Книга: Памятники древнего Киева

Успенский собор

Успенский собор

Если верить ранним летописям, то в 1067 году Печерский монастырь посетил воевода Симон. Чудом уцелевший в побоище на Алте, варяжский князь вручил Антонию и Феодосию золотой венец и пояс. Эти вещи стали не только первыми монастырскими ценностями, но и основой возведения нового храма. Через шесть лет князь Святослав собственноручно выкопал ров, заложив камень в основание церкви Успения Богородицы. Во времена его правления в обитель поступал неистощимый поток средств, поэтому само начало и быстрый темп строительства не удивительны. Однако историк Берлинский отнес начало строительства к «чудесному провидению, благодаря которому в Печерский монастырь прибыли из Греции камнесечцы с планом и великим количеством денег». Ни Антонию, ни Феодосию не удалось увидеть освящение храма.

Отец-основатель скончался вскоре после его закладки, а игумен сошел в могилу на следующий год. Святые угодники обрели покой в местах своего проживания: могилы Антония и Феодосия стали первыми погребениями в Ближних и Дальних пещерах.

Каменный храм Успения Богородицы (Успенский собор) был завершен в 1089 году и сохранился до наших дней, хотя в сильно измененном виде. Цареградские художники украсили его фресками и мозаиками, о которых велеречиво повествуется в синопсисе: «Сия церковь великия преизящным благолепием вне и внутрь украшена, вся от злата муссиею, сиречь каменьями позлащенными и узорами и пестротами различными предивно бяше испещрена и иконами прекрасно выписана». Помост церковный, видимо, покрывала каменная резьба; одну из позолоченных глав венчал крест, вылитый из чистого золота.

В 1096 году Печерский монастырь сильно пострадал от нашествия половцев, но благодаря княжеским пожертвованиям отстроился довольно быстро. Монахи возвели новые церкви и решились наконец огородить обитель частоколом. Через столетие в основном сложился архитектурный ансамбль сооружений, определивший всю дальнейшую планировку. Главный собор высился на приднепровском холме, господствуя над окружающей местностью. Став центром архитектурной композиции, он образно связал отдельные части монастыря, а именно Верхнюю и Нижнюю лавры.

Увенчанный единственной главой, Успенский собор является совершенным образцом древнерусского крестово-купольного шестистолпного храма. Первые строители использовали знакомый прием смешанной кладки с плинфой, поочередно укладывая полосы большемерного плоского кирпича и необработанных камней. Последние затирались светло-красным известковым раствором с последующей штукатуркой.

В плане храм имел форму вытянутого с востока на запад прямоугольника, дополненного с одной стороны тремя гранеными апсидами. Пары массивных опор разделяли внутреннее пространство по подобию наружного членения пилястрами. Арки, державшие своды и барабан купола, соединяли столбы со стенами и между собой.

Своды поперечного нефа немного возвышались над покрытием продольных помещений, а максимальная высота сооружения достигала 43 м. Придел с хорами располагался в западной части здания. Изначально наверх поднимались по лестничной башне, но после татаро-монгольского нашествия она перестала существовать, и вход был устроен снаружи, между стеной собора и крещальней Иоанна Предтечи.

Фасады собора завершались арками; на ровных плоскостях стен четко выделялись оконные проемы и кромки уступчатых ниш.

Граненые апсиды были украшены тонкими полуколоннами из фигурного кирпича. Декором верхней части центральной апсиды служили лента поребрика и фриз с орнаментом меандр. Оформленные в виде порталов входы в храм находились с севера, юга и запада.

Главный храм Киево-Печерской лавры отличался от культовых построек времен Ярослава не только размерами, но и архитектурой. Заметно удлиненный барабан и высокий купол придавали ему лаконичный силуэт с единственной главой как основной композиционной деталью. Упомянутое в синопсисе «преизящное благолепие», видимо, являлось художественным оформлением собора. Центральную алтарную апсиду украшала мозаика с изображением Богоматери.

Внутреннюю поверхность купола по традиции покрывала мозаичная икона Христа Вседержителя. Согласно церковным канонам на парусах помещались образы евангелистов, а на стенах местные художники изобразили лики мучеников, мощи которых покоились под фундаментом стен. В росписи Успенского собора участвовал молодой, тогда еще не успевший прославиться Алимпий, обучавшийся у греков живописи и мозаичному искусству.

Полы алтаря украшала единственная напольная мозаика. В остальных помещениях для этой цели были использованы красные шиферные плиты с инкрустацией смальтой. Роскошное убранство собора составляли иконы в серебряных с позолотой окладах, или ризах, как их называли в церковном обиходе. В первой четверти XIII века в центре главного зала установили чеканную раку с мощами Феодосия. На изготовление художественно оформленной гробницы киевские мастера израсходовали 50 гривен золота и 500 гривен серебра.

В 1230 году киевлянам пришлось испытать великое бедствие — землетрясение, во время которого «великая церковь расступися на полы и падеся верх». Несмотря на полное разрушение купола, южной стены и апсиды, монахи восстановили собор, вскоре вновь разрушенный, но уже не природой, а воинами Батыя.

После смерти Юрия Долгорукого киевский престол поочередно занимали потомки волынского князя Давида — Изяслав и сын его Мстислав, изгнанные из столицы наследником покойного князя Андреем Георгиевичем. Прозванный Боголюбским за свое религиозное рвение, о церкви он заботился больше, чем о государстве и людях.

Начало его княжения в 1159 году ознаменовалось присвоением печерскому игумену Акиндину звания архимандрита. Сам монастырь был освобожден от подчинения митрополии и стал называться лаврой. В переводе с греческого языка это слово означает «улица или благоустроенный городской квартал». Ранее так именовали многолюдные монастыри в Палестине, а позже и на Руси.

Впоследствии термин «лавра» употреблялся по отношению к привилегированным обителям с правами, закрепленными царским указом. В отношении Киево-Печерского монастыря подобный документ составил Андрей Боголюбский и утвердил константинопольский патриарх, хотя не сразу, а по прошествии трех столетий.

Подлинные монастырские документы сгорели во время пожара 1718 года. Однако их реальность подтвердили летописцы и сам факт независимого, благополучного существования обители. По желанию великого князя печерское братство пополнили монахи близлежащих и дальних монастырей: Киевского, Брянского, Пустынно-николаевского, Свинского, Черниговского и Новгородского.

С давних пор обитель владела селом Лесники, где Феодосий выкопал пещеру для пребывания в пору Великого поста. За два столетия со времени основания братия воспитала около 20 представителей высшего духовенства, неизменно сохранявших почтение к родной обители. В середине XIX века в состав Киево-Печерской лавры, помимо келий, хозяйственных построек и основных культовых сооружений, входили Голосеевская и Китаевская пустыни.

Великий князь Андрей Боголюбский подарил лавре место рождения преподобного Феодосия — город Васильков вместе с окрестными селами. В 1158 году сюда перенесли и захоронили останки Анастасии, супруги князя Глеба Всеславича, завещавшего любимой обители земли и пять деревень, которые перешли к настоятелям тотчас после похорон княгини. На средства этого правителя была построена трапезная, вначале состоявшая из зала, нескольких подсобных помещений и однокупольного храма. О прилежности ее создателей можно судить из патерика, где описано землетрясение 3 мая 1230 года. В тот день монахи собрались в трапезной для того, чтобы почтить память Феодосия:«…камение дробное сверху падеся, снесено бывшю корму и питию, столы и скамьи. Но обаче вся трапезница каменна не падеся, ни верх ее». Здание почти не пострадало и, незначительно отреставрированное, почти не изменилось внешне, хотя осталось без купола.

С того времени уже не столь почетный киевский престол редко занимал наследник умершего князя. Старинный обычай предлагать великое княжение правителям других городов в XIII веке стал нормой. Вошли в традицию захваты власти, нередко сопровождаемые битвами у стен столицы. Беспокойство княжеского дворца передавалось городу, тяжелое состояние которого усугублялось природными катаклизмами: засухой, пожарами и землетрясениями. Междоусобицы не прекращались, невзирая на бедствия и страхи. Народ догадывался, а князья точно знали, что с востока на Русь надвигаются татары, в то время как северные земли опустошают осмелевшие литовские князья.

Полчища кочевников подошли к Киеву в декабре 1239 года. По мнению Берлинского, хан Батый уничтожил русскую столицу, будучи «огорчен упорным сопротивлением киевлян. Ни пол, ни возраст, ни достоинство не были варварами уважаемы. Монастыри, храмы, дворцы, публичные строения и частные домы — все было ниспровергаемо, сжигаемо, так, что едва малая часть убежавших жителей, скрываясь по лесам и вертепам (потаенным местам), могла избегнуть смерти и плена. Сии остатки, согнанные потом татарами в город, составляли несчастных граждан, взирающих на свое отечество». Столь же скорбные чувства испытывали иноки Киево-Печерской лавры, видя руины, еще недавно бывшие процветающим монастырем. «Все строения были разметаны и преданы огню, имение церковное расхищено, златокованый крест снят, да и самая церковь, лишенная благолепия, была по велению Батыя до самых нижних окошек разломана и в таком бедственном состоянии пребывала до восстановления через 230 лет. Убежавшие от смерти монахи, скрываясь по горам и лесам от преследований татарских, собирались по учрежденному благовесту, то есть по медленному ударению в колокол, в один оставшийся целым придел, где тайно отправляли славословие Божие. Такое употребление благовеста перед всезвоном и поныне в монастырях в обычае, а в Печерской лавре другого звона и не бывало вовсе».

Вплоть до конца XV века упоминаний об Успенском соборе не содержалось ни в одном письменном источнике. Будучи местом встречи остатков братии, покинутая обитель продолжала служить кладбищем, где хоронили представителей высшего духовенства.

Потомство Рюрика занимало киевский стол около 450 лет, после чего древняя столица досталась чужеземцам. Запуганный татарами народ добровольно сдал город литовцам после того, как перестал надеяться на помощь своих князей. В 1320 году киевляне вместе с митрополитом дружно присягнули литовскому князю Гедимину как законному государю. Фактически захватившего Киев католика чествовали иконами и торжественным пением. Тот со своей стороны обещал сохранить свободу вероисповедания, оставить в силе прежние законы, не запрещать православные обряды, чем продемонстрировал доброту и обрел верных подданных в городе, который больше никогда не стал столицей Русского государства.

Успенский собор был восстановлен на средства князя Симеона Олельковича в 1470 году, что отмечено в надписи на пьедестале скульптурной группы, созданной в честь этого знаменательного события. Судя по документам, к началу XVII века лавра обрела прежнее влияние и, как всегда, располагала огромными средствами. Из описи, составленной весной 1593 года для архимандрита Никифора Тура, можно представить богатства монастыря, если только в его главном храме находилось 8 евангелий в серебряных с золотом окладах, а также 34 иконы в ризах, украшенных венцами, драгоценными камнями, подвесками из древних гривен и новых золотых монет. Среди множества серебряной утвари писарь выделил голубя над жертвенником и слуцкие миски, далее перечислив кубки, бокалы, кувшины, чаши, дискосы, звездицы, блюдца, копья, а также кресты различного размера и назначения. Созданные в мастерских Киева, почти все описанные предметы имели историческую и художественную ценность.

Внешний вид Успенского собора можно представить по гравюрам изданий лаврской типографии. К тому времени он стал многоглавым и дополнился тремя часовнями. Афанасий Кальнофойский, запечатлевший храм в 1638 году, назвал их церквями Иоанна Богослова, Трех святителей и Стефана.

Существование последней подтвердили археологи, обнаружившие следы древнего храма в поселении Клов. Полностью разрушенный во времена татаро-монгольского нашествия, он принадлежал к типу греческих культовых построек с огромным куполом на восьми опорах. С востока просторное помещение перекрывалось тремя апсидами; с юга и севера располагались узкие боковые нефы, а с запада композицию интерьера завершал широкий придел. На выбор архитектурного образца повлияли грекофильские пристрастия игумена Стефана, которые затем послужили поводом для отстранения его от руководства Печерской лаврой. После ссоры с митрополитом изгнанник поселился в урочище Клов, где учредил монастырь с церковью Святой Богородицы, построив здание по примеру одного из константинопольских храмов.


Успенский собор. Гравюра, 1660 год

В 1579 году реставрационные работы в Успенском соборе проводились на пожертвования князя Константина Острожского. Созданный в XVI веке иконостас не сохранился, но через столетие на его месте появилось другое сооружение, где наглядно выразились достижения киевского искусства послемонгольской поры. Однако и тому творению не довелось порадовать взор современников: иконостас-копия сгорел в апреле 1718 года. От пожара сильно пострадало и само здание, которое в очередной раз отстроили и богато украсили.

Крупные формы Успенского собора подчеркивала небольшая однокупольная крещальня Иоанна Предтечи, построенная ранее с северной стороны напротив притвора. По архитектуре и значению она являлась настоящим храмом. За неимением апсид их роль играли ниши в толще стены, придававшие зданию вид башни. Тонкие полуколонны на восточном фасаде усиливали впечатление легкости храма, его устремленности ввысь. По сходству с Успенским собором на стенах крещальни резко выделялись проемы окон; барабан купола столь же изящно завершался арками.

Устройством интерьеров Успенского собора занимались киевские мастера. Взамен погибшего иконостаса на средства гетмана Ивана Скоропадского был заказан новый, также пятиярусный, поднявшийся на высоту 22 м. Нижний ряд украшали 16 малых и больших полуколонн с резными коринфскими капителями. В декоре иконостаса заметно влияние стиля украинского барокко, к тому времени окончательно утвердившегося в местном искусстве. Основные черты этой оригинальной манеры воплотились во многих церквях Киева, поэтому выбор исполнителей нового иконостаса пал именно на киевских резчиков. Печерские настоятели не ошиблись, заказав исполнение алтарного входа ювелиру М. Юревичу: серебряные, покрытые сложным позолоченным орнаментом Царские врата изумляли всех, кто находился в храме. Создание иконостасов в других алтарях собора стало заслугой духовно-светского союза, а именно сницаря мастерской лавры И. Сповольского и свободного художника И. Сницара из Василькова. Среди уникальных работ последнего — резные кафедры для настоятеля и проповедника.

Со временем древняя церковь оказалась в центре храма. В отсутствие первоначальной живописи здесь была помещена чудотворная икона Успения Божией Матери, чудесным образом полученная греческими художниками во Влахернском храме и принесенная ими в Киев. По преданию, именно ей перед гибелью молился легендарный князь Игорь. Под алтарем Стефановского придела сформировалась усыпальница, где обрели вечный покой архимандрит Пётр Могила, митрополит Варлаам Ясинский, киевский генерал-губернатор П. А. Румянцев-Задунайский. Здесь же находились мощи первого киевского митрополита Михаила и нетленная голова Владимира Святославича. В ризнице издавна хранились ценные экземпляры евангелий, серебряная и золотая утварь, парадные облачения.


Успенский собор в конце XIX века

В библиотеке на хорах, помимо полок с книгами, находился архив лавры. Прежнее книгохранилище сгорело в 1718 году, и его местоположение осталось неизвестным. Сверкающая резьба иконостаса усиливала впечатление от живописи, щедро украшавшей стены, арки, паруса и своды Успенского собора. Богатое убранство в основном сохранилось до конца XIX века, когда старую настенную роспись заменили новой, исполненной в византийском духе академиком В. П. Верещагиным и простым художником Г. И. Поповым.

Почти все имевшиеся в соборе произведения прикладного искусства являлись предметами, изготовленными по заказу настоятелей, или дарами высокопоставленных благодетелей монастыря: царей, графов, гетманов, казацких начальников.

Среди множества уникальных вещей особого внимания заслуживает серебряное блюдо с мотивами охоты. Как известно, выпускникам художественных школ надлежало исполнить по выбору массовую сцену или сцену охоты. Подобные эпизоды часто встречаются в украинских гравюрах, на гобеленах, в стенных росписях некоторых украинских дворцов, например замка Олельковичей.


Успенский собор в 1945 году

Во время Второй мировой войны Киев оккупировали немецкие войска. Фашисты разграбили почти все городские храмы, не обойдя главного собора Киево-Печерской лавры. В ноябре 1941 года храм был взорван, и к тому моменту многие его ценности находились в Германии. После освобождения Украины люди вернулись в монастырь, расчистили руины, но восстанавливать святыню не решились. В первые мирные годы на пепелище появились ученые, собрали наиболее ценные обломки и законсервировали объявленный научным объект.

Сегодня Успенский собор Киево-Печерской лавры выглядит не намного лучше, чем в 1945 году. Немногие из уцелевших сокровищ выставлены в монастырских и киевских музеях. Среди них серебряный оклад главного престола работы Юревича, золотые и серебряные обрамления икон и книг, паникадила, подсвечники, чаши, дарохранительницы, отмеченные высококлассной отделкой и художественным вкусом старых мастеров.

Оглавление книги


Генерация: 0.167. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз