Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Останкино Сик транзит?

Останкино

Сик транзит?

Начнем издалека – с Кускова. Помните Петра Борисовича Шереметева, получившего в приданое за супругой несметные богатства и громадные имения князей Черкасских? Среди них было и это – Останкино. «Князь Петру» достались село и полвека назад построенный храм Троицы, что и сегодня глядится в Останкинский пруд. По словам Кондратьева, Петр Шереметев не обратил своего взора на Останкино, поскольку оный был обращен на милое сердцу его богатой супруги Кусково. Там он по большей части и живал, когда не бывал в Москве или в Фонтанном доме в Петербурге, там оставался и по смерти жены. Там он дважды принимал императрицу, там же устроил и театр: по свидетельству восторженного, но неточного Пыляева, равный по величине гораздо позже созданному Малому театру, но по богатству далеко его опережавши.

Театр и сыграл свою роль. Сын Петра Борисовича Николай Петрович влюбился в свою крепостную актрису Парашу Ковалеву, по псевдониму Жемчугову, и стал жить с ней в Кускове. Если верить Пыляеву и Кондратьеву, влюбленных замучили сплетни – местных жителей и посетителей, приезжавших погулять по саду: во времена Шереметевых туда пускали свободно, не то что сейчас. Граф Николай решил перевезти любимую подальше от мест, где она бегала замурзанной дочкой местного кузнеца, для чего и выстроил далеко от Кускова – в Останкине – дом, как пишет Кондратьев, «наподобие загородных вилл римских патрициев».

Списком архитекторов, которым приписывают участие в строительстве дворца, можно занять пару страниц, но серьезные исследователи склоняются к авторству Кампорези и Кваренги, причем эти знаменитости делали только проект, а строили крепостные: Аргунов (не Федор, а другой – Павел), А. Миронов и Г. Дикушин. Был в роскошно убранном с редкостными паркетами дворце и театр: как без него, когда возлюбленная – актриса? Все это великолепие отражалось в Останкинском пруду, а дальше шумела роща, павшая жертвой эффектного трюка, которым пожелали поразить посетившего Останкино императора Павла. Деревья в роще подпилили, за каждым поставили крепостного, благо их у Шереметева было как муравьев в муравейнике, а как царь приблизился, разом скомандовали «Вали!» Перед изумленным монархом предстал Останкинский дворец во всей красе.

Теперь бывшая шереметевская вотчина стала телевизионной. Упомянешь Останкино – и почти никто не станет представлять себе усадьбу и церковь. А что будут? Стеклянный зверинец телецентра, порт…надцати телевизионных каналов. Воткнутый в небо гигантский шприц телебашни, погоревшей, но не оставившей боевой пост. Сик транзит, что ли? А может, просто музей плохо работает. В отличие от телевизора.

Оглавление книги


Генерация: 0.074. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз