Книга: Легендарные улицы Санкт-Петербурга

Мичуринская улица

Мичуринская улица

Эта улица, идущая от Петровской набережной до пересечения Конного переулка и Малой Посадской улицы, неоднократно меняла названия. Участок между современными Пеньковой улицей и улицей Куйбышева, согласно рассуждениям Комиссии о Санкт-Петербургском строении 1738 года, должен был именоваться Троицкой Наличной улицей. Первая часть названия связана с Троицкой церковью, стоявшей почти со времени основания Петербурга и до 1930-х годов на одноименной площади; вторая же часть отражала расположение улицы на передней, «лицевой» стороне относительно Троицкой площади.

Участок между улицей Куйбышева и Малой Посадской улицей предполагалось назвать Троицким переулком. Однако оба названия практически не употреблялись.

Первое реально существовавшее наименование – Гагаринская улица – появилось в 1798 году и существовало до 1835 года. Происходило оно от Гагаринского пенькового буяна, то есть хранилища пеньки, которое располагалось в начале улицы, на месте современного дома № 1. После 1835 года это название было вытеснено другим, появившимся параллельно в 1822 году, – Малая Дворянская улица. Малой Дворянской она стала потому, что пересекала Большую Дворянскую, нынешнюю улицу Куйбышева, которая вела свое название с первой половины XVIII столетия, так как вокруг нее селились первые жители Петербурга – сподвижники Петра I, имевшие дворянский титул. Иногда в состав Малой Дворянской включали и участок от Конного переулка до Каменноостровского проспекта, в 1846 году окончательно отошедший к Малой Посадской улице.

В октябре 1918 года, за месяц до первой годовщины октябрьского переворота, улицу переименовали «в пику» прежнему названию. Богатому сословию противопоставили бедное. Улица стала 2-й улицей Деревенской Бедноты. 1-й стала соответственно Большая Дворянская улица.

С этими громоздкими и неуклюжими названиями улицы просуществовали сравнительно недолго. 2-я улица Деревенской Бедноты по постановлению Ленгорисполкома от 10 сентября 1935 года стала называться Мичуринской, в честь умершего незадолго до этого Ивана Владимировича Мичурина (1855–1935), «великого преобразователя природы», как любили называть этого русского ученого-селекционера. Он считался символом трудолюбия и целеустремленности. И это – сущая правда. В поместье отца мальчиком он практически все время посвящал наблюдению за растениями. Однако в молодости ему пришлось многое претерпеть, чтобы всецело посвятить жизнь садоводству.

Исключенный из гимназии «за непочтительность к начальству», Иван Мичурин открыл у себя дома ремонтную мастерскую, приводя в порядок часы, швейные машины, велосипеды. Все деньги он тратил на садоводческую литературу. К 33 годам он смог приобрести наконец земельный участок. На нем он стал проводить опыты по скрещиванию плодовых деревьев для получения новых сортов, которые могли бы давать хорошие урожаи в средней полосе России.

Мало кто знает, что именно Ивану Владимировичу мы обязаны появлением в России американского растения арония, известного у нас как черноплодная рябина, и японской яблочковой розы, ныне растущей повсеместно, с розовыми (иногда белыми) цветами, шершавыми листьями и большими красными плодами, которые так любят птицы. Последнюю Мичурин привез не просто так – он хотел на ее основе вывести морозоустойчивые сорта роз, но вместо этого увлекся яблоками.

Первое признание Мичурин получил в 1911 году на Всемирной выставке во Франции. Через год ученого позвали работать в США, предлагая выгодные условия, однако Мичурин отказался, несмотря на то что в России его работы не очень-то признавали. Протоиерей города Козлова, в котором работал селекционер, требовал даже прекратить работы по скрещиванию растений, поскольку они, с его точки зрения, противоречили догматам христианской церкви. Зато в советское время имя Мичурина было превознесено! Была создана комиссия для изучения опытов Мичурина, мичуринский питомник был технически оснащен, а в 1928 году преобразован в селекционно-генетическую станцию плодово-ягодных культур имени Мичурина.

После смерти ученого его научное наследие было вульгаризировано, чему немало способствовал враг генетики, «народный академик» Трофим Денисович Лысенко. Первое, с чем ассоциируется фамилия Мичурина сейчас, это фраза: «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее – наша задача». Фраза, укладывавшаяся в диалектику развития общества по понятиям сталинского социализма, нанесла серьезный вред и природе, и доброму имени Ивана Владимировича Мичурина.

Дом № 5 – пожарная часть, образец «кирпичного» стиля 2-й половины XIX века

Дом № 19 – дом и багетная мастерская Гофмана (начало XX века)

Дом № 21 – дом Шмерко, доходный дом 1910-х годов

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.084. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз