Книга: Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гродненщина

О ТОМ, КТО ДОБАВИЛ СЛАВЫ НОВОГРУДКУ (об Адаме Мицкевиче)

О ТОМ, КТО ДОБАВИЛ СЛАВЫ НОВОГРУДКУ (об Адаме Мицкевиче)

Для меня, по счастливой случайности, Адам Мицкевич — тот, у кого я учился. Поэтому писать про него мне легко. Делаю это по любви, а не по необходимости. Когда-то я сам выбрал его себе в учителя. Увидел в его творчестве то, что теплилось во мне с детства — любовь к белорусской земле. Мне не нужна была чужбина, какая-нибудь богатая страна — я полюбил эту и с самого начала знал, что буду верен ей до конца.

Есть у меня страна моих мечтаний,

Душа навеки породнилась с ней,

Всех этих мест — прекрасней и желанней,

Родства по крови — ближе и родней.

Когда моя мать принесла из библиотеки Минского завода Вавилова опубликованную в 1956 г. в издательстве «Художественная литература» книгу «Пан Тадеуш» на русском языке в изысканном, впечатляющем переводе С. Мар (Аксеновой), я, после прочтения первых же строк, сказал: «Вот мой поэт!» По существу, Адам Мицкевич указал мне направление жизни. Я избрал самую свободную, самую независимую профессию.

Покамест пел я дочке дифирамбы,

Мать слушала, а дядюшка читал.

Когда шепнул: «Вот пожениться нам бы», —

Весь дом я, оказалось, взволновал.

Мать говорит о душах, об именьях,

А дядя — о доходах и чинах,

Слугу служанка просит без стесненья

Узнать, каков в амурных я делах.

Мать! Дядюшка! Парнас — мое поместье.

Душой владею я всего одной.

Чины смогу в веках лишь приобресть я.

Доход? Перо — вот весь достаток мой.

Любовь? Нельзя ль, плутовка, без расспросов!

О ней скажу тебе наедине,

Когда ты своего лакея бросив,

Одна заглянешь вечерком ко мне.

В те дни, дни моей молодости, я еще застал хутора, крошечные села на Гродненщине и Витебщине. И можно говорить, что первые путешествия по Беларуси я делал под впечатлением от творчества Адама Мицкевича:

Где Неман льется, там путь мой вьется.

К селу от села шагаю

Через дубравы, через болотца

И песенки распеваю.

Это Адам Мицкевич привил мне любовь к белорусской старине. Я посещал, в основном, старинные усадьбы и особое удовольствие получал от прогулок в старых парках, которые будто бы для того и были посажены, чтобы через двести лет вызвать магическую страсть к старине и вообще к белорусскому прошлому именно во мне:

… бородатый

Пятисотлетний дуб от старости горбатый,

На предков оперся сухих, окаменелых,

Как на кресты могил давным-давно замшелых.

В таких строчках сокрыта сама Вечность. Когда знакомишься с ними, хочется работать так, чтобы и твое творчество оставалось полезным, современным всегда.

«Пан Тадеуш», ирония, которой пронизан этот «роман в стихах», стали для меня ключом к разгадке многих тайн, в том числе и тайны характеров старого поколения белорусских дворян — шляхты. Я увидел их незлобивую вспыльчивость, неусмиримую жажду деятельности. И еще я увидел глубокую устремленность этих людей к свободе. Они хотели быть свободными, и никакое давление не способно было загасить это желание.

Несутся шляхтичи потоком разъяренным;

Их не впускают в дом, спешат под сень фольварка,

Все ищут биться с кем? Но вот на кухне жаркой

Лихие шляхтичи носами потянули,

Благоухание кастрюль они вдохнули

И захотели есть; вражда была забыта,

Остыл горячий гнев во славу аппетита.

Что особенно импонировало мне, так это то, что поэт не философствовал, а занимался описательством, чтобы и через двести лет мы смогли живо увидеть картины прошлого. Я учился у него в том числе и словарному запасу. Для этого расписывал целые страницы по темам — звери, деревья, цветы, птицы, — изучал белорусскую природу. И еще искал в его творениях свой идеал любви, своего ангела:

Вспорхнула в комнатку с улыбкою лучистой,

Быстра, легка, светла, как месяц серебристый.

Схватила платьице и к зеркалу пустилась;

Увидев юношу, внезапно так смутилась…

Поэт родился на хуторе Заосье недалеко от Меденевичей 24 декабря 1798 г. 22 февраля 1799 г. священнослужитель новогрудского Фарного отметил это в метрической книге. Позже родители мальчика перебрались в Новогрудок. Теперь в том месте, где они жили, располагается усадьба-музей поэта.

С детства маленький Адам слышал польскую речь, учился в местной школе на польском. И стихи свои, естественно, он тоже писал на польском. Однако белорусы мудро называют его «своим» и преисполнены гордости за успехи земляка. Не важно, на каком языке пишет поэт — важно, о чем и как он пишет. И многие приезжают в Беларусь, чтобы посетить именно этот город. Жителям Новогрудка досталось богатое наследство. Остается одно — максимально позаботиться о нем.

Оглавление книги


Генерация: 0.306. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз