Книга: Высотки сталинской Москвы. Наследие эпохи

Высотные здания как выдающиеся явления в советской архитектуре и строительной технике

Высотные здания как выдающиеся явления в советской архитектуре и строительной технике

Одной из исходных мыслей правительственного задания о строительстве в столице ансамбля высотных зданий являлась забота об усилении самобытных и новаторских начал советской архитектуры. Следовало использовать лучшие исторические и современные традиции отечественного градостроительства для того, чтобы выше поднять идейное и художественное состояние архитектуры столицы Советского государства, еще шире распространить ее славу как мирового центра прогресса, культуры техники и искусства.

Строительство высотных зданий не только активно преобразовало архитектурно-художественный облик Москвы, но и создало мощный стимул для общего подъема всей архитектурной и строительной культуры в стране. Постановка перед зодчими столь обширной градостроительной задачи привела к значительному росту и укреплению нашей строительной индустрии. С другой стороны, использование колоссальных возможностей советской строительной техники и ее прогрессивных методов побудило архитекторов и инженеров к дальнейшему совершенствованию своего творчества, к подлинному новаторству в искусстве планировки и застройки городов.

1. Дворец Советов. Осуществлен не был.

Высота здания 420 м (включая высоту статуи В.И. Ленина – 100 м).

Архитекторы Б.М. Иофан, В.А. Щуко, В.Г. Гельфрейх и др.

2. МГУ на Воробьевых горах (ранее Ленинских горах) (1949–1953 гг.). Высота здания 239 м.

Авторы: действительные члены Академии архитектуры СССР Л.В. Руднев (Сталинская премия 1-й степени), СЕ. Чернышев (Сталинская премия 1-й степени); члены корреспонденты П.В. Абросимов (Сталинская премия 1-й степени), А.Ф. Хряков (Сталинская премия 1-й степени).

Главный конструктор инженер В.Н. Насонов (Сталинская премия 1-й степени).

Соавторы: по главному корпусу – архитектор П.Н. Зиновьев, по другим отдельным частям и элементам комплекса архитекторы – М.Н. Мошинский, И.С. Голощапов, Г.В. Селюгин, B.C. Шевченко, Г.А. Асеев, А.Б. Бергельсон, М.В. Адрианов, Ю.А. Баранский, В.В. Беккер, Ю.С. Сомов, Х.М. Сорин и по генеральному плану В.Н. Колпакова; инженеры Д.А. Касаткин, М.Ф. Гунгер, Б.В. Щепетов, Ю.П. Бялинович, Е.П. Станиславский, Б.А. Двержкович, А.Н. Кондратьева, К.М. Кочунов, Т.А. Мелик-Аракелян, И.П. Свешников и Г.С. Хромов.


Размещение высотных зданий, намеченных к строительству в г. Москве. Пространственная схема. 1950-е гг.

3. Административное здание в Зарядье. Осуществлено не было.

Высота здания 275 м.

Автор: действительный член Академии архитектуры СССР Д.Н. Чечулин (Сталинская премия 1-й степени).

Главный конструктор И.М. Тигранов (Сталинская премия 1-й степени).

В разработке проекта принимали участие архитекторы: А.Ф.Тархов, М.Н. Боголепов, А.В. Арго, Л.Ф. Наумочева, Н.А. Кузнецова, И.А. Синева, Ю.С. Чуприненко, инженер Ю.Е. Ермаков.

4. Жилое здание на Котельнической набережной (1949 1952 гг.). Высота здания 176 м.

Авторы: действительный член Академии архитектуры СССР Д.Н. Чечулин (Сталинская премия 2-й степени) и архитектор А.К. Ростковский (Сталинская премия 2-й степени).

Главный конструктор Л.М. Гохман.

В разработке проекта принимали участие архитектор ы И.А. Чикалин, А.Ф. Стригин; инженеры Ю.А. Дыховичный, Л.А. Муромцев, П.А. Спышнов, Л.И. Очкин, Ю.Е. Ермаков, Д.С. Косарев, Г.В. Мирер и С.Г. Перепелицкий.

5. Жилое здание на Кудринской площади (ранее площадь Восстания) (1949–1954 гг.). Высота здания 159 м.

Авторы: член-корреспондент Академии архитектуры СССР М.В. Посохин (Сталинская премия 2-й степени) и архитектор А.А. Мндоянц (Сталинская премия 2-й степени).

Главный конструктор М.Н. Вохомский.

В разработке проекта принимали участие архитекторы Ю.В. Попов, Н.М. Щепетильников, А.В. Моисеев, Н.А. Ушаков, В.И. Романова, Я.Е. Зислин, Б.М. Землер, В.А. Васильев, Р.Я. Захарьян; инженеры СИ. Архипов, A.M. Федосеева, Л.С. Межекова, Т.М. Лачинова; инженеры по сантехническому оборудованию И.А. Николаевская, В.И. Михайловский и М.А. Гнидчин.

6. Административное здание на Смоленской-Сенной площади (здание МИД СССР) (1949–1952 гг.). Высота здания 170 м.

Авторы: действительный член Академии архитектуры СССР В.Г. Гельфрейх (Сталинская премия 1-й степени) и архитектор М.А. Минкус (Сталинская премия 1-й степени). Главный конструктор Г.М. Лимановский (Сталинская премия 1-й степени).

Соавторы по фасадам: архитекторы Ю.И. Абрамов, Г. П. Яковлев, И.И. Прохоренко; по интерьерам Л.В. Варзар. Главный инженер по инженерному оборудованию С.Л. Гомберг.

7. Здание гостиницы на Дорогомиловской набережной (гостиница «Украина») (1949–1956 гг.). Высота здания 170 м.

Автор: действительный член Академии архитектуры СССР А.Г. Мордвинов (Сталинская премия 1-й степени).

Соавторы: по проекту гостиницы д октор архитектуры В.К. Олтаржевский, по проекту жилых корпусов архитектор В.Г. Калиш.

Главный конструктор П.А. Красильников (Сталинская премия 1-й степени), главный инженер пр оекта И.А. Лучников.

В разработке проекта принимали участие архитекторы М.В. Першин, Е.Г. Мордвишев, В.А. Дубов, Е.А. Столяров, С.Ф. Денисовский, Н.А. Сурова, С.Г. Ковыков; инженеры Н.А. Дыховичная (конструкция), Б.Н. Шумилин (стальконструкция), С.Л. Гомберг (инженерное оборудование), Б.В. Баркалов (кондиционирование, пылеудаление), М.Л. Самовер (электрооборудование), Е.В. Брук (телефонизация, радиофикация).

8. Административное здание у Красных Ворот (ранее на Лермонтовской площади, здание МПС СССР) (1949–1953 гг.). Высота здания 134 м.

Авторы: члены-корреспонденты Академии архитектуры СССР А.Н. Душкин (Сталинская премия 2-й степени) и Б.С. Мезенцев (Сталинская премия 2-й степени).

Главный конструктор В.М. Абрамов. Руководитель спецработ по заморозке грунта Я.А. Дорман.

В разработке проекта принимали участие архитекторы А.С. Маркелов, А.А. Тихонов, И.М. Потрубач, А.Ф. Стрелков, В.А. Авдеев, М.П. Бубнов, А.С. Маркова, М.А. Живова, Г.Г. Аквилев, И.В. Жирнов; инженеры А.И. Мариенко, Р.И. Лаевский, Л.Р. Глиер, Я.С. Нехамкес, А.Ф. Гинзбург, С.А. Протасов.

9. Здание гостиницы на Комсомольской площади (гостиница «Ленинградская») (1949–1952 гг.). Высота здани я 138 м.

Авторы: действительный член Академии архитектуры СССР Л.М. Поляков (Сталинская премия 2-й степени) и архитектор А.Б. Борецкий (Сталинская премия 2-й степени).

Главный конструктор Е.В. Мятлюк.

В разработке проекта принимали участие архитекторы А.С. Рочегов, А.С. Образцов, М.А. Энгельке, Г.Ю. Аскинази, Т.Ф. Панкова, З.И. Русанова, СВ. Столяров, Л.Р. Якушева; инженеры Р.П. Морозов, А.Н. Строганов, К.К. Вицример.

Рассматривая проекты послевоенного строительства (и в частности, восстановления разрушенных во время войны городов), нельзя не заметить, что особая роль в них отводилась художественно-эстетическим решениям. Это преобладание отнюдь не случайно, на первое место выдвинулась задача создать города-памятники неувядаемой славы. Эта задача несколько отодвинула на второй план решение вопросов социального порядка. Конечно, они ставились и решались, но основную энергию зодчие направили на решение центров городов и потому, что здесь возникали наиболее интересные художественные проблемы, и потому, что на это их нацеливали руководящие архитектурные и партийные органы. В этих проектах, как никогда прежде, величественно прозвучала тема созидания и защиты мира[302].


Здание Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова


Административное здание в Зарядье


Жилой дом на Котельнической набережной


Жилой дом на площади Восстания


Административное здание на Смоленской площади


Гостиница на Дорогомиловской набережной


Административное и жилое здание на Лермонтовской площади


Гостиница на Комсомольской площади

ЛАУРЕАТЫ СТАЛИНСКИХ ПРЕМИЙ


Л.В. Руднев


С.Е. Чернышев


П.В. Абросимов


А.Ф. Хряков


Д.Н. Чечулин


А.Г. Мордвинов


В.Г. Гельфрейх


М.А. Минкус


Л.М. Поляков


А.Б. Борецкий


А.К. Ростковский


М.В. Посохин


А.А. Мндоянц


А.Н. Душкин


Б.С. Мезенцев


В.Н. Насонов


И.М. Тигранов


П.А. Красильников


Г.М. Лимановский



Силуэты старой и новой Москвы (решения высотных зданий взяты по эскизным проектам). Схема. 1951 г.

Михаил Посохин писал: «Великая Победа внесла новые мотивы в архитектуру наших городов. Это был период величайшего воодушевления советского народа, и мы стремились отразить его в архитектуре, применяя торжественные монументальные формы. То было время поиска современных решений на основе классических законов. Конечно, мы понимали, что классика – это не просто капители и фронтоны, но и ее глубинные основы плюс мастерство. И всё же тогда нам казалось, что только языком классической архитектуры можно достойно выразить всё величие подвига и грандиозный триумф нашего народа. Именно из этого мы исходили, проектируя здание Наркомата обороны на ул. Фрунзе, Московского Совета, здания Министерства строительства на Б. Садовой и Наркомата морского флота на Пушкинской площади.

Разумеется, появление таких проектов было невозможно без сотрудничества со скульпторами и художниками. Совместной работе с ними всегда сопутствовали волнующие творческие поиски, взаимно обогащавшие нас, и я благодарен судьбе за то, что мне пришлось встретиться и работать с замечательными советскими художниками…


В архитектурной мастерской «Моспроекта». М.В. Посохин (справа) и А.А. Мндоянц обсуждают проект нового здания. 1949 г.

На мой взгляд, главными произведениями советской архитектуры того периода, наиболее полно выразившими пафос Великой Победы, стали высотные здания столицы…»[303].

Высотные здания стали основными факторами в создании силуэта Москвы. Вопрос силуэта города во все времена занимал умы градостроителей. В трактате об архитектуре Леона Баттиста Альберти мы читаем: «Башни придают особую красоту городу, если они поставлены в должных местах и имеют надлежащие очертания». Градостроители ревниво следили за сохранением силуэта го рода и по мере роста города увеличивали высотность доминирующих вертикалей… При Борисе Годунове была надстроена колокольня Ивана Великого, этот «столп славы и величия», господствующий над всем Кремлевским ансамблем; вслед за этим надстроили Спасскую башню, а еще позднее – все башни кремлевских стен. Из зарубежных примеров можно указать на надстройку колокольни Св. Марка в Венеции, вызванную исключительно градостроительными соображениями, башню палаццо Веккио во Флоренции и др[304].

Без теснейшего синтеза архитектуры, науки и передо вой советской техники осуществление высотных зданий было бы невыполнимо. Не говоря о необычных приемах конструирования, в структуру высотных зданий вошли разработки из самых разных областей техники. Переход от несущих кирпичных стен к стальному каркасу явился одним из крупнейших факторов в развитии советской строительной отрасли. Каркасная система позволила свести роль наружных стен лишь к оболочке, изолирующей внутреннее пространство здания от внешних температурных колебаний. Все нагрузки здания передаются на каркас, представляющий собой систему балок и колонн, которые воспринимают вес здания и передают его на фундамент. В основу советских методов проектирования стальных каркасов были положены труды выдающихся русских инженеров: Н.А. Белелюбского, П.Я. Проскурякова, В.Г. Шухова и др., а позднее – Е.О. Патона, Б.Г. Галёркина, Н.С. Стрелецкого, создавших уже к началу XX века свою школу и рациональные конструктивные формы. Сварная конструкция, примененная впервые в Советском Союзе, имела ряд преимуществ перед существовавшей в мировой практике клепаной конструкцией с монтажными соединениями на заклепках – снижение веса, снижение трудоемкости изготовления элементов и снижение трудоемкости монтажа.

Задача облегчения веса стен высотного здания привела строительную промышленность к необходимости освоения целого ряда облегченных материалов – заполнителей стен и элементов для междуэтажных перекрытий. Взамен традиционного для стен материала – обычного кирпича – появились дырчатый кирпич, керамические пустотелые блоки, для внутренних перегородок – пустотелые гипсовые блоки, пеносиликатные плиты и т. д. Впервые в отечественном гражданском строительстве для утепления плоской кровли высотных зданий было применено пеностекло. Примерно в то же время оно стало внедряться в проекты конструкций крупнопанельных каркасных зданий в качестве утеплителя стеновых железобетонных панелей[305].

Влияние строительства высотных зданий распространилось и на сферу производства облицовочных материалов, требования к которым в отношении износа оказались значительно выше, чем в традиционных домах. Строительная индустрия начала производить разнообразный ассортимент облицовочных материалов, отвечающих новым требованиям: специальные сорта керамики, литой камень, майоликовые детали.

В московских высотных зданиях была применена оригинальная конструкция фундаментов в виде железобетонной коробки с системой пересекающихся продольных и поперечных стен с верхней и нижней плитами. Железобетонная конструкция работала как единая жесткая система, равномерно распределяющая давление от веса всего здания на грунт. Большая глубина заложения фундаментов при наличии высокого уровня грунтовых вод вызвала необходимость применения надежной гидроизоляции, осуществляемой гидроизолом (основа – асбестовый картон) и металлоизолом (основа – алюминиевая фольга); гидроизоляция стен прикрывалась защитной стенкой из кирпича или бетонных камней, а гидроизоляция основания фундамента – двойным защитным слоем асфальта.

Условия геологического строения грунтовых напластований в Москве, для которых характерно глубокое залегание твердых пород, способных воспринять большую нагрузку, и высокий уровень грунтовых вод вызвали к жизни и ряд смелых интересных методов устройства фундаментов. Неблагоприятные геологические условия строительного участка гостиницы на Комсомольской площади привели к необходимости забивки под коробчатый фундамент вибронабивных железобетонных свай, впервые примененных в отечественной практике. В здании Министерства путей сообщения у Красных Ворот путем замораживания грунта были созданы условия, допускавшие возможность возведения фундамента высотного здания одновременно с сооружением эскалаторного хода расположенной под ним на большой глубине станции метрополитена. В здании гостиницы на Дорогомиловской набережной, где уровень заложения фундамента оказался значительно ниже Москвы-реки, применена двухконтурная установка иглофильтров, образовывавших вокруг котлована замкнутые прямоугольники, из которых вода отводилась при помощи специальных насосных агрегатов. Это позволило при незначительных затратах производить работы в абсолютно сухом грунте.

Для того чтобы нагляднее представить себе, с какими гигантскими объемами работ было связано строительство высотных зданий, достаточно привести некоторые цифровые данные по строительству Московского государственного университета: земляные работы – 900 000 м3, бетонные и железобетонные фундаменты – 150 000 м 3, металлические конструкции – 50 000 т, кладка из кирпича и керамических блоков – 325 000 м 3, железобетонные перекрытия – 90 000 м3, внутренний трубопровод – 700 км и т. д.[306]


Строительство Московского государственного университета на Ленинских горах. Монтаж каркаса с помощью крана УБК-5. 1950 г.

Московские высотные дома стали практической экспериментальной базой для огромного количества технологий, примененных в СССР впервые. Например, на московских высотных стройках были впервые опробованы универсальные башенные краны, без современных аналогов которых теперь невозможно представить себе ни одной строительной площадки. Речь идет о самоподъемных башенных кранах новейшей на тот момент конструкции (УБК-5-50 и УБК-15-49) грузоподъемностью 5 и 15 т, объединяющих в себе весь комплекс механизации монтажа. Основная особенность такого крана заключалась не только в способности переносить груз, но и в том, что он мог поднимать самого себя с этажа на этаж по мере роста возводимого здания. Делалось это при помощи передвижной обоймы, прикрепляемой к прогонам междуэтажного перекрытия. После того как кран заканчивал монтаж очередного яруса каркаса, обойма поднималась на высоту двух этажей и, так же как и сам кран, закреплялась на ригелях верхнего этажа посредством откидных или выдвижных аутригеров. Для подъема крана служил полиспаст, запасованный между низом ствола крана и подъемной обоймой. Он приводился в действие электрической лебедкой, установленной на нижних опорных балках ствола крана. Руководство операциями по монтажу каркаса осуществлялось при помощи двусторонней громкоговорящей телефонной установки с репродукторами в будке машиниста и на стреле крана. Кран сконструировали советские инженеры П.П. Велихов, Л.Н. Щипакин, И.Б. Гитман и А.Д. Соколова, удостоенные за эту работу Сталинской премии[307].

Высотные здания представляют собой необычные объекты и с точки зрения пожарной безопасности. Нормы, регулировавшие в обычных зданиях количество лестниц, ширину маршей и выходов, исходя из количества людей, подлежащих эвакуации, или из размеров эксплуатируемой площади, в данном случае привели бы к абсурдному количеству лестниц, к невероятной ширине маршей и пр. Проектировщикам пришлось сделать основной упор на усиление мер профилактического характера за счет улучшения способов эвакуации и непосредственных мер борьбы с огнем, в первую очередь на создание полностью огнестойких зданий, внедрение аппаратуры для широкой автоматизации водопроводных противопожарных установок, автоматизации контроля над ними, сигнализации и пр.

В целях защиты каркаса от огня была предусмотрена огнезащитная облицовка колонн, ригелей и балок. Толщина облицовки различна в различных условиях расположения металла. В каждом конкретном случае определялся предел огнестойкости, который и диктовал толщину защитного слоя, различного для разных применяемых материалов. Для этих целей, в частности, применялись бетон на щебне из естественных материалов, кирпича и керамзита, кирпич обыкновенный и дырчатый, пустотелая керамика и гипсовые плиты с заполнением внутреннего объема между стальной конструкцией и облицовкой.

Скорость движения пассажирских лифтов в высотных зданиях – от 1,5 до 3,5 м в секунду. Для успешного обслуживания массовых перевозок в высотных зданиях понадобилось значительно увеличить скорость движения подъемников, что, в свою очередь, затронуло целый ряд разнообразных и сложных вопросов в области науки и техники – автоматизация управления лифтами, сигнализация, производство специальных тросов достаточной эластичности и прочности, механическая и электромеханическая аппаратура безопасности.

Устройство водоснабжения и теплоснабжения высотных зданий было основано на совершенно новом в то время зональном принципе оборудования. Решение этой проблемы явилось результатом серьезной научно-исследовательской работы, а практическое осуществление новой системы вызвало необходимость устройства дистанционного контроля, сводимого в диспетчерский пункт, создания и освоения новой аппаратуры.

Большая работа по популяризации высотных строек проводилась Академией архитектуры. Следовало показать, что высотные стройки возникли не в одночасье, что все принятые архитектурные и технологические решения высотных домов имели под собой твердые исторические и научные основы. На постоянной строительной выставке огромной популярностью пользовался павильон «Строительство высотных зданий в Москве». В нем демонстрировалась архитектура и планировка зданий, конструкции, инженерные и специальные виды оборудования, процесс монтажа зданий и организация работ на строительстве. Демонстрировались макеты, плакаты, фотографии и натуральные образцы. Центральным экспонатом выставочного зала являлся макет в масштабе 1:50, который позволял проследить последовательность производства работ на строительстве здания на Смоленской площади. Макет показывал, как производится монтаж стального каркаса тремя универсальными башенными кранами УБК-5-49. Модель этого крана экспонировалась в масштабе 1:20.

Разработка глубоких котлованов экскаваторами была показана в экспозиции на примере здания МГУ, подготовка искусственного основания – на примере строительства гостиницы на Комсомольской площади, метод замораживания грунта – на примере здания у Красных Ворот. На специальном стенде демонстрировались образцы различных пустотелых керамических облицовочных блоков и дырчатого кирпича, белокаменное литье, образцы гранита и мрамора, другие материалы, применяемые на строительстве высотных зданий. Плакаты иллюстрировали примеры практических схем вентиляции, отопления, водоснабжения, канализации, ливнестоков, горячего водоснабжения, теплоснабжения, электроснабжения и пылеудаления, примененных в проектах высотных зданий МГУ, на Смоленской площади и в Зарядье. Был показан принцип зонального решения санитарно-технических устройств. Оборудование санузлов было представлено в натуральных образцах: фаянсовые встроенные детали, раковины новых типов, унитазы с нераздельным бачком «монолит», новые типы смесителей и санитарной арматуры. Павильон, находившийся по адресу: Фрунзенская набережная, 70, принимал посетителей ежедневно, кроме понедельника, с 12 до 20 часов[308].


В павильоне строительной выставки на Фрунзенск ой набережной проходит экскурсия. 1950 г.

Чем же сегодня знаменательны высотные здания, возраст которых уже перевалил за полвека? Уже давно они стали органической частью облика Москвы и хорошо известны. Давно минуло то время, когда они являлись наивысшим достижением советской архитектурной и строительной науки. И история этих домов давно уже написана и пересказана, им посвящено значительное количество публикаций, как в прессе, так и в популярном Интернете.

Несмотря на широкую известность этих зданий, в наших представлениях об их истории многое еще остается непознанным, многое не было сказано вовремя. Отдельные моменты действительно замалчивались – это порождало слухи различной степени вымысла о якобы секретной и таинственной роли этих зданий. В большинстве это были действительно вымыслы, связанные с тягой людей ко всему исключительному. Закрытость отдельных вопросов прошлого (тем более если она был а оправданна) всегда может превратиться в повод для спекуляций в будущем.

В этой книге автор сознательно обошел тему, вызывающую сегодня у многих нездоровый интерес. Это тема участия заключенных в работах на высотных стройках Москвы. Известно, что большое количество объектов народнохозяйственного назначения в СССР было построено их трудом. На взгляд автора, эта тема должна квалифицированно освещаться специалистами-историками, имеющими доступ к документам в соответствующ их архивах. Слишком много спекуляций в последние годы было сделано на ней, поэтому каждое слово должно подтверждаться фактами, цифрами…

В ряде оригинальных источников действительно встречается упоминание о специальном тресте Особстрой, который, в частности, участвовал в работах по строительству здания на Смоленской площади. Документально подтвержден факт участия заключенных и в возведении здания МГУ на Ленинских горах. Однако необходимо сказать, что труд заключенных использовался ограниченно, поскольку они не являлись квалифицированной рабочей силой. В Москву ввозились осужденные за нетяжкие преступления люди, сроки заключения которых подходили к концу. Значительная часть этих заключенных сразу была освобождена из-под стражи с условием работы на стройке по вольному найму. Расположение лагерных пунктов в столице создавало значительные трудности в поддержании необходимых режимных условий изоляции, поскольку зачастую заключенные трудились вместе с вольнонаемными рабочими. Поэтому летом 1951 года согласно специальному распоряжению Совмина заключенных из Москвы вывезли и заменили их подразделениями военно-строительных войск.

Также, по ряду причин, в данной работе не рассматривались и вопросы стоимости строительства высотных зданий. Высотные здания явились очень требовательными «заказчикам и» для строительной промышленности. Громадный объем сооружений позволил осуществить применение новых и дорогостоящих технических усовершенствований, стоимость которых была переложена на единицу полезной площади здания без значительного удорожания последней. Это облегчило возможности освоения новой техники. Строительство высотных зданий следует признать экономически прогрессивным фактором – его влияние вышло далеко за пределы рамок строительства самих высотных зданий[309].

Хотя об экономических аспектах строительства московских высотных зданий все же придется сказать несколько слов в качестве необходимого отступления. Экономичность высотного строительства определяется рядом его особенностей. Важнейшая из них заключается в резком сокращении затрат на санитарно-технические и иные коммуникации, планировку, благоустройство, дороги. Высотные здания, обеспечивающие наибольшую плотность застройки, сводят эти затраты к минимуму. Другое преимущество высотных домов состоит в уменьшении значительной группы эксплуатационных расходов – на ремонты, амортизацию, управление. Соотношение первоначальных (капитальных) и текущих (эксплуатационных) затрат складывается здесь в пользу последних.

Вместе с тем некоторые прямые затраты на единицу объема или площади (связанные с применением высококачественных материалов, повышением расходов на вертикальный транспорт и т. д.) в высотном строительстве больше, чем в массовом традиционном строительстве, что вполне оправдано для такого рода строек. Это не значит, однако, что любая стоимость сооружения гарантирует экономичность высотного строительства. Размер капитальных затрат на единицу объема или площади и сроки сооружения являются важными и обязательными факторами при оценке экономической эффективности строительства высотных зданий. На начальном этапе высотного строительства накопление экономических фактов и опыта имело не меньшее значение, чем освоение опыта технического. В случае с первыми московскими высотными стройками этой стороной дела, в силу конъюнктурных и политических причин, недостаточно интересовались руководители высотных строек и работники проектных организаций.

При всей новизне дела первенцы высотного домостроения были завершены в сроки, не превышающие средних сроков строительства магистральных домов в Москве. Таким образом, крупные капиталовложения в строительство высотных зданий не повлекли за собой замедления оборачиваемости средств. Высокая степень механизации работ, широкое применение прогрессивного принципа сборного строительства привели к тому, что на высотных новостройках начал формироваться передовой в технико-экономическом отношении тип строительных предприятий, открывающий широкие возможности для последовательной индустриализации строительства и снижения его стоимости. Поэтому было особенно важно и при окончании строящихся домов и при проектировании новых внимательно изучать накопленный опыт и на его основе добиваться последовательного сокращения излишних и непроизводительных затрат и общего повышения экономичности высотного строительства.

Высотные дома сооружались из высококачественных материалов и конструкций, а технические условия на производство работ предъявляли к строителям повышенные требования. Естественно, что по сравнению с массовым городским строительством цены (расценки) на однородные работы здесь, как правило, были выше. Исключение составляли земляные работы, которые обходились на высотных стройках дешевле, чем на большинстве других строек, потому что от начала до конца велись механизированным способом. Расценки на кладку стен (без облицовки), бетонные и штукатурные работы были выше, чем в массовом строительстве, на 10–15 % за счет, главным образом, больших затрат на вертикальный транспорт. Имелись на высотных стройках и такие виды работ, стоимость которых резко превышала цены массового строительства. Так, облицовка фасадов керамическими блоками или естественным камнем превышала цены (расценки) массового строительства в 1,5–2 раза. Такое удорожание далеко не всегда оправдывалось особым характером сооружений, нередко оно могло служить и свидетельством неэкономичности проектных решений[310].

Как это нередко бывает в отечественной строительной практике, при сооружении высотных зданий по вине исполнителей были допущены излишние, неоправданные затраты и прямые потери, удорожающие стоимость строительства и замедляющие сроки выполнения работ. Так, например, проверкой материального хозяйства треста Особстрой, строившего дом на Смоленской площади, был установлен только за первое полугодие 1950 года перерасход: бетона – 403 м3, растворов – 1548 м 3, облицовочных блоков – 474 м 2, опалубки – 5224 м2. Излишняя трата лесоматериалов имела место на ряде высотных строек из-за несоблюдения норм оборачиваемости опалубки. На площадку дома на Котельнической набережной доставка цемента производилась автотранспортом с отдаленных заводов – это вызвало удорожание на 200 тыс. руб. Отмечалось, что в основе всех этих фактов лежала неорганизованность материального тыла строительства.

Большие потери имели высотные стройки из-за простоя машин. Строительная контора № 3, сооружающая дом у Красных Ворот, только за 1950 году уплатила 82 тыс. руб. штрафов за простои автотранспорта. Недогруз автомашин бетоном причинил убытки тресту Особстрой в 277 тыс. руб. Ряд высотных строек допустил в 1950 году перерасходы по заработной плате в результате скрытых простоев, дефектов в организации работ, неполной механизации и прямых приписок. Общая сумма таких потерь составила за 1950 год по семи высотным стройкам свыше 2,5 млн руб. и относилась к строительству, главным образом, двух домов – на Смоленской площади и у Красных Ворот.

Особый характер имели потери, связанные с ведением работ на высотных стройках без утвержденных проектов и смет. На строительстве МГУ ряд мелких временных сооружений потребовал сноса и перемещения после уточнения генерального плана. На стройке дома на Котельнической набережной производились переделки (на основе уточненных чертежей) кирпичной кладки, сборных железобетонных лестниц, гранитных карнизов. Пробивка борозд и ниш велась на ряде объектов по готовым конструкциям. Характерная деталь: в книге замечаний авторского надзора по одному из объектов МГУ 64 записи касались изменения проектов и лишь 18 – производства и качества строительных работ. Но наряду с явными потерями имелись и скрытые. Они заключались в том, что ряд конструктивных элементов выполнялся на высотных зданиях не по всему фронту работ, а выборочно – в зависим ости от наличия чертежей. Из-за задержки чертежей строители не могли давать подсобным предприятиям и заводам-поставщикам массовых заказов на конструкции и детали, что вело к удорожанию стоимости. Понятно, что проектирование высотных домов, требовавшее принципиально новых конструктивных и иных решений, – работа исключительно сложная. Не случайно правительство предоставляло отсрочки для разработки и утверждения комплексных проектов и смет. Но проектирующие организации не только пользовались этой льготой, но иногда и, как отмечалось в печати, злоупотребляли ею[311].

Несмотря на все сказанное выше, несмотря на другие трудности и издержки, необходимо отметить, что благодаря высотным стройкам в Москве, возникшим по инициативе И.В. Сталина, отечественная строительная наука и промышленность всего за четыре года (с 1948 по 1952) совершили невиданный скачок, обеспечивший возможность поступательного развития на несколько последующих десятилетий. Накопленный потенциал позволил советской строительной индустрии не сдавать позиций как в годы хрущевской оттепели, так и в период брежневского застоя.


Объявление о проведении розыгрыша государственного займа. 1952 г.

Бывает, что недосказанное вовремя потом просто забывается. Сегодня приходится констатировать, что при значительном объеме публикаций история советской архитектуры 1930—1950-х годов изучена очень плохо. Имеет место отсутствие единой терминологической базы. У исследователей нет четкого понимания того, что, собственно, представляла собой сталинская архитектура. Этому явлению до сих пор не дана ясная научная и художественная оценка. Даже специалисты порой продолжают высказывать суждения, сформировавшиеся много лет назад под влиянием идеологических стереотипов. Раз за разом в публикациях превозносятся заведомо авангардные, утопические проекты. Это не позволяет избавиться от ощущения ироничности подхода к предмету исследования и поверхностности самих исследований. До сих пор практиками не озвучена и острая жизненная потребность проведения четкой грани между сферами архитектуры реальной и архитектуры «бумажной», «рисуночной». Абсурдные наброски порой рассматриваются в общем контексте с реально осуществленными проектами, что, в свою очередь, ставит под сомнение эстетическую и практическую значимость последних.

Семь монументальных высотных зданий, построенных в Москве в 50-х годах, совершенно по-новому раскрыли столицу перед москвичами, сделав явными такие черты и особенности городской планировки, о которых прежде мало кто подозревал. Немногие прежде могли себе представить, что Смоленская площадь находится так близко от Каменного моста, Дома правительства и Кремлевской набережной, что Тверской бульвар направлен на Смоленскую площадь. Можно ли было подумать, что облик Лубянской площади для новых поколений станет неразрывно связан с высотным зданием на Котельнической набережной, силуэт которого поднялся почти во всю высоту в Китайгородском проезде. Сколько открытий во взаимном расположении частей города делает тот, кто видит панораму высотных зданий Москвы с Ленинских гор! Так, полвека назад, впервые в мировой практике, в Советском Союзе было осуществлено одновременное строительство группы высотных зданий, объединивших в единый ансамбль огромный город с многовековой историей.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.045. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз