Книга: Литературные герои на улицах Петербурга. Дома, события, адреса персонажей из любимых произведений русских писателей

Петербург «Пиковой дамы»

Петербург «Пиковой дамы»

На Литейном, прямо, прямо,Возле третьего угла,Там, где Пиковая Дама,По преданию, жила, —

писал в 1923 году Николай Агнивцев. А где же в самом деле жила Пиковая дама?

Пушкин дает нам весьма нечеткие сведения: «…очутился он (Германн. – Е. П.) в одной из главных улиц Петербурга, перед домом старинной архитектуры. Улица была заставлена экипажами, кареты одна за другою катились к освещенному подъезду. Из карет поминутно вытягивались то стройная нога молодой красавицы, то гремучая ботфорта, то полосатый чулок и дипломатический башмак. Шубы и плащи мелькали мимо величавого швейцара. Германн остановился.

– Чей это дом? – спросил он у углового будочника.

– Графини ***, – отвечал будочник».

Прототипом старой графини считали княгиню Наталью Петровну Голицыну – дочь дипломата и сенатора графа Петра Григорьевича Чернышева, в юности бывшую украшением балов Людовика XV, затем фрейлиной Екатерины II («Мы вместе были пожалованы во фрейлины, и когда мы представились, то государыня…», – рассказывает старая графина в «Пиковой даме»). Она прославилась своим участием в любительских спектаклях в Фонтанном доме Шереметева, в которых играла вместе с сестрой Дарьей и великим князем Павлом Петровичем. Их театральные костюмы были роскошны, а бриллианты, украшавшие их, стоили два миллиона рублей. А еще Наталья Петровна прославилась… как храбрый рыцарь. Она принимала участие в конном турнире-карусели и заслужила награду от Екатерины.

Княгиня была смугла, и на ее верхней губе были заметны усики, за что завистницы прозвали ее «усатой княгиней». Она вышла замуж за Владимира Борисовича Голицына, о котором книга «Русские портреты XVIII и XIX столетий», изданная великим князем Николаем Михайловичем, отзывается так: «Он был очень простоватый человек, с большим состоянием, которое от дурного управления было запутано и приносило плохой доход» (сравните у Пушкина: «Покойный дедушка, сколько я помню, был род бабушкина дворецкого. Он ее боялся, как огня»). Молодая княгиня взяла управление имениями мужа на себя и быстро привела их в порядок. В семье родились три сына и две дочери. (У Пушкина: «у ней было четверо сыновей, в том числе и мой отец: все четыре отчаянные игроки, и ни одному не открыла она своей тайны»).

Вернувшись во Францию вместе с мужем, княгиня была принята при дворе Марии Антуанетты. (В доме графини Германн видит на стене «два портрета, писанные в Париже m-me Lebrun[14]. Один из них изображал мужчину лет сорока, румяного и полного, в светло-зеленом мундире и со звездою; другой – молодую красавицу с орлиным носом, с зачесанными висками и с розою в пудреных волосах»). В парижском доме княгини, по словам современников, «собиралось все, что считалось тогда знаменитым по богатству, уму и лаве». Затем по настоятельному приглашению Екатерины княгиня вернулась в Петербург и поселилась в доме на Малой Морской. В пушкинскую эпоху она уже была надменной и гордой старухой, встававшей со своего кресла разве что ради императора, который пожаловал ей статус статс-дамы и неизменно приезжал со всей семьей приветствовать ее в день именин.

Князь скончался в 1798 году, княгиня прожила еще без малого 40 лет. По воспоминаниям современников, она была весьма прижимиста, так что сын ее, московский генерал-губернатор, «принужден был делать долги, единственно по желанию императора Николая Павловича она прибавила еще 50 тысяч рублей ассигнациями, думая при этом, что щедро его награждает».

Впрочем, княгиня хлопотала о смягчении наказания декабристам и на старости лет стала членом Вольного экономического общества. Да и три волшебные карты она все же открыла своему внучатому племяннику, князю Сергею Григорьевичу Голицыну, который и рассказал об этом Пушкину. Пушкин записал в своем дневнике 7 апреля 1834 года: «Моя Пиковая дама в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку и туз. При дворе нашли сходство между старой графиней и княгиней Натальей Петровной и, кажется, не сердятся».

Княгиня скончалась, не дожив всего трех лет до столетнего юбилея.

* * *

Итак, дом княгини Голицыной стоял вовсе не на Литейном, а на Малой Морской (современный адрес – М. Морская ул., 10/Гороховая ул., 10). Первый каменный двухэтажный дом на этом участке построили в 1740-х годах для камергера князя Гагарина. Через браки и наследство он попал к Голицыным. Его неоднократно надстраивали.


М. Морская ул. 10/Гороховая ул. 10

Наталья Петровна с мужем и детьми поселились там в 1787 году. Пушкин одно время был соседом княгини: с 1832 по 1833 год он жил с Натальей Николаевной и малюткой Марией по соседству с княгиней Голицыной, на Большой Морской в доме Жадимировского (современный адрес – Б. Морская ул., 26/Гороховая ул., 14). Семья занимала квартиру из двадцати комнат с кухней на третьем этаже. Здесь Александр Сергеевич писал повесть «Островский», которая позже станет «Дубровским». Наталья Николаевна была беременна вторым ребенком – сын Александр родится 6 июня, уже на даче Миллера на Черной речке. Нам неизвестно, бывал ли Пушкин в гостях у Натальи Петровны, но легенда утверждает, что да, бывал.

Но почему же Агнивцев называет Литейный проспект? Дело в том, что «Домом Пиковой дамы» считали также бывший особняк княгини Юсуповой (Литейный пр., 42), однако его построили через 22 года после смерти Пушкина.


Литейный пр., 42

И последнее: для тех, кто жалеет «бедную Лизу» – героиню повести, обманутую жадным и азартным Германном. Обратите внимание на последний абзац повести Пушкина. Там (в отличие от оперы Чайковского) героиня вовсе не утопилась в Зимней канавке, а «вышла замуж за очень любезного молодого человека; он где-то служит и имеет порядочное состояние: он – сын бывшего управителя у старой графини. У Лизаветы Ивановны воспитывается бедная родственница». Здесь Пушкин поступил так, как завещали авторы XVIII века: наказав порок, не забыл вознаградить добродетель.

Для Германна же все кончается плохо. В финале повести мы читаем: «Германн сошел с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: „Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..“». Обуховская больница – одна из первых городских больниц, построена в 1779 году и получила свое название от проходящего рядом Обуховского проспекта и Обуховского моста (а они, в свою очередь, были названы по фамилии строившего мост «посадского человека» Павла Матвеевича Обухова). Первое каменное здание, в котором расположился корпус мужского отделения на 300 коек, возведён в 1784 году архитекторами Дж. Кваренги и Л. Руской со стороны Фонтанки. В 1828 году психиатрическое отделение перевезли на Петергофскую дорогу, и оно получает название Больница Всех скорбящих Радости, относящейся к Ведомству учреждений императрицы Марии (позже перестроена, современный адрес – пр. Стачек, 156). Возможно, Германн переехал вместе с ней, там и скончался, и похоронен на ближайшем кладбище. И поделом ему!

Оглавление книги


Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз