Книга: Такая удивительная Лиговка

Дом № 11 Дом А.Я. Решетниковой (Н.А. Виташевского)

Дом № 11

Дом А.Я. Решетниковой (Н.А. Виташевского)


Дом № 11

В 1810—1820-е гг. здесь жил писатель Александр Ефимович Измайлов (1779–1831), баснописец и журналист. Он происходил из дворян Владимирской губернии, воспитание получил в Горном кадетском корпусе, по окончании которого в 1797 г. поступил в Министерство финансов. Всю свою жизнь Измайлов почти безвыездно провел в Санкт-Петербурге и только в 1826 г. отправился в Тверь, куда был назначен вице-губернатором, а в 1828 г. – в Архангельск на ту же должность. Не пробыв там и года, Измайлов перевелся в Санкт-Петербург, став чиновником особых поручений при Министерстве финансов, а в 1830 г. вышел в отставку.

В 1799 г. он выпустил в свет роман «Евгений, или Пагубные следствия дурного воспитания и сообщества», который сам называл впоследствии «уродом». Роман заслуживал внимания своим реализмом, правда, очень грубым. Вскоре Измайлов вошел в кружок молодых людей, основавших «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств». С членами этого общества А.П. Бенитцким и П.А. Никольским Измайлов издавал в 1809–1810 гг. журнал «Цветник», ведя в нем отдел критики. В 1817 г. он редактировал «Сын Отечества», в 1818–1827 гг. издавал известный журнал «Благонамеренный», а в 1826–1827 гг. – альманах «Календарь муз». Как журналист Измайлов известен в анекдотической летописи нашей литературы. И с читателями, и с авторами он был sans facon: печатно объяснялся с теми и другими, стихами и прозой в своем «Благонамеренном», запаздывал с выпуском книжек, потому что «на праздниках гулял, забыл жену, детей, не только, что журнал» – и, наконец, недодавал обещанного числа номеров. Но при всей беспечности и балагурстве Измайлова занимали и социальные вопросы; в своем журнале он завел отдел благотворительности, а ранее выпустил две брошюры «Рассуждение о нищих» (СПб., 1804) и «Вчерашний день, или Некоторое размышление о жалованиях и пенсиях» (СПб., 1807).

Талант Измайлова проявился в баснях, первое издание которых вышло в 1814 г. Кроме сюжетов, заимствованных и общих для баснописцев всех народов, у Измайлова есть ряд оригинальных басен с чисто русским юмором и на специфические русские темы. Лучшие басни Измайлова – «Кулик-астроном», «Пьяница», «Страсть к стихотворству», «Лгун», «Дворянка-буянка» и пр. В них и сказалась особенность его дарования – добродушная грубость, склонность к реализму, что заставило современников называть его «писателем не для дам», а критиков, искавших двойников русским писателям в западной литературе и западном искусстве, – вторым российским Теньером, считая первым основоположника русского исторического романа В.Т. Нарежного (1780–1826); третьим был Н.В. Гоголь[3]. (Досужие критики сравнивали русских писателей с Давидом Теньером, фламандским художником, мастером бытовой живописи XVII в.) При этом в суждениях о том, как изображать российскую действительность, в устах критиков разных направлений образ Теньера наполнялся разным содержанием.


А.Е. Измайлов

Измайлов не примыкал тесно ни к одному литературному направлению: он равно добродушно и, по-видимому, безразлично относился и к «лицеистам», и к Гречу, и к «классикам». Впрочем, в своих критических воззрениях он не шел дальше французских теоретиков. Собрание сочинений Измайлова изданы Смирдиным в Санкт-Петербурге в 1849 г. в двух томах; новое издание вышло в 1891 г. в трех частях.

А.Е. Измайлов умер 16 января 1831 г. в чине статского советника и кавалера, похоронен на Смоленском православном кладбище.

В Атласе Н.И. Цылова на этом участке показан трехэтажный каменный дом постройки конца XVIII – начала XIX в. В 1867 г. домом владели действительный статский советник Николай Федорович Геслинг и его жена Генриетта Андреевна, а с 1870 г. – их дочь Элеонора Николаевна. Домовладение состояло из трехэтажного каменного дома с деревянной галереей на каменных столбах, деревянных жилых и служебных построек во дворе и оценивалось в 33 тыс. руб.

Здесь в 1867–1868 гг. жили: Федор Егорович Васильев (содержал мелочную торговлю), Николай Федорович Коузов, гравер Иван Степанов.

В 1871 г. домовладелицей становится жена подполковника корпуса инженеров-механиков Александра Яковлевна Решетникова, а с начала XX в. – архитектор Николай Аркадьевич Виташевский, приобретший его по купчей от 9 февраля 1902 г. В 1871 и 1877 гг. архитектор Г.А. Соловьев дважды перестраивал существовавшие на участке постройки. В последующих ремонтах и перестройках дома участвовали архитекторы Н.В. Трусов, А.С. Андреев, Н.А. Виташевский.

Н.А. Виташевский (родился в 1863 году) в 1890 г. окончил Академию художеств. Штатный архитектор Петербургского кредитного общества, в 1917 г. стал директором правления общества. Построил в Петербурге несколько доходных домов, здание Физического института при Петербургском университете (1898–1900, совместно с И.Н. Коковцевым), несколько зданий благотворительных заведений. Владел домом с 1902 по 1917 г. и жил в нем вместе с сестрами Верой и Любовью.

В 1905–1910 гг. в этом доме жил преподаватель Реформатского училища титулярный советник Григорий Захарович Кунцевич (1872–1925). По окончании на стипендию имератора Николая I Курской гимназии в 1890 г. он поступил и в 1895-м окончил курс Историко-филологического института князя Безбородко в Нежине. Преподавал русский язык в Двинском реальном училище. В 1896 г. прикомандирован к Петербургскому университету для приготовления к профессорскому званию и в 1899/00 учебном году выдержал экзамен на степень магистра русского языка и словесности, после чего избран в члены-корреспонденты Императорского общества любителей древнего письма. С 1899 по 1915 г. преподавал русский язык в Реформатском училище, а начале 1905/06 учебного года – французский язык и логику во 2-й Петербургской гимназии. С 1911 г. – сотрудник Императорской Археографической комиссии. В 1915-м – статский советник, приват-доцент Петербургского университета.

В 1916 г. Г.З. Кунцевича избрали экстраординарным профессором кафедры русской словесности Варшавского университета, вскоре эвакуированного в Ростов-на-Дону, куда переехал и Кунцевич. Там он работал до конца жизни, оставив, в отрыве от центральных хранилищ литературы, свою научную деятельность.

С.П. Розанов в статье «Памяти профессора Георгия Захаровича Кунцевича» в 1925 г. писал: «В научно-педагогическом круге Петербурга Г.З. был достаточно известен. Это был человек тихий до робости, скромный, без каких-либо внешних претензий, несколько замкнутый, но очень доброжелательный. Интересы его сводились, главным образом, к научно-педагогическим занятиям. В научной сфере его деятельность выразилась в довольно большом ряде печатных научных работ и рефератов. За 17 лет его научной жизни, вплоть до 1915 г., им напечатано до 30 работ. Темы этих работ – почти все – относятся к XVI столетию, именно к эпохе Грозного, причем треть их касается "Истории о Казанском царстве", взявшей более половины всей затраченной автором научной энергии; затем крупная работа о сочинениях князя Курбского, а среди прочих работ – связанные с крупными именами XVI в.: митрополита Макария и архиепископа Новгородского Феодосия, работы по описанию рукописей.

Разборка научных вопросов в исследованиях Г.З. не представляет чего-либо оригинального, но в ней всюду проглядывают необыкновенное трудолюбие и стремление к добросовестности. Наука обязана таким людям черновым трудом по собиранию и классификации материалов – труд невидный, часто нудный, требующий или специального склада ума, или необычайного терпения и усидчивости и потому далеко не всем доступный.

Припоминается здесь история диссертации Г.З., записанная им в ее предисловии: когда эта диссертация была у него почти готова, она была украдена у него на железной дороге вместе с чемоданом, где находился также текст приготовленного им к изданию XIX тома Полного собрания русских летописей. Обследуя на площадке вагона содержимое чемодана, вор постепенно выбрасывал листы рукописи по полотну дороги, и Г.З-чу пришлось собирать их на протяжении 20 верст. Но большая часть текста исследования пропала. Можно представить себе теперь труд восстановления такой работы, занявшей потом в печати 700 листов. Это называют обыкновенно «муравьиным» трудом, но он именно и образует ту почву, на которой легко строятся блестящие, но далеко не прочные гипотезы; разработанная же этими «муравьями» почва навсегда останется источником истин.

И наш долг почтить таких работников благодарными воспоминаниями»[4].

Здесь в те же годы жили военный инженер Виктор Адамович Фишер и литератор Александр Модестович Хирьяков.

В.А. Фишер (?—1910) – сын профессора философии и педагогики в Санкт-Петербургском университете, Духовной академии и Главного педагогического института Адама Андреевича Фишера (1799–1861). Выпускник Николаевской инженерной академии, военный инженер-гидротехник. В 1880-х гг. в составе экспедиции Сибирского отдела Императорского Русского географического общества изучал гидрологию озера Байкал и течение реки Или. В 1895 г. – полковник Главного инженерного управления, член высочайше учрежденного Комитета при Военном совете, член Императорского Русского технического общества. В 1896, 1898 и 1902 гг. совместно с Л.О. Бронишем опубликовал «Краткое руководство к строительному искусству и архитектуре».

А.М. Хирьяков (1863–1940) родился в Пермской губернии в семье окружного инженера по Олонецкой и Архангельской губерниям действительного статского советника Модеста Николаевича Хирьякова (1813–1894) и его жены Амалии Андреевны, урожденной Иосса. Образование получил в 1-й Санкт-Петербургской военной гимназии и Лесном институте. Последователь Л.Н. Толстого, сотрудник созданного по инициативе Толстого издательства «Посредник», неоднократно бывал в Ясной Поляне. Печатался в «Северном вестнике», «Русском богатстве», «Вестнике Европы», «Мире Божием», «Русских ведомостях», «Речи», иногда под псевдонимом А. Сакмаров. Сотрудничал в Союзе взаимопомощи русских писателей, Невском обществе устройства народных развлечений. В 1906 г. издавал газету эсеровского направления «Голос», за редактирование которой «в нежелательном духе» приговаривался судом к году крепости. Во время Первой мировой войны – фронтовой корреспондент газеты «День». В конце 1917 г. был арестован. Бежал из-под ареста и, совершив кругосветную поездку, обосновался в Польше. Осенью 1925 г. издавал бюллетень «Русский беженец», сотрудничал в русских зарубежных периодических изданиях «Зарница», «Слово», «Сеятель», «Борьба за Россию», «Руль», «Молва», «Русский в Англии», «Наше время» («Русское слово»). В газете «За Свободу!» опубликовал цикл воспоминаний о Толстом, Лескове, Мережковском, писал зарисовки из жизни в дореволюционной России. В 1930-е гг. председатель Союза русских писателей и журналистов в Польше. Лауреат первой премии в литературном конкурсе Союза русских писателей и журналистов в Югославии за рассказ «Медведь» (1934) и третьей премии в конкурсе на гимн русских скаутов, участник «Антологии русской поэзии в Польше» (Варшава, 1937). Погиб в Варшаве летом 1940 г.

В 1930-х гг. здесь жили: Михаил Васильевич Волков с женой Анной Алексеевной Максимовой, бухгалтер Николай Михайлович Тимофеев, кандидат в члены Выборгского райсовета Анна Николаевна Николаева.

М.В. Волков (родился в 1893 г. в гор. Билибей Казанской губернии), участник обороны Ленинграда. Красноармеец, стрелок 743-го стрелкового полка 131-й стрелковой дивизии. Умер от ран 27 августа 1943 г. в эвакопункте № 119. Похоронен на кладбище Памяти жертв 9 января.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз