Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

1. Корейцы и иностранцы

1. Корейцы и иностранцы

Как корейцы относятся к иностранцам (по-корейски это слово звучит «вегугин», сами же южнокорейцы называют себя «хангугин»)? Ответить на этот вопрос однозначно – хорошо или плохо – непросто. Имея свои собственные впечатления и пообщавшись с другими гражданами зарубежных стран, которые достаточно долго пробыли в Южной Корее, к однозначному выводу я не пришел. Нет, в целом южные корейцы с иностранцами ведут себя миролюбиво – они общительны, несколько любопытны, легко могут первыми завязать разговор, как говорится, не шарахаются от незнакомых людей, даже скорее наоборот. Обратитесь к ним с просьбой помочь кудато пройти или найти дорогу – обязательно откликнутся. Кроме того, в последние годы правительство и местные власти ведут активную пропаганду необходимости «глобализации», «интернационализации», «превращения в полноправных жителей всемирной деревни» и т. п. Доводилось мне по радио слышать и такие призывы: «Многие иностранные гости, побывав у нас в стране, потом говорят, что корейцы хмурые и неприветливые. Давайте будем больше улыбаться и всячески помогать иностранцам. Сейчас ведь век глобализации!»

Однако зачастую мне доводилось слышать от иностранцев такие взаимоисключающие оценки, касающиеся корейцев, что оставалось только удивляться. Туристы, приезжавшие в Корею на непродолжительный срок, как правило, выносили либо нейтральные, либо положительные впечатления. Те, кого корейцы приглашали в страну в рамках различных программ по обмену специалистами, либо те, кто приезжал погостить у родственников, чаще всего оставались в восторге от Страны утренней свежести. Люди же, прожившие в Республике долгое время, как правило, проходили через следующие этапы отношения к Корее и корейцам: восторг – сильное разочарование – привыкание и адаптация. В итоге у них складывалось спокойное, нейтральное отношение к стране, в которой «есть свои достоинства и недостатки».

Отдельно стоит сказать о тех иностранцах, кто долгое время прожил в Южной Корее и сумел интегрироваться – создал с кореянкой или корейцем семью, длительное время работает или учится в чисто корейском коллективе. Эти люди, которые знают южнокорейское общество и его порядки не с преподносимой туристам парадно-праздничной стороны, а изнутри, далеки от радужных оценок. Конечно, далеко не все – хотя встречаются и такие – отзываются исключительно негативно о жизни в Корее, тем не менее, наверное, любой иностранец подтвердит, что жить здесь не так-то просто. Приехать туристом и уехать через несколько дней или полностью погрузиться в общество, натолкнувшись на все его подводные камни, – совсем разные вещи.

Как мне видится, сами корейцы по-разному относятся к гражданам тех или иных стран, поэтому житель Непала, работающий на стройке в мелкой корейской фирме, будет иначе воспринимать жителей Страны утренней свежести, чем турист из США, заехавший в Сеул по пути на Бали.

Однозначно лучше всего корейцы относятся к так сказать белым иностранцам – выходцам из США, Канады, Австралии, Западной Европы. Русских также чаще всего относят к этой категории и обращаются с ними соответственно. Вообще, если кореец видит белую физиономию, то в девяти из десяти случаев подумает, что вы – американец: так уж исторически повелось. Единственный минус в данном случае – большая вероятность того, что кто-то из местных жителей решит с вашей помощью попрактиковать свой разговорный английский. Однако это вполне можно вынести, а в остальном проблем не будет – вы уважаемый гость. Иностранцев, в первую очередь тех, кто имеет характерную «импортную» внешность (светлые волосы, голубые глаза и проч.), корейцы обожают приглашать на различные телепередачи, ток-шоу, викторины и прочие развлекательные мероприятия.

На одном из ведущих телеканалов огромной популярностью пользуется передача «Болтовня красавиц», где принимают участие иностранки, которые хорошо или хотя бы сносно говорят по-корейски. Создается впечатление, что содержание «болтовни» строго цензурируется, чтобы в адрес Кореи звучали только благожелательные речи, но в любом случае эта передача с участием иностранок всегда занимает верхние строчки рейтингов. Кроме того, представитель корейской рекламной компании говорил мне, что, если корейский продукт рекламирует иностранец, вероятность успешной «раскрутки» товара в самой Республике выше. Да, к белым иностранцам южные корейцы относятся хорошо, даже очень хорошо.

Несмотря на в общем-то хорошее отношение корейцев к Западу, я не стал бы однозначно утверждать, что они преклоняются перед американцами. Да, США оказывали и до сих пор оказывают огромное влияние на все стороны жизни Южной Кореи, позиции американского лобби, пожалуй, самые сильные в местной политике. Что говорить, для Сеула Вашингтон – союзник номер один, причем именно старший союзник. США по большому счету спасли Юг от исчезновения как государства в ходе Корейской войны 1950–1953 годов. Не вмешайся тогда в конфликт Вашингтон, который действовал под эгидой ООН, была бы сейчас единая социалистическая Корея. Южные корейцы это помнят. Большинство профессоров корейских вузов учились именно в американских университетах, до сих пор США – самое популярное и престижное государство, куда южнокорейцы отправляются получать образование.

Однако мне с каждым годом попадается все больше и больше корейцев, негативно относящихся к США. Многие говорят: «Да, Соединенные Штаты нас спасли как государство от КНДР, но взамен потребовали не меньше, чем Север». Встречался я и с людьми, выражающими сожаление по поводу распада СССР. Они аргументировали свою позицию тем, что теперь Соединенные Штаты ведут себя как мировой жандарм. Один журналист как-то рассказал мне о случае, произошедшем на Сеульской Олимпиаде 1988 года. В финале по волейболу встречались сборные СССР и США. Подавляющее большинство южных корейцев болело за советскую сборную, поэтому на трибунах был растянут большой красный флаг. Американцы потом вспоминали этот инцидент во время встреч с южнокорейским правительством на самом высоком уровне.

Произошел характерный эпизод и в ходе Чемпионата мира по футболу 2002 года, который проводился в Южной Корее и Японии. До этого на зимней Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити (США), которая запомнилась беспрецедентной необъективностью судей в пользу хозяев, пострадал и корейский спортсмен по шорт-треку – у него отобрали медаль в пользу американца. Через несколько месяцев на Чемпионате мира судьба свела корейскую сборную в одной отборочной группе с американцами. Во время игры корейский футболист, забив гол, на радостях перед камерами стал имитировать движения спортсменов шорт-трека: вот вам, мол, американцам, наш ответ за отобранную медаль. Этот сюжет растиражировали все южнокорейские СМИ, и он произвел настоящий фурор. Несколькими днями позже южные корейцы обеспечили себе выход из группы – им оставалась лишь игра с португальцами. Сыграй они вничью, из группы вышли бы обе команды; победа южных корейцев выбивала из списков Португалию и помимо самой корейской сборной выводила в финальную часть США. Говорят, что лидер португальской сборной Фигу в перерыве, когда стало ясно, что корейцы оказались слишком крепким орешком и чаша весов может качнуться в любую сторону, решил договориться о ничьей, которая, напомним, устраивала обе команды. Тем не менее во втором тайме корейцы забили гол, но после этого многие корейские болельщики стали поддерживать португальцев, чтобы те сравняли счет – в этом случае ненавистная американская сборная вылетала. Так что не стоит упрощать, думая, что корейцы однозначно проамерикански настроены.

Конечно, хватает среди корейцев и тех, для кого США – чуть ли не идеал во всех сферах жизни, а предел мечтаний – иммиграция за океан. Однако, если говорить о корейцах в общей массе, далеко не все так однозначно, как думают люди, считающие всех граждан Республики настроенными проамерикански. Так или иначе, но отношение к белым зарубежным гостям в Южной Корее – самое лучшее.

Хотя внешне это и не бросается в глаза, но в Южной Корее много китайцев. Кстати, единственная официально признанная иностранная община в Стране утренней свежести – китайская, она насчитывает около двадцати тысяч человек. Отношение к китайцам у корейцев двойственное, при этом в последние годы оно очень быстро меняется. Если лет двадцать назад о КНР говорили не иначе как о «коммунистической угрозе», то сейчас Китай стал вторым после США местом, где корейцы стремятся получить образование. Кроме того, южнокорейские фирмы все больше и больше инвестируют в экономику КНР. Китай несколько лет назад стал крупнейшим торговым партнером Южной Кореи, обогнав по этому показателю даже Соединенные Штаты. На официальном (в сферах большой политики и бизнеса) и неофициальном уровнях корейцы все чаще говорят о том, что «с Китаем надо дружить», поэтому Сеул стремится как можно сильнее сблизиться с Пекином.

Что касается отношений на бытовом уровне, то южные корейцы воспринимают китайцев как торгашей, людей хитрых, даже вороватых. Китайцы стоят на первом месте среди всех проживающих в Южной Корее иностранцев по количеству совершаемых ими преступлений. Говорят, что в Сеуле появился криминальный китайский микрорайон, куда южнокорейская полиция стала побаиваться заходить. Правда, многочисленность граждан КНР в РК объясняется еще и тем, что в Поднебесной существует крупнейшая корейская община – около двух миллионов человек, которые в отличие от большинства других проживающих за рубежом корейцев действительно хорошо говорят на языке исторической родины. Многие из них приезжают в Южную Корею, некоторые остаются на положении нелегальных рабочих. В общем, у правоохранительных органов и сотрудников иммиграционной службы с выходцами из Китая, пусть даже и этническими корейцами, свои счеты.

С другой стороны, часто озвучиваемого в России тезиса о грядущей «китайской экспансии» в Южной Корее вы не услышите. Как-то не боятся этого корейцы, а может быть, привыкли к соседям, ведь практически на протяжении всей своей истории Корея сохраняла особые полувассальные отношения с Пекином.

Многие очень эмоционально и категорично высказываются о проблеме взаимоотношений корейцев и японцев: мол, ненавидят они граждан Страны восходящего солнца. Следует признать, что за века соседства корейцы заимели зуб – и немалый – против жителей Японского архипелага. Японские пираты на протяжении многих лет совершали набеги на корейское побережье. Была и знаменитая Имджинская война в конце XVI века, когда территориальная экспансия Японии на материке началась и закончилась в Корее, в результате конфликта погибло много местных жителей, и корейцы надолго запомнили об агрессорах.

Однако с особенной болью корейцы – причем здесь с единых позиций выступают как Юг, так и Север – вспоминают период с 1910 по 1945 год, когда Корея утратила свою независимость и стала японской колонией. Сложившаяся на сегодняшний день политическая ситуация осложняет выплату компенсаций пострадавшим и получение страной должных извинений на официальном уровне, а ведь преступлений японская военщина в свое время совершила немало. Кроме того, существует и территориальный спор между Сеулом и Токио по поводу небольшого архипелага Токто (Такэсима) в Восточном (Японском) море. Его контролируют корейцы, но японцы считают частью своей территории, даже запрещают ездить туда своим журналистам, так как поездки организуются из Кореи.

Неразрешенные территориальные и исторические (давайте не забывать о преступлениях японцев в Корее в колониальные годы) проблемы регулярно становятся причиной крайне эмоциональных демонстраций, в первую очередь со стороны южнокорейцев. При этом создается впечатление, что иногда антияпонские настроения в Южной Корее искусственно раздуваются во внутриполитических целях, чтобы отвлечь внимание населения от насущных проблем. Да, негативно относящихся к Японии корейцев немало, но это далеко не вся нация. Та же молодежь гораздо больше склонна не зацикливаться на проблемах прошлого, но старики, особенно те, кто помнит колониальные годы, часто искренне ненавидят Японию.

Кстати, в Южной Корее лучше не говорить «Японское море». Корейцы назовут море Восточным, и никак иначе. Результатом спора даже стало создание специальной комиссии при ООН. Эксперты в итоге приняли компромиссное решение, заявив, что море называть следует и так, и так.

Корейские специалисты до сих пор не хотят признавать, что японская оккупация при всем своем антикорейском характере помогла экономическому развитию региона. Многие заводы, железные дороги, мосты были построены в колониальные времена. Посмотрите на годы основания ведущих концернов, газет, вузов Южной Кореи – тот же период. В Северной Корее, кстати, до сих пор можно увидеть японское оборудование более чем полувековой давности. Иначе вообще-то и быть не могло, так как современная индустриализация на полуострове проходила в ХХ веке, когда страна попала в орбиту влияния Токио. Однако говорить корейцам об этом не стоит, особенно пожилым, ведь для многих вопрос оккупации полуострова Японией болезнен и по сей день. Хотя и причины у них есть: преступлений японская военщина, как уже было сказано выше, совершила немало.

При этом постоянно поражаешься тому, насколько при всей сложности двусторонних отношений Япония и Южная Корея взаимосвязаны. Корпоративная этика, обычаи, по которым живет корейский бизнес, – все это пришло в страну от соседей с островов. Разберите корейские мобильники, компьютеры и прочие сложные электронные приборы – во многих из них вы найдете японские узлы. Уже упомянутые концерны Страны утренней свежести начали развиваться в том числе и благодаря тому, что стали собирать японские автомобили, бытовую электронику и проч. Есть чем гордиться и корейцам: керамика, иероглифика, всевозможные изобретения, без которых сейчас японская культура просто немыслима, попали в Японию из Китая, пройдя через Корейский полуостров, так как именно Корея играла роль культурного моста, соединяющего Японский архипелаг с материковой цивилизацией. Судьбы этих двух стран и народов причудливо переплетены. Вот, например, один из главных авторов южнокорейского экономического чуда, экс-президент Пак Чжон Хи, в молодости был офицером японской армии. Или нынешний лидер Южной Кореи Ли Мен Бак – он родился в Японии. Если взять иностранца неспециалиста, показать ему Южную Корею, затем повозить по другим странам мира и в конце концов спросить, какое из государств больше всего схоже со Страной утренней свежести, ответ будет однозначный – Япония. Услышав такое, и корейцы, и японцы начнут протестовать и настаивать на том, что они сильно отличаются друг от друга, однако, на взгляд стороннего наблюдателя, даже в бытовых мелочах разницы практически не заметно. Конечно, по большому счету правы и те, и другие, но если брать в сравнении с другими странами, то Япония и Южная Корея ближе друг к другу, чем к любой другой стране.

Лично я по понятным причинам не могу объективно оценить отношение южных корейцев к другим более-менее крупным иностранным общинам, с которыми достаточно часто сталкиваются жители Страны утренней свежести. Речь идет о представителях государств Юго-Восточной Азии, Бангладеш, Непала, Пакистана. Однако от них я слышал не самые лестные отзывы о корейцах – жаловались на высокомерие, надменность, явное пренебрежение к странам «третьего мира» и их гражданам. Многие из них приезжают в Корею на заработки и часто остаются на положении нелегальных эмигрантов. Все это делает выходцев из бедных регионов полностью зависимыми от работодателей. Случаи обмана и грубого обращения, вплоть до рукоприкладства, в отношении таких иностранных рабочих фиксируются регулярно. Постепенно их положение улучшается, но, пожалуй, выходцам из вышеуказанных стран жить в Корее тяжелее всего. Именно поэтому эмигранты лишь грустно ухмыляются, когда слышат озвучиваемые по телевидению рассказы европейских туристов о том, какие корейцы добрые и гостеприимные.

Я не хочу сказать, что все корейцы пренебрежительно относятся к представителям стран ЮВА и ЮА, но шанс у последних столкнуться с проблемами гораздо выше, чем у белых иностранцев. Показательно в этом плане отношение корейцев к приезжим, владеющим их языком. Если по-корейски бегло говорит, допустим, американец или швед, то его будут захваливать, начнут им восхищаться: мол, молодец, такой непростой язык выучил. К говорящему же по-корейски непальцу – хотя ему выучить язык ничуть не проще, чем тому же американцу, – корейцы отнесутся спокойно, как к само собой разумеющемуся. Раз приехал в нашу страну – говори по-корейски. В то же время стоит европейцу попытаться пробормотать на местном языке «спасибо» или «здравствуйте», то поток дифирамбов со стороны местного населения ему обеспечен.

Завершая рассказ о положении иностранцев в Корее, хочу отметить и особое отношение местных жителей к представителям Черной Африки, да и вообще к чернокожим людям. Если белых выходцев из Юго-Восточной и Южной Азии корейцы воспринимают спокойно, доброжелательно, то к темнокожим людям часто почти на подсознательном уровне испытывают неприязнь. Один раз я разговаривал по этому поводу с корейцем: он признавал, что темнокожие по сути ничем не отличаются от европейцев, монголов – да кого угодно еще! – но сойтись с ним жителю Страны утренней свежести будет труднее всего, как если бы пришлось общаться с инопланетным пришельцем. Интересно, что похожие высказывания мне доводилось слышать и от граждан Северной Кореи. Опять же далеко не все корейцы воспринимают таким образом выходцев с Черного континента, но подобные взгляды не так уж редки.

Мое же личное впечатление о южных корейцах весьма позитивное. Попадались, конечно, всякие люди, но в целом именно как к иностранцу ко мне относились очень хорошо, доброжелательно. Мне запомнился один эпизод, произошедший, когда я только что приехал в Корею и едва мог связать пару слов по-корейски. Я искал ресторан, где у меня была назначена встреча со знакомым. Стоило мне только обратиться к местному полицейскому, как он тут же остановил первую попавшуюся машину и попросил водителя довезти меня до места. Водитель спорить и ссылаться на занятость не стал (хотя вполне мог и отказаться от выполнения просьбы офицера), а искал со мною ресторан около полутора часов. Как выяснилось позже, первоначально я вообще находился в другой части города.

Другой пример: когда у меня была машина, а на корейских дорогах еще стояли следившие за соблюдением скоростного режима полицейские (сейчас эту функцию выполняют в первую очередь автоматические камеры), меня раз пятнадцать, не меньше, останавливали за превышение скорости. Выписали же штраф лишь однажды. Конечно, корейцев подкупает, когда иностранец говорит на их языке. Те же полицейские сразу забывали про мои нарушения и расспрашивали, откуда я, где учился, как живется в России и т. д. Примеров такого особого, благожелательного отношения ко мне как к иностранцу можно привести очень много. Именно поэтому, наверное, у меня и сформировалось доброжелательное отношение к Южной Корее и ее гражданам. Немногочисленные неприятности с лихвой компенсировались и полностью стирались из памяти благодаря гораздо более частым случаям бескорыстной доброты и помощи.

Вместе с тем я отдаю себе отчет, что моя история – это лишь моя история. Тем более что, приехав в Республику во второй раз в качестве журналиста, я оказался в максимально комфортной ситуации: живешь в Корее, среди корейцев, говоришь на их языке, но не особо зависишь от них по работе. Честно говоря, в студенческие годы за несколько месяцев подработки в корейской фирме я немного понял, насколько непростые и своеобразные взаимоотношения складываются в корейских коллективах, потому и не хотелось мне снова попадать в подобную ситуацию. А вот мои русские друзья, работавшие в корейских компаниях, гораздо менее благожелательно, чем я, отзываются о корейцах. Более жесткие оценки доводилось мне слышать и от представителей стран «третьего мира» – и я их прекрасно понимаю. Впечатления – вещь тонкая и крайне субъективная, у каждого Корея – своя.

Оглавление книги


Генерация: 0.248. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз