Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Крепостные стены и башни Константинополя

Крепостные стены и башни Константинополя

Дело императора Константина по украшению города продолжали и его потомки, однако сначала между его преемниками разгорелась отчаянная борьба за власть. В числе самых драматических эпизодов этой борьбы был мятеж войск, располагавшихся в столице. Император Константин завещал свою огромную империю трем сыновьям и двоим племянникам, и его сын Констанций решил использовать недовольство войск против других наследников. В городе произошла кровавая резня, во время которой были убиты многие родственники умершего императора (в том числе и оба его племянника). Констант (другой сын императора Константина) более десяти лет держал под своей властью западную часть империи, но погиб в борьбе с Магненцием, который провозгласил себя императором. Только после победы Констанция над Магненцием империя вновь была восстановлена под властью одного императора.

Но свой собственный облик империя приняла только после смерти императора Феодосия Великого. Умирая, он поделил государство между своими сыновьями Гонорием и Аркадием: один из них стал в 395 г. императором Западной империи, другой — Восточной. Так римский мир был поделен на две части, хотя в политическом отношении он еще оставался единой империей.

В Восточную империю вошли наиболее богатые, плодородные и культурные области: Египет, Сирия, Палестина, Малая Азия, Греция и Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Крит и Кипр. В нее входили и некоторые области, располагавшиеся на территории бывшего Советского Союза, — часть Закавказья и южного побережья Крыма. Это были густонаселенные края с благодатным климатом.


Стены и башни Константинополя 

Быстро росло население и самого Константинополя. Сюда, поближе к императорской резиденции, съезжалась знать, жаждавшая попасть на военную или чиновную службу. Надеясь быстро разбогатеть, в Константинополь переселялись предприимчивые ремесленники и купцы; к тому же со всех концов империи сюда стекался разоренный и обездоленный люд в поисках средств к существованию и в надежде найти работу. Через сто лет после основания в Константинополе было более 500 000 жителей, и первоначальные городские стены уже не вмещали быстро растущее население. Город перерос эти стены и обстроился пригородами. Даже у берега забивали в дно пролива сваи и на них строили дома прямо над водой.

Новые стены, которые вместе со старыми образовали мощный оборонительный пояс с 400 укрепленными башнями, надежно защищавшими Константинополь, строились в два приема. Еще в детство императора Феодосия II префект Анфимий соорудил в 413 г. сухопутную стену с многочисленными башнями — от Мраморного моря до Золотого Рога. Впоследствии сильное землетрясение разрушило значительную часть стен Константинополя, и тогда партии Цирка, возбуждаемые тогдашним эпархом Киром (мэром, как бы мы сейчас сказали)[20], взялись восстановить их за свой счет. Они окончили эту колоссальную работу за 60 дней, чем заслужили благодарность всех горожан. Была поправлена не только стена, возведенная Анфимием, но впереди сооружена еще одна — тоже со многими башнями, а перед ней был вырыт ров глубиной 10 и шириной 20 м. Он наполнялся водой, но если кто-то все же и сумел бы преодолеть это пространство, путь ему преградила бы протейхисма — пятиметровая стена, построенная на самом краю рва. Затем следовал второй ряд стен высотой 15 м, укрепленных башнями. За ними высились еще более мощные стены толщиной 6—7 м, защищаемые 4-, 6- и 8-угольными башнями высотой от 20 до 40 м. Каменные основания башен находились на глубине 10—12 м, поэтому никакой подкоп не давал осаждающим надежды проникнуть внутрь города.

Таким образом Константинополь, располагавшийся на восточном выступе Серайского мыса и имевший форму продолговатого треугольника, с сухопутной стороны был окружен двойными каменными стенами с зубцами и башнями (наподобие Московского Кремля), со стороны моря его тоже защищали стены. Омываемый с трех сторон город со своими укреплениями в течение нескольких веков был совершенно неприступен. А в те далекие времена враги были не настолько сильны, чтобы вести военные действия одновременно с моря и с суши. К тому же с суши Константинополь мог всегда получать людскую помощь и снабжение припасами. Да и море было богато рыбой, которая всегда выручала жителей в случае затруднений с подвозом продуктов во время военных действий или по каким-либо другим причинам.

В стенах, возведенных при императоре Феодосии II, было устроено десять ворот, которые разделялись на военные, надежно защищенные башнями и открывавшиеся только для вылазок против неприятеля, и гражданские. Последние служили для прохода жителей и облегчали сообщение с кварталами, располагавшимися за городом. К ним выводили дороги, шедшие от окрестностей, а также те, которые вели от ворот Константиновой стены. Гражданские ворота соединялись с городом широкими деревянными мостами, которые перекидывались через ров шириной 20 и глубиной 10 м. Эти легкие мосты при необходимости быстро разбирались или сжигались, гражданские ворота наглухо замуровывались, и город превращался в остров.

Гражданские ворота Феодосиевой стены носили те же названия, что и ворота стены Константиновой; отличали их друг от друга только прибавлением определения «Старые» или «Новые». Такое наименование сохранилось до наших дней, и некоторые из оставшихся ворот до сих пор называются «Ени» («Новые»), хотя покрыты они очень древними надписями.

В сухопутных стенах Константинополя выделялись Золотые ворота, сделанные в виде триумфальной арки с тремя пролетами над дорогой, которая вела к императорскому дворцу. Центральный проход в них предназначался для торжественного прохода императорского кортежа. Золотые ворота были возведены еще императором Феодосием I в честь его победы над Максимом. Византийские историки указывают, что при императорах арка была украшена скульптурами, среди которых находились статуи Геракла и Прометея. А в ознаменование своей победы император Феодосии I приказал изваять аллегорическую статую Победы, свою статую, четырех слонов и изображение креста, но в VIII—IX вв. все они были уничтожены землетрясениями. Возвращаясь из походов, императоры торжественно въезжали в Константинополь через эти ворота[21].

«Последним торжественным шествием через Золотые ворота, о котором упоминает история, было возвращение императора Мануила I Комнина в 1156 г. из похода в Паннонию. Городские корпорации во главе со своими представителями, сенаторы, аристократы — все в белых одеждах и со свечами в руках — вышли встречать победоносного императора, перед которым шли побежденные паннонцы. Улицы, по которым двигалась процессия, были усыпаны лаврами, розами и миртом и увешаны пурпурными коврами и драгоценными тканями. Зрители заполнили не только высокие трехэтажные трибуны, но и окна и крыши всех домов.

В середине позолоченной колесницы, запряженной четверкой лошадей, везли чудотворный образ Божией Матери Одигитрии; колесницу окружали патриции, консулы и родственники императора. Сам монарх, украшенный всеми знаками победы, восседал на великолепном коне…»

Для народа проход через Золотые ворота был недоступен; для него при Феодосии II был проделан вход немного севернее Золотых ворот, называвшийся «Малые Золотые ворота». Когда к 447 г. строительство новых укреплений закончилось, Малые и Большие Золотые ворота оказались внутри крепостных стен.

Некоторые исследователи в прошлом считали, что Малые ворота будто бы появились после османского завоевания. Однако доказательством их византийского происхождения служит кирпичная арка, прибавленная на уровне кирпичей Феодосиевых стен. К тому же под их сводом долгое время сохранялся византийский мраморный орел, а уж эту эмблему турки вряд ли бы выставили.

В нижнем этаже южной башни Золотых ворот при турках казнили государственных преступников, а головы их бросали в «Кровавый источник». Теперь отверстие его закрыто двумя каменными глыбами.

Силиврийские ворота крепостных стен Константинополя были образованы двумя восьмиугольными башнями. На восточном фасаде южной башни есть надпись: «Эти ворота Живоносного источника, хранимого Богом, были восстановлены при содействии и за счет Мануила Вриения Леонтариса — преданного слуги благочестивейших императоров Иоанна и Марии Палеологов в мае месяце 1438 г.». Если пройти влево от них примерно 250 м, можно было попасть в Балуклийский монастырь, располагавшийся в живописном лесу.

Среди многих ворот Константинополя следует назвать еще Меландзийские (Мевлеви-капы), которые именовались также воротами партии «красных». С внутренней их стороны видны некоторые надписи, в которых название партии сделано резцом: «Победа Константину, господину нашему, Богом хранимому, партией “красных”». Считается, что это те самые ворота, на которые русский князь Олег в 906 г. прибил свой щит после осады Царьграда.

Последними в сухопутных стенах располагались Деревянные ворота («Айвансерай-капы»). Непосредственно в город они не вели, а только соединяли прибрежную часть Константинополя с дорогой, шедшей из Космидия. В XVIII в. они были уничтожены с башней и частью стен, соединявших Ираклиеву стену с морем. Рядом с Деревянными были устроены ворота, которые вели прямо во Влахернскую аясму (чудотворный источник). Но их отворили, только когда окончательно заперли Влахернские ворота.

А почти посреди сухопутных стен Константинополя находились ворота Святого Романа[22]. Здесь располагался главный лагерь турецких войск, осаждавших Константинополь в 1453 г. В этом месте погиб последний византийский император Константин XI Палеолог вместе со многими своими приближенными.

Самый высокий пункт укреплений занимали Адрианопольские ворота. В стенах рядом с ними до сих пор видны огромные бреши от многочисленных осад, которым подвергался Константинополь. По одной из версий, весной 1453 г. турки проникли в город через маленькую калитку у этих ворот, которая в тот день из-за неосторожности или предательства осталась незапертой. В 1953 г., когда Турция праздновала 500-летие взятия Константинополя, в честь этого события на крепостной стене рядом с Адрианопольскими воротами была установлена мемориальная доска.

От прибрежных стен до настоящего времени не сохранилось почти ничего; на улицах вдоль Золотого Рога к их остаткам лепятся жилые постройки. На побережье Мраморного моря стены совершенно срыты и лишь частично выступают на поверхность (в частности, между дворцом Топкапы и древней церковью Святых великомучеников Сергия и Вакха).

Сухопутные стены, возведенные императором Феодосием II, наоборот, сохранились почти на всем своем протяжении (от побережья Мраморного моря до побережья Золотого Рога), но и они находятся в полуразрушенном состоянии. Лучше всего сохранился тот участок, который прикрывал бывшую императорскую резиденцию — Влахернский дворец. Здесь мощные укрепления шли в четыре ряда и отличались особой крепостью: главная (внутренняя) стена достигала в высоту 20 м, а толщина ее составляла 4 м. Все это крепостное сооружение было укреплено 120-ю башнями разной формы и величины. Из них лучше всего сохранились и производят наиболее сильное впечатление «Башня Исаака Ангела» и «Башня Анемы».

Во многих местах в стены вделаны каменные и железные доски с надписями в память о разных событиях или людях, поправлявших строение. Но к настоящему времени многие надписи исчезли — особенно те, что были сделаны на железных досках, так как их съела ржавчина.

Оглавление книги


Генерация: 0.480. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз