Книга: Лучшие отели мира

В самом сердце Праги

В самом сердце Праги

Pachtuv Palace, Прага, Чехия

Екатерина Истомина


Фамилия уж больно смешная – Пахтув (Pachtuv). Так звали одну семью пражских землевладельцев. Эти Пахтувы сумели разбогатеть до такой степени, что построили в самом сердце Праги, в двухстах метрах от Карлова моста, особняк.


Проект буквально фантастический для самого начала XVIII века – не просто дом, а с претензией на изящную виллу. Здесь и размашистые фрески в духе итальянского барокко, и балкон с чугунными амурами, и внутренний дворик, где гости тренировались танцевать менуэт в исполнении скрипичного квартета.

Пахтувы были помешаны на музыке – как-то раз в их доме играл сам В.А. Моцарт. И великому композитору так пришлись по душе эти милые музыкальные вечера с Пахтувами, что он написал шесть танцев для хозяина дома Яна Пахтува. Главный сьют отеля сегодня носит имя Моцарта – стены расписаны фресками, кровать с балдахином, есть гостиная и спальня. Музыкальная тематика логично продолжается в сьюте «Сметана», названном в честь чешского композитора Бедржиха Сметаны (1824–1884), который уже не был знаком с Пахтувами – благородный род в первой трети XIX века, когда Сметана только родился, прервался навсегда.

Старый дом Пахтувов – сердцевина Pachtuv Palace, принадлежащего молодой, но подающей надежды отельной цепочке MaMaison. К вилле в конце XIX века был пристроен новый корпус, ставший не только корпусом, но и фасадом. Таким образом, в отеле сейчас два внутренних дворика. Первый – от барочной виллы Пахтувов, а второй соединяет старый дом и более молодой по возрасту корпус, и здесь обещают строить зимний сад (летом – завтраки на свежем воздухе, а по вечерам – скрипичные концерты).

Pachtuv Palace выходит на набережную Влтавы. До Карлова моста, как мы уже сказали, три минуты пешком. Однако если нырнуть в закоулки, то за три минуты можно дойти до Старой площади и до Парижской улицы, до кабаков имени Кафки, лучших пражских пивных и богатых на сокровища антикварных лавок.

Внешне Pachtuv Palace откровенно напоминает «Дом, где родился Моцарт» (Mozart Geburtshaus), что на главной улице в австрийском Зальцбурге. Старенький, довольно маленький, подслеповатый и приземистый (в отеле всего 50 номеров), покрашенный в желтую краску, с кусочками вензелей и гербов. И, что составляет суть этого отеля, – он совершенно сахарный и сентиментальный, словно новогодний носок для подарков.

Внутренняя отельная система сложна – здание не раз перестраивалось. Порой обширные оперные лестницы ведут на чердаки, а маленькие переходы, напротив – в большие холлы. Многие номера имеют свои собственные входные двери, – из внутренних двориков (жить именно в таких – намного спокойнее и тише). В подавляющем большинстве случаев номера Pachtuv Palace представляют собой не обычные отельные комнаты, а апартаменты – с кухней, стиральной машиной, посудой.

Кстати, эта опция нам понравилась особо: за долгие годы скитаний и отельной жизни внезапно представилась возможность пожить жизнью домашней – с плитой и холодильником. Этими вещами можно спокойно не пользоваться (мы и не пользовались). Просто очень радует, согревает сам факт их существования рядом. Но другие гости, например большая семья с несколькими детьми, смогут расположиться в Pachtuv Palace с необходимыми домашними удобствами – кипятить на ночь молоко есть где.

Оформление апартаментов представляет собой простосердечную смесь различных антикварных предметов: хрустальных люстр (конечно, хрусталь свой, из Богемии), гобеленов и шерстяных ковров, расписных «под Венецию» комодов, трюмо, шкафов, плюс французские кушетки, итальянские кровати с балдахинами, неорусские кованые решетки на окнах тех апартаментов, которые расположены на первом этаже.


Что еще сказать? Перины дюже мягкие, комплекты подушек внушительные, а на ночь служители приносят еще и небольшую травяную подушечку, расшитую цветами, – ее нужно положить под нос и дышать душистыми испарениями, чтобы быстрее заснуть.

Люди из MaMaison особенно неравнодушны к русским гостям – весь персонал отеля прекрасно говорит по-русски. Зловещих рассказов о насильственном обучении великому и ужасному русскому языку в школах бывшей Чехословакии – а жители стран бывшего СЭВ обычно злоупотребляют этой темой – вы здесь не услышите. Молодой и симпатичный гендиректор MaMaison по имени Джиджи родом из Нью-Йорка, он сын американского антикоммуниста, но много лет прожил в Москве.

В пражской пивной «Коковны», что рядом со старой синагогой, мы с гендиректором MaMaison отметили открытие московского отеля – цельной жареной уткой, двумя литрами пива «Крушовице» и графинчиком шнапса.

В середине вечера к нашей теплой компании присоединился спортивный старичок из американского города Цинциннати. Когда в полночь на соседней улице загремел праздничный фейерверк, подвыпивший американский старичок встрепенулся и в испуге заголосил на всю улицу: «Красная армия наступает! Русские!» Я усадила дедушку на стул и налила ему шнапса. «Пей спокойно, дед, все русские уже здесь».

Оглавление книги


Генерация: 0.052. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз