Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Сосновка

Сосновка

Сегодня Сосновкой называется большой лесопарк, занимающий территорию между Тихорецким, Светлановским проспектами, проспектом Мориса Тореза, Поклонной горой и Северным проспектом. Однако нынешний лесопарк – лишь малая часть той огромной местности, что когда-то называлась Сосновкой.

«Наиболее высоким и сухим уголком Лесного» считается Сосновка. В той части Сосновки, что вплотную примыкала к Лесному и Удельной, еще в конце XIX в. началась дачная застройка. «Сосновка, собственно говоря, – сплошной сосновый лес, в котором в настоящее время настроено уже много дач и большая часть которого, перейдя в руки частных владельцев, загорожена, – сообщал в конце 1890-х гг. М.И. Пыляев. – Незагороженная часть Сосновки представляет собою излюбленное место прогулки дачников Лесного и наезжающих из Петербурга. В Сосновке по праздничным дням устраиваются на лесной поляне танцы под гармонику, привлекающие много публики».


Обозначение «выселка» за фермой Бенуа на карте окрестностей Петрограда, 1914 – 1917 гг. (сост. Ю.Ю. Гаш)

В 1883 г. владельцем Сосновки стал один из самых богатых петербургских купцов, городской голова столицы В.А. Ратьков-Рожнов. Уже тогда началась распродажа участков леса под застройку.

«Дачи здесь расположены очень удобно в сосновом лесу», – говорилось о Сосновке в одном из путеводителей начала ХХ в. В 1899 г. часть Сосновки отдали под строительство Политехнического института. Близлежащую улицу именовали Дорогой в Сосновку (с 1956 г. – Политехническая улица).

«Был в Сосновке, видел Политехникум, – записал Александр Блок в дневнике в сентябре 1902 г. – Идет достойно Менделеев к Витте. Громаден и красив. Дальше – поле и далеко на горизонтах – холмы деревни, церковь – синева».

В 1913 г. территорию Сосновского леса, принадлежавшую Ратькову-Рожнову, разделили: северная часть отошла его дочери Ольге, а южная – сыну Ананию, предводителю дворянства Царскосельского уезда и почетному мировому судье Петербургского и Царскосельского уездов. Ананий Ратьков-Рожнов разбил свою территорию Сосновского леса на участки, проложил между ними дороги, чтобы продавать участки под частную застройку, однако распродаже участков леса под жилье помешала начавшаяся Первая мировая война.


Дорога в Сосновку (ныне – Политехническая улица), фото начала 1930-х гг.

Улицы, прорубленные в начале 1910-х гг. по велению Анания Ратькова-Рожнова, сохранились в Сосновке и поныне в виде широких аллей. Одна из улиц получила название Ананьевской (в честь самого владельца земель) – теперь это часть Светлановского проспекта. Другие улицы, проложенные в Сосновке, но ставшие потом парковыми аллеями, должны были носить имена в честь многочисленных родственников Ратькова-Рожнова – Ольгинская, Яковская, Александровская и др.

Как отмечают исследователи А.Д. Ерофеев и А.Г. Владимирович, «к 1917 году от Сосновского леса остался, и то не полностью, лишь участок между Старо-Парголовским проспектом, Ананьевской улицей, Полевой дорогой (продолжение проспекта Бенуа, ныне тоже в составе Тихорецкого проспекта) и северной границей района. Его ожидала та же участь – уже были прорублены просеки на месте будущих улиц, придуманы для них названия. Проезды, параллельные Ананьевской улице, должны были именоваться в честь очередных домочадцев Ратькова-Рожнова, а перпендикулярные – в честь классиков русской литературы: Лермонтовская, Пушкинская, улицы Некрасова и Тургенева».

Проектные названия улицы Леховича, Исаковская, Веринская, Владимирская, Михайловская получили, по всей видимости, по фамилиям ближайших землевладельцев. Однако, на счастье Сосновского леса, произошла революция, и несостоявшиеся улицы, которые окончательно не заросли, превратились в аллеи. Другой уцелевший участок леса Ратькова-Рожнова, как отмечает А.Д. Ерофеев, это Пискаревский лесопарк к востоку от улицы Бутлерова…

По воспоминаниям старожила Лесного Дмитрия Васильевича Семенова, в 1930-х гг. уже появилась мощеная булыжником дорога из Мурино в сторону Бугров. Около Бугров она поворачивала в Озерки, а дорога от фермы Бенуа выходила на эту дорогу. Домик за Муринским ручьем называли «первый выселок». А посередине между «первым выселком» и дорогой на Мурино стоял двухэтажный деревянный дом, прямоугольный, без всяких балконов. Его называли «вторым выселком». На пересечении с муринской дорогой стояло несколько изб деревенского типа. От муринской дороги немножко левее шла дорога на Бугры и дальше на Карабсельки.

От фермы Бенуа в сторону Муринского ручья шла полевая дорога, и в конце ее около оврага, где протекал ручей, лежал большой гранитный камень. На другом берегу ручья лес вырубили, но черничник остался. Можно было собирать чернику. Сосновка сильно уменьшилась. Справа от дороги в Сосновку все вырубили, остался только парк Политехнического института. Слева осталась «малая Сосновка» вдоль Пустого переулка.


Дорога в Сосновку у Политехнического института, фото начала 1930-х гг.

По обе стороны Яшумова переулка на углу Ольгинской улицы выкопали два небольших котлована – брали песок. Немного леса оставалось на углу Старо-Парголовского проспекта и Яковской улицы – парк Соловейчика. Дальше по Старо-Парголовскому проспекту между Яковской улицей и Воронцовым переулком стояли два двухэтажных деревянных дома композитора П.П. Шенка, сзади которых оставалось редколесье. Между Воронцовым переулком и Ананьевской улицей был детский дом: два двухэтажных деревянных дома, соединенных крытых переходом, а в глубине двора были конюшня и сарай.

Кроме того, на Старо-Парголовском проспекте по обе стороны Ананьевской улицы стояли двухэтажные деревянные жилые дома. Справа на Ананьевской улице между Старо-Парголовским проспектом и Ольгинской улицей в глубине соснового леса стояли два двухэтажных деревянных дома, у одного из них первый этаж оштукатурен. Это было общежитие Лесотехнической академии. Каждое утро студенты толпой шли на занятия через парк Соловейчика, парк Турчиновича, а потом по Институтскому проспекту.

Дальше по правой стороне Ананьевской улицы по обе стороны Ольгинской улицы стояли небольшие деревянные одноэтажные домики с маленькими садиками, огороженными деревянными заборами. На углу Ольгинской улицы и Воронцова переулка перед общежитием Лесотехнической академии находился большой котлован, его называли «колдобихой», при этом двухэтажный дом на Воронцовом переулке был обрыт с трех сторон. Котлован копали до грунтовых вод. Поскольку копали вручную, песок возили на тачках по доскам. Увозили его на грузовых трамваях, для этого от Политехнического института по Яшумову переулку и Ольгинской улице провели трамвайную линию. Этот котлован уже зарос травой, и на его берегах появились огороды.

Дальше стали раскапывать по другую сторону Ольгинской улицы. Трамвайную линию провели на дно котлована, и в середине 30-х гг. появился экскаватор. Стали копать глубже, и в результате выкопали бассейн.

Ольгинская улица шла через всю Сосновку и кончалась около хозяйственных помещений дачи Бадмаева. В конце улицы были построены однотипные маленькие домики Осоавиахима. К ним проложили проезд со Старо-Парголовского проспекта по Лиственной улице, тогда она называлась Александровской.

Задняя сторона Сосновки была по прямой линии от дачи Бадмаева до мостика через Муринский ручей у «первого выселка». Со стороны фермы Бенуа Сосновка простиралась до дороги в Бугры. С передней стороны Сосновка осталась только за Ананьевской улицей, и то между Ольгинской улицей и Старо-Парголовским проспектом уже совсем в лесу проходила Михайловская улица, на которой по левой стороне стояли несколько маленьких домиков.

В самой Сосновке за Михайловской улицей была Березовая аллея, до революции ее называли Владимирской улицей, вдоль которой по обе стороны росли березы. Вдоль Сосновки Старо-Парголовский проспект пересекало два незначительных оврага, поэтому дорога шла то вверх, то вниз. Сама дорога была без покрытия, песчаная, так что в сухое время машины буксовали в песке.

Против Сосновки по другую сторону Старо-Парголовского проспекта стояли скотные дворы, где держали коров. От института постоянного тока поставили высоковольтные опоры параллельно Ольгинской улице по другую сторону оврага, где брали песок, и для них прорубили широкую просеку через всю Сосновку. В самой Сосновке в сторону Старо-Парголовского проспекта сохранились окопы, – видимо, со времен Гражданской войны. В Сосновке против Большой Осиповской улицы была широкая дорога (до революции ее называли Сосновой) – от Старо-Парголовского проспекта к Ольгинской улице.

От Ольгинской улицы в сторону фермы Бенуа по Сосновке шло несколько дорог с канавами, видимо, до революции эти места собирались застраивать дачами. Канавы заросли молодыми соснами, но посередине имелись хорошие дорожки. Дороги не доходили до конца Сосновки, они упирались в болото, в котором можно было собирать клюкву.

«Путеводитель по железным дорогам Приморской и Финляндской», изданный в 1927 г., сообщал: «В начале существования Политехнического института вся окружающая местность представляла сосновые леса на сухой песчаной почве, покрытой хвоей и лишайниками, а дорога в Институт была вся окаймлена хорошенькими дачками. В настоящее время значительная часть леса вырублена, дачи же пошли на дрова во время холодов 1919 – 1920 гг.».

После 1917 г. Сосновским лесом распоряжалось Петроградское лесничество, а с 1923 г. он стал исследовательской и учебной базой Лесного института, располагавшегося неподалеку. В 1930-х гг. здесь создали лесопарк Сосновка.

В 1930-х гг. в северо-западной части Сосновки расположился общегородской лагерь Осоавиахима. До войны в нем проводились областные стрелковые и физкультурные соревнования. Заметим, что улица в Удельной, которая шла к нему, носила название Лагерной (до этого она была Алексеевской).

«В ту пору Сосновка делилась на „первую“ и „вторую“: от Старо-Парголовского проспекта шла „Первая Сосновка“, она отделялась рощицей от „Второй Сосновки“, располагавшейся ближе к нынешнему Тихорецкому проспекту, – вспоминает о довоенном временем старожил Удельной Эдгар Рихардович Прокофьев. – Нам разрешалось ходить в ближнюю Сосновку – „Первую“, а у „Второй“ была дурная репутация бандитского места: там можно было запросто напороться на воров и бандитов.

Как раз на разделительной полосе между „Первой“ и „Второй“ Сосновками, примерно там, где теперь стрельбище, до войны и располагался лагерь Осоавиахима. Изредка мы ходили загорать за Сосновку на пески, на месте которых теперь находится Ольгинское водохранилище. Кстати, рождение самого водохранилища проходило на моих глазах – во второй половине 1930-х годов. Началось с того, что песок оттуда начали организованно вывозить, причем исключительно с территории вдоль Ольгинской улицы – теперь это улица Жака Дюкло. Таким образом стал образовываться песчаный овраг. Постепенно в этом искусственном овраге сама собой стала появляться вода, и получился продолговатый пруд вдоль Ольгинской улицы, в котором мы стали купаться. Правда, место это было коварное – песок засасывал, и купаться там было небезопасно»…


Памятник летчикам в Сосновке. Фото Э.С. Туниева

На территории нынешнего мототрека находился специальный питомник, куда в начале войны, когда объявили «всеобщую собачью мобилизацию», ленинградцы отдавали своих четвероногих друзей. Здесь собак учили премудростям связного дела.

В самом Сосновском лесопарке осенью 1941 г. появился фронтовой аэродром. Это было связано с тем, что после того, как Ленинград попал в осаду, все крупные военные аэродромы оказались у противника, и Ленинграду срочно требовались новые аэродромы для базирования военной авиации. Поэтому за короткое время служба аэродромного строительства ВВС Ленинградского фронта за сентябрь – ноябрь построила 16 новых аэродромов, из них 12 – в пригородной зоне Ленинграда и 4 – на Волховском фронте.

В разное время, в 1942 – 1944 гг., на аэродроме в Сосновке базировался один из полков 275-й истребительной дивизии – 150-й истребительный полк. В задачу дивизии входили сопровождение наших бомбардировщиков и штурмовиков, охрана ленинградского неба от налетов вражеских самолетов и защита неба над Дорогой жизни. В 1943 г. на аэродроме базировался 34-й гвардейский бомбардивочный авиационный полк.

Недалеко от взлетно-посадочной полосы аэродрома в Сосновке в годы войны возникло военное кладбище, где хоронили летчиков и зенитчиков располагавшихся тут частей и соединений. Среди погребенных здесь – Герои Советского Союза гвардии майор Александр Петрович Савушкин, участвовавший в 49 воздушных боях и сбивший 13 вражеских самолетов, и гвардии капитан Петр Яковлевич Лихолетов, участвовавший в 71 воздушном бою и сбивший 25 самолетов лично и 5 самолетов в группе. После войны кладбище стало мемориальным.

У северной границы бывшего фронтового аэродрома, в середине взлетно-посадочной полосы, 23 февраля 1978 г. открыли памятник летчикам аэродрома «Сосновка» (архитекторы В.В. Виноградова, Л.В. Матвеева, инженер Б.З. Вильнер). С тех пор, в памятные даты ленинградской блокады и в День Победы памятник в Сосновке служит местом встреч летчиков, защищавших Ленинград и сражавшихся на Ленинградском фронте…

В 1968 г. лесопарк Сосновка расширился за счет присоединения северной заболоченной части леса от совхоза «Лесное».

Оглавление книги


Генерация: 0.301. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз