Книга: Революционный метод быстрого изучения любого иностранного языка

Больше — это меньше: парадокс обучении

Больше — это меньше: парадокс обучении

На первый взгляд, у вас очень много работы. Вы устанавливаете связь между слухом, речью, написанием и фонетическим алфавитом. Я пообещал вам легкий и быстрый способ изучения языка, а сам даю целую кучу информации, которую нужно изучить. Вместо rue, которая произносится как «рю» (улица), я даю вам следующее:

r

Французское написание: обычное r.

Символ Международного фонетического алфавита: перевернутая R — ?.

Положение языка (из приложения 2): основание языка касается нёбного язычка, немного дальше, чем при произнесении «к».

Тип согласной (из приложения 2): вибрирующий. Язычок неба быстро хлопает по основанию языка. Связки (из приложения 2): звонкий спирант.

ue

Символ Международного фонетического алфавита: y.

Положение языка (из приложения 2): вперед и вверх, как при «и».

Губы (из приложения 2): образуют круг, как при «о».

Но мы так и не добрались до значения слова! Что за черт?

Я делаю это намеренно, и вот зачем: чем больше вы можете узнать о чем-либо, тем легче вам это освоить и тем меньше времени понадобится в долгосрочной перспективе. Если вы хотите сделать привычными и близкими вам звуки нового языка, то кратчайший и легчайший путь к этому — как можно больше узнать об этих звуках.

Это верно для изучения чего угодно. В детстве я очень любил математику. Мне нравилась ее ясность и то, что в ней все связано. Вы узнаете, что 3 x 4 = 12, а потом — что 4 x 3 = 12, и начинаете понимать, что можно переставить местами любые два множителя. Вы видите, что 3 x 4 и 4 x 3 — это примеры чего-то большего, некоего абстрактного, изменчивого действия, которое называется умножением, и каждый новый пример помогает вам еще больше расширить ваше представление об этом действии. С каждым новым фактом, который вы узнаете об этом действии, ваше представление о нем становится полнее и детальнее. Скоро вы начинаете видеть связь между умножением и делением, умножением и возведением в степень, умножением и дробями. И постепенно это представление становится частью другой, более крупной абстрактной структуры — вселенной математики.

Пока я мог включить в эту вселенную все новое, что изучал, мне было легко. И я заметил, что мои одноклассники, у которых были проблемы с математикой, сражались не с самой математикой, а со связями. Они пытались запомнить формулы, но никто не мог им толком объяснить, как эти формулы связаны со всем, что они учили до сих пор. Они были обречены.

В какой-то момент их внутренние связи, соединяющие эту вселенную математики, распались на части, и эти люди пытались изучать каждый фрагмент в отдельности — невероятно сложная задача. Кто может запомнить формулу вычисления объема гексагональной призмы? Как можно заставить себя ее помнить?

Все гораздо легче, если вы понимаете внутреннюю структуру: как умножение связано с площадью прямоугольника, как площадь прямоугольника связана с треугольниками и трапециями, как объем призмы связан с тем же умножением. Мне незачем запоминать формулу; она всего лишь часть чего-то гораздо большего.

Математика может быть трудной по той же причине, по которой может быть трудным язык. В какой-то момент вы упускаете связь, и если никто не заметит этого, не возьмет вас за руку, не вернет назад и не покажет эту связь, то вы внезапно теряете способность усваивать эти дурацкие формулы.

Мы знаем, почему это так, ведь мы уже обсудили свойства памяти. Всякий раз, связывая два воспоминания, мы укрепляем оба: связанные нейроны возбуждаются одновременно. Когда вы узнаёте, что во французском слове m?re (мать) буква ? читается как «э», вы строите единичную связь. Когда вы после этого узнаете, что ai в слове lait (молоко) тоже произносится как «э», вы строите тройную связь: «э» соединяется с lait, «э» соединяется с m?re и lait соединяется с m?re. Эту тройную связь запомнить гораздо легче, чем первоначальную связь ? = э. Добавляя новые фрагменты к картине, вы еще больше облегчаете свою задачу. Вы быстрее учитесь, а это означает, что вам придется тратить все меньше времени.

Разумеется, здесь есть свой предел. Создание воспоминаний — это искусство, оно требует гармонии. Вы можете целыми днями учить звук «э», но это не обязательно поможет вам выучить французский, а с другой стороны, если вы пропустите его, и я просто дам вам заучить кучу французских слов, вы будто снова окажетесь за партой и будете зубрить формулы. Как определить, где больше означает меньше, а где — это просто больше?

Все дело в значимости. Если вы считаете что-то важным и полезным, то это стоит учить. Если нет, то не стоит. В приложении 2 я даю расшифровку всей системы МФА, но если в вашем любимом учебнике или словаре она не используется, то не старайтесь запомнить все эти символы (просто используйте их как справочную информацию[23]). Если вы уже знаете, как произносится «и» (а вы знаете), вам не надо беспокоиться, правильно ли расположен ваш язык. Но если, напротив, звук кажется вам незнакомым и трудным, то возьмитесь за него как следует. Изучите о нем все. Выучите, как он пишется, как его воспроизводить, как он соотносится с другими звуками, которые вы уже знаете. Посмотрите, что о нем говорится в вашем учебнике или словаре. Найдите несколько примеров в словах. Делайте все, что можете, и чем больше вы сделаете, тем легче вам будет его освоить. Это магия.

Ключевые моменты

? В каждом языке своя система правил, определяющих, как соотносится написание и произношение звуков. Если вы усвоите эту систему, доведя ее до автоматизма, то сэкономите много времени и сил.

? Самый легкий способ усвоить это — система интервальных повторений. Чтобы запомнить любое правило, сделайте для него флеш-карточку.

? В процессе построения связей узнавайте о незнакомых звуках все, что можете: их написание, произношение и даже положение языка, губ и связок. Вы пользуетесь сейчас одним из самых странных законов обучения: чем больше подробностей вы узнаете, тем легче будет запомнить целое.

Оглавление книги


Генерация: 0.302. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз