Книга: Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя

Дело было в Потоке…

Дело было в Потоке…

Село Поток расположено почти на самом краю Бокситогорского района, близ границы Вологодской области. Место это старинное, с уникальной интереснейшей историей. Любопытные страницы прошлого этого села связаны с семьей Крымзенковых. В столице они занимались булочным и кондитерским делом, а селе Поток обосновались в 1910 году. Здесь пережили тяжелое время революции и Гражданской войны…

Сведениями из семейного архива с автором этих строк поделилась Наталья Васильевна Крымзенкова. «Мои предки происходили из крестьян южной России, – рассказала она. – Какое-то время они жили в Калужской губернии, именно там родился мой дед Василий Федорович Крымзенков. В конце XIX века Крымзенковы приехали в Петербург и стали заниматься выпечкой булок и кондитерской сдобы».

Прадед Натальи Васильевны, Федор Кондратьевич Крымзенков, основал знаменитую кондитерскую на Невском проспекте в Петербурге, которая сегодня хорошо известна всем под названием «Север». Предшествовало этому открытие булочной на том же Невском проспекте, на углу Садовой улицы.

Как человек состоятельный, купец первой гильдии, он занимался благотворительностью, что в то время было нормой для людей его круга. В 1898 году в Казанской губернии в селе Ямашево на его средства и деньги прихожан была построена церковь Рождества Христова.

«С божьей помощью булочное производство развивалось успешно, – продолжила рассказ Наталья Васильевна, – и Федор Кондратьевич решил перейти на производство пирожных и тортов. В 1900 году его сын Василий Федорович отправился в Европу за опытом. Побывал на Всемирной выставке в Париже, познакомился с кондитерским производством во Франции и Германии. В семейном архиве была фотография, которую мой папа называл „Я в Париже“. На ней были изображены Василий Федорович с женой Ольгой Константиновной, стоящие на балконе парижской гостиницы, незадолго до рождения моего отца».


Владелец кофейни В.Ф. Крымзенков, купивший в 1910 году усадьбу в Потоке. Фото около 1915 года. Из семейного архива Н.В. Крымзенковой

Когда в начале ХХ века на Невском проспекте построили здание Сибирского торгового банка, Федор Кондратьевич открыл в цокольном этаже кофейню под названием «Централь». Впоследствии она именовалась «Норд», а сегодня – «Север». Кафе пользовалось популярностью всегда – со всего города сюда ехали за лакомством, даже на улице стояла очередь. Оно прошло через все перипетии нашей истории, и сегодня является одним из брендов Петербурга…

С начала 1910-х годов семья Крымзенковых каждое лето выезжала в свой загородный дом в селе Поток нынешнего Бокситогорского района. В те времена Поток относился к Устюжскому уезду Новгородской губернии.

Участок земли в 148 десятин Василий Федорович Крымзенков купил в 1910 году у Аделаиды Михайловны фон Поппен – вдовы инженер-полковника Эдуарда Фромхольда Рудольфа Поппена. В состав участка входили сенокосы, леса (сосновые, еловые и смешанные), вырубки, дороги, часть реки Лидь.

В домашнем архиве Натальи Васильевны Крымзенковой сохранились письма правнучки Эдуарда Поппена (по материнской линии) – Елены Владимировны Климовой. В них она много и подробно рассказывала об усадьбе и окрестных местах, поскольку сама родилась (в 1890 году) и выросла в соседней усадьбе – Горки. К этим местам она относилась очень трепетно.

Прадед Елены Владимировны по отцовской линии, Ушаков, купил когда-то три усадьбы по соседству – Поток, Никольское (Верховье) и Подборовье (Горка). Вместе с братом они были видными русскими военачальниками, героями Отечественной войны 1812 года – их портреты (Павла Николаевича и Сергея Николаевича Ушаковых) можно видеть в Военной галерее Зимнего дворца.

Впоследствии усадьбы переходили из рук в руки, и Поток оказался в собственности прадеда Елены Владимировны по материнской линии – Эдуарда Поппена. Такое вот переплетение семейств и родов…

Елена Владимировна обучалась до революции в Ксениинском институте благородных девиц в Петербурге. В этом учебном заведении, помимо языков, рисования, естественных наук, танцев, рукоделия воспитанницам преподавали бухгалтерию и товароведение, так что кроме привычных мест домашней учительницы или профессиональной швеи девушки могли искать службу на промышленных предприятиях.

«Мой отец, юрист по образованию, окончил Петербургский университет, разделял передовые взгляды студенчества своего времени, – рассказывала Елена Владимировна. – Эти же взгляды он привил и своей жене, которая была студенткой Варшавской консерватории.

Дед служил в Западном крае в акцизном ведомстве. В Ковно он заведовал сборами, разъезжал всегда по участкам на прекрасных лошадях, покупал их на Хреновском конном заводе. Получив в наследство Подборовье, дед с братом продали имение. Поток от них и вовсе ушел в руки авантюристов. Вырученные деньги дед с бабушкой потратили на путешествие по западным странам, потом обосновались в Риге, ездили на зиму в Крым. Когда пришла пора учить внуков в средних школах, то переехали в Петербург и всех у себя объединили, чтобы учились в столице. Усадьбу Горку на клочке земли в 70 десятин, уцелевшем от Подборовья, дед стал строить только в 1904 году.

Инженер Эдуард фон Поппен купил Поток у какого-то разорившегося помещика ушаковских времен, завел хороших лошадей и скот, механизировал сельскохозяйственные работы, купив молотилку и веялку, предоставлял их в пользование трудолюбивым потоцким крестьянам.

По семейной легенде, после смерти первой жены Поппена местный исправник внушил 85-летнему старцу, что тот молод и полон сил, и за три тысячи рублей какой-то поп обвенчал старца с любовницей исправника – Аделаидой Михайловной. Новая владелица начала веселую жизнь, «пускала на ветер» золото, деньги, меха и все, что можно, пока не перезаложила Поток в банках.

Дети Эдуарда фон Поппена (один из них был дедом Елены Владимировны Климовой) не сразу узнали, что их отец женился второй раз. Когда они приехали к нему в Поток, то нашли отца совсем больным. «Мадам» заявила детям, что она хозяйка всего по завещанию мужа. Сыновьям удалось взять из Потока лишь несколько памятных фамильных реликвий. Дед Елены Владимировны взял чучело головы оленя, которое помнил с детства, когда еще в Архангельске, где отец его строил канал к Белому морю, этот предмет висел в прихожей, весь увешанный шапками инженеров-путейцев, бывавших в доме родителей.

После второй женитьбы старец Эдуард фон Поппен вскоре умер, и спустя еще какое-то время Аделаида Михайловна продала Поток в 1910 году Василию Федоровичу Крымзенкову.

Деревня Поток была небольшая. В ней была церковь, в которую приходили за восемь – десять верст, кладбище. В центре находилось волостное правление, были писари и курьеры. Бытовавшее название Погост-Поток указывало, что место старинное. Здесь когда-то шла уплата налога удельному князю, здесь бывали гости-купцы, происходили небольшие ярмарки. Само же наименование Поток шло от того, что по реке Лидь можно было легко попасть в Чагоду, а далее в Мологу и в Волгу. Говорили, что от Лиди вода течет в Волгу своим ходом – потоком.

На территории усадьбы стояло очень большое гумно с ригой. Прежняя хозяйка Поппен сдавала это гумно театральному кружку из местной и приезжей интеллигенции. Там бывали спектакли, концерты, танцы. Традиция сохранялась и при Крымзенковых.

Для большой семьи Крымзенковых усадебный дом был тесен, но все они полюбили это имение и жили очень дружно. Находилось оно за деревней, с большака к нему шла еловая аллея».

В результате революции и последовавшей национализации купец Василий Федорович Крымзенков стал буквально нищим. У него к тому времени было восемь детей: трое мальчиков и пять девочек. Младшей дочери было три года. Выживать помогали бывшие служащие, потому что уважали и любили своего бывшего хозяина. В конце 1917-го или в начале 1918-го Крымзенковы переехали из Петрограда в Поток, где и жили на протяжении четырех лет.

«Мой отец, которому тогда было уже шестнадцать лет, никогда не рассказывал мне, как и при каких обстоятельствах семья покинула Петроград, – рассказывает Наталья Васильевна. – Это было семейной тайной. Известно, что в Потоке после революции Крымзенковы выживали натуральным хозяйством, пока новые власти не отобрали скот, землю, лошадей, птицу. Оставили только одну лошадь. Ухаживала за ней дочь Василия Федоровича Ольга. Она умела пахать землю, вести хозяйство, и вскоре вышла замуж за крестьянина-колесника Федоровского из деревни Внезапное, хотя семья и не одобряла ее выбора».


На заднем плане – усадьба Крымзенковых (бывшая фон Поппена) в Потоке. Фото 1910-х годов. Из семейного архива Н.В. Крымзенковой

В 1922 году, вскоре после начала НЭПа, когда многое стало возвращаться в привычную колею, семья Крымзенковых вернулась в Петроград. Василий Федорович Крымзенков, бывший владелец кофейни, служил кооператором, экспертом в торговом порту, агентом на железной дороге. Умер он 24 марта 1929 года. «В семейном архиве сохранилась его трудовая книжка, полученная в 1922 году, – поясняет Наталья Васильевна. – По Конституции 1918 года она полагалась вместо паспорта. Так было в Петрограде и в Москве. Трудовая книжка свидетельствовала об участии ее владельца в трудовой деятельности, служила удостоверением личности и документом на получение продовольственных карточек».

Из всей семьи Крымзенковых в деревне осталась только вышедшая замуж Ольга. В 1923 году у нее родился сын – Вячеслав Иванович Федоровский, ставший впоследствии гордостью семьи.

Очерк о жизни В.И. Федоровского вошел в книгу «200 вы – дающихся деятелей современности – участники войны». «Родился 28 марта 1923 года в деревне Внезапное Ефимского района Ленинградской области, в семье крестьянина, – говорится в очерке. – Детство Вячеслава Ивановича протекало далеко не безоблачно. В семье было четверо детей, он – старший. Жили бедно. Школы поблизости не было. Приходилось ходить за 10 километров в село Скнятино и там снимать в избе угол. Тем не менее он с отличием окончил Скнятинскую семилетку и поступил в Московский строительный техникум…».

Потом была война, битва под Москвой, тяжелое ранение подо Ржевом, госпиталя, затем – офицерские курсы, участие в разгроме Японии. Среди его военных наград – орден Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За победу над Японией».

В 1946 году Федоровский уволился из армии, вернулся в Москву, защитил диплом в строительном техникуме и поступил в Московский институт строительных материалов. Именно там он и получил предложение перейти на работу в органы госбезопасности. В 1955 году после окончания разведшколы Вячеслава Федоровского командировали в Голландию, в советское посольство. Здесь он проработал пять лет. Ему удалось внедрить агента в одну из американских спецслужб в Брюсселе, завербовать несколько ценных агентов и провести ряд ответственных операций. После Голландии последовала работа в Японии и центральном аппарате КГБ, позднее Федоровский заведовал протокольным отделом в Комитете по науке и технике Совмина СССР.

В те же годы В.И. Федоровский начал заниматься переводами зарубежных детективов. Это занятие пришлось ему по душе. Литературное увлечение постепенно переросло в профессию. Затем он перешел на работу в Литфонд Союза писателей СССР. В 1983 году Федоровского приняли в члены Союза писателей СССР. В 1989 году он основал издательство «Ветеран МП» (МП – московские писатели). 9 мая 2000 года Президент России В.В. Путин наградил Вячеслава Ивановича часами и присвоил ему звание полковника.

Оглавление книги


Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз