Книга: Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя

«Совершенно как в раю»

«Совершенно как в раю»

Немало петербургских аристократов проводили северное лето, короткое, но порой знойное и душное, в окрестностях Петербурга. К их числу относился и Иван Иванович Толстой – его «пенатами» был полуостров Ниттюсаари в нынешнем Выборгском районе Ленинградской области.

Уникальным источником информации о жизни И.И. Толстого служит его дневник, записи в котором он вел каждый день, год за годом, скрупулезно и подробно. В 2011 году дневник опубликовали – он был подготовлен к печати в Санкт-Петербургском институте истории Российской Академии наук под научной редакцией академика Б.В. Ананьича. Записи Толстого охватывают период с сентября 1906 года по апрель 1916 года. Сохранились они в домашнем архиве его внучки – Людмилы Ивановны Толстой.

«Иван Иванович Толстой, несомненно, принадлежал к лучшей части петербургской интеллигенции начала прошлого века», – уверен Борис Васильевич Ананьич. – Главное в понимании интеллигенции – порядочность, в том числе и политическая. И любовь, и преданность тому делу, которым занимаешься. И, конечно, патриотизм, только не в его крайнем выражении. Сейчас таких людей единицы».

Иван Иванович Толстой принадлежал как раз к их числу. Занятия его были в высшей степени многообразны. Известный нумизмат и археолог, почетный член Академии наук и Академии художеств, вице-президент Академии художеств с 1893 по 1905 год, министр народного просвещения в 1905–1906 годах и городской голова Петербурга в 1914–1915 годах.

Как явствует из дневника, он был человеком явно прогрессивных взглядов, хотя и никогда не покушался на основы тогдашнего государства. Готовил проект введения для всех местностей России всеобщего начального обучения. Боролся за отмену процентной нормы евреев при поступлении в вузы. Был убежденным сторонником совместного обучения мужчин и женщин и расширения всеобщих избирательных прав. Выступал последовательным противником смертной казни и считал, что ее использование в ответ на революционный террор вовсе не спасет ситуацию. Для Толстого существовал «культ справедливости», вне зависимости от ее партийной окраски.

Будучи аристократом в самом изысканном смысле этого слова, граф Иван Иванович Толстой в обыденной, домашней, семейной жизни был человеком, далеким от барских замашек. Что и подтверждал характер его летнего отдыха.

«Наше милое Niittysaari» – так называл свои любимые «пенаты» Иван Иванович Толстой. «Воздух и тишина совершенно как в раю!» – восклицал он в первый день пребывания здесь в летнем сезоне 1907 года.

Из чего складывался дачный отдых видного общественного деятеля? Конечно, каждое утро начиналось с новостей из Петербурга. Главным средством информации служили столичные газеты, а их отсутствие (что порой случалось) приводило к настоящему информационному голоду. «Сегодня не получал газет, а потому не знаем, что делается на белом свете», – сокрушался Иван Иванович Толстой (запись от 31 мая 1907 года).

Газеты не доставлялись в воскресенье: в Финляндии строго соблюдалось правило воскресного отдыха, в том числе и для почтовых служащих. Поэтому воскресные газеты Толстой получал только в понедельник. Не приходили газеты и в праздники. «Газет мы из-за финского Троицына дня не получали, а потому о происходящем на белом свете ничего не знаем», – огорчался Толстой (запись от 22 мая 1911 года).

Непременным атрибутом жизни на Ниттюсаари было купание в море. Но самое главное – почти каждый день здесь был связан с активной физической работой, приносившей Толстому истинное удовольствие и наслаждение. Речь шла о работе в лесу на территории имения, которой он занимался и сам, и вместе с домочадцами. «…Занимаюсь чисткой леса по утрам: пилю сучья и целые деревья: здоровая и приятная работа», – отмечал Иван Иванович Толстой.

Иногда знойная жара не давала работать в лесу. «Утром я поработал в лесу, обливаясь потом более часа, но должен был бросить работу из-за мух и слепней, носившихся вокруг меня целою тучей и кусавшихся ужасно больно» (запись от 19 июня 1907 года). Спустя неделю Толстой записывал в дневнике: «Сегодня в 2 час. дня уехали в Петербург Гиль и Жебелев после четырехдневного пребывания здесь. Последний каждое утро работал вместе со мной в лесу, очищая деревья от сухих веток, спиливая можжевельники и выкорчевывая старые, гнилые пни. Много вместе потели».

Но главным помощником Ивана Ивановича Толстого по работе в лесу был его сын Иван – будущий филолог, профессор кафедры классической филологии Петроградского (Ленинградского) университета.

«Несмотря на дождь, работали утром втроем, и за одно утро соорудили дорожку на поляне к дубу, под которым поставили скамейку», – сообщал Толстой 6 августа 1908 года. Через три дня, 9 августа, в дневнике появилась следующая запись: «В 11 час. приехал к нам инженер из Выборга осмотреть наше водоснабжение. Он застал нас троих в лесу за работою. Показали ему наш ключ и колодец и условились, что он во вторник приедет для изысканий относительно возможности устроить артезианский колодец. Только что он уехал, как приехала г-жа Буттенгоф с „фотографистом“ снимать виды Niittysaari для открыток». (Госпожа Буттенгоф была супругой соседа Толстых Эмиля Буттенгофа, владельца усадьбы на Коркеасаари).


И.И. Толстой. Фото начала ХХ века

Кроме работы в лесу, были еще занятие в саду. «Купили насос для поливки газона и новых посадок, а то все грозит засохнуть», – записал Толстой 29 мая 1910 года.

Важные события дачной жизни – визиты гостей из Петербурга. У Толстого на Ниттюсаари бывали государственные деятели и люди из мира искусства. Чаще других в дневниках Толстого упоминаются филолог Сергей Александрович Жебелев – историк античности и археолог, профессор Петербургского университета, а также нумизмат и коллекционер Христиан Христианович Гиль, внештатный сотрудник Эрмитажа.

Нередким гостем Толстых был художник Петр Иванович Филатов. «Работали утром с Ваней вдвоем: Филатов писал этюд. Он сегодня уехал на очередном пароходе в 6 час. вечера» (запись от 12 июня 1910 года).

Однажды Толстого навестил Илья Ефимович Репин. «В 1 час без предупреждения на экстренном пароходе к нам приехал Репин, как раз к обеду, – сообщал Иван Иванович Толстой 30 мая 1910 года. – Рассказал, что он, по поручению Саратовского земства, исполнил портрет Столыпина… После обеда повели Репина в лес и поднялись с ним на башню. Жара невероятная: в тени почти 23 градуса! Уехал Р[епин] с очередным пароходом в 6 час. Так как мы сегодня, из-за воскресенья, сидим без газет, то Р[епин] передал свой экземпляр „Речи“».

Случалось, бывали и непрошенные гости. «Ко мне приезжали двое, – записал Толстой в дневнике 17 июня 1907 года, – какой-то студент, живущий на даче поблизости; просил позволения охотиться у нас на тетеревей; я решительно отказал, так как мы принципиально и сами не охотимся, и другим запрещаем убивать дичь у нас… Студент рассказывал, что они сняли дачу всемером (три студента, две консерваторки, медичка и бестужевка) и живут коммуною; им обходится жизнь по 8 руб. в месяц на брата! А все же стрелять я запретил!».

А однажды, гуляя в окрестностях дачи, Иван Иванович наткнулся на… военный отряд. Вот как это произошло. «Из-за дождя не работали в лесу, – отмечал Толстой 21 августа 1911 года, – но я сделал небольшую прогулку и наткнулся у нашей башни на эскадрон драгун, присланных, по словам спрошенного мною солдата, для обследования всей местности вокруг „вышки“ и осмотра всех дорожек. Очевидно, этот наезд находится в связи с укреплением и защитой Финского побережья…».


И.И. Толстой. Портрет работы И.Е. Репина. 1893 год

Приятными событиями на Ниттюсаари были семейные праздники. Среди них – 25 июня, день рождения супруги Ивана Ивановича Толстого. «Много гуляли, ездили на лодках и ловили щук „на дорожку“; жена поймала двух ? фунтовых, в полчаса времени», – так провели этот день в 1907 году.

Довольно часто совершались поездки «для закупок» в расположенный недалеко Выборг. «Поразительно, как город за последнее время развивается и украшается новыми красивыми зданиями и хорошими магазинами», – отметил Толстой 29 мая 1908 года.

В июне 1910 года Толстым довелось наблюдать торжества по случаю 200-летия взятия Выборга русскими войсками. «Из города до нас доносится целый день грохот салютационных выстрелов. К торжеству готовились уже года два и ожидался сам государь. Он не приехал…».

Немало место на страницах дневника отведено жалобам на капризное непостоянство северной погоды. То африканский, тропический зной, то осенний холод, и так все время! «Положительно, мы переселились в итальянский климат! – восклицал Толстой 2 июля 1907 года. – Вот уже 10 дней подряд температура напоминает Неаполь или Палермо!». Но уже спустя день все переменилось: «С утра льет дождь, как из лейки. Ничто не напоминает середины лета: после недавних жаров наступил какой-то сентябрь или даже октябрь!».

Печальным событием жизни на Ниттюсаари стала смерть летом 1907 года любимой собаки по кличке Аккорд. «Целый день возились с Аккордом, который медленно умирает, по-видимому, от болезни сердца, – записал Иван Иванович Толстой 12 июля. – Бедная собака постепенно слабеет, но умирает довольно спокойно. Лиля трогательно за ним ухаживает и всеми мерами старается облегчить его страдания». На следующий день любимая собака скончалась. Горю домочадцев не было предела, однако даже в такой ситуации Толстой не терял ясности ума.

«Сегодня хоронили Аккорда, – сообщал от 15 июля. – Я вырыл в лесу могилу, и его принесли туда Ваня и Лиля в деревянном ящике, специально заказанном Лилею Маатикайнену. Я должен сознаться, что вся эта церемония (Лиля ужасно убивалась, целовала мертвую собаку, заказала шелковый тюфяк и шелковую подушку, на которые Аккорд и был уложен) меня расстроила в том отношении, что не только Лиличка, но и моя жена проявили чрезмерную чувствительность и трактовали собачку (которую я лично, признаться, очень любил и которой мне жаль) как какого-то умершего ребенка. Мне это кажется очень уж неподходящим и оскорбительным для человеческого чувства»…

И, напоследок, небольшая справка о полуострове. По данным исследователей, еще в начале XIX века в этих местах было образовано крупное имение Хотакка, земельные угодья которого занимали в том числе и Ниттюсаари. Большая деревянная вилла графа Толстого до наших дней не сохранилась – она погибла во время «зимней войны» 1939–1940 годов. Представляла она собой двухэтажный особняк с мансардой и двумя открытыми верандами, с которых открывался вид на море. После отделения Финляндии Толстые навсегда покинули имение, а земли перешли в собственность государства. С 1927 года имением владел юрист Лаури Метсялампи, который перестроил дом и разбил красивый парк с липовой аллеей, серебристыми ивами и шиповником. До нашего времени от «толстовских времен» сохранился только гостевой домик, да и то в несколько перестроенном виде…

Оглавление книги


Генерация: 0.122. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз