Книга: Все о Риме

Римская империя

Римская империя

В предыдущем разделе, говоря об истории Древнеримского государства, мы остановились на том моменте, когда Октавиан, победив в междоусобной борьбе Марка Антония, стал единоличным правителем Рима. В 28 году до н. э. Октавиан вместе со своим сподвижником Марком Агриппой был избран консулом, а также получил цензорские полномочия. В новом списке сенаторов имя Октавиана было поставлено первым, т. е. он был признан «первоприсутствующим» в сенате и назывался princeps senatus.

13 января 27 года до н. э. на заседании сената Октавиан заявил о сложении своих чрезвычайных полномочий, которыми он был наделен в ходе войны с Египтом. Но сенаторы буквально умоляли его не отказываться от высших полномочий (что было истинным мотивом в данном случае – искреннее желание или же страх, – мы, наверное, никогда не узнаем), и Октавиан пошел навстречу этим просьбам. 16 января народный трибун Мунаций Планк предложил назвать Октавиана Августом, т. е. «Возвеличенный богом», после чего тот изменил свое имя на Imperator Caesar Augustus divi filius – «Император, сын Божественного Цезаря, Август». Именно с этого дня и принято исчислять историю принципата – формы правления, которая, при всей своей кажущейся неустойчивости и, так сказать, «временности», сохранялась в Риме на протяжении более чем двух столетий.

Что же такое принципат, каковы его главные особенности? Надо сказать, что, несмотря на отнесение времен принципата к императорскому периоду, формально в Древнеримском государстве продолжало существовать республиканское устройство: сенат, народные собрания, магистратуры (кроме цензоров) и т. д. Но все эти институты потеряли прежнее свое значение, так как выборы в них и их деятельность регулировались принцепсом. Принцепс же, в свою очередь, который, как мы уже упоминали, согласно закону был всего лишь «первоприсутствующим в сенате», на деле сосредоточивал в своих руках все рычаги власти, как гражданской, так и военной. Если говорить конкретно об Октавиане Августе, то в 24 году до н. э. сенат освободил его от любых ограничений, накладываемых законом, в 13-м до н. э. его решения были приравнены к сенатским постановлениям, спустя год, став великим понтификом, он сосредоточил в своих руках религиозную власть, а во 2 году до н. э. был удостоен титула «Отец отечества» (Pater Patriae).

В целом историки оценивают деятельность Октавиана Августа в качестве принцепса положительно. (Правда, здесь нужно отметить важный момент – при всем уважении к древнеримским историкам они, так или иначе, зависели от власти и, соответственно, в какой-то мере были вынуждены давать ей «соответствующую» оценку; в свою очередь, историки последующих времен, так или иначе, были просто вынуждены пользоваться древнеримскими источниками.) Учитывая «неудачный» опыт Юлия Цезаря, Октавиан во внутренней политике старался находить компромиссные решения, которые бы устраивали все слои римского общества. Сохранив внешне атрибуты Республики и даровав некоторые привилегии, принцепс обеспечил себе лояльность сенатской аристократии. В отношении же плебса он проводил политику «хлеба и зрелищ», не стесняясь использовать откровенно популистские методы. Особенно эффектной была вторая часть известной формулы, т. е. зрелища. Светоний в «Жизни двенадцати цезарей» пишет: «В отношении зрелищ он превзошел всех предшественников: его зрелища были более частые, более разнообразные, более блестящие. По его словам, он давал игры четыре раза от своего имени и двадцать три раза от имени других магистратов, когда они были в отлучке или не имели средств. Театральные представления он иногда устраивал по всем кварталам города, на многих подмостках, на всех языках; гладиаторские бои – не только на форуме или в амфитеатре, но также и в цирке и в септах[21] (впрочем, иногда он ограничивался одними травлями); состязания атлетов – также и на Марсовом поле, где были построены деревянные трибуны; наконец, морской бой – на пруду, выкопанном за Тибром, где теперь Цезарева роща. В дни этих зрелищ он расставлял по Риму караулы, чтобы уберечь обезлюдевший город от грабителей».

Наследником Октавиана Августа, скончавшегося в 14 году нашей эры, стал его пасынок Тиберий, продолжатель императорской династии Юлиев-Клавдиев. Дальнейшее правление этой династии ознаменовалось все большим усилением позиций принцепса и верных ему армейских чинов и ослаблением роли сената, а также очень жесткой борьбой за власть. Для иллюстрации последнего тезиса достаточно упомянуть о причинах смерти правителей из рода Юлиев-Клавдиев. Итак, Гай Юлий Цезарь Германик, он же Калигула, правивший с 37 по 41 год, невероятно жестокий, развратный и эксцентричный правитель, был убит в ходе заговора. Дядя Калигулы, Клавдий I, был отравлен своей женой Юлией Агриппиной, желавшей видеть правителем Рима своего сына. Этот сын, Тиберий Клавдий Друз Нерон Германик Цезарь, более известный под именем Нерон, сполна отплатил своей матери за «заботу» – в 59 году Агриппина была убита по его приказу. Что, если можно так сказать, было вполне обычным делом в семействе Юлиев-Клавдиев – родственники уничтожали друг друга с «завидной» регулярностью. Что же касается Нерона, последнего императора из династии Юлиев-Клавдиев, то он в 68 году был объявлен сенатом «врагом отечества», не найдя ни у кого поддержки, бежал из Рима и вскоре покончил с собой. И только император Тиберий, правивший с 14 по 37 год, возможно, умер своей смертью. Правда, опасаясь за свою жизнь, он удалился на остров Капри, где и умер от болезни или был задушен. Известие о смерти императора, затерроризировавшего Рим массовыми казнями, было встречено с ликованием.

Не лучшей была судьба и последовавших за Нероном трех императоров. Император Сервий Сульпиций Гальба правил чуть больше года и 15 января 69 года был убит преторианцами прямо на Форуме. Еще меньше находился у власти Марк Сальвий Отон, ради которого преторианцы и организовали заговор против Гальбы. У него был очень серьезный соперник – Авл Вителлий, командующий германскими легионами. Когда армия Вителлия разгромила преданные Отону войска, император, понимая безвыходность положения, предпочел покончить с собой. Укрепившись в Риме и получив вожделенный титул императора, Вителлий разместил в городе 60 тысяч своих солдат. Казалось, что столь внушительные силы помогут ему надолго удержаться у власти. Но Вителлий в итоге разделил судьбу своих предшественников – последовал новый бунт, и 20 декабря 69 года он был убит вошедшими в город солдатами командующего дунайскими легионами Тита Флавия Веспасиана.

69 год вошел в историю Древнеримского государства как «год четырех императоров». Казалось, что смута будет продолжаться вечно. Но пришедшему к власти Титу Флавию Веспасиану, основателю новой римской императорской династии – Флавиев, удалось не только удержаться на троне, но и навести порядок в государстве. Период междоусобицы и непрекращающихся гражданских войн привел в катастрофическое положение финансы Рима, и именно эту проблему новый император пытался решить в первую очередь. Меры по спасению финансовой системы страны применялись жесткие и суровые, но цель была достигнута.

Пополнившаяся казна позволила начать строительство грандиозных объектов, многие из которых и поныне являются символами Рима. При Веспасиане было начато строительство Колизея, был построен новый форум Веспасиана, отреставрирован сгоревший храм Юпитера Капитолийского.

Удалось Веспасиану навести порядок и в процедуре наследования власти. В 79 году, когда Веспасиан умер, трон занял его сын Тит (Тит Флавий Веспасиан). Правда, правил он недолго, чуть больше двух лет.

В сентябре 81 года Тит умер, предположительно от чумы.

Пришедший к власти после Тита его младший брат Тит Флавий Домициан волею судьбы оказался последним императором из рода Флавиев. Историки отмечают, что первое время Домициан проводил вполне разумную политику. Но с конца 80-х годов правление Домициана принимало все более абсолютистский характер, среди прочего, император повелел именовать себя «богом». Метод борьбы с политическими противниками Домициан признавал один – террор. Император пытался найти поддержку у плебса, проводя масштабы раздачи хлеба и организовывая потрясающие воображение зрелища, а также у армии. Но это не спасло Домициана – в 96 году против него был составлен заговор и он был убит. Династия Флавиев на этом оборвалась.

Императору Веспасиану принадлежит знаменитое выражение «Деньги не пахнут», произнесенное в ответ на насмешки по поводу введенного им налога на общественные туалеты.

* * *

«Золотой век Римской империи» – таким эпитетом принято характеризовать правление династии Антонинов, сменивших Флавиев на императорском троне Римского государства. В день убийства Домициана сенат назначил императором Марка Кокцея Нерву. Нерва правил недолго, всего два года, но успел сделать, пожалуй, самое главное – найти себе хорошего преемника. Им стал его пасынок Марк Ульпий Траян. Правление Траяна, выходца из провинции, считается одним из лучших в истории Рима. Успехи сопутствовали Траяну как во внешней сфере, так и внутри государства. При нем размеры империи выросли до невиданных размеров. На севере была завоевана и покорена Дакия, на востоке – Армения, Месопотамия, Ассирия и Аравия. В целом Римское государство занимало территорию от Атлантического океана на западе до Евфрата на востоке, от Шотландских гор на севере до Сахары на юге.

Совершенно иной была внешняя политика преемника Траяна – императора Публия Элия Адриана, ставшего правителем Рима в 117 году. При нем расширение империи остановилось, мало того, Адриан отказался от некоторых территориальных завоеваний, сделанных его предшественником, например, Армения вновь стала самостоятельным, пусть и зависимым от Рима царством. Завоевать – не значит покорить, – именно этим принципом и руководствовался Адриан, хотя его политика и вызывала недовольство армейской верхушки (против императора было составлено несколько заговоров, но все они окончились неудачей). Столь разумные действия позволили обеспечить мир на востоке империи, почти полвека здесь не возникало каких-либо серьезных восстаний или бунтов. Уделял внимание Адриан и экономическому развитию провинций, значительная часть его правления прошла в длительных поездках по самым разным регионам империи.

Мирная политика Адриана была продолжена и его преемником, Титом Аврелием Фульвом Бойонием Аррием Антонином Пием, ставшим императором в 138 году. Его правление хоть и было отмечено некоторым усилением волнений на окраинах империи (в Мавритании, Египте), но в целом было мирным и спокойным. Малые затраты на военные нужды позволили наполнить казну империи, при Антонине были даже созданы специальные фонды для поддержки малоимущих. Велось и активное строительство, в том числе и в самом Риме.

После смерти Антонина в 161 году императорский трон впервые в истории Рима был разделен между двумя людьми. По условию, выдвинутому еще императором Адрианом, Антонин Пий должен был усыновить Марка Аврелия Антонина и Луция Цейония Коммода Вера и впоследствии передать им власть. Совместное правление продолжалось до 169 года, когда Луций Вер, не отличавшийся крепким здоровьем, умер и Марк Аврелий стал единоличным правителем.

Марк Аврелий вошел в историю не только как правитель, но и как философ-стоик, он оставил после себя 12 книг записей, известных под общим названием «Рассуждения о самом себе». Этот, безусловно, уникальный, документ свидетельствует о несомненном литературном таланте его автора, глубине его философской мысли. Однако же в том, что касается, так сказать, «основного места работы» Марка Аврелия, т. е. управления государством, то здесь наметились серьезные проблемы. Мир и спокойствие, которые царили во времена Адриана и Антонина Пия, сменились практически непрекращающимися восстаниями. Неспокойно было в Германии, Северной Италии, Северном Египте, возобновилась война с парфянами и т. д. Однако в целом Римское государство сохраняло прежнее могущество.

Преемником Марка Аврелия (император скончался от чумы в 180 году во время похода против восставших германских племен) стал его сын, Луций Эллий Аврелий Коммод. Историки оценивают правление Коммода как одно из самых неудачных в истории Рима, что же касается личных качеств императора, то здесь самым мягким эпитетом является слово «неадекватный». Правда, первые шаги нового императора носили хоть и популистский характер, но благодаря им Коммод какое-то время пользовался любовью у народа. Но затем его правление стало напоминать приснопамятные времена Калигулы или Нерона. Коммод, например, объявил, что является воплощением Геркулеса, и в «божественном одеянии», в львиной шкуре и с дубиной в руках появлялся перед народом или в сенате. Постепенно император совершенно забыл о государственных делах, предпочитая им разнообразнейшие развлечения: от гладиаторских боев, в которых лично принимал участие, до самых изощренных форм разврата. Естественно, что подобное поведение и развязанный им террор привели к тому, что против императора регулярно возникали заговоры. Достаточно долго ему удавалось их раскрывать, но в самом начале 193 года заговорщики довели дело до «логичного» завершения – Коммод был убит.

* * *

Убийство императора Коммода ознаменовало собой две важнейшие вехи в истории Древнеримского государства: конец династии Антонинов и начало очередной эпохи гражданского противостояния. Борьба за власть завершилась победой Луция Септимия Севера. Основатель династии Северов, правившей в Риме с 193 по 235 год, пришел к власти в очень непростое время, и неудивительно, что в своих действиях он опирался прежде всего на армию. Военные, начиная от простого солдата и заканчивая центурионами, получили определенные привилегии. Сенат же при Септимии Севере все больше превращался в декоративный орган. Принято считать, что доминат – государственный строй, сменивший принципат и означавший единоличную и безраздельную власть верховного правителя, начался в 284 году с приходом к власти императора Диоклетиана. Но по большому счету при Септимии Севере и его преемниках Римское государство уже фактически управлялось единолично, большинство республиканских принципов и атрибутов управления были забыты.

Своими наследниками Септимий Север, скончавшийся в 211 году, назначил сыновей Марка Аврелия Антонина Севера Каракаллу и его брата Гету. Но оба брата ненавидели друг друга. Через год борьба за власть закончилась победой Каракаллы – Гета и тысячи его сторонников были убиты.

В правление Каракаллы, на наш взгляд, выделяются два события: во-первых, при нем было начато строительство Терм, ныне являющихся одной из известнейших достопримечательностей Вечного города. Во-вторых, его эдиктом от 212 года всем свободным жителям империи предоставлялось римское гражданство, что стало завершающим этапом превращения Италии в единое средиземноморское государство.

Со смертью Каракаллы (он был убит в 217 году в результате заговора) династия Северов прервалась. Но ненадолго, в 218 году легионеры привели к власти четырнадцатилетнего Марка Аврелия Антония Гелиогабала, потомка Септимия Севера. Как свидетельствуют древнеримские историки, в том, что касается эксцентричности, которая не просто граничила, а далеко выходила за рамки безумия, Гелиогабал перещеголял даже таких признанных «мастеров», как Нерон или Калигула.

Наверное, было бы даже удивительно, если бы правление такого императора, как Гелиогабал (сбор паутины был, пожалуй, самой безобидной забавой), закончилось иначе, чем заговором и насильственной смертью. Это и произошло в 222 году. Северам, правда, все еще удавалось сохранить власть – императорский трон занял двоюродный брат Гелиогабала Александр Север.

По преданию, однажды Гелиогабал, чтобы оценить размеры Рима, потребовал собрать со всего города… паутину. Паутины набралось на десять тысяч фунтов (римский фунт равен примерно 327,5 г). Император был удовлетворен, сказав, что это позволяет говорить не только о больших размерах, но и о несомненном величии Рима.

Он, в отличие от своих предшественников, сделал ставку на поддержку сената и аристократии. Привести же в порядок империю Александр решил за счет армии, серьезно урезав жалованье солдатам и их командирам. Это была роковая ошибка императора – легионеры с таким положением вещей мириться не собирались. В 235 году, во время военного похода в Германию Александр Север был убит.

* * *

Упадок всего и вся – ремесел, торговли, сельского хозяйства, демографический кризис и запустение огромных территорий, еще недавно процветающих, совершенно расстроенные финансы и инфляция, непрекращающиеся бунты и восстания и, наконец, чехарда на императорском троне, когда правители иногда не могли продержаться на нем и месяца[22]: все это характеризуется одним словом – кризис, кризис тяжелейший, поразивший все сферы жизни римского общества. Армия совершенно вышла из-под контроля государственных органов и меняла императоров, как говорится, «по первому хотению», именно поэтому эта эпоха вошла в историю под названием «эпоха солдатских императоров». О какой-либо стабильности в такой ситуации не могло быть и речи. Только император Деций, правивший в 249–251 годах, сделал попытку установить жесткий контроль над государственным аппаратом и остановить распространение религиозных культов (христианства, сирийского культа Солнца), угрожавших традиционной римской религии. Но Деций был убит во время военного похода, и ситуация снова зашла в тупик. В 258–268 годах Римская империя понесла территориальные потери: от нее отделились Галлия, Испания и Британия.

Более успешными были усилия императора Клавдия II, пришедшего к власти в 268 году. Ему удалось отразить нападения варваров, вернуть часть утраченных ранее территорий, навести хотя бы элементарный порядок в управлении государством. Правда, в 270 году Клавдий умер от чумы, а его младший брат Квинтилл процарствовал меньше месяца. Сменивший Квинтилла Аврелиан, с одной стороны, продолжил курс на укрепление границ империи, но с другой – попытался установить абсолютный режим, развязал террор среди аристократии и высших военных чинов. Естественным итогом такой политики стали заговор и убийство Аврелиана, последовавшее в 275 году. Памятью об этом императоре осталась стена Аврелиана – система мощных городских укреплений общей длиной 19 км, возведенная вокруг семи холмов Рима и некоторых других районов. Стена имела толщину 3,4 м и высоту более 8 м (впоследствии высота была увеличена вдвое). Примерно на расстоянии 30 с небольшим метров располагались башни, общее их число доходило до 380.


Стена Аврелиана

Частые смены правителей продолжались до 285 года, когда армия привела к власти Диоклетиана – сына писца из Далмации, который, вступив в римскую армию простым солдатом, сумел пробиться на самую вершину власти. Заняв императорский трон, Цезарь Гай Аврелий Валерий Диоклетиан Август, во-первых, окончательно покончил с принципатом (как мы уже отмечали, именно с воцарения Диоклетиана принято вести отсчет домината – абсолютной формы управления), а во-вторых, чтобы повысить эффективность власти, решил разделить ее со своим армейским товарищем Марком Аврелием Валерием Максимианом. Диоклетиан, оставаясь верховным правителем, оставил за собой восточные провинции, западными же областями империи занимался Максимиан. В 293 году появилась тетрархия (греч. «правление четырех») – Диоклетиан назначил еще двух соправителей – Констанция Хлора и Галерия, – которые получили титул «цезарей» (т. е. младших соправителей) и должны были стать преемниками Диоклетиана и Максимиана. Галерий управлял дунайскими провинциями, а Констанций – в некоторых западных областях империи.

Для Рима как города период тетрархии стал временем упадка, Вечный город лишился столичного статуса и превращался в обычный населенный пункт (Диоклетиан, который избрал своей столицей город Никомедию в Малой Азии, первый раз посетил Рим в 303 году, т. е. на 18-й год своего правления). Что же касается Римского государства, то здесь реформы Диоклетиана и его соправителей дали свои плоды. Кризис был преодолен, в государстве был восстановлен порядок, улучшилось и экономическое положение.

Диоклетиан стал первым в истории Рима правителем, добровольно отказавшимся от власти. В 305 году, как и было предусмотрено заранее, Диоклетиан и Максимиан отреклись от престола и передали власть Галерию и Констанцию Хлору (и тот и другой получили титул «август»). В надежде, что созданная им система будет жизнеспособна, Диоклетиан удалился в свой дворец в Далмации. Но его надеждам не суждено было сбыться. В 306 году умер Констанций, после чего тетрархия (Галерий и Констанций также выбрали себе соправителей-цезарей) развалилась. Началась новая гражданская война, победителем которой стал сын Констанция Константин I (Флавий Валерий Аврелий Константин; Константин Великий).

Правление Константина, помимо прочего, отмечено двумя событиями, которые стали эпохальными в истории не только Римского государства, но и всей Европы. Если до него христианство было запрещенной и повсюду гонимой религией, то, согласно так называемому «Медиоланскому эдикту» от 313 года, оно признавалось «дозволенным». Константин, хоть и принял христианство только перед самой своей смертью, всячески поддерживал церковь: выделял деньги на строительство храмов, освободил духовенство от различных повинностей и т. д. В 325 году по инициативе Константина был созван Никейский собор, или Первый Вселенский собор, на котором были сформулированы основные христианские принципы.

Еще одним важным шагом Константина было основание новой столицы империи – Нового, или Второго Рима – Константинополя, ставшего одновременно и административным центром, и императорской резиденцией.

Правление императора Константина историки называют «последним золотым веком Римской империи». Константин, стремясь сохранить паритет между своими наследниками, разделил империю между тремя сыновьями: Константин II Младший получил Британию, Галлию, Испанию и западную часть Африки, Констанций II – восточные провинции, Констант – Иллирию, Италию и остальную подвластную римлянам Африку. Наверняка император надеялся, что его наследники смогут договориться между собой и империю ждет счастливая судьба. Однако все произошло иначе: сыновья Константина прежде всего занялись не устройством государственных дел, а другим, гораздо более «важным» занятием – истреблением друг друга. События развивались по уже не раз пройденному сценарию – борьба за власть, мятежи, заговоры и, как результат, усиление раздробленности государства и экономический спад.

Устранив на пути к власти с десяток своих родственников, трон в итоге занял Констанций II, который в 353 году стал единоличным правителем империи. Сменивший Констанция в 361 году император Юлиан вошел в историю под прозвищем Отступник – перейдя в язычество, он попытался возродить традиционные римские культы, что, однако, не означало преследования христиан. В 363 году Юлиан был убит во время очередного похода на персов, и после кратковременного правления Иовиана трон занял Валентиниан I, ставший родоначальником последней в истории объединенной Римской империи династии – Валентинианов. Последним же правителем единого государства стал Феодосий I Великий (Цезарь Флавий Феодосий). Он, как и многие его предшественники, в своем завещании разделил власть в империи между своими сыновьями: Аркадию достался Восток, младшему Гонорию – Запад. В 395 году Римская империя окончательно распалась на два отдельных государства.

Если Восточная Римская империя (Византия), столицей которой стал Константинополь, долгое время была стабильным и мощным государством, просуществовавшим более тысячелетия, то Западной Римской империи, в состав которой вошел и Рим, была уготована другая судьба. Уже буквально с первых лет правления Гонория стало ясно, что римлянам не удастся справиться с нашествием племен, которые еще недавно были подчинены Риму. Вестготы, остготы, вандалы, бургунды, аланы, варвары – эти и другие племена сжимали империю буквально со всех сторон. В 410 году случилось то, что еще не так давно невозможно было представить, – Рим, Столица Мира, пал перед неприятелем. Воспользовавшись слабостью и раздорами, солдаты вестготского царя Алариха захватили и разграбили Рим. Правда, вскоре Аларих умер и новый вестготский вождь Атаульф увел войска в Галлию. В следующий раз Рим был захвачен вандалами в 455 году. Вождь Гейзерих (Гензерих) дал своим воинам 14 дней на разграбление города.

Это была уже агония. К началу 460-х годов от могущественной некогда империи осталась фактически одна Италия. Трон переходил из рук в руки, военачальники из разных племен сменяли друг друга на императорском троне с калейдоскопической быстротой. Формально последним римским императором был Ромул Август (впоследствии за ним закрепилось прозвище Августул, т. е. что-то вроде «Августик») – подросток, реально не обладавший никакой властью. В 476 году варвар из племени скиров Одоакр сместил Августула с трона. Понимая всю призрачность императорской власти в Риме, Одоакр решил не принимать титула императора и отослал атрибуты императорской власти – корону и пурпурную тогу – византийскому правителю Флавию Зенону. Западная Римская империя прекратила свое существование.

* * *

Таким был путь Римской империи, путь от могущества до полного краха. Менялась страна, менялся и город, которому судьбой было уготовано быть столицей этой страны. Каким же был Рим во времена империи?

Город, даже самый маленький, не может жить сам по себе, город обязательно нуждается в тех, кто может и умеет им управлять, ухаживать и заботиться о нем. В республиканском Риме функции современных коммунальных служб были возложены на так называемых эдилов. Они следили за чистотой улиц и площадей, надзирали за торговлей, контролировали бани и харчевни, ведали прокладкой улиц, надзирали за выполнением договоров подрядчиками, организовывали празднества.

Приход к власти Октавиана Августа ознаменовал собой серьезную реорганизацию городского управления. Принцепс упразднил старое деление города на четыре района и ввел новое – Рим был разделен на четырнадцать районов, а они, в свою очередь, делились на кварталы:

I район – долина между Целием, Палатином и Авентином;

II – Целий;

III–V – Эсквилин, Аргилет и Субура;

VI – Квиринал и Виминал;

VII и IX – Марсово Поле;

VIII – Капитолий и Форум;

X – Палатин;

XI – Велабр, Коровий рынок, долина Мурции;

XII–XIII – Авентин;

XIV – правый берег Тибра.

Естественно, что изменением структуры города Октавиан и его наследники не ограничивались. Управление всем городом было передано в руки префекта (praefectus urbis), и если при Октавиане эта должность была временной (префект замещал принцепса в случае его долгого отсутствия в городе), то уже Тиберий сделал ее постоянной: префект оставался в своей должности столько, сколько было угодно императору. При префекте находились должностные лица, ведавшие различными областями городского хозяйства, причем если в период ранней Империи они были фактически независимы, то в дальнейшем эти лица перешли в категорию подчиненных префекта, который становился единоличным распорядителем всех городских дел.

Помимо прочего, в обязанности префекта города входили и охрана порядка и спокойствия в Риме, а также надзор за политической благонадежностью его жителей. Полномочия его в этой сфере были весьма широки. В его юрисдикции находился целый ряд уголовных преступлений, он мог единолично выносить приговор, а мог созывать совет из уважаемых людей.

Префекту была подчинена и городская полиция: когорты, число которых менялось при разных императорах от трех до пяти. Казармы полиции были расположены на Виминальском холме, а караульные посты полиции разбросаны по всему городу. В каждой когорте насчитывалось тысяча человек, каждая когорта разбивалась на центурии.

Обычно солдаты в полицейские когорты набирались из армии, такой перевод считался повышением по службе, да и в материальном плане полицейский был обеспечен гораздо лучше простого легионера. Наиболее же почетной считалась служба в преторианской гвардии – особых частях, призванных охранять императора. Гвардия появилась еще при Августе, но окончательно как личная императорская охрана сформировалась при Тиберии. На Виминальском холме был построен особый Преторианский лагерь (Castra Praetoria) – прямоугольник (380x480 м) со стенами толщиной 2 м и высотой почти 5 м, с башнями, отстоящими одна от другой на довольно большом расстоянии. Лагерь одновременно служил и казармой, где жили преторианцы, и крепостью.

Если есть люди, которые должны следить за порядком, значит, должны быть и те, кто этот порядок нарушает. Конечно, на самом деле причинно-следственная связь имеет обратный порядок, но сути дела это не меняет – Рим, особенно ночной (отметим, что уличное освещение появилось в Риме в середине III столетия), был опасным городом, о чем, например, писал знаменитый римский поэт I–II веков Децим Юлий Ювенал:

Много других по ночам опасностей разнообразных:Как далеко до вершины крыш, – ас них черепицаБьет тебя по голове! Как часто из окон открытыхВазы осколки летят и, всей тяжестью брякнувшись оземь,Всю мостовую сорят. Всегда оставляй завещанье,Идя на пир, коль ты не ленив и случайность предвидишь:Ночью столько смертей грозит прохожему, сколькоЕсть на твоем пути отворенных окон неспящих;Ты пожелай и мольбу принеси униженную, дабыБыл чрез окно не облит из горшка ночного большого[23].

Но содержимое ночного горшка, вылитое на голову запоздавшего прохожего, – это, как говорится, были хоть и дурно пахнущие, но «еще цветочки». Вновь обратимся к Ювеналу:

Впрочем, опасно не это одно: встречаются люди,Грабить готовые в час, когда заперты двери и тихоВ лавках, закрытых на цепь и замкнутых крепким засовом.Вдруг иной раз бандит поножовщину в Риме устроит —Беглый с Понтинских болот, из сосновых лесов галлинарских,Где, безопасность блюдя, охрану военную ставят:Вот и бегут они в Рим, как будто бы на живодерню,Где тот горн, наковальня та где, что цепей не готовят?

Рим, как и любой большой город, привлекал к себе не только лучшие умы и таланты, но и тех, кто был не прочь поживиться за чужой счет. Среди них бродяги-нищие были самыми безобидными, в целом же римский уголовный мир был очень пестрым как по национальному составу, так и по «специализации». Так что сидеть без дела римской полиции не приходилось, тем более что на нее, помимо собственно ловли преступников, было возложено множество других обязанностей: наблюдение за порядком во время зрелищ, инспекция кабачков и харчевен, а также торговли. Что же касается политики, то в эту сферу римская полиция вмешивалась редко, это была «прерогатива» преторианцев, которые, как мы уже видели, за долгую историю императорского Рима не раз смещали императоров и ставили вместо них новых правителей.

Надо сказать, беззащитным прохожим, пробиравшимся домой по ночному Риму, угрожали не только профессионалы-уголовники, но и «золотая молодежь», для которой игра в преступников с определенных пор стала едва ли не любимым развлечением. Согласно Светонию, очень любил подобные «забавы» Нерон. «Когда становилось темно, он надевал колпак отпущенника или крестьянскую шапку и начинал хождение по харчевням, слонялся по кварталам, и забавы его были опасными. Он нападал на прохожих, возвращавшихся с обеда, и если они сопротивлялись, наносил им раны и бросал в сточные канавы. Он разбивал лавки и грабил их».

Скученность и теснота улиц являлись причиной не только затрудненного движения, но и частых пожаров, которые были одной из самых серьезных проблем Рима. Противопожарная служба существовала еще во времена Республики, но была несовершенной. Серьезная реорганизация службы была проведена Октавианом Августом, который создал целый корпус «бодрствующих», состоявший из 7000 тысяч вольноотпущенников.

Наверное, жителям современных мегаполисов, измученным большим количеством автомобилей и пробками, может показаться, что уж раньше, когда автомобилей не было, не существовало и проблем с движением. Но это не так, и Древний Рим в этом отношении очень показателен. Улицы в городе были узкими (максимум до семи метров шириной), и в дневное время они были запружены людьми и повозками до предела. Недаром одним из своих указов Юлий Цезарь запретил в Риме езду на лошадях с восхода солнца и до заката. Исключение было сделано только для повозок, возивших строительные материалы для храмов и общественных зданий и вывозивших мусор, а также для триумфальных колесниц, ехавших в торжественных процессиях.

О том, какие специальности существовали среди римских пожарных, пишет М. Е. Сергеенко в своей книге «Жизнь Древнего Рима»: «В состав «бодрствующих» входили и рядовые пожарники, и специалисты пожарного дела, обученные технике тушения огня. Они делились на семь категорий (поэтому, надо думать, когорта пожарников и состояла только из семи центурий, а не из десяти, как это было правилом в армии): в каждой сотне были свои специалисты, по которым сотня и называлась: siphonarii – механики, следившие за состоянием помп и ремонтировавшие их; aquarii, обязанные в точности знать, в каком месте их района находится вода, и организовать ее подачу к месту пожара; uncinarii (uncus – «крюк») и falciarii (falx – «серп»), действовавшие крючьями и «серпами» – это были огромные шесты, снабженные на конце крепким серповидным орудием; centonarii, в распоряжении которых находились громадные суконные и войлочные полотнища – их смачивали уксусом и набрасывали на огонь; emitularii – «спасательный отряд», который расстилал у горящего здания толстые матрасы, чтобы людям было безопаснее выбрасываться из горящих этажей; наконец, ballistarii – античные «пушкари», ведавшие камнеметами – баллистами. При каждой когорте обязательно были врачи – не меньше четырех: число значительное, если сравнивать его с количеством врачей в остальной армии».

Интересно, что едва ли не первым римским императором, который предпринял разумные меры по предотвращению пожаров, был не кто иной, как Нерон. Самый взбалмошный, как принято считать, римский император после страшнейшего пожара 64 года издал ряд распоряжений, позволивших хотя бы частично снизить риск возникновения возгораний. Знаменитый древнеримский историк Тацит в своих «Анналах» писал по этому поводу: «…территория города в дальнейшем застроилась не так скученно и беспорядочно, как после сожжения Рима галлами (в начале IV в. до н. э.), а с точно отмеренными кварталами и широкими улицами между ними, причем была ограничена высота зданий, дворы не застраивались и перед фасадами доходных домов возводились скрывавшие их портики.

Эти портики Нерон пообещал соорудить за свой счет, а участки для построек предоставить владельцам расчищенными…

Для свалки мусора он отвел болота близ Остии, повелев, чтобы суда, подвозящие по Тибру зерно, уходили обратно, погрузив мусор; самые здания он приказал возводить до определенной высоты без применения бревен из габийского или альбанского туфа, ибо этот камень огнеупорен; и так как частные лица самочинно перехватывали воду, по его распоряжению были расставлены надзиратели, обязанные следить за тем, чтобы она обильно текла в большом количестве мест и была доступна для всех; домовладельцам было вменено в обязанность иметь наготове у себя во дворе противопожарные средства, и, наконец, было воспрещено сооружать дома с общими стенами, но всякому зданию надлежало быть наглухо отгороженным от соседнего».

Справедливости ради отметим, что многие современники Нерона считали, что пожар возник не случайно, а приказ о поджоге отдал сам император.

* * *

Город должен жить не только повседневными заботами и проблемами, город должен развлекаться и отдыхать. Древние римляне с охотой предавались различным развлечениям, без сомнения, они знали в этом толк. Правда, к счастью, некоторые из этих развлечений остались в прошлом и мы знаем о них лишь по памятникам древности и учебникам истории. Но обо всем по порядку.

Первыми развлекательными сооружениями Рима были цирки – места, где проводились скачки и другие состязания. Знаменитый Большой цирк был построен в 320-х годах до н. э. в низине между Палатином и Авентином. Длина продолговатой арены составляла около 500 метров, ширина – порядка 100 м. Зрители располагались на склонах холмов, вместимость цирка, по данным археологов, составляла от 150 до 250 тысяч человек.

Рим – гладиаторы, гладиаторы – Рим… Люди, звери, звон мечей, песок и пыль, смешанные с кровью, ликованье возбужденной толпы, повернутый вниз большой палец прелестной невинной римлянки, который означает смерть для поверженного бойца… Наверное, ассоциация со сражениями людей, название которых произошло от слова gladius, «меч», – одна из самых прочных в том, что касается нравов Вечного города.

Возникновение гладиаторских боев историки связывают с обычаями этрусков. Когда умирал богатый и влиятельный этруск, он не должен был отправляться один в иной мир, у него должны были быть сопровождающие. Собственно говоря, этруски не были единственным народом, практиковавшим человеческие жертвоприношения.

Но они, да простит нас читатель за цинизм, сочетали «приятное с полезным». Обреченных на смерть не просто убивали, а заставляли биться на мечах. Слабый погибал, сильный же оставался жить, по крайней мере, до следующего боя.

В Риме гладиаторские бои впервые появились в середине III века до н. э. Со временем они утратили ритуальное значение и превратились в зрелище. По всей империи, в том числе и в Риме, стали появляться специальные гладиаторские школы. В них в основном попадали преступники, рабы, но бывало и так, что свободные люди выбирали для себя это опасное ремесло.

Изначально гладиаторские бои устраивались просто в любом подходящем месте, а в 29 году до н. э. на средства богатого римлянина Статилия Тавра был построен первый каменный амфитеатр. Он сильно пострадал во время пожара 64 года, после чего Нероном на его месте был возведен новый. А спустя десять с небольшим лет появился ОН, символ Рима, да и всей Италии – Coliseo, знаменитый Колизей. Естественно, что Колизей заслуживает отдельного большого рассказа, что мы и сделаем, но уже в главе «Достопримечательности».

Примерно в то же время, то есть в середине III столетия до н. э., в Риме были организованы первые театральные представления. Но высокое искусство долгое время было не в чести, на гладиаторские бои римляне ходили куда охотнее. Во II столетии до н. э. было даже начато строительство первого каменного театра, но оно так и не было завершено. Только в середине I века до н. э. Гней Помпей выделил средства на театр, который располагался на холмах недалеко от Марсового поля и вмещал около 15 тысяч зрителей. В конце I века были построены еще два каменных театра – Марцелла и Бальба.

Оглавление книги


Генерация: 0.110. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз