Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Остоженка По улице в историю

Остоженка

По улице в историю

Нужно быть совсем уж глухим, чтобы в названии улицы Остоженки не расслышать слова «стог». Потому вовсе не удивительно, что авторы всех книжек о Москве хором пишут о том, что здесь когда-то стояли стога сена. Диссонансом в этой капелле звучат только слова большого знатока московской старины Кондратьева, утверждающего, что Остоженка происходит от слова «остожье», то есть место, на котором после половодья остается некоторое время вода, а после воды растет хорошая трава. К этой фразе у Ивана Кузьмича есть сноска, отправляющая въедливого читателя к историческому источнику под названием «Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских» от 1869 года, и цитата из этого источника, где на остожье уже стоит сено в стогах. На этом месте смышленые авторы хлопнули себя по лбу: понятно, Кондратьев просто находится в исходной точке технологической цепочки получения сухого скотского корма.

То, что мы теперь называем улицей, начало возникать здесь не раньше XVII века, да и то ближе к его концу. А мы заберемся в глубины истории подальше, век этак в четырнадцатый, и обнаружим на этом месте совсем даже не город Москву, а село Семьчинское и Алексеевский женский монастырь. Село постепенно растворилось в наступающем городе, а вот с монастырем, который еще назывался Стародевичьим по старшинству над женскими монастырями, случилась штука позанятнее: на его, примерно, месте сейчас находится Зачатьевский монастырь. Почему один монастырь заменил другой? А он и не заменял: между двумя монастырями был еще перерыв на причуды Ивана Грозного. Изложенная телеграфным стилем история выглядит приблизительно так: Алексеевский монастырь в середине XVI века сгорел, а из пепла начал возрождаться поближе к Кремлю – там, где сейчас стоит храм Христа Спасителя. Место экс-монастыря отошло в опричнину – любимое детище грозного царя Ивана. Наследник Ивана Васильевича Федор Иоаннович в эти игрушки уже не играл, слабоват был, болезнен, бесплоден, а потому повелел заложить на этом месте Зачатьевский монастырь. Бог, однако, дающему не воздал, наследник не родился, и корону российской еще не империи унаследовал брат жены царя Федора Борис Годунов. В дебри российской истории нас увела не собственная прихоть, а все та же улица: ежели кто помнит, правление Годунова закончилось Смутой, а она в свою очередь – польской интервенцией. Русь тогда спасло народное ополчение, которое возглавил князь Пожарский. Ставка князя в 1612 году находилась как раз на Остоженке, отсюда он начал громить поляков и освободил от них Москву.

Освобожденная Москва начала расти и застраиваться, причем участки в районе Остоженки получили богатые дворяне. Чтобы узнать их фамилии, не нужно лезть в архивы – достаточно просто пройтись по Остоженке, читая названия прилегающих переулков: Лопухинский, Всеволожский, Еропкинский. Кстати сказать, от генерал-губернатора Еропкина остался не только переулок, но и его собственный дом, который, побыв позже Коммерческим училищем, пошел дальше служить по педагогической стезе. От скромного рабфака и Пединститута имени Либкнехта он дорос до Института иностранных языков имени Мориса Тореза (интересно, чем же Торез оказался лучше Либкнехта?), а вершиной его карьеры стало звание Лингвистического университета.

В 1935 году Остоженку переименовали в Метростроевскую. Новое название было честно заработано мытарствами жителей, вынужденных два года форсировать широченную траншею, уворачиваясь от грузовиков с грунтом под аккомпанемент отбойных молотков, – метро на этом участке строилось открытым способом. В 1991 году улица снова стала Остоженкой, но это тот самый случай, когда перемена названия не бесспорна. Кто возьмется судить, какой отрезок истории ценнее?

Памятливого и пытливого читателя, возможно, интересует, куда же в результате делся упомянутый выше Алексеевский женский монастырь. Его место показалось Николаю I самым подходящим для строительства храма Христа Спасителя, и многострадальная обитель в начале 1837 года в очередной раз переехала – на этот раз в Красное село. Тот, кто услышит в этом названии нынешние Красносельские улицы и отправится искать его там, не ошибется: обновленный монастырь красуется во 2-м Красносельском переулке.

Оглавление книги


Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз