Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Церковь Хора

Церковь Хора

До перенесения римской столицы на берега Босфора обитель Хора была загородным монастырем и располагалась в окрестностях Византия. Название ее по-гречески так и означает — «сельский скит вне стен города», «монастырь в поле». Когда при императоре Константине Великом город разросся, монастырь стал пригородным, а при Феодосии Великом, по повелению которого была сооружена вторая крепостная стена, он оказался уже на окраине Константинополя, однако сохранил свое прежнее название — «монастырь в поле».

Расцвет храма связан с Феодором — дядей (со стороны матери) императрицы Феодоры. Император Юстиниан назначил его протопатрикием и отправил в Малую Азию воевать с персидским царем Хозроем. Феодор блистательно справился с возложенной на него задачей, разбил персов и вынудил их подписать выгодный для византийцев мир. Закончив поход, Феодор отправился назад, но по дороге передал войско полководцу Велизарию, а сам с двумя учениками — Феопластом и Тимофеем — решил посетить святые места Палестины. Обойдя Святую Землю, они потом все трое поселились в Антиохии, где и приняли постриг.

Феодор скрывал свое имя, но вскоре слава о его святости распространилась широко, и к нему со всех сторон стали приходить люди за советом и благословением. Наконец — совсем случайно — Феодор был узнан, о нем сообщили императору Юстиниану, и тот немедленно вызвал дядю своей супруги в Константинополь. Поехал Феодор в столицу в свите Антиохийского патриарха, отправлявшегося на заседания церковного Собора. Когда Собор закончил работу, Феодор хотел вернуться в свою келью в Антиохию, но император упросил его остаться в Константинополе. Феодор нехотя согласился и стал подыскивать место, где бы мог продолжить свои монашеские подвиги.


Церковь Хора 

На холме неподалеку от городских ворот, на земле вельможи Харисия, он нашел маленький монастырь, стоявший в тихой части города. В центре обители располагалась церковь, представлявшая собой небольшой, очень древний и очень скромный храм. Феодор поселился здесь со своими учениками, потом принял еще несколько человек братии, и зажили они тихо и свято. Но в 557 г. случилось сильное землетрясение, от которого все монастырские постройки повалились. Император Юстиниан заново выстроил обитель, расширил ее, возвел прекрасный храм во имя Пресвятой Богородицы и окружил монастырь высокими стенами. А Феодор основал при обители богадельню и больницу.

После того как церковь была роскошно украшена живописью и мозаикой, она стала одним из лучших сооружений Константинополя. Расположившаяся в центре обширного монастыря, церковь Хора представляла собой здание с центральным нефом и двумя нартексами; центральный свод ее поддерживался цилиндрическим барабаном с устроенными в нем окнами. Маленькие купола, тоже опиравшиеся на цилиндрические барабаны и с такими же проделанными в них окнами, освещали нартекс.

При латинянах церковь Хора пришла в полное запустение, а здание ее обветшало настолько, что в XII в. уже грозило обрушиться. Поэтому когда византийские императоры покинули Большой дворец и переселились во Влахерн, монастырь и церковь Хора оказались в ближайшем соседстве с ним — в богатой и аристократической части города. Обитель сделалась предметом царского попечения, и Мария Дука (теща императора Алексея I Комнина) перестроила храм в соответствии с планами церквей того времени. Внутри храм, посвященный Иисусу Христу, был украшен цветным мрамором и прекрасными мозаиками. Феодор Метохит — любимый советник императора Андроника II Палеолога, просвещеннейший человек своего времени, дипломат, богослов, философ, историк, астроном, поэт, покровитель искусств — на свои средства полностью отреставрировал монастырь и храм, к которому прибавил боковую галерею (может быть, чтобы устроить в ней место погребения). Были обновлены также внутренние украшения (за исключением центральной части, которая осталась без перемен).

«Метохит пользовался полным доверием императора, который не имел от него никаких тайн и даже женил своего племянника на умной и образованной Ирине (дочери Метохита). Однако, несмотря на высокий почет, ему оказываемый, Метохит с тревогой думал об опасностях, угрожавших стране из-за философских и религиозных раздоров. Он непрестанно указывал императору и на турецкую опасность, которая, как ему казалось, когда-нибудь станет причиной полной гибели Византии.

Внутренние смуты усиливались день ото дня, и император и вельможа находились в весьма затруднительном положении. Во время междоусобиц 1321 — 1328 гг. Метохит показал себя талантливым посредником между императором и его честолюбивым внуком Андроником Младшим, претендовавшим на византийский престол. Чтобы не навлечь на себя ненависти той и другой стороны, Метохит сначала был беспристрастен к обеим партиям. Но когда между императором и внуком произошел разрыв, он встал на сторону своего старого владыки и отверг все обещания Андроника Младшего. И стал первой его жертвой…

Ночью 22 мая 1328 г. тот, благодаря измене императорской стражи, проник со своим войском в город. Дом Метохита был разрушен до основания и разграблен, самого вельможу сначала бросили в тюрьму, а потом изгнали из города. Но впоследствии ему разрешили вернуться, и он окончил свои дни в монастыре Хора, где прожил до середины марта 1332 г., приняв в иночестве имя Феолепт.

Вместе с Метохитом в монастыре содержался его друг — крупный ученый Никифор Григор, который в своем сочинении так писал нем: «С утра до вечера он (Метохит. — Н. И.) всецело отдавался общественным делам, как будто наука была ему совершенно безразлична. Но вечером, покинув дворец, он погружался в науку до такой степени, словно он был ученым, не имеющим абсолютно никакого отношения к другим делам».

После захвата Константинополя турками церковь Хора еще некоторое время оставалась христианским храмом, который служил местом тайных собраний христиан, желавших сбросить турецкое иго. Об этом донесли султану Баязиду II, и тот приказал своему первому визирю Аттыку Али-паше прекратить беспорядки. Выполняя повеление султана, визирь обложил монастырь войсками; блокада обители длилась семь дней, а когда храм все-таки был взят, — в нем никого не оказалось. Впоследствии выяснилось, что вооруженные христиане в последний момент вышли через подземный ход в район собора Святой Софии[29].

Разгневанный результатом блокады монастыря султан Баязид II повелел обратить церковь в мечеть и назвать ее «Кахрие Аттык Али-паша Дамиси». Но со временем такое длинное название забылось, и мечеть стали называть просто Кахрие-джами[30]. Христианский храм переделывался в мечеть в короткие сроки, поэтому все фресковые и мозаичные фигуры стали поспешно заштукатуривать, но сделали это не полностью. Только главнейшие признаки фигур святых (лики, руки, ноги) турки покрыли охрой, да и то не везде. Поэтому большинство композиций церкви Хора остались в Кахрие-джами в своей первозданности и являются прекрасным образцом искусства византийского Ренессанса.

Стены церкви до самых сводов покрывали большие плиты серого мрамора, обрамленные зелеными полосками. Часть окон цилиндрического барабана, которые прежде были разделены изящными колонками, теперь замурована, а находившиеся в церкви великолепные картины с тех пор хранятся в пристройках. В храме Хора хранился и чудотворный образ Богоматери Одигитрии, по преданию написанный евангелистом Лукой. Во время Пасхальной недели этот образ с большим торжеством переносили из церкви в императорский дворец, а затем обратно. В первые часы завоевания византийской столицы турки разбили образ Пресвятой Богородицы, но латиняне утверждают, что увезли его в Венецию.

Несмотря на множественные переделки, оставшиеся мозаики сохранили свою красоту и, как и прежде, полны жизни, естественности и изящества. Поэтому в церкви Хора следы византийской культуры сохранились наиболее полно, чем в других переделанных церквах. К тому же при султане Абдул-Азизе, большом ценителе византийского искусства, многие мозаики и фрески были освобождены от штукатурки.

Сюжеты знаменитых мозаик и фресок церкви Хора, в которых до самых мелочей все было разработано с особенной тщательностью, заимствованы из земной жизни Иисуса Христа — предвечного Бога, возвещанного еще ветхозаветными пророками. Он — истинный Бог, рожденный от Духа Святого, и в то же время Он — истинный человек, рожденный от Девы из дома Давидова. Чтобы представить эти церковные догматы наглядно и общепонятно, нужен был цикл картин, который охватывал бы и ветхозаветных пророков, и житие Пресвятой Богородицы, предназначенной для непостижимого чуда, и, конечно же, житие Господа нашего Иисуса Христа.

Известный русский академик Н.П. Кондаков, исследователь настенных росписей Кахрие-джами, считал, что храм расписывался в разное время, по частям. Однако зрителю сразу же бросаются в глаза строжайшая последовательность и связность образного ряда. Мозаики начинаются с куполов внутреннего нарфика. В ключе южного купола в медальоне изображен Господь Пантократор (Вседержитель). От медальона лучами расходятся ребра купола, делящие его внутреннюю поверхность на 24 поля, в которых в два яруса расположены фигуры. В верхнем ярусе изображена родословная Спасителя от Адама до Иакова; в нижнем ярусе мозаики представляют двенадцать сыновей Иакова, двух его внуков и, вероятно, одного правнука — сына Фаресова. Далее родословная Иисуса Христа продолжается в северном куполе, а между двух больших аркад изображена Божия Матерь, прижимающая к груди медальон с изображением Младенца Христа. Затем следуют изображения святых, одетых по-придворному; по сторонам Царских врат изображены святые апостолы Петр и Павел. Слева от входной двери, в верхнем ярусе, изображены шестнадцать царей израильских, в нижнем — одиннадцать пророков.

Мозаики, находящиеся по обе стороны центральных дверей, прикрыты деревянными ставнями, как того требует ислам. Но ставни можно открывать, чтобы увидеть святые образа. Внутри второго нартекса (на средних дверях, ведущих в храм) есть мозаика, изображающая Иисуса Христа, сидящего на престоле, а Метохит, преклонив колена, подает Ему модель церкви в миниатюре. На голове Метохита высокая белая шапка, украшенная белыми полосами; сам он одет в золотую тунику, поверх которой зеленый плащ с вышитыми по нему красными цветами.

Мозаичное настенное панно, расположенное слева от церковной абсиды, изображает Иисуса Христа; здесь сделана надпись — «Мученики, да придите ко Мне». Справа изображена Пресвятая Богородица. Настоящим шедевром церкви Хора является мозаика, изображающая святого апостола Павла: у него вдохновенное лицо, а фалды его одежды создают впечатление трехмерности пространства. Прекрасны также фрески, запечатлевшие святых с характерными для византийского искусства продолговатыми лицами простых греков…

В мозаиках Кахрие-джами, отмечал ученый-исследователь Ф.И. Шмит, «как в финале, сведено и собрано все, что выработало в течение столетий восточное искусство; и в них же, как в увертюре, намечены уже все мотивы, которым суждено было так пышно развиться на другой почве — в золотую пору Возрождения».

Оглавление книги


Генерация: 0.215. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз