и возвышенными чувства, они сообщали живописи радостный настрой.

Оглавление книги


Генерация: 0.252. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз