Книга: Памятники древнего Киева

Барокко и классицизм в киевской архитектуре

Барокко и классицизм в киевской архитектуре

Активное строительство в Киеве по времени совпало с утверждением казачества. Знаменитое военное сословие сформировалось в Запорожской Сечи — своеобразной казачьей республике, стихийно возникшей в пору правления литовского князя Сигизмунда Старого. Первые казаки скрывались от крымских татар в небольших деревянных укреплениях — сечах, объединившись вокруг главной в 1530-х годах.


Артимихин дом. Рисунок, XVII век

Украинцам пришлось создавать свою культуру во времена литовско-польского гнета. Отсутствие государственности нисколько не помешало развитию местного искусства, а, напротив, даже усилило его своеобразие. Вначале скромные жилища казацких старшин не отличались от домов зажиточных ремесленников или крестьян.

Впоследствии разбогатевшие выходцы из Запорожской Сечи возводили себе каменные особняки, внешний вид которых можно представить на основе рисунка «Артимихин дом».

В XVII–XVIII веках украинское искусство, как и в древности, отражало патриотические идеи, воссоздавая тягу к прекрасному в ярких красках и эффектных узорах. Изменение вкусов и возможностей требовало от мастеров создания красоты зримой, эффектной, ярко индивидуальной, непременно отражавшей состояние кошелька заказчика. Наиболее распространенным сюжетом живописи и декора того времени были античные герои. В зодчестве изменение взглядов проявилось в сложных композициях, богатстве и пышности декора, нерационально сложном оформлении фасадов.

Для широкого строительства украинских мастеров не хватало, поэтому казацкие старшины приглашали их из Москвы. Чувствуя востребованность, возвращались на родину ремесленники из московских артелей. Вновь возводимые постройки сначала имели характер близкий к русской архитектуре. Постепенно заимствованный декор дополнился такими типично украинскими элементами, как фронтоны с килевидными завершениями, небольшие деревянные колонны с перехватами, которые иначе называли «разорванными фронтончиками с гирькой».

Одним из первых монументальных светских строений в Киеве стал Мариинский дворец, возведенный по подобию царской резиденции в Перове под Москвой. Оригинал проектировал и строил итальянский зодчий Б. Ф. Растрелли, чертежами которого руководствовались создатели киевской копии — архитекторы А. В. Квасов и П. И. Неёлов. Законченное в 1755 году киевское строение по древней традиции имело два этажа: каменный и деревянный. Возведенные из теплого материала верхние покои радовали владельцев немногим более полувека. В начале следующего столетия здание сгорело и было восстановлено только к 1870 году. Отдавая должное последнему из работавших в Мариинском дворце архитекторов, необходимо сказать, что новая постройка не утратила свойств, по которым потомки определяют творения Растрелли.

Двухэтажное здание с ризалитами, боковыми флигелями и внутренним двором раскинулось на ровном плато вблизи крутого обрыва. Когда-то к усадьбе вела широкая дорога, устройство которой обошлось магистрату в 20 тысяч рублей. В дворцовом парке были посажены декоративные и плодовые деревья, виноград, а также распространенная в этой местности шелковица. В оранжерее росли цветы, тропические фрукты, содержалось до сотни видов пахучих растений. Дворец ошеломлял пышной барочной архитектурой: окрашенные в белый цвет колонны, наличники, тяги и карнизы четко выделялись на зеленоватом фоне фасадов. Позже перед главным корпусом вдоль дороги появились большие деревянные сооружения, выстроенные специально для приема горожан. Киевские зодчие свободно трактовали академические формы и не слишком строго придерживались стиля. В облике Мариинского дворца слабо выражена парадность, свойственная царским резиденциям в Москве и Санкт-Петербурге. Он пленяет интимностью и уютом — качествами, отсутствующими в экстерьере Кловского дворца. Второй царский дом в середине 1750-х годов строил немец Шедель при помощи местных зодчих Неёлова и Ковнира. Довольно простые формы здания дополнены изящными деталями: небольшими, расположенными поочередно фронтонами треугольной и луковичной формы. Устроенные позже большие корпуса по сторонам дворца и не имевший особого значения третий этаж нарушили первоначальную гармонию, хотя не лишили Кловский дворец национального колорита.


Мариинский дворец

Киевские здания эпохи Екатерины Великой поражали нагромождением деталей. Скульптурные украшения дополняли лепнину и поливную керамику; все это великолепие усиливалось яркой окраской стен. Заново отделанный Успенский собор Киево-Печерской лавры был окутан лепным декором, словно богатой ризой. На огромных фронтонах не осталось ни одного места, не покрытого лепниной или живописью. Орнаментальные мотивы поражали богатством авторской фантазии, яркостью и пластическим совершенством. Цветные керамические розетки и головки ангелов на фризе соперничали с академичной живописью и белоснежным кружевом лепных деталей. В цельную картину сливались сочные цвета отделки, белизна стен, золото куполов, густая зелень.

Киев начала XIX века являлся центром генерал-губернаторства, объединявшим три больших района — Волынский, Подольский и собственно Киевский. В главном городе Малороссии работала контрактовая ярмарка и размещались высшие административные округа: военный, судебный, образовательный. К тому времени Старый Киев покинул границы города Ярослава, а строительство новой крепости заставило часть жителей Печерска переселиться в Крещатицкую долину.

Здания тогда возводились только в классическом стиле с присущей ему строгостью архитектурных канонов. Зодчие не смели нарушить симметрию в композициях плана и фасада, непременно выделяли главную ось портиком ионического или тосканского ордера, довольствовались скромной обработкой стен нижнего этажа в виде простого либо ленточного руста. Ряды окон первого этажа оформляли клинчатой перемычкой с замковым камнем, а второго — наличниками и треугольными сандриками.

В 1837 году киевские власти утвердили план, подчинивший городскую застройку требованиям красоты и порядка. Крещатик начал формироваться в качестве основной дороги города, связавшей Подол и активно заселяемые районы. На одной из его оконечностей был проложен широкий Бибиковский бульвар. Обе улицы послужили основой дальнейшей планировки, определившей характер и направление второстепенных магистралей. Остатки древних укреплений были срыты, а на их месте возникли объекты с историческими названиями, подобные улице Ярославов вал.

В том же году из печерского особняка в центр Киева перебрались студенты и профессора университета. Впоследствии это престижное учебное заведение разместилось в специально построенном здании на вершине ближайшего к крепости холма. Одновременно с его устройством в городе был разбит Ботанический сад, затем начали застраиваться прилегающие территории, где появилась вторая крупная магистраль — Владимирская улица. Именно на ней академик В. И. Беретти до 1843 года строил университет, ставший самым значительным сооружением своего времени. В архитектурный ансамбль своеобразного студенческого городка вначале входили учебные корпуса и Ботанический сад. Позже к ним присоединились публичная библиотека и корпус гуманитарных наук. Центром композиции, безусловно, являлось главное здание с высокими арочными и прямоугольными окнами, рустованным цоколем и колоннадой портика, увенчанного обязательным в классицизме фронтоном. На темно-красной поверхности фасада яркими пятнами выделялись чугунные, окрашенные в черный цвет базы и капители колонн. Рациональный план здания отражал пристрастие авторов к классицизму с его элегантностью, симметрией и правильным расположением частей.

Главный и тогда единственный корпус университета располагался замкнутым прямоугольником. Подобная конфигурация давно применялась в российском зодчестве, потому как была очень удобна для зданий общественного характера: постройки образовывали большой внутренний двор. В киевском университете огромная архитектурная масса распределялась между крупными объемами вестибюля, актового зала и двух церквей, обращенных в сторону сада. Множество аудиторий и подсобных помещений связывались между собой широким коридором.


Киевский университет

При устройстве перекрытий зодчий использовал сводчатые конструкции всевозможных типов, среди которых преобладали крестовые и циркульные. Сдержанный декор интерьеров определялся официальным характером здания, но некоторые помещения все же радовали пышной отделкой. Например, колонны вестибюля были завершены ионическими капителями; черты барочной роскоши отмечались в декоре храмов и актового зала.


Дом с мезонином, 1820-е годы

Великолепие зрелой стадии классицизма продемонстрировал двухэтажный жилой дом, построенный под влиянием работ знаменитого русского зодчего В. И. Баженова. Вытянутый прямоугольник здания дополнялся полукруглым выступом с восточной стороны, где находился вход с круглым вестибюлем. Фасад здания был оформлен эффектным портиком с четырьмя колоннами. Обработанные ленточным рустом стены нижнего этажа согласовывались с верхним рядом окон, украшенных орнаментом в виде глухих, утопленных в стену балюстрад. Фриз и треугольный фронтон дополнялись тройными венками — орнаментом, заимствованным из творчества Баженова. Близлежащие дома пленяли камерностью и уютом. Построенные одним мастером, они почти не отличались декором, заключая в себе традиционные для классицизма детали: ленточный руст, колонны ионического ордера, резные наличники окон. Особенно живописно выглядело существующее до сих пор здание с шестью колоннами, высоким мезонином и низкими одноэтажными флигелями по обеим сторонам.

Значительный вклад в архитектурное наследие Киева внес французский инженер К. де Шардон — создатель Арсенала, появившегося в 1798 году напротив входа в Печерскую лавру. Массивное здание было построено в форме каре со сторонами более 200 м и большим двором посредине. Постройка выглядела монументальной благодаря большим окнам, хотя ее парадный облик определяли прежде всего огромные плоскости стен, обработанные модным рустом.

В урочище Угорское над могилой князя Аскольда появилась церковь в виде круглой ротонды. С середины прошлого века над ней высилась похожая по форме, но несколько меньших размеров открытая беседка. Одновременно с возведением новой крепости резко увеличилась прилегающая к Печерску территория, получившая название от большой липовой рощи. В качестве жилого района Липки существовали еще с начала столетия, когда городские власти раздали 80 участков под строительство усадеб. С 1830-х годов вековой лес был полностью уничтожен, что лишило эту часть Киева очарования старины.

К тому времени киевский Подол обрел прежнее значение и границы, был полностью заселен и продолжал разрастаться. Возведенные в польские времена ратуша, рынок, культовые и общественные здания дополнились постройками в русском духе, но в отличие от Старого Киева здания пригорода располагались хаотично. Нерегулярная планировка привела к образованию сложной сети улиц, большая часть которых направлялась к берегу реки. Подольские дома, как прежде, строились из дерева и также утопали в зелени садов. Захвативший украинское зодчество классицизм не обошел стороной монастыри, где к середине XIX века имелось немало зданий этого стиля.

Архитектурный комплекс Фроловского монастыря складывался более 150 лет. На территории современной обители можно увидеть памятники, относящиеся к различным эпохам. Сооружения в духе украинского барокко соседствуют с произведениями киевского зодчего А. И. Меленского, предпочитавшего тяжеловесный ампир. Особенность его творческой манеры ярко выражает Воскресенская церковь, таящаяся в самой глубине монастырского парка.


Воскресенская церковь Фроловского монастыря

Основной ее формой является круглая ротонда, а дополнительной — два прямоугольных помещения, примыкающие к главной постройке с севера и юга. Украшенное ионическими колоннами небольшое здание стоит под откосом холма, поэтому единственный подход к нему устроен по типу пандуса. Посетители поднимаются к храму по лестнице, которая расходится двумя маршами, плавно огибая ротонду. Несмотря на необычную для культовой постройки форму, церковь прекрасно вписалась в ансамбль монастыря и всегда воспринималась частью окружающей природы.

Оглавление книги


Генерация: 0.116. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз