Книга: Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гродненщина

КОСЦЕЛ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ МАРИИ, или СЕРДЦЕ ВЕЛИКОГО ВОИТЕЛЯ

КОСЦЕЛ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ МАРИИ, или СЕРДЦЕ ВЕЛИКОГО ВОИТЕЛЯ

(По материалам книги Т. Габрусь «Мураваныя харалы» (2001) и статьи Миколая Паценки в «Бераставiцкай газеце» за 26 апреля 2006 г.)

В начале XVII в. Хадкевичи еще контролировали Большую Берестовицу. Виленский каштелян Героним Хадкевич пригласил сюда кармелитов, чтобы те основали здесь миссию. Его воля была исполнена в 1615 г. Миссионеры возвели в Большой Берестовице деревянный костел. На содержание ксендза, викариев, бакалавра, служащего канцелярии, органиста и костельных прислужников Героним Хадкевич выделил дом в Берестовице, Мосенский фольварк, села Машны, Семеновщина и Бурцевщина, которые до этого принадлежали старому костелу, существовавшему в Большой Берестовице, предположительно, с 1495 г. и являвшимся фарным.

Деревянный костел был освящен в честь Пресвятой Девы Марии ордена кармелитов и сразу сделался центральным католическим храмом в данном регионе. К тому же, в нем разместился семейный некрополь. В последнем покоился прах выходцев из знаменитых семей Великого княжества, владельцев Берестовицы: Хадкевичей, Мнишков, Потоцких, Косаковских.

Выдающийся и, как мы теперь говорим, белорусский воитель, герой войны Речи Посполитой со шведами Ян Кароль Хадкевич часто наведывался в Берестовицу и, кажется, возлюбил это местечко (возможно, был влюблен здесь в дни своей молодости). Как бы там ни было, но еще при жизни он указал в своем завещании, чтобы сердце его похоронили в здешнем храме. Сие исполнили с торжественностью: специальный саркофаг с сердцем Яна Кароля Хадкевича трижды обнесли вокруг костела и опустили в крипториум — в одно из девяти подвальных помещений под костелом.

После сильнейшего пожара в городе в 1741 г. по указанию и на средства тогдашнего хозяина Берестовицы каштеляна краковского Юрия Мнишека костел был восстановлен на прежнем месте, теперь — из кирпича и в стиле, схожим с виленским барокко.

В 1794 г. Юзефа Потоцкая основала при костеле приют для больных и убогих. В конце XVIII–1-й половине XIX вв. при костеле существовала парафиальная школа, которую в 1781 г. наведывало 10 учащихся. При этом вся местная парафия в то время насчитывала 750 человек. В 1828 г. школу посещало 16 учащихся.


Украшением этого костела являлся его алтарь. Он был из дерева. При нем находилась икона «Святых ангелов-хранителей» художника Франтишка Смуглевича. Эта икона была написана на рубеже XVIII–XIX вв. Кроме нее храм украшали ковры и изделия из драгоценных металлов.

События 1863 г., а точнее участие в них ксендза Игнатия Козловского, привели к тому, что Виленский, Гродненский и Ковенский генерал-губернатор М.М. Муравьев распорядился закрыть костел… Тогдашний владелец Большой Берестовицы тайный советник, сенатор граф Станислав Косаковский писал в Гродно губернатору И. М. Скворцову: «Получив извещение, что правительству угодно упразднить, основанный предками моей матери костел в принадлежащем мне местечке Великой Берестовице, считаю долгом обратить внимание вашего Превосходительства на то обстоятельство, что означенный костел, построенный исключительно частными средствами, составляет заветное достояние моего рода — в нем похоронены мои предки — и что этот костел с давнего времени был всегда приходским…» Граф продолжал добиваться отмены решения закрытия костела, бил, как говорится, во все колокола. Но усилия оказались напрасными. В 1865 г. костел закрыли, а все принадлежавшие ему вещи и ценности передали соседнему Малоберестовицкому костелу, а через год — костелу в местечке Крынки (теперь Польша).

В 1866 г. великоберестовицкий костел приспособили под церковь.

В 1920 г. здание опять было освящено под католический храм. На великие праздники костел собирал много народа. А в особые дни устраивали шествие с выносом саркофага с сердцем Яна Кароля Хадкевича.

В начале 1960-х гг. гробы из крипториума были вынесены на кладбище. Вынесен был и саркофаг с сердцем. С этого времени (почти мистически) началось разрушение храма. Стоило удалить сердце великого воителя — как стены треснули и начали рассыпаться…

Признаем, всякое возрождение начинается с интереса к истории родины. Чтобы этот интерес проявился, нужна последовательность действий, шагов. Разрыв между прошлым и настоящим привел к уменьшению этого самого интереса. Когда мы воспылаем гордостью за решение Яна Кароля Хадкевича, указавшего захоронить свое сердце не в столице, а в этом провинциальном городке, тогда восстанут из пепла и здешний костел, и здешний город. Лично я воображаю этот костел Большим дворцом музыки. Желающие послушать в его стенах орган или классический оркестр приедут сюда и получат от этой поездки массу приятных впечатлений…

Не должно быть так, чтобы белорусские храмы, веками намоленные, полные благодатной энергетики, оставались в руинах. В них — будущее наших городов. Париж не должен быть желаннее Большой Берестовицы!.. И потом, что за удовольствие восторгаться руинами! Любая, самая отдаленная стилизация принесет гораздо больше славы и пользы, чем самые живописные руины.

Оглавление книги


Генерация: 0.070. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз