Книга: Памятники древнего Киева

Киевские памятники

Киевские памятники

Впервые посетившие Киев подолгу любуются памятником на площади перед Софийским монастырем. Бронзовые конь и всадник обращены в сторону главного собора Украины. Облаченный в скромную казацкую одежду гетман Хмельницкий изображен на вздыбленном коне, словно в момент объезда строя, возможно, поэтому из оружия при нем только сабля. Энергичная посадка, могучий порыв, властный жест правой руки с булавой как нельзя лучше передают образ народного вождя. Между тем предводитель казаков происходил из польского шляхетства и значительную часть жизни провел среди дворян.

Сын чигиринского сотника Зиновий Хмельницкий (1595–1657), впоследствии взявший себе имя Богдан, вошел в историю как инициатор воссоединения Украины с Россией. Историки Петровской эпохи неверно причисляли своего великого современника к роду молдавских владык Богданов. В действительности он относился к Хмельницким из люблинского воеводства, владевшим гербом Абданк, и, судя по карьере, был самым энергичным представителем семейства. Лестные неточности в биографии появились после того, как он обрел славу, став гетманом Малороссии и обеих сторон Днепра.

Отроком Зиновий учился в Киевобратской школе, затем в коллегиях иезуитов в Ярославле-Галицком и Львове, где получил хорошее образование, сумев сохранить православную веру. В 1620 году он сражался с турками в составе казацкого войска, а после поражения польской армии в одном из сражений попал в плен и провел два года в казематах Константинополя. Выкупленный запорожцами, бывший невольник возвратился на родину, где был записан в реестровые казаки, как тогда называли украинцев, присягнувших польскому королю. К тому времени относятся организованные им знаменитые морские походы на турецкие города. Наиболее удачной была кампания 1629 года, когда казаки сумели подойти близко к Константинополю и захватить богатые трофеи.

После долгого пребывания в Запорожской Сечи Хмельницкий вернулся на родину, где получил во владение хутор Субботово и звание чигиринского сотника. Он прекрасно владел польским, латинским, турецким и французским языками, отчего больше времени проводил не в походах, а за столом в качестве войскового писаря или за спиной польского короля как переводчик и дипломат.

О его успехах на дипломатическом поприще можно судить по чести, оказанной казацкому старшине в 1645 году, когда он вел переговоры во Франции и договорился об участии запорожских казаков в войне с испанскими Габсбургами.

После того как польский престол занял давний враг московского государя король Владислав IV, Хмельницкий успешно воевал против русских и даже получил золотую саблю за храбрость. Терпимое отношение к монарху могло бы сохраняться долгие годы, но трагедия в личной жизни резко изменила умонастроение будущего гетмана, заставив его поднять народ и стать во главе восстания.

Воспользовавшись отсутствием хозяина, подстароста Чаплинский напал на Субботово, отобрал родовые земли и похитил возлюбленную Хмельницкого, затем обвенчавшись с ней по католическому обряду.

Налетчики избили одного из его сыновей так, что тот вскоре умер.

Желая возмездия, Хмельницкий обратился в суд, где встретил лишь насмешки. Такое же отношение высказал и король, удивленный тем, что казаки, имея оружие, бессильно опускают руки перед ничтожным соседом. Совет монарха имел для страны неожиданные последствия: возвратившись из Варшавы, Хмельницкий выступил против Польши. Конфликт возник по личным соображениям, однако, увлекаемый событиями, чигиринский сотник невольно стал во главе народного бунта. Из рассуждений биографов можно предположить, что предводитель хотел, но не мог остановиться, особенно после того, как смута приобрела характер всеукраинского движения. Под казацкими стягами оказались десятки тысяч крестьян. Начав обиженным старшиной, Хмельницкий превратился в национального лидера, показав себя незаурядным полководцем.


Памятник Богдану Хмельницкому

Первоначально казаки пользовались помощью крымских татар, а когда обнаружилась вероломность хана, стали искать покровительства русского царя. Переговоры с Россией шли долго и трудно.

Только в 1653 году Земский собор постановил «все Войско Запорожское с городками и землями принять под государеву высокую руку». Зимой следующего года судьбу Малороссии решила Переяславская рада, постановившая «идти под царя восточного, православного». Таким образом, январь 1654 года является знаменательной датой в истории Украины, оказавшейся связанной с Россией более чем на три столетия.

Осуществленная месть и всенародная слава не сделали гетмана счастливым. Его новая жена решилась на супружескую неверность и по приказу мужа была казнена вместе с любовником. Согласно источникам того времени, после расправы над супругой Хмельницкий «впал в тоску». В последние годы жизни он испытал немало разочарований: проявил коварство царь Алексей Михайлович, население древнерусских земель не имело обещанных прав и свобод, но главное — оставалась Польша, которую упорно не желали завоевывать союзники. Чувствуя скорую смерть, Хмельницкий назначил преемника и добился избрания несовершеннолетнего сына Юрия. Могущественный гетман пролежал пять дней «без языка», скончался от апоплексического удара и был похоронен в Субботове, в церкви, построенной на собственные средства. После его смерти Украина пережила длительный период междоусобной войны, оставшийся в истории под названием «руина». В 1664 году польский воевода Чарнецкий вторично сжег родовой хутор, приказал выкопать прах гетмана и разбросать по степи.

Истинные почести народному герою воздал потомок Романовых, предпоследний российский царь Александр III. В 1888 году, через 19 лет после начала работ, на площади, где казаки чествовали победителя польской шляхты, появился бронзовый памятник Богдану Хмельницкому, созданный на подписные средства скульптором М. О. Микешиным и установленный под руководством архитектора В. Н. Николаева.


Памятник Крещения Руси и возвращения Киеву Магдебургского права

В 1939 году на пересечении двух главный аллей университетского парка был установлен монумент Тарасу Шевченко — человеку, имя которого дорого сердцу каждого киевлянина. В ранней юности великий украинский поэт служил у местного священника, пас овец, трудился в артели рабочих, занимавшихся оформлением зданий. Батюшка выучил его грамоте, а маляры привили страсть к живописи.

Будучи крепостным, в шестнадцать лет Тарас перешел к помещику Энгельгардту из Варшавы и помогал повару на кухне, пока хозяин не заметил у него талант художника.

В 1831 году Энгельгардт вместе со своими крепостными переехал в Санкт-Петербург. В столице Шевченко познакомился со знаменитыми художниками Алексеем Венециановым, Карлом Брюлловым и не менее прославленным поэтом, учителем царских детей Василием Жуковским. Через 7 лет эти люди помогли юноше освободиться от крепостной зависимости и поступить в Академию художеств, по окончании которой в феврале 1847 года Шевченко получил место учителя рисования в Киевском университете. Годы жизни на родине стали для него временем свободы и вдохновенного творчества. В начале 1840-х годов в свет вышел сборник стихотворений под названием «Кобзарь», были опубликованы поэмы «Гайдамаки», «Перебедня», «Тополя», «Катерина», «Наймычка», «Хусточка», пьеса «Назар Стодоля».

В 1846 году Шевченко неосторожно присоединился к членам тайного Кирилло-Мефодиевского общества. Спустя год все участники мятежного союза были арестованы и отправлены в ссылку. Поэт, как бывший крепостной и автор крамольной поэмы «Сон», где высмеивалось императорское семейство, был наказан гораздо строже.

Его причислили рядовым в Оренбургский отдельный корпус, наложив запрет на все виды творчества, включая литературу и живопись.

Некоторое разнообразие в унылую жизнь ссыльного внесло участие в экспедиции по Аральскому морю. Руководитель похода проявил к Шевченко лояльность и в нарушение воли царя разрешил зарисовывать побережье. Неизвестно, кто доложил об этом в столицу, но по окончании экспедиции начальству пришлось отчитываться за непослушание, а художник отправился в новую ссылку, на сей раз в настоящее захолустье. Власти определили его местопребыванием крошечный порт на Каспийском море. Затерянное в песках, продуваемое всеми ветрами поселение на полуострове Мангышлак вначале именовалось Форт-Александровский, затем Новопетровское, а впоследствии получило название Форт-Шевченко по имени самого знаменитого обитателя.


Памятник Владимиру Святославичу

Не имея возможности рисовать, ссыльный поэт занимался лепкой, фотографировал, изучал русский язык и даже пробовал на нем писать. Созданные тогда поэмы «Княгиня», «Художник» и «Близнецы» позже были изданы в Киеве.

Будучи превосходным литератором, Шевченко внес значительный вклад в развитие русской живописи. Предпочитая письмо маслом, он был отменным графиком, скульптором, виртуозом декоративного оформления. Владение техниками акварели, офорта, рисования карандашом, сангиной и пером помогало создавать законченные произведения в разных видах изобразительного искусства.

Оставив потомкам более тысячи картин, Шевченко прославился главным образом как писатель. Его стремление к «поэтическому слову» было настолько сильным, что выходу в свет литературных произведений не мешали ни цензура, ни запреты, ни жизненные невзгоды. «Странное, однако ж, это всемогущее призвание, — отмечал поэт в своем „Дневнике“. — Я хорошо знал, что живопись станет моей профессией… И вместо того… сочинял стихи, за которые мне никто ни гроша не заплатил и которые, наконец, лишили меня свободы…»

В 1857 году благодаря покровительству вице-президента Академии художеств графа Ф. П. Толстого Шевченко вышел на свободу. Он вернулся в Санкт-Петербург, где полностью посвятил себя искусству. Поездка на родину два года спустя имела целью обычный отдых, но полузабытые места пробудили ностальгию, заставив принять иное решение. Задумав поселиться на Украине, поэт приобрел усадьбу недалеко от Киева, но жить в доме на крутом берегу Днепра ему так и не довелось. Тяжелые годы ссылки, постоянные неудачи, нелегкое существование в холодном городе подорвали и без того слабое здоровье.

Шевченко умер в Санкт-Петербурге зимой 1861 года и был похоронен на Смоленском кладбище. В начале весны друзья переправили его прах в Киев и с почестями погребли на вершине горы, вблизи необжитой усадьбы. Таким образом, сбылось пожелание, о котором поэт упоминал в одном из последних стихотворений:


Памятник Тарасу Шевченко

…Как умру, похоронитеМеня на могиле,Посреди степи широкой,На Украине милой…

Почти столетие понадобилось киевлянам для того, чтобы почтить память великого соотечественника монументом более достойным, чем могильная плита «посреди степи». Место для каменного образа Тараса Шевченко было выбрано не случайно. Его статуя работы скульптора М. Г. Манизера сменила монумент Николаю I, виновному в несчастьях и безвременной кончине поэта. Сегодня фигура Шевченко со склоненной в раздумье головой возвышается на постаменте из темно-красного гранита. Поэт изображен грустно взирающим вдаль, может быть на город, с которым связаны лучшие годы его жизни.

Памятник Тарасу Шевченко стоит на пересечении главных аллей небольшого парка, напротив нового Киевского университета. В память поэта также назван бульвар, представляющий собой широкую улицу, в середине которой посажены тополя. Продолжением бульвара служит Брест-Литовский проспект, пленяющий обилием зелени и цветов. Озеленение во многом способствовало украшению Киева.

Просторный Брест-Литовский проспект, подобно многим улицам города, больше напоминает аллею, хотя заводы, корпуса киностудии, здания институтов и современные жилые дома придают ему внушительный вид. Последние отличаются простыми формами, крупными, но легкими объемами. Торцевые части нескольких зданий украшены монументально-декоративными панно.

Благодаря скромному декору новые постройки не противоречат классическому стилю и, кроме того, отлично выглядят в обрамлении темной зелени. Похожий прием использовали создатели памятника А. С. Пушкину, установленного в сквере, получившем его имя. Русский поэт изображен сидящим в непринужденной позе на фоне березовой рощи. Созданный в 1962 году скульптором А. А. Ковалевым и архитектором В. Г. Гнездиловым монумент логично завершил композицию проспекта, придав индивидуальность этому уголку города.


Здание Совета министров, 1930-е годы

В 1802 году Киев получил право на самоуправление, и горожане решили отметить это событие возведением монумента. Проект памятника в честь Крещения Руси и возвращения Киеву Магдебургского права выполнил архитектор Меленский, лично осуществивший свой замысел. В 1808 году на берегу Днепра появилась высокая колонна тосканского ордера. Со стороны Крещатика к ней вела деревянная лестница, а затем городские власти устроили более презентабельный каменный подъем. С тех пор окруженный вековыми деревьями памятник стал одним из лучших уголков набережной.

Для возведения еще одного крупного киевского памятника пришлось снести часовню, где, по преданию, крестились сыновья князя Владимира Святославича. Бронзовый монумент самому князю был сооружен по чертежам скульптора В. И. Демут-Малиновского и архитектора К. А. Тона; осуществлял проект скульптор П. К. Клодт.

Владимир с крестом в правой руке стоит, глядя на реку, на высоком приднепровском холме. Высокий пьедестал исполнен в виде башнеобразной византийской церкви. Четкий и выразительный силуэт памятника особенно эффектно смотрится издали, когда невозможно разглядеть детали, а вместе с ними исчезает дробность и слишком явная вблизи измельченность форм. Создателям удалось связать свое произведение с окружающим ландшафтом.


Памятник А. С. Пушкину


Здание Верховного Совета, 1930-е годы

Вопреки стандарту постановки больших статуй — в центре площади или на пересечении улиц — памятник Владимиру разместили на откосе крутой 70-метровой горы. Природная возвышенность служит естественным пьедесталом, поэтому скромных размеров монумент заметен со всех сторон, причем в самых неожиданных ракурсах.

С соседней горы памятник виден сверху, на фоне широкой глади Днепра и уходящих за горизонт полей. Со стороны Владимирского спуска он вырисовывается на фоне синего неба; с противоположного участка выделяется четким силуэтом на гребне откоса вздымающейся горы. Но еще динамичнее памятник воспринимается с середины реки, например с теплохода, когда кажется, что князь стоит неподвижно, а город медленно проплывает мимо него, как декорация на гигантской сцене. Со времени возведения памятника Владимирская горка стала излюбленным местом отдыха. Отсюда киевляне обозревают просторы Днепра с лугами, дубравами и синеющими далями лесов, любуются суетливым Подолом. На фоне тающих в дымке пригородов прекрасно виден гранитный берег с пристанью, противоположный холм с белоснежной ротондой и часть Крещатика с домами, выкрашенными по древней традиции светлыми красками.

Оглавление книги


Генерация: 0.273. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз