Книга: Афины: история города

Сердце города

Сердце города

Слово «агора» обозначает место, где люди встречаются и разговаривают, оно подразумевает рыночную площадь, поскольку в раннеклассическом периоде были распространены организованные рынки. Открытая площадка у северного подножья Акрополя стала считаться Агорой в VI веке до н. э. Место было хорошее, с удобными подступами со стороны материковой Аттики и со стороны гавани Пирея. Его пересекал Панафинейский путь, мощеная дорога, по которой проходили процессии людей и животных во время ежегодных Панафинейских игр, изображенных (хотя некоторые искусствоведы это отрицают) на фризе Парфенона, что хранится в Британском музее. Территория рынка считалась священной и отделялась от остального города камнями, один из которых сохранился до наших дней. По мере того как эта территория развивалась, ее окружали протяженные здания, колоннады и портики, включая портик Аттала Пергамского, построенный во II веке до н. э. и восстановленный во всем своем великолепии американцами в 1950-х годах.

Продавцы, менялы и крестьяне приходили на Агору, чтобы заключить сделки и продать свой товар с лотков и прилавков, а позже магазинов. Агора становилась центром гражданской жизни древнего города. Это было место политических собраний, религиозных празднеств, театра, музыки и соревнований атлетов. Там осталось немало следов гражданских и религиозных построек последующих времен.

Здесь, под открытым небом, афинские граждане — а это были взрослые мужчины — собирались для прогулок, общения, торговли и даже голосования. Здесь они могли встречать чужеземцев и смотреть их товар. Выход на местный рынок был важен для греков из других городов, желавших поддерживать с Афинами политические и коммерческие отношения, запрет на ведение здесь торговли являлся очень жесткой санкцией. Незадолго до того, как разразилась великая война со Спартой, в Афинах был издан указ, запрещавший всем гражданам Мегар пользоваться афинскими гаванями и рынками за то, что те распахали часть не принадлежавшей им священной земли и давали убежище беглым афинским рабам. Этот запрет стал одной из непосредственных причин войны.

Жизнь Агоры хорошо проиллюстрирована в буклетах, изданных Американской школой классических наук в Афинах. Один из них, «Сократ на Агоре», рассказывает о том, как великий философ второй половины V века до н. э., чтобы привлечь слушателей, захаживал на Агору. По свидетельству его ученика Ксенофона, он вставал пораньше, чтобы отыскать человека, с которым можно было бы обсуждать философские вопросы. Он спорил и разговаривал с кем угодно, используя для сравнения примеры из ремесла плетельщиков сандалий, кожевенников, кузнецов и других ремесленников, встречавшихся на Агоре. Чаще всего его можно было найти среди толпы. Здесь он жил и умер, приговоренный к смерти за воспитание в юношестве непочтительности к богам. Отправиться в изгнание он отказался. Он спровоцировал судей, заявив, что прокормить его, наказанного, обойдется государству дороже, чем предать смерти, которой требовало обвинение. Прочитав описание этого процесса, сделанное Платоном, можно своими глазами взглянуть на остатки тюрьмы на Агоре, где Сократ провел свои последние дни.

В ходе раскопок на Агоре были найдены тысячи керамических фрагментов. Горшки легко разбивались, но их осколки из практически вечной обожженой глины сохранились. Общечеловеческая тяга к оставлению имен или осмысленных надписей на горшках, стенах или бумаге часто придает таким осколкам историческую ценность. Особенно интересны так называемые острака (черепки) — кусочки, на которых горожане выцарапывали имена во время демократической процедуры остракизма, позволявшей изгонять неугодных личностей. На Агоре и в районе Керамик их было найдено более 10 000, а в колодце на северной стороне Акрополя было обнаружено 190 штук, содержавших имя Фемистокла, спасителя Афин от персидского вторжения 480 года до н. э. Все они были написаны лишь несколькими людьми, вероятно организаторами голосования.

По условиям вопросы, связанные с остракизмом, решались раз в году на афинском собрании, где горожане решали, следует ли изгонять конкретную личность. Если большинство голосовало в пользу изгнания, то вскоре афиняне формально голосовали на Агоре, выцарапывая имя на черепке, называвшемся остракон. Если голосовало достаточное число участников — не меньше 6000, — голоса подсчитывались, и тот, чье имя встречалось чаще, должен был в течение десяти дней покинуть территорию Афин на 10 лет. Однако он сохранял свое гражданство, имущество и право им распоряжаться и мог, находясь в изгнании, получать от государства свои доходы.

Так, остракизму были подвергнуты некоторые из самых знаменитых политических деятелей, к примеру отец Перикла Ксантипп в 484 году до н. э. и великий Фемистокл. Еще этот процесс упомянут в историческом анекдоте, рассказанном Плутархом. Во время голосования по остракизму на Агоре неграмотный крестьянин попросил стоявшего рядом написать на черепке имя Аристида. Этот сосед оказался самим Аристидом, носившим прозвание Справедливый. Удивленный такой просьбой, Аристид спросил крестьянина, чем Аристид так навредил ему. «Да ничем, — ответил крестьянин. — Я его и знать-то не знаю, только надоело все время слышать о нем: “Он справедлив во всем”». Аристид ничего не сказал, написал свое имя и вернул табличку. Когда объявили результаты голосования, он был изгнан.

Еще одним человеком, прославившимся своей речью на Агоре перед афинянами, был святой Павел. Он прибыл в Афины в 54 году после своего недолгого пребывания в северной Греции, где он был враждебно встречен евреями синагоги в Фессалониках. Павел был поражен, найдя Афины целиком ввергнутыми в идолопоклонничество. Тогда он пустился в споры с евреями в синагоге и на Агоре с каждым, кто хотел с ним говорить. Его спор с афинянами дает интересный портрет афинян того времени и характеризует обычаи спора в I веке н. э.:

Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним; и одни говорили: «что хочет сказать этот суеслов?», а другие: «кажется, он проповедует о чужих божествах», потому что он благовествовал им Иисуса и воскресение.

И, взяв его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою?

Ибо что-то странное ты влагаешь в уши наши. Посему хотим знать, что это такое?

Афиняне же все и живущие у них чужеземцы ни в чем охотнее не занимались, как выслушивая и разговаривая о чем-нибудь новом.

И, став Павел среди ареопага, сказал: «Афиняне! по всему вижу я, что как вы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано “неведомому Богу”. Его-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам.

Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как имеющий в чем-либо нужду, Сам давая всему жизнь и дыхание и все»[13].

Холм Марса, который Павел избрал себе трибуной, скорее всего, был Ареопагом, прямо напротив входа в Акрополь. Об этом событии напоминает бронзовая табличка. Рассказ о воскресении из мертвых, бывший в основе проповеди, произвел неоднозначное действие: кто-то посмеялся, а кто-то пожелал прийти послушать снова. Павел ставил себе целью обратить афинян в христианство. Сократ убеждал слушателей, что жизнь следует исследовать, основываясь на том принципе, что неисследованная жизнь недостойна живущего.

Павлу удалось обратить в свою веру нескольких человек,, включая Дионисия Ареопагита и женщину по имени Дамарис, так что широкая, ныне пешеходная улица Дионисия Ареопагита к югу от Акрополя напоминает о первых шагах святого Павла на пути обращения Афин в христианство.


Оглавление книги


Генерация: 0.066. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз