Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Нарвская застава

Нарвская застава

Название району дала одна из городских застав, которая находилась на дороге в Нарву. Сначала она помещалась на Фонтанке у Калинкина моста, а затем ее перенесли за Обводный канал, где были построены городские ворота. Появившиеся в 1814 г. Нарвские триумфальные ворота были построены еще дальше – между современной площадью Стачек и Обводным каналом. А нынешние Нарвские ворота заняли свое место в начале 1830-х гг.

В XVIII в. за Нарвской заставой начиналась аристократическая Петергофская дорога, напоминавшая, по словам современников, «прелестный переезд от Парижа до Версаля». По обеим ее сторонам тянулись усадьбы, некоторые из которых сохранились до наших дней, а также деревни – Емельяновка, Тентелево, Вологодско-Ямская слобода.

Уникальным образцом усадьбы конца XVIII в. на Петергофской дороге, сохранившейся до наших дней, служит Кирьяново (современный адрес – пр. Стачек, 45), принадлежавшее княгине Екатерине Романовне Дашковой – уникальной женщине в истории государства Российского. Она была директором Академии наук, основателем и президентом Российской академии, членом Стокгольмской, Дублинской, Эрлантгентской академий, Вольного экономического общества и др.

Дашкова была одной из главных участниц дворцового переворота 1762 г., который привел на престол Екатерину II. А поскольку событие это произошло 28 июня, в день празднования святых бессребренников и чудотворцев Кира и Иоанна, свою дачу Дашкова назвала «Кирьяново».

Прежде за домом Дашковой простирался большой парк – до самого взморья. От него остались только воспоминания. Как писал историк Михаил Пыляев, в конце царствования Екатерины II усадьба Дашковой отдавалась внаем, и на ней жило семейство князя Шаховского, супруга которого, княгиня Е.Б. Шаховская, молодая 23-летняя женщина, отравилась здесь мышьяком. Печальная кончина княгини наделала тогда много шума в высшем свете.

После смерти княгини усадьба перешла, по духовному завещанию, к сыну ее двоюродного брата Ивану Илларионовичу Воронцову-Дашкову, а потом графине Завадовской.

В 1805 г. в усадьбе открылся трактир «Великобританский», и потом на протяжении всего XIX в. дача сдавалась внаем различным увеселительным заведениям. В конце XIX в. тут помещались оранжереи знаменитого петербургского «огородного магната» и садовода Аврамия Михайловича Ушакова. Говорят, что он выращивал не только цветы, но и овощи, в том числе будто бы арбузы и дыни. Названий же семян в прейскуранте ушаковских магазинов числилось до тысячи двухсот, и все они были пригодны для посадки именно в Петербургской губернии…

К середине XIX в. местность за Нарвскими воротами еще сохраняла характер, типичный для городских предместий: здесь было много зелени, среди которой находились дачи, усадьбы и крестьянские дома. Потом на берегах Обводного канала и за ним появилось много предприятий, возникла сеть улиц, застроенных многоквартирными жилыми домами, рассчитанными на малоимущих съемщиков. У Нарвских ворот сложилась площадь, а за ней – «за Нарвской заставой» – стал складываться рабочий район.


Нарвские ворота. Открытка начала ХХ в.

«От Нарвских ворот до Автово дачи стоят густо одна около другой, все деревянные, ветхие, полуразвалившиеся, – говорилось в одном из путеводителей по петербургским окрестностям в конце XIX в., – заселена эта часть главным образом рабочими. Окружающие огороды, если не смотреть на зелень овощей, представляют собой сплошную площадь навоза, в котором тонут и жилища огородников. В самом деле, дворы и помойные ямы грязны донельзя, об отхожих местах и говорить нечего».

Постепенно дачная окраина становилась заводской – здесь еще в начале XIX в. появился казенный чугунолитейный завод (впоследствии – Путиловский), потом – Екатерингофская мануфактура, Тентелевский химический завод и др. Однако Нарвская застава была не только промышленной, но и огородной окраиной Петербурга, о чем до сих пор напоминает название Огородного переулка. В этих местах было много хозяйств огородников, арендовавших землю, а также находился обширный гарнизонный огород. На сезонные работы сюда приходили крестьяне не только из близлежащих деревень, но и из далеких мест – Ярославской и других губерний.

Одним из самых известных предпринимателей Нарвской заставы был уже упоминавшийся «огородный магнат» Аврамий Ушаков – выходец из ярославских крестьян. До сих пор среди его потомков бытует легенда, что он пришел в Петербург в лаптях. Приехав в столицу в 1840-х гг., он купил двадцать десятин земли за Нарвской заставой и устроил садоводство, а потом и огородную плантацию, о которой уже говорилось выше.

Прославился Ушаков и как благотворитель, построив за Нарвской заставой целый благотворительный комплекс – на улице, которая стала зваться Ушаковской. На деньги купца в 1869 г. в доме на Петергофском шоссе открылось училище, поначалу именовавшееся Емельяновским, по названию расположенной рядом деревни, потом по названию волости – Александровским. С 1878 г., после передачи земству, стало называться Ушаковским земским училищем. При нем работало благотворительное общество, содержавшее приют для малолетних девочек.

С 1896 г. в здании училища на средства уездного земства действовала библиотека. Правом бесплатного чтения книг на дому пользовалось все взрослое население Петергофского шоссе. Более того, при школе имелась отдельная детская библиотека. «Если не считать незначительных маленьких библиотек, имеющихся при Тентелевском химическом и Путиловском заводах, то земская библиотека является единственной для населения нашей окраины», – констатировал современник. «В земской Ушаковской школе почти каждый праздник устраиваются бесплатные дневные развлечения для учащихся, – говорилось в апреле 1903 г. в „Петербургской газете“. – Чтение в лицах отрывков из классических пьес, туманные картины, сольное и хоровое пение, игра на скрипке, рояле, балалайках – вот обычная программа».

Участвовал Аврамий Ушаков и в устройстве тут же больницы, которая потом называлась «Ушаковская земская больница». В 1875 г. он подарил земству свою одноэтажную дачу с мезонином, и в ней разместилась земская больница. В 1878 – 1881 гг. здание заменили каменным, а в 1911 г. значительно расширили. Больница была бесплатной для крестьян Петербургского уезда и работников фабрик и заводов, с которыми земство заключило специальное соглашение.

Здания больницы сохранились до наших дней – местные старожилы долго еще звали больницу Ушаковской, а сегодня в ней находится детская поликлиника № 21 (пр. Стачек, 34, корп. 1). Сохранилось и здание училища – пр. Стачек, 38, а название Ушаковской улицы просуществовало до конца 1952 г., пока она не получила имя Зои Космодемьянской. В 1990-х гг. на угловом доме (пр. Стачек, 17) по инициативе потомков Ушакова появилась мемориальная доска с надписью: «Эта улица до 1953 года называлась Ушаковской по имени потомственного почетного гражданина Ушакова Абрама Михайловича (1826 – 1916) – купца-благотворителя, построившего на Петергофском шоссе церковь, училище, больницу, приют».

…В начале ХХ в. Нарвская застава являлась ближней окраиной, весьма неблагополучной как в плане общественного спокойствия, так и благоустройства.

«Последнее время местность около Нарвских ворот сделалась излюбленным пунктом сборищ хулиганов, – говорилось в сентябре 1903 г. в „Петербургском листке“. – В праздничные дни стало невозможным пройти благополучно по Нарвскому проспекту, Сутугиной улице или Старо-Петергофскому проспекту. Из чайной на Нарвском проспекте и из переулка номерных бань беспрестанно выскакивают буяны взрослые и подростки, пристающие к прохожим, особенно к дамам… Многие родители этой местности боятся отправлять своих дочерей в школу без провожатых. Большие безобразия замечаются также по другую сторону Нарвских ворот, где в доме по берегу реки Таракановки недавно поселилось около дюжины женщин – обитательниц Горячего поля. В их логовищах устраиваются прямо не поддающиеся описанию дебоши».

Тем не менее подобная репутация местности у Нарвских ворот не помешала именно здесь устроить первую в России богадельню для чинов полиции. Торжественная закладка богадельни происходила в начале осени 1902 г. в конце Ушаковской улицы – на участке земли, приобретенной у А.М. Ушакова «Обществом попечения об отставных нижних чинах и оставивших службу вольнонаемных служащих С.-Петербургской полиции и управления градоначальника», учрежденным по инициативе столичного градоначальника генерал-лейтенанта Н.В. Клейгельса. На церемонию закладки кроме официальных лиц явилось по одному околоточному надзирателю, одному писцу и одному городовому от каждого полицейского участка Петербурга.


За Нарвской заставой в 1903 г. открылась первая в России богадельня для чинов полиции. Фото начала ХХ в.

«Приют рассчитан на 30 одиноких женщин, 30 одиноких мужчин и на 30 семейств, – отмечалось в сентябре 1902 г. в „Петербургском листке“. – Здесь будут общие залы для работ, для детей, кухни, прачечные, ванны и проч. Средства на постройку приюта поступают с нескольких изданий градоначальника, из доходов с буфетов и лавочек при полицейских командах и отчисленной суммы хозяйственных сбережений управления градоначальника. Цель нового Общества – помочь семействам чинов полиции бесплатною квартирой, приисканием занятий, выдачей пособий. Членский взнос – от 10 до 15 коп. в месяц. Получение права на попечение обуславливается участием в Обществе в течение десяти лет, за исключением получивших увечье на службе, которые призреваются вне очереди и сроков службы».

Здание бывшей богадельни сохранилось до наших дней. Его современный адрес – ул. Зои Космодемьянской (бывш. Ушаковская ул.), 27.

…Санитарное состояние Нарвской заставы также оставляло желать лучшего. «В тщетном ожидании, когда уездное земство устроит здесь водопровод с невской или вообще с какой-либо чистой водой, аборигены нашей окраины вынуждены пользоваться „болдыревским водопроводом“, берущим воду из Черной речки в Волынкиной деревне», – сообщалось в сентябре 1903 г. в одной из столичных газет.

Качество этой воды было отвратительным. Неслучайно санитарный врач констатировал, что «болдыревский водопровод служит для обитателей за Нарвской заставой самым лучшим проводником и распространителем всевозможных желудочных заболеваний». «Следовало бы обратить внимание также и на ветхое здание водокачки этого водопровода, где устроена водопойка для лошадей, – указывал современник. – Это какая-то избушка на курьих ножках, грозящая не сегодня-завтра обвалом».

Меры по благоустройству, конечно, предпринимались, но, как правило, делалось все на скорую руку. К примеру, именно такая судьба постигла тротуары на Петергофском шоссе – нынешнем проспекте Стачек.

«За последнее время Петергофское шоссе усиленно ремонтируется, – сообщалось в мае 1904 г. в „Петербургском листке“. – Домовладельцев местных дач наконец-таки принудили устраивать мостки и тротуары около своих домов. Благодаря этому начинанию теперь исчезают под мостками гниющие по обеим сторонам сточные канавы. К сожалению, не все домовладельцы при устройстве мостков-тротуаров заключают канаву в сруб; напротив, многие непосредственно над канавой устраивают простой деревянный настил, благодаря чему постоянно засоряемая канава продолжает распространять зловоние»…

Еще в 1880-х гг., как отмечает исследователь Николай Николаевич Гольцов, за Нарвской заставой появился общественный транспорт. Именно тогда частное акционерное общество устроило Путиловскую линию конно-железных дорог. От Нарвских ворот одноколейная линия с четырьмя разъездами доходила до Путиловского завода, точнее – до Шелкова переулка. Дальше, до поселков Княжево и Дачное, деревень Ульянка и Лигово, ходили «линейки» – одноконные кареты с деревянными колесами, обтянутыми железными шинами. Такие «линейки» предназначались для перевозки четырех пассажиров.

В конце XIX – начале ХХ в. предлагалось немало проектов устройства за Нарвской заставой конно-железной дороги и даже электрического трамвая, но все они оставались на бумаге. Наконец, после многолетних согласований и волокиты, в 1909 г. Николай II утвердил устав Общества Ораниенбаумской электрической железной дороги. О ее истории уже подробно рассказывалось в очерке, посвященном селению Княжево.

Напомним, движение по дороге открывалось частями. Первый, пробный участок дороги, от депо Княжево до Путиловского завода, открылся для пассажирских перевозок в декабре 1915 г., а 9 января 1916 г. состоялось торжественное открытие участка от Нарвских ворот до Путиловского завода. Здесь, у ворот, оканчивалась трасса городского электрического трамвая. Регулярное движение от Путиловского завода до Княжево началось 15 января 1916 г.

В 1918 г. дорогу национализировали, а в 1920 г. она получила наименование «Ораниенбаумская электрическая линия Северо-Западных железных дорог». В обиходе ее называли Оранэлой, или Ораниенбаумкой. Конечная станция Оранэлы называлась «Нарвские ворота», после революции ее переименовали в станцию «Коммунаров». Она размещалась в бывшей кордегардии возле Нарвских ворот.

В 1929 г. Ораниенбаумскую линию передали Управлению городских железных дорог Ленинграда, и она стала именоваться Стрельнинской трамвайной линией. Летом того года пути Оранэлы у Нарвских ворот соединили с путями городской железной дороги, а кольцо на площади разобрали. В октябре 1929 г. открылось сквозное трамвайное движение из города до Стрельны.

В советское время неизменно подчеркивалось, что район за Нарвской заставой еще с 60-х гг. XIX в. занимал «почетное место в истории революционного движения в Петербурге». Здесь разворачивалась стачечная борьба рабочих, недаром главную магистраль за Нарвской заставой – Петергофское шоссе – в 1925 г. переименовали в улицу Стачек (с августа 1940 г. – проспект Стачек).

С 1920-х гг. за Нарвской заставой началось строительство нового Ленинграда. Архитектор Л.А. Ильин разработал в 1924 г. проект реконструкции, согласно которому будущий центр Нарвского района был в виде двух площадей, представляющих одно целое и соединенных между собой улицей. Ныне это площади Стачек и Кировская (перед райсоветом).

Вблизи Нарвских ворот появился один из первых рабочих жилмассивов – Путиловский городок (подробно о нем рассказывается в соответствующем очерке этой книги). Тем не менее, как отмечалось в путеводителе 1933 г., территория района по обе стороны проспекта (тогда улицы) Стачек является низкой, часто затопляемой и совершенно не защищенной от постоянного действия северо-западных и западных осенних ветров. «Поэтому местность эта для дальнейшего развития жилищного строительства совершенно непригодна, – говорилось далее. – Расселение в этой части района признано нецелесообразным в интересах последующего развития находящихся здесь фабрично-заводских предприятий, портовых сооружений и складов».


Площадь у Нарвских ворот. Фото 1933 г.

Как отмечалось в источнике, жилые районы, появившиеся за Нарвской заставой еще до революции, с санитарной точки зрения «размещены здесь безобразно». «Красный путиловец» расположен таким образом, что западные ветры относят всю выбрасываемую им копоть и углекислый газ на жилую часть района. Едкие испарения завода «Красный химик» (бывший Тентелевский химический завод) также «систематически отравляют местное население». Но подлинный бич для жилых кварталов этой юго-западной окраины Ленинграда представлял костеобрабатывающий завод на реке Екатерингофке: «Его смрадное дыхание чувствуется чуть ли не во всем Нарвском районе». «Развертывание основной жилищной стройки в Нарвском районе предположено поэтому на пустырях и огородах к востоку от улицы Стачек до Старообрядческой улицы, – указывалось в уже упоминавшемся путеводителе по Ленинграду 1933 г. – Здесь вырастет целый город, в которой вольется и Вологодско-Ямская слобода. Городок протянется по улице Стачек вплоть до деревни Автово. Помимо этого постройка новых жилищ будет производиться только на территории Тентелевских улиц, где каменные благоустроенные дома заменят деревянные лачуги. Вся территория западнее улицы Стачек, начиная от дороги на Северную верфь и до деревни Автово, отводится под подсобные постройки Торгового порта».

Надо отметить, что район Нарвской заставы является уникальным на сегодняшний день местом, где можно увидеть рядом образцы архитектуры конструктивизма 1920 – 1930-х гг. Среди них – уже упомянутый Путиловский городок на Тракторной улице, застройка Турбинной улицы, здание школы им. 10-летия Октября (ныне – школа № 384 на пр. Стачек, 11/5), а также Дом культуры Московского и Нарвского районов (ныне – ДК им. Горького), торжественно открытый в 1927 г., в день 10-летия Октябрьской революции.

Дом культуры у Нарвских ворот, авторами которого стали архитекторы А.И. Гегелло и Д.Л. Кричевский, стал первым крупным сооружением в Ленинграде в послереволюционное время. Поскольку для столь масштабного строительства не хватало материалов, производителю работ инженеру В.Ф. Райляну предоставили 140 адресов для разборки старых домов. Вместо балок нередко применялись железнодорожные и трамвайные рельсы.

Кроме того, примерами конструктивизма в районе у Нарвских ворот явились фабрика-кухня и универмаг на площади Стачек (ныне – универмаг «Кировский»), бани «Гигант» на ул. Зои Космодемьянской, 15, профилакторий на ул. Косинова, 17, Дом технической учебы на улице Ивана Черных, здание Кировского райсовета. Последний является не только одной из лучших построек известного советского архитектора Н.А. Троцкого, но и одним из лучших памятников ленинградского конструктивизма.

Уже с середины 1930-х гг. на смену «советскому авангарду» стал приходить сталинский классицизм, и районы, которые возводились по обеим сторонам проспекта Стачек от Кировской площади до Автово, выдержаны именно в этом стиле. Ярким образцом этого стиля явилась построенная уже в 1950-х гг. круглая Комсомольская площадь…

Оглавление книги


Генерация: 0.792. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз