Книга: Кордова, Гранада, Севилья – древние центры Андалусии

Гранада

Гранада

Предгорья Сьерры-Невады с их почти фантастически неземным пейзажем, с лиловато-серыми каменистыми пустынями, лишенными растительности, подготавливают нас к появлению чего-то удивительного и необычного. Таким чудом оказывается город Гранада, расположенный на склонах Сьерры-Невады и занимающий три холма.

Гранаду называли «королевой городов», «частью неба, упавшей на землю», «истинным раем Магомета», «западным Дамаском». Город кажется белоснежным, с чуть желтоватыми пятнами старых построек на удивительном фоне ярко-синего неба и белых горных хребтов.

Легенда говорит, что холмы, расположенные амфитеатром, подобно раскрытому гранату, дали название городу — гранат. После занятия Кордовы испанцами, через два года (1238) Гранада стала столицей всего эмирата, последнего оплота мавров на испанской земле. Сюда из разных мест бежали мусульмане, здесь сосредоточивались оставшиеся в их руках сокровища, здесь продолжали развиваться великие традиции мавританской поэзии и искусства.

Казалось, город старался вознаградить себя за прошедшие века владычества вестготов, а во время халифата — за годы господства Кордовы, с которой Гранада тогда еще не могла соперничать.

В Гранаде и в те времена появлялись правители, стремившиеся украсить город, но подлинный расцвет его начался лишь с конца XIII века.

В городе было много прекрасных зданий, 14 тысяч башен. В окрестностях строились роскошные виллы с садами. Гранада славилась производством парчи и шелка (был известен его особый вид, названный «альгамбра»), ювелирными изделиями из драгоценных камней, дорогим оружием.

«Что за гордые чертогиПеред нами засверкали?Пред тобой, сеньор, Альгамбра.Дальше — замок Алых башен,Превосходный тоже замок.А за ним — Хенералифе,С садом — не сыскать второго».(Испанский романсеро)

Холм, на котором расположена Альгамбра (дворец и крепость правителей Гранады), подобен кораблю, плывущему в сторону города. Протяженность холма с востока на запад 850 метров, а в самой широкой части — 240 метров. На месте Альгамбры уже в IX веке были крепостные постройки, носившие название «Красный замок»[15]. Гранада — это прежде всего Альгамбра, являющаяся самой прекрасной и впечатляющей ее частью. До конца XII века правители Гранады жили во дворце, расположенном на противоположном берегу реки Дарро, протекающей у подножия холма. Это был самый благоустроенный и прекрасный квартал города в те времена. Этот район и до настоящего времени сохранил свое старое название Альбайсин. Но с укреплением и возвышением гранадского эмирата, когда город стал последней мавританской столицей на территории Испании, старый дворец оказался тесным для новых правителей Гранады. Первым начал строительство Альгамбры Мухаммед I (XIII в.), затем его продолжили Юсуф I и его сын Мухаммед V (XIV в.), завершил строительство Мухаммед VII (XV в.). Особенно интенсивно велось строительство Альгамбры в XIV столетии. После взятия Гранады в 1492 году войсками короля Фердинанда и королевы Исабеллы Альгамбра стала королевской резиденцией. Карл V начал строительство огромного дворца на ее территории. Затем на длительный период Альгамбра была забыта. Лишь Филипп V (XVIII в.) некоторое время правил в Гранаде. Первые реставрационные работы в Альгамбре были начаты уже в середине XIX века. Такова вкратце история Альгамбры.

Одна из легенд говорит, что строители Альгамбры работали ночью и свет от костров падал на стены и башни, придавая им причудливый красноватый оттенок. Название «Алые башни» получили и воздвигнутые еще в XI веке на юго-западе от Альгамбры две мощные башни, связанные с замком стеной. Возможно, что именно они вдохновили композитора Альбениса на создание симфонической поэмы «Алая башня». Башни были возведены на римском основании, под ними находятся склепы. Сама Альгамбра также была окружена стеной высотой 10 метров и толщиной 2 метра. Завершение внешней ограды замка относится ко времени правления Юсуфа I, о котором арабские историки говорили, что при нем Г ранада «походила на серебряную вазу, наполненную изумрудами». Тогда и были закончены 24 башни, многие из которых уже не существуют. В стихотворении А. Ганиведа «Башни Альгамбры» их состояние уподобляется «торжественному сну».

Для строительства использовали гравий, глину, известь, внутренние помещения отделывали алебастром, деревом и стукком, на которые наносился резной орнамент. На самом остром конце холма (юго-западном) расположена сторожевая башня (де ла Вела). На ней развевалось знамя католических королей после взятия города. Существует обычай (до сих пор) 2 января, в день взятия Гранады, подниматься на башню и дотрагиваться рукой до ее колокола, чтобы удачно выйти замуж.

За башней находится древняя часть Альгамбрь. — Алькасаба (старая крепость), которая расположена на месте капитолия римских времен. С башни Алькасабы открывается вид на город. За воротами Алькасабы лежит обширная площадь де лос Алхибес (водоема). Свое название древняя площадь получила от большого водоема, служившего для снабжения водой живущих в замке. В свое время в Альгамбре, которая была одновременно и замком и крепостью, мог находиться гарнизон в 40 тысяч человек. Водоем используется и в настоящее время. Площадь де лос Алхибес примыкает к дворцовым постройкам Альгамбры, над всем комплексом которых доминирует мощная и величественная башня Комарес. С башней связана легенда о спасении последнего правителя Гранады принца Боабдила. Мать принца спасла его от казни, спустив на веревке из окна башни. Название свое башня получила по имени строившего ее архитектора. О Боабдиле, сдавшем город испанцам, существует много различных легенд и преданий. Он покинул Альгамбру через ворота Семиярусной башни и тут же приказал их замуровать, чтобы никто не мог ими воспользоваться после него. Многие башни Альгамбры связаны с преданиями. В башне Лас Инфантас (Башне принцесс) жили три прекрасные дочери правителя Гранады, там они слушали песни вражеских рыцарей, заточенных в соседней башне. Две сестры бежали с рыцарями в Кордову, а третья принцесса испугалась и не покинула дворец. Она умерла молодой и была похоронена в склепе под башней. Другая легенда рассказывает о прекрасной Розе, жившей в башне. Во времена мавританского владычества башня считалась резиденцией дочерей правителей Гранады.

Как и в Кордовской мечети, необычайно силен в Альгамбре контраст внешнего облика памятника и скрытых за ними помещений [16].


Общий вид Альгамбры и Гранады

Три основных образных компонента объединены в интерьерах замка. Прежде всего, это бесконечное плетение орнамента, вызывающее непроизвольно ассоциации с восточной музыкой и поэзией. Стены и потолки небольших помещений сплошь покрыты орнаментом, смена его узоров и их развитие создают необычайное впечатление. И если на плане Альгамбры в глаза бросается большое количество залов и их изолированность, то внутри, в них самих, ощущается единство благодаря развитию определенной орнаментальной темы. Другим важнейшим компонентом является связь с природой и использование реального освещения- все залы группируются вокруг внутренних дворов. Третий компонент — цвет. Если интерьер Кордовской мечети создает поэзию бесконечного пространства, подчиняющего себе любую часть и деталь, то в Альгамбре идет увлекающее развитие деталей, без которых немыслима поэзия целого.

Может быть, с Двора мирт, или Водоема, и начинается сказочная поэзия — чудо Альгамбры. Двор невелик по размерам, всего 37x23 метра. Много раз приходилось читать о чрезмерной роскоши и перегруженности, излишней пышности и дробности форм, о начале упадка мавританского искусства в связи с анализом Альгамбры. Но нигде в ансамбле замка нет ни утяжеляющей роскоши, ни утомительной перегруженности деталями. Поверхность водоема с очень невысоким обрамлением создает впечатление зеркала, заключенного в двойную раму — из камня и низко подстриженной зелени. Среди ровного геометрического ряда кустарников растут кое-где деревья с широкими кронами — мирты, давшие название двору. По длинным сторонам двора (восточной и западной) тянутся стены с окнами в верхней части. Раньше стены были сплошь покрыты керамическими изразцами, сейчас уже почти исчезнувшими. Но особенно нарядны северная и южная стороны. На севере, где за хрупкими формами обрамляющей двор архитектуры возвышается монолит башни Комарес, идут семь легких арок с большой аркой в центре. Вся плоскость между арками и крышей покрыта орнаментальными украшениями. Эта легкая и стройная галерея отражается в водоеме, повторяясь, но уже утратив свою материальность. На противоположной стороне дворца использован тот же мотив с семью арками, но усложнен весь рисунок фасада созданием второго этажа с арками и фризом с окнами, облегчающими его и дающими ритмические пятна-узоры между верхним и нижним ярусами арок. Центральная арка второго яруса обогащена рисунком, а меж тонких колонн, поддерживающих арки, помещены узорчатые решетки. Колонны одинаковы, сделаны из белого мрамора, а капители имеют самую различную форму. Таким образом, арки ритмически объединяют два противоположных фасада, а зеркальная поверхность воды, отражая их, включает в архитектурный ансамбль природные формы. Кроны деревьев по своей форме также подобны полукружиям арок. Гармоничное единство отдельных частей, тонкость, какая-то особая изысканность делают Двор мирт воплощением сказочной мечты.


Общий вид комплекса и дворца Карла V

Вокруг Двора мирт расположены залы, в которых протекала светская жизнь правителя. Арка с острым завершением, украшенная рядами позолоченных сталактитов, обрамляет проход от Двора мирт в Зал де ла Барка (лодка). Сводчатый потолок этого узкого и длинного зала подобен днищу судна. Из Зала де ла Барка можно пройти в один из центральных парадных залов Альгамбры — Зал послов — квадратный по форме, со стороной длиной 9 метров и высотой 18 метров. Зал перекрыт куполом, сделанным из кедрового дерева и украшенным звездами. В каждой стене зала, кроме той, где находится вход в Зал де ла Барка, имеется по три окна. Толщина стен такова, что окна кажутся самостоятельными помещениями, достигая трехметровой глубины. Зал послов расположен в верхнем этаже башни Комарес. Орнамент, покрывающий стены зала, разнообразен по рисунку, кажется, что он восполняет простоту архитектурных форм. Насчитызают сто пятьдесят два различных вида орнаментального узора, покрывающего стены наподобие ковра. В одной из ниш при входе в зал помещена стихотворная надпись: «Рука скульптора меня соткала, подобно ткани из шелка, и увенчала сверкающей диадемой». Изысканность и торжественная парадность зала соответствуют его назначению. Созданный в период правления Юсуфа I, он служил для приема послов. Здесь находился трон. В этом зале состоялся последний совет правителя Гранады Боабдила с приближенными перед сдачей города испанцам. В этом же зале Исабелла и Фердинанд подписали пакт с Колумбом о его путешествии в Америку. Согласно легенде, под этим залом находилась комната, где был заточен Боабдил до его спасения матерью. На восточной стороне Двора мирт находилась мечеть, где в 1354 году был убит Юсуф I. Через подземный коридор от Двора мирт можно пройти в Зал бань. Первое помещение представляет собой своеобразную комнату отдыха — Лас Камас (ложе). В нише на специальное ложе клали подушки, на которых отдыхали после купанья вельможи, слушая игру музыкантов. В центре зала находится мраморный бассейн. Потолок зала украшен деревянной мозаикой, а стены покрыты изразцами. Более мелкий и насыщенный узором рисунок стен контрастирует с плитками пола. Колонны поддерживают галерею, на которой располагались музыканты. В этом маленьком, но необычайно изящно оформленном помещении сохранился подлинный цвет изразцов — глубокий и насыщенный красный, синий и золотой. Цветные изразцы являются как бы неожиданностью, так как Альгамбра обычно представляется однотонной и светлой. Но не следует, однако, думать, что цвет порождает пестроту или как-то огрубляет интерьер, наоборот он создает сказочную нарядность его, являясь одним из ведущих компонентов архитектурного решения Альгамбры. Центральный Зал бань сильно пострадал и теперь почти целиком реставрирован. Рядом с ним находится маленькая комната с куполом, называемая Баней короля.


Альгамбра. Двор мирт


Общий вид Альгамбры

Другой комплекс помещений, где проходила частная жизнь правителей, расположен вокруг Львиного двора, в который можно пройти из Двора мирт через Зал мосарабов [17] вытянутый в длину и узкий (20x4 метра). Зал полностью восстановлен после взрыва в нем в XVI веке пороха. Три прохода в торцовой стене зала ведут в Львиный двор. Строгая гармоническая красота зала здесь сменяется причудливой фантазией. В центре двора находятся двенадцать стилизованных львов, выполненных из черного мрамора, и бассейн — из алебастра. Размер двора меньше Двора мирт — 28x16 метров, но его маленькое пространство так насыщено различными формами, что кажется богатым, сложным и разнообразным. Основным мотивом здесь являются колонны и подковообразные арки, подобные тем, что применены и во Дворе мирт. Двор выложен мрамором, четыре желоба ведут к бассейну. На восточной и западной сторонах двора сооружены павильоны. Они необходимы не только как оформление входов во двор, но в их решении развивается и усложняется общая архитектурная тема. Они как бы собирают в себе разбег колонн, идущих по боковым сторонам, по одной и по две, а здесь, в павильонах, объединяющихся по три и по четыре. Всего их 124. Оба павильона увенчаны куполами. Ритмический бег колонн гармонирует с ритмом орнамента, покрывающего всю поверхность стен двора. В боковых галереях и в куполах потолок выложен мозаикой из различных пород дерева. В арках павильонов применены для украшения сталактиты. Благодаря такому решению любой новый аспект раскрывает еще не виданную живописную красоту двора.


Альгамбра. Двор мирт

Число таких сменяющих друг друга аспектов бесконечно. В этом живописном и подвижном эффекте Львиный двор противоположен Двору мирт, где представляются основными две точки зрения- от южного и северного фасадов, и логика архитектурного построения не требует обхода по длинным сторонам. Оба двора открыты сверху, но в них по-разному использованы возможности пространства и освещения. Во Дворе мирт предусмотрен эффект отражения голубого неба в спокойной поверхности водоема. В Львином дворе использованы возможности светотеневой игры солнечных пятен, соответствующих живописно-динамическому решению колоннады. Невозможно ощутить силу воздействия архитектуры Львиного двора без яркого солнечного освещения. Кроме того, в Львином дворе значительнее роль деталей и отдельных частей по сравнению с Двором мирт. Поэтическая красота Львиного двора воспета в стихах поэта-везиря Ибн Зумрука (ум. 1393). Львиный двор ритмически объединен с соседним залом архитектурной формой — сталактитами, которые стали основным элементом оформления Зала правосудия, иначе Трибунала, или Королевского зала, примыкающего ко двору с восточной стороны. Зал имеет форму коридора с чередующимися сталактитовыми арками. Парными арками зал делится на семь частей, три из которых открыты в Львиный двор. Над залом возведены три небольших купола, потолок сделан из дерева — кедра. Всюду сверкает позолота. Свет проникает в зал с трех сторон, но своды его остаются затененными. В нише на потолке помещены три композиции, выполненные на коже. Скорее всего, это работа мастеров XIX, а не XV века, как предполагали раньше. В этом зале во время торжественной мессы по поводу взятия Гранады присутствовал Колумб. С южной стороны ко Двору львов примыкает Зал Абенсеррахов. Это название дала залу знатная гранадская семья, соперничавшая с другой, не менее знатной. Легенда говорит о том, что однажды кто-то из семьи Абенсеррахов победил своих противников во время турнира на площади Виваррамбла. Тогда побежденные соперники обвинили одного из членов семьи Абенсеррахов в связи с королевой, женой Боабдила. Боабдил, желая отомстить, созвал всех Абенсеррахов на пир в Альгамбру, где во время праздника вся семья была обезглавлена в зале, получившем с тех пор их имя. Связанный с драматической легендой зал прекрасен по своей архитектуре. Прямоугольный в плане, он имеет в центре еще и квадратное пространство, образованное изящными арками, опирающимися на тонкие стройные колонны. Зал этот был значительно разрушен, но затем восстановлен под руководством архитектора Берругете. Сталактиты, гроздьями свисающие вниз, образуют вверху зала сложную форму. Таким образом, «тема сталактитов» объединяет три помещения. С противоположной от Зала Абенсеррахов стороны к Львиному двору примыкает одно из самых прекрасных по своей архитектуре помещений — Зал двух сестер. В него ведут три мраморные ступени. Название зала связано с его архитектурой — в пол вделаны две мраморные плиты. Зал — подлинный шедевр, покоряющий красотой и тонкостью резьбы и орнамента, а также — звучностью цвета изразцов. По стенам идут куфические надписи, органично вплетающиеся в орнаментальную вязь. Зал разделен на три части, в центре его выделен квадрат, перекрытый куполом; боковые помещения были, видимо, спальнями с характерными для всей Альгамбры окнами с двойными арками и тонкой колонкой посредине. Самая поразительная часть зала — его купол. Он кажется совершенно фантастическим, с какой-то причудливой поверхностью благодаря сталактитам. Купол составлен из сотен маленьких частей — ячеек, скорее всего, его можно уподобить огромному цветку, вознесенному над центральной частью зала. На высоте восьми метров от пола в центральной части зала устроены своеобразные выступынавесы со спускающейся с них причудливой бахромой сталактитов.


Альгамбра. Двор мирт

Над арками нижнего этажа сделаны окна с деревянными решетками тончайшего узора. Окна открываются в помещение старого гарема, расположенного на втором этаже. В целом стена зала получает своеобразное решение с чередующимися по формам арками, широкими и массивными — внизу, легкими и узкими- вверху. Верхние арки в качестве украшения имеют два яруса сталактитов. В углах зала сталактиты также образуют ячейки с сотами. Орнамент, покрывающий стены, поражает разнообразием мотивов. Нигде точно не повторяется целиком один и тот же узор, а его отдельные элементы включаются уже в совершенно иные фигуры. Именно это и создает гармонию и поэзию интерьера Альгамбры. Фантазия декораторов поистине беспредельна. Орнамент требует созерцания и самоуглубления, вводя какую-то новую эстетическую грань в восприятие архитектурных форм. Не менее прекрасны и цветные изразцы, составляющие своеобразный пояс-базу для резного орнамента, расположенного над ними. Включаются в этот гармонический ансамбль и две деревянные резные двери.

Надписи зала обращаются к посетителю с вопросом, не кажутся ли ему стены сделанными из драгоценных камней, а другая надпись гласит: «Я сад, созданный красотой первых утренних часов. . Блистающие звезды сгорают от желания перенестись в этот зал и покинуть небесный свод».


Альгамбра. Лас Камас

Раньше в Зале двух сестер находилась «альгамбрская ваза» [18] (теперь — в археологическом музее Альгамбры). Ваза была сделана в 1320 г., высота 1,35 метра. На ее желтовато-белый фон нанесен голубой с золотом орнамент. Мотивы орнамента близки тем, что встречаются на стенах зала. Целая группа подобных сосудов получила название «альгамбрских ваз». Возможно, что они ведут свое происхождение от сосудов для хранения воды и вина, но назначение альгамбрских ваз было иным. Они служили для украшения залов, являясь еще одной прекрасной деталью ансамбля.


Альгамбра. Львиный двор

Через Зал двух сестер можно пройти в Зал водоема (или Зал двойных окон), а оттуда в Мирадор де Дараха или Двор Линдараха (от арабского названия — «глаза дворца султанши»). Двор Линдараха относится по времени к мавританскому периоду и представляет собой поэтический уголок, к которому можно отнести слова арабской надписи на стене Альгамбры; «Как прекрасен сад, где земные цветы соперничают со звездами небесными! Что может сравниться с чашею того алебастрового фонтана, который наполнен водою? — Ничего, кроме луны, сияющей на безоблачном небе» [19]. С противоположной стороны двора находится башня Дель Пейнадор (туалетная комната королевы). Помещения, окружающие Двор Линдараха, относятся ко времени Карла V. В XIX веке здесь жил американский писатель Вашингтон Ирвинг, оставивший поэтическое описание Альгамбры. Башня Дель Пейнадор имеет легкий прозрачный павильон, из которого видны башня Комарес и сады Хенералифе. Под помещением туалетной комнаты находился зал, который через узкий коридор был связан с башней Комарес, коридор был проложен внутри стен и связывал между собой все башни. Видимо, он был сделан в целях защиты. В настоящее время этого общего обхода стен и башен больше не существует. Так завершается комплекс Альгамбры.

Вход и выход на территорию дворцовых построек ведет через Винные ворота (внутренние) и Ворота правосудия (наружные), находящиеся на юго-западе от дворцовых построек. Винные ворота примыкают к площади Алхибес. Над подковообразной аркой проема проходит своеобразный фриз с тонкими филенками, как бы расходящимися от центра к краям. Над фризом помещено изящное по рисунку двойное окно, разделенное тонкой мраморной колонкой. С внутренней стороны обрамление ворот сохранилось лучше. Позднее к окну были сделаны ставни. По бокам от окна помещены плиты с орнаментом. Панно внешней стороны заканчиваются колоннами с капителями. Арка сделана из кирпича, как бы окруженного голубой рамой прекрасно сохранившихся изразцов. Благодаря орнаменту вокруг арки, декоративным панно и фризу скрадывается массивность и тяжесть ворот, в которых сам пролет арки не занимает большого места. Декор не только его выделяет, но и увеличивает его масштаб. Крыша, выступающая над стеной и создающая глубокую тень над окном, также способствует облегчению стены. Ворота правосудия больше напоминают массивную четырехугольную башню с пролетом в форме подковообразной арки. На стене высечена рука. Согласно легенде, власть арабов будет сильна до тех пор, пока рука не соприкоснется с каменным ключом, изображенным на другой стороне ворот. Но это не единственная легенда. По другой версии рука, подобно древним амулетам, помогала предотвратить злую судьбу. Существовало также мнение, что рука — символ ислама, что пять пальцев символизируют пять основных магометанских заповедей. Ключ в таком случае эмблема власти, данная богом Магомету, его пророку, чтобы открывать и закрывать двери рая. Название ворот происходит от обычая совершать правосудие у их входа. На воротах сделана надпись, что они выстроены в 1348 году в течение семидесяти дней. Вряд ли случайно то, что Ворота правосудия и Винные ворота имеют проемы сходной формы, а также одинаковые фризы. В то же время Винные ворота более легкие и нарядные, так как у них была несколько иная функция, чем у находящихся на линии крепостных стен Ворот правосудия. В настоящее время Альгамбра освещается ночью прожекторами. Такое освещение создает эффект сказочно возникающего видения на вершине холма, вознесенного над затененным городом. Обособленность и необычность комплекса Альгамбры сильнее ощущаются ночью, так как днем лежащие у подножия холма здания, растущая повсюду зелень, окраска земли на склонах холмов имеют определенную общность в цвете с ансамблем замка.


Алексис. Львиный двор в Альгамбре

Рядом с Альгамброй, на соседнем холме, расположена бывшая летняя резиденция мавританских властителей Гранады — Хенералифе, что означает Высокий сад. Между стенами Альгамбры и холмом Хенералифе вьется каменистая дорога, подобно руслу реки, которая когда-то разделяла дворец и сад, как писал в своих стихах поэт Сорилья. О возникновении Хенералифе существует поэтическая легенда. Мавританскому королю было предсказано, что его сына постигнет несчастье от встречи с женщиной. И тогда король поселил сына в сады Хенералифе, чтобы он не встречал женских лиц. Когда говорят о сказочных садах халифа, то в представлении невольно возникают сады Хенералифе, хотя судить по их современному состоянию о том, какими они были пять веков назад, достаточно трудно. Через тридцать лет после взятия Гранады испанцами сады описывал итальянский путешественник Андреа Наваджеро. Он восхищался многочисленными двориками, струящимися фонтанами, прекрасными миртами, апельсиновыми деревьями. Вода появлялась в садах повсюду, часто неожиданно, так как не было видно источника. Эти эффекты были возможны только благодаря совершенной системы ирригации. В садах Хенералифе и теперь сохранилась особая тонкость и гармония в сочетании геометрических форм подстриженных деревьев и кустов, зеркальной поверхности узких каналов и свободно растущих цветов, причудливых по форме и необычайно ярких по цвету. Один испанский автор, описывая некую красавицу, упоминает, что в руках у нее был «букет чудесных фиалок, будто только что сорванных в саду Хенералифе». В садах нет грандиозности и эффектной пышности, кажется, что это сад для одного человека. Местами кустарник и деревья образуют сплошные коридоры зелени, сходящиеся над головой, но они узкие, в них удобно идти лишь в одиночку. Может быть, поэтому легенда о заключенном в саду принце кажется оправданной самим характером сада, камерного, интимного, изысканно тонкого. Во время самой сильной жары в садах прохладно.


Альгамбра. Львиный двор

После знакомства с Альгамброй архитектура Хенералифе не может поразить новизной форм или оригинальностью. Кажется, будто часть внутренних помещений Альгамбры с широкими подковообразными и полукруглыми арками на тонких колоннах вынесена наружу, образовав легкие, невысокие постройки Хенералифе. Старая надпись гласит, что дворец был возобновлен в 1319 году, но потом он неоднократно реконструировался. Каждую весну в Хенералифе устраивается международный фестиваль музыки и танца. Концерты даются на естественном фоне зелени, цветов, каналов и фонтанов.


Альгамбра. Зал правосудия


Гонсальво Перес. Зал правосудия в Альгамбре. 1871


Альгамбра. Зал Линдараха

Казалось бы, что сказочный и поэтический мир Альгамбры и Хенералифе должен был существовать нетронутым в своей целостности и гармонии. Но на юго-западной стороне Двора мирт возникла гигантская масса дворца Карла V. Император одно время предполагал сделать Альгамбру своей резиденцией, но его, видимо, не удовлетворяла камерность дворцового комплекса. В 1526 году архитектор Педро Мачука начал строительство нового дворца на месте разрушенных построек Альгамбры. Но дворец так и не был достроен, то ли из-за землетрясения, то ли из- за недостатка средств. Огромная масса дворца кажется неуместной и противоестественной рядом с комплексом Альгамбры. Педро Мачука (ум. 1550) учился в Италии, возможно, у Рафаэля и Микеланджело. Во всяком случае, в своей постройке он принес на испанскую почву все элементы итальянского Возрождения, не пытаясь осмыслить традиции мавританского зодчества, выдающиеся памятники которого были рядом с дворцом. В оформлении дворца принимал участие живописец Нарсисо де Корте. Барельефы на западном фасаде по рисункам Мачука выполнил скульптор Хуан де Ореа. Наружные стены здания четко разделены на два этажа благодаря сильно выступающему над первым этажом карнизу. Нижний этаж отличается мощной рустовкой. Окна верхнего этажа в массивном обрамлении разделены пилястрами, которые в нижнем имеют соответствие в рустике. Над окнами первого и второго этажей расположены дополнительные круглые окна. Центральная часть западного фасада выделена двумя парами сдвоенных колонн: дорического ордера — в первом этаже, ионического — во втором. На этой центральной части здания размещены пять медальонов с барельефами, а на фронтонах ниш первого этажа помещена скульптура. При наличии медальонов и сдвоенных колонн такое решение фасада кажется утяжеленным и перегруженным. Более просто решен центр южного фасада, где лишь две пары сдвоенных колонн служат обрамлением двери и огромного оконного проема, завершающегося полуциркульной аркой. Правда, архитектор ввел ордер, в нижнем этаже ионический, а в верхнем — коринфский. В плане дворец представляет квадрат с большим круглым двором в центре (диаметром 31 метр). Двор обнесен двухъярусной колоннадой. Его огромное пространство кажется пустынным и холодным, хотя и производит впечатление своим размахом. Именно здесь, во внутреннем дворе, с особой силой ощущается заброшенность здания, как бы лишенного практических функций. В верхнем этаже дворца теперь расположен Музей изящных искусств. В залах музея представлена национальная испанская живопись и скульптура, преимущественно гранадской школы. Стиль архитектуры дворца Карла V контрастирует с ансамблем Альгамбры, открывая новую эпоху, связанную с периодом после отвоевания Гранады.


Альгамбра. Зал двух сестер. Деталь

За стенами Альгамбры, слева от Ворот правосудия, находится второй памятник времени Карла V — фонтан. Он достигает 30 метров в длину и 5 метров в высоту и представляет собой большую плиту, украшенную пилястрами и медальонами с барельефами. Фонтан украшен орлом — символом Римской империи. Вода льется из трех голов, олицетворяющих реки Гранады — Дарро, Хениль и Бейро. В верхних углах помещены путти. В центре под гербом — латинская надпись, посвященная Карлу V. По этой надписи фонтан стали называть фонтаном Карла V.


Альгамбра. Ворота правосудия

В общем ансамбле города, панорама которого открывается из окон дворца Альгамбры, трудно выделить какое-либо отдельное здание. Город производит впечатление в целом, с его невысокими светлыми зданиями, кажется, сохранившими свой облик от предшествующего столетия. Старые части города, известные еще с мавританских времен, давно перестроены, хотя многие и сохранили свои прежние названия. Три реки Гранады — Бейро, Хениль и Дарро — не играют такой решающей роли в городском ансамбле, как Гвадалквивир в Кордове и Севилье, однако основные, наиболее интересные старые здания сохранились на юго- западной стороне по течению реки Дарро. Хениль и Дарро воспеты в испанской поэзии начиная с прославленных поэтов прошлого и кончая Федерико Гарсиа Лоркой. У подножия холма Альгамбры, на другом берегу реки Дарро, расположен старый район Альбайсин, замыкающий северо-восточную часть города. Название района переводится как «владельцы соколов». Это был богатый квартал мавританской знати. Среди зелени садов на холмах видны светлые стены вилл, которые называются «кармен». В районе Альбайсин расположен археологический музей, занимающий дворец Каса дель Кастриль (XVI в.). Здесь представлены не только археологические материалы, но и живопись гранадской школы.

Идя на запад по улице дель Каррера мимо церкви св. Анны, (построенной по плану Диего де Силоэ) с сохранившейся башней стиля мудехар, можно попасть на Новую площадь, где еще во времена мавров устраивались игры «в кольцо», которые требовали не только ловкости, но и блестящих качеств наездника, так как каждый участник состязания выступал на лошади. В конце Новой площади находится Фонтан львов. Здесь же на площади река Дарро уходит в подземный тоннель. На площадь выходит Кансельерия (здание суда), построенная в 1587 году Мартином Диасом Наварро и оформленная скульптором Алонсо Эрнандесом.


Альгамбра. Двор Линдараха


Двойные окна в башне Каутива

В одной из книг испанского автора дано описание портала здания: «Придя на Новую площадь, крестьянин стал разглядывать портал Канцелярии — здания в своем роде знаменитейшего во всей Испании и в наши времена не имеющего равных среди других ему подобных — и увидел, что по обеим сторонам королевского герба, венчающего портал, помещены изображения Правосудия и Могущества»[20]. На первый взгляд фасад очень близок постройкам итальянской архитектуры XVI века (итальянскому маньеризму). Но в то же время тектоническая ясность построения, свойственная всем итальянским зданиям, здесь вступает в спор с декоративным началом, присущим испанской архитектуре. Этот декоративный принцип выражен в произвольном расположении окон и фронтонов по всему фасаду. Внутри здания особенно привлекателен открытый дворик с легкой аркадой на тонких высоких колонках в нижнем этаже и своеобразно решенной верхней частью стены, сплошь застекленной и разделенной только полуколоннами. В центре двора находится фонтан в форме чаши. Автором проекта этого двора считается Диего де Силоэ (1495–1563), который руководил постройкой собора в Гранаде. Минуя площадь Исабеллы Католической, на которую выходит самая широкая улица Гран виа де Колон (улица Колумба), можно попасть в центр города, где сохранилась группа примечательных зданий. В близком соседстве друг от друга здесь расположены собор, Алькайсерия, ратуша, Корраль дель Карбон и старая площадь Виваррамбла, получившая свое название от арабского названия башни — «ворота песка». На площади происходили рыцарские турниры и народные праздники, позднее — аутодафе. На ней же кардинал Хименес в 1498 году приказал сжечь все арабские книги. Она вошла в историю города и в легенды. К площади ведет одна из древних улиц — Сакатин, получившая название от слова «старьевщик». Когда в день св. Хуана устраивались праздники и народные шествия, с улицы Сакатин раздавались звуки флейты и гобоев — так описывали улицу испанские историки. Алькайсерия — бывший крытый рынок, который сильно пострадал в середине XIX века и был почти полностью реконструирован. Рядом с Алькайсерией на маленькой площади Дель Кабильдо помещается ратуша, старый дворец Ла Мадраса, построенный еще во времена Юсуфа I. Именно в этом здании, после освобождения Гранады, Исабелла и Фердинанд учредили первую ратушу. В последующие эпохи фасад здания был значительно реконструирован, утратив свой первоначальный облик. Рядом с Ла Мадраса находится Корраль дель Карбон (Двор угля) — одно из самых любопытных зданий города. В арабские времена здесь были рынок и гостиница. Это единственный сохранившийся в Европе арабский постоялый двор. Рядом с площадью Исабеллы Католической в Каса де лос Тирос помещается теперь Бюро туризма. Это очень характерное для Гранады здание прекрасно сохранилось. Оно было создано в XVI веке и принадлежало семье Гранада Венегас, которая в течение многих веков владела Хенералифе. На фасаде здания виден герб, на котором изображены шпага и сердце. В настоящее время в здании находится также Музей ремесел Гранады.

Подлинным центром города стал собор. Он расположен рядом с Алькайсерией и интересен как памятник, в котором отразились целые этапы развития испанского искусства. Собор был задуман как монумент в честь победы над маврами. Он строился в течение трех веков (1523–1703) и поэтому неизбежно несет на себе печать различных стилей.

В его основе лежит готический по композиции план. Первый строитель собора Энрике де Эгас (1455–1534) планировал его с пятью нефами. В 1528 году де Эгаса сменил Диего де Силоэ, с именем которого связано несколько зданий города (церковь св, Анны, внутренний двор Кансильерии). Архитектор не внес в план своего предшественника значительных изменений, сохранив в основе пятинефное членение. Но он ввел элементы итальянского Возрождения — опорные столбы украшены полуколоннами коринфского ордера, а под звездообразными сводами помещены классические архитравы. Но, несмотря на готические переплетения сводов, в соборе господствует иное чувство пространства, которому способствует введение купола и включение алтаря и хора в единое пространство церковного интерьера. Над куполом сохранен традиционный для Испании симборио [21]. Этого плана в основном придерживались последующие строители собора. Зато существенные изменения претерпел фасад.


Здание Кансильерии


Внутренний двор дворца Карла V


Фасад собора

Диего де Силоэ проектировал две башни высотой 81 метр, но из них построена лишь одна, достигающая всего 57 метров. Замысел Силоэ объяснялся желанием включить собор в привычный для города башенный ансамбль, когда башня была основной темой старой гранадской архитектуры. Кроме того, башни должны были сообщить фасаду торжественность и импозантность как мемориальному памятнику в честь победы. В своем настоящем виде фасад собора принадлежит Алонсо Кано, руководившему строительством уже в XVII веке. Для Испании того времени Алонсо Кано (1601–1667) представлял редкую индивидуальность, сочетая однозременно дар художника, скульптора и архитектора. Его мастерская находилась во втором этаже собора, каноником которого он был назначен. В соборе находится и могила Кано. Он был уроженцем Гранады, но работал также в Севилье и Мадриде. В родном городе он провел последние 16 лет своей жизни. В мадридский период Кано пользовался покровительством Веласкеса и благодаря ему получил должность учителя рисования инфанта Валтасара Карлоса, сына Филиппа IV. О жизни Кано рассказывают легенды, основанием для которых был бурный темперамент мастера. Кано учился в Севилье у известного живописца Пачеко, где и познакомился с Веласкесом. Но после дуэли Кано вынужден был покинуть Севилью и бежать в Мадрид. Рассказывают также о постоянных ссорах художника с капитулом Гранадского собора. Большинство исследователей творчества Кано отдают ему предпочтение как скульптору и архитектору, не считая значительной его живопись. Для Гранады той эпохи Кано был ведущим мастером, определившим ее художественную школу на протяжении всего XVII столетия. Фасад собора, созданный Кано, обращен к небольшой площади, что затрудняет его восприятие, так как его невозможно охватить взглядом. Но рассматривая фасад, невольно хочется отделить от него пристройки, слева — недостроенную башню (старый зал капитула) и справа — помещение саграрио (сокровищница). Эта часть, выстроенная на месте старой мечети, выходит на площадь, носящую имя Кано. Здесь же ему установлен памятник. Интересно решена центральная часть фасада собора. В ней прекрасно использован мотив арок, повторенный в порталах. Над всем фасадом как бы воздвигнута трехпролетная триумфальная арка. Стены и входы углублены в своеобразные ниши, которые образуют арки. Благодаря этому создается впечатление светотеневой игры и движения. Фактически здесь нет плоскости стены. Фасад разделен на два яруса сильно выдвинутым вперед карнизом. В нижнем ярусе на выступающих вперед пилястрах помещены вверху медальоны с рельефами, а во втором ярусе на карнизе установлены статуи. Над всеми тремя порталами также помещены рельефы: над центральным — «Коронование Марии» работы Хосе Рисуэнью (1717), над боковыми-«Введение Марии во храм» и «Вознесение Марии», исполненные французскими скульпторами Мишелем и Луи Вердигье (1782). Характерно, что, используя мотивы арок и круглых окон, типичные для барочной архитектуры, Кано в то же время следует национальной испанской традиции, заполняя поверхность стены декоративными рельефами. Да и круглые окна на фасаде собора воспринимаются как часть декоративного обрамления. Зато типичные для барокко колонны и полуколонны с их объемно-пластической упругой формой не использованы Кано. При боковой точке зрения на фасад особенно ощутима плоскость пилястров, в то же время можно оценить полностью энергичный взлет арок, удачно найденную раскреповку карниза, подчеркнутую статуями. Внутренняя планировка собора и его интерьер отличаются ясностью и четкостью, гармонией пропорций, он кажется светлым и просторным. Длина интерьера 67 метров, высота нефов 30 метров, а под куполом — 45 метров. В соборе господствуют два цвета — белый и золотой, придавая торжественность и нарядность интерьеру, перегруженному, однако, скульптурой и декоративными деталями.


Интерьер собора

Почти все скульптурное оформление собора выполнено Кано и его учениками. При входе в Главную капеллу (Капилья майор), слева и справа, между колоннами на фоне ниш установлены скульптуры коленопреклоненных Фердинанда и Исабеллы. Над статуями, в круглом обрамлении, помещены скульптурные бюсты Адама и Евы. Статуи выполнены Педро де Мена (1621–1668), учеником Кано, — одним из выдающихся испанских скульпторов той эпохи. Поэтичен образ королевы Исабеллы, в котором подчеркнуты не портретность и характерность, а внутреннее лирическое начало. Адам и Ева исполнены самим Кано. Они выполнены из дуба и раскрашены. Активность Евы по контрасту оттеняет мягкость и трогательность Исабеллы. Капилья майор представляет собой многогранник с двадцатью мощными опорами-колоннами. В ее подкупольном пространстве, где два яруса окон создают прекрасное освещение, помещены картины Кано. Всего мастером было выполнено для собора двенадцать больших полотен. Живопись Кано носила подражательный характер. Но среди картин собора наиболее привлекателен цикл из семи композиций — «Семь радостей Марии» (1652–1654). Эти полотна отличаются удачным композиционным и колористическим решением, хотя в них ощутимо влияние классического итальянского искусства. К колоннам капеллы приставлены большие бронзовые позолоченные статуи апостолов, выполненные скульптором де Аранда. На улицу Карсель Баха, с северной стороны собора, обращен портал Пуэрта дель Пердон (Портал прощения). В работе над ним принимал участие скульптор де Силоэ. Дверь портала украшена растительным орнаментом, на ее боковых частях изображены гирлянды цветов и среди листьев аканфа — резвящиеся путти. В нижней части двери находится фриз с фантастическими животными. Над аркой проема помещены две аллегорические женские фигуры, олицетворяющие «Правосудие» и «Веру». Они держат щит с латинской надписью, посвященной изгнанию мусульман и строительству собора.


Интерьер собора

Этот нарядный, насыщенный ренессансными мотивами портал служит украшением всей постройки. Пять нефов собора окружены со всех сторон, как гирляндой, маленькими капеллами, придающими собору совсем особый характер и как бы увеличивающими его внутреннее пространство еще на два нефа. Среди многочисленных капелл наиболее популярна капелла Нуэстра сеньора де ла Антигуа, расположенная в круговой галерее рядом с Пуэрта дель Пердон. В ней хранится деревянная статуя мадонны (XV в.), которая считается чудотворной, так как легенда приписывает ей участие во взятии Гранады. В капелле Иисуса Назарея хранится большое количество картин. Здесь находятся полотна Эль Греко, Риберы, Кано — крупнейших мастеров испанской живописи «золотого века». С южной стороны к собору примыкает Капилья Реаль (Королевская капелла), завершенная в 1505–1507 годах де Эгасом. В капеллу можно пройти из собора через саграрио. В Капилью Реаль при Карле V были перенесены из монастыря Сан Франсиско останки Исабеллы и Фердинанда. Капелла по форме представляет собой позднеготическую постройку, мало интересную по архитектуре. Славу капелле принесла не ее архитектура, а ретабло [22] в главном алтаре. Это ретабло — выдающееся произведение испанской пластики и один из шедевров скульптора Фелипе де Бигарни (1470–1542). Фигуры в ретабло приобретают большую самостоятельность, они кажутся вставленными в ниши с орнаментальным фоном. Цвет и орнамент играют большую роль в создании общего впечатления от композиций ретабло и определяют его эмоциональное начало. Слева и справа помещены статуи Исабеллы и Фердинанда, которые теперь считаются работой Диего де Силоэ. Они выполнены из раскрашенного алебастра. Скульптор стремился дать правдивую и точную портретную характеристику, а не ограничиваться созданием только торжественных и импозантных образов повелителей Испании. Примечателен и цоколь ретабло, где помещены рельефы из раскрашенного алебастра. Они представляют собой композицию на сюжет освобождения Гранады и последующего крещения мавров. Среди них особенно выделяется рельеф «Сдача Гранады», в котором на золотом фоне изображены стены и башни Альгамбры. Точность и естественность сцен, поз и жестов, правдивость характеристик составляют отличительную черту всех рельефов. Решетка из кованого железа отделяет в капелле две гробницы — «королей католических» и родителей Карла V.


Педро де Мена. Королева Исабелла; Алонсо Кано. Ева

Решетка — одно из выдающихся произведений стиля платереско [23] (1518). Она была выполнена мастером Бартоломе де Хаеном. Подобие фризов-поясов делит ее на три яруса. В верхнем — представлена композиция «Распятие», под ним тянется, подобно кружеву, узор из растений и цветов, еще ниже — сцены из жизни Христа (так называемые «сцены страстей»), расположенные между тонкими подпорами для кружевного узора верхнего ряда. Фигуры этих сцен выразительны и экспрессивны и в то же время естественно вплетены в общую декоративную ткань узора решетки. Решетка отличается ясно ощущаемым материалом (бронза), массивностью и одновременно тонкостью и красотой силуэта узора. Она справедливо считается прекраснейшим произведением такого рода в Испании. С ней может соперничать разве только решетка Главной капеллы Севильского собора. Кажется, что решетка Королевской капеллы должна открывать вход к совершенным произведениям искусства, но находящиеся за ней гробницы вряд ли можно рассматривать как выдающиеся памятники, хотя по-своему они достаточно интересны и примечательны. Гробница «королей католических» Исабеллы и Фердинанда была выполнена скульптором Доменико Фанчелли — одним из итальянских мастеров, приглашенных Карлом V для работы в Испании. Гробница была сделана в Генуе из каррарского мрамора. По своему типу она близка средневековым гробницам с распростертыми телами умерших и с символическими животными в ногах (лев и львица). Двухъярусная гробница обильно украшена скульптурой. Путти держат в руках мраморную плиту с надписью, посвященной королю и королеве и их борьбе с еретиками и магометанами. Обе стороны постамента (короткая и длинная) решены одинаково; в центре — медальон с рельефом, а по бокам от него — сидящие фигуры в нишах. Единственное отличие заключается в том, что на узкой стороне их всего две.


Диего де Силоэ. Исабелла Католическая


Портал собора


Решетка Королевской капеллы

Во втором ярусе над медальонами помещены еще медальоны с гербами, поддерживаемые крылатыми фигурами. Двухъярусное деление постамента не нарушает его целостности. Трактовка форм, их пластичность и упругость, портретная характеристика лиц, декоративные мотивы делают памятник типичным для эпохи Возрождения. Вторая гробница — Филиппа Красивого и Хуаны Безумной [24] — выполнена испанским мастером Бартоломе Ордоньесом (ум. 1520). Он родился в Бургосе, затем учился в Италии, где, конечно, видел произведения Донателло и Микеланджело. Гробница была заказана Ордоньесу Карлом — после смерти родителей в 1519 году. В этой гробнице Ордоньес, так же как и Фанчелли, сделал постамент из двух частей, но, в отличие от гробницы, выполненной Фанчелли, верхняя ее часть гораздо уже нижней, кроме того, она более насыщена скульптурой. В целом гробница кажется более дробной и менее монументальной. На ней помещены не только статуи святых, аллегорические фигуры и путти, но также и сфинксы. Многие фигуры даны в движении, в сложных позах и поворотах. На узкой стороне нижнего яруса помещены медальоны со сценами из жизни Христа. В этих композициях наиболее ощутимо влияние итальянской пластики. Тонкостью и одухотворенностью отмечены черты лица Хуаны Безумной. Так же как и лицо Филиппа, оно является несомненно портретным. Внимательно рассматривая детали обеих гробниц, можно заметить, как испанский мастер старается избежать симметрии в расположении фигур, сделать их максимально разнообразными. Итальянские мотивы и приемы в трактовке фигур и орнамента подчинены им чисто декоративному началу. Ощущение непосредственности и естественности оставляют статуи святых, например фигура сидящего Иоанна Крестителя. Однако Ордоньес больше дорожит любой свежей и тонко наблюденной деталью, чем ясной гармонией целого. Работа Ордоньеса оказала заметное влияние на следующее поколение скульпторов, работавших над украшением собора.


Гробницы Исабеллы и Фердинанда, Филиппа Красивого и Хуаны Безумной в Королевской капелле


Дукуэ Корнехо. Магдалина

План Гранады


1. Альгамбра 2. Дворцовые постройки 3. Дворец Карла V 4. Алая башня (Торре Бермеха) 5. Хенералифе 6. Каса дель Кастриль 7. Кансильерия 8. Алькайсерия 9. Дворец Мадраса 10. Собор 11. Королевская капелла 12. Руины старых мавританских стен 13. Арабские бани 14. Корраль дель Карбон 15. Дворец де лос Тирос 16. Ворота Эльвиры 17. Арабский минарет и церковь Сан Хосе

Между гробницами находится лестница, ведущая в подземный склеп, где похоронены Исабелла и Фердинанд, Филипп Красивый и Хуана Безумная. В Королевской капелле помещается также маленький музей, в котором собрана коллекция нидерландской живописи XV века, представляющая собой часть великолепного собрания королевы Исабеллы. Здесь находятся картины Ханса Мемлинга, Рогира ван дер Вейдена и прекрасный триптих Дирка Боутса со «сценами страстей». К этой же коллекции относится и хранящаяся в соседнем с капеллой помещении одна из интереснейших картин собора — «Поклонение волхвов» Бартоломе Бермехо. Он родился в Кордове и работал там с 1474 по 1498 год. Это был выдающийся мастер, один из основоположников живописи испанского Возрождения. Можно предположить, что его картина «Поклонение волхвов» была выполнена для королевы Исабеллы и составляла часть складня, который королева возила с собой. Картина небольшого размера, написана на дереве. Чувствуется, что художник использовал традиции нидерландской живописи, отличаясь, однако, от нидерландцев своим пониманием композиции, колорита, увлечением декоративным узором и особым вниманием к наивной непосредственности в выражении чувств. Пейзаж и интерьер отнесены им на задний план, в то время как фигуры заполняют почти всю поверхность картины. Такое решение картины будет свойственно многим испанским мастерам и в последующий период.

Собор в Гранаде соединил в себе самые различные стили испанской культуры, завершая последний большой этап в развитии классического испанского искусства «золотого века».

На северной окраине города находится еще один памятник архитектуры — Ла Картуха (Картезианский монастырь). Это перестроенное готическое здание, к которому от собора ведут улицы Гран виа де Колон и Картуха. Монастырь окружен живописной природой. Он славится своими саграрио и сакристией [25]. Саграрио построен архитектором Уртадо Искиердо, скульптурное оформление выполнено Хосе Рисуэньо и Дукуэ Корнехо, купол украшен живописными работами Антонио Паломино. Саграрио славится колоннами из черного и красного мрамора и декорированными мрамором стенами. Но особенно знаменита сакристия, которую называют «христианской Альгамброй». Она выстроена в стиле чурригереско архитектором Л. Аревало (1727–1764). Элементы барочной архитектуры здесь принимают сказочно-причудливые формы. Но насыщенность интерьера декоративными украшениями не создает впечатления чрезмерной перегруженности этого небольшого помещения благодаря их орнаментальному, а не объемно-пластическому решению. В отделке интерьера широко применены мрамор и стукк; двери и наличники украшены панцирем черепахи, перламутром, серебром и слоновой костью. Существует рассказ о том, что создатель интерьера сакристии Васкес работал над ним в течение сорока двух лет. Сакристия Картухи оказывается как бы далеким отзвуком Альгамбры — ее фантастической и причудливой орнаментики, получившей через четыре века иной смысл, превратившись в подобие прекрасного ларца.

Гранада — родина Федерико Гарсиа Лорки. Поэт сумел слить в своих стихах чувства и настроения современного человека с философским восприятием природы и ощущением древнего величия и красоты города.


Оглавление книги


Генерация: 0.050. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз