Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

3. На пороге многонационального общества

3. На пороге многонационального общества

Корею традиционно называют мононациональной страной. Действительно, западноевропейская или американская ситуация, когда только по внешности вы не сможете определить, иностранец перед вами или нет, корейцам незнакома. Темнокожие и белые гости зарубежных стран издалека бросаются в глаза в толпе корейцев, где у всех черные волосы, карие глаза и азиатский тип лица. Часто иностранцы, завидев в однородной массе корейцев человека с европейскими чертами лица – и не важно, уроженцем какой страны он является, – радуются ему так, словно встретили соотечественника. Последние несколько десятков лет в Южной Корее было одно и очень незначительное (двадцать – двадцать пять тысяч человек) национальное меньшинство – китайцы. И то, как можно догадаться, в глаза они особо не бросались, так как часто отличить китайца от корейца с первого взгляда невозможно.

Однако времена меняются. В последние несколько лет Южная Корея столкнулась с крайне необычной для себя ситуацией – постепенно выходцев из других стран, решивших осесть в Республике Корея, становится все больше. Согласно статистике, количество долгое время проживающих в стране иностранцев (то есть туристы в расчет не берутся) уже превысило миллион, а это с учетом почти пятидесятимиллионного населения страны означает два процента от общей численности. Если посмотреть, представители каких наций чаще всего приезжают в Корею, то на первом месте окажутся все те же китайцы, затем идут американцы, вьетнамцы, филиппинцы, тайцы и т. д.

Корейская история знает времена, когда иностранное присутствие в стране было значительным. Например, в тот же период японской оккупации полуострова с 1910 по 1945 год в Сеуле четверть населения составляли представители Страны восходящего солнца. Однако после освобождения корейцы быстро выдавили чужаков, сильно подсократили китайскую колонию и остались в привычном для себя мононациональном окружении.

Теперь же ситуация принципиально иная. Да, среди официально зарегистрированного миллиона иностранцев значительна доля тех, кто рано или поздно покинет Республику: это представители транснациональных корпораций, солдаты и члены их семей из расквартированного в Корее американского военного контингента, преподаватели английского языка, приехавшие за длинной и легкой воной[1], иностранные рабочие из стран «третьего мира». Однако впервые за всю историю Страны утренней свежести многие из всех проживающих в ней иностранцев приехали в Южную Корею для того, чтобы остаться.

Корея превращается в многонациональное общество в основном благодаря женщинам, выходящим замуж за местных жителей. Среди иностранок доминируют представительницы Вьетнама, Индонезии, Камбоджи и прочих стран Юго-Восточной Азии, а также Китая.

С середины 1990-х годов в Корее сложилась достаточно сложная демографическая ситуация. Так как на протяжении всей своей истории корейцы традиционно отдавали предпочтение сыновьям (особенно в сельской местности), в данный момент наблюдается значительный – до 10 % – дисбаланс в пользу мужчин. Многие корейцы мне говорили, что тенденцию очень хорошо можно проследить, если присмотреться к начальным классам школы, где мальчики и девочки учатся вместе и их рассаживают смешанными парами. Для некоторых ребят пары уже не находится.

Проблема в итоге стала весьма серьезной, так как значительная часть корейских мужчин не в состоянии найти себе спутницу жизни. Особенно остро она встает перед жителями сельских районов, где исторически, как уже было сказано выше, особое предпочтение отдавалось сыновьям. К тому же современные кореянки отнюдь не горят желанием работать на полях. Вот и поехали молодые парни из корейской деревни за границу – искать свою половинку. Тут же появились многочисленные компании, которые обещали «красивых и покладистых жен из Вьетнама, Камбоджи, Китая и т. д.». Часто в современной корейской деревне на стенах домов можно увидеть рекламы «туров за женами». Некоторые корейские мужчины, кстати, добирались и до бывших республик Средней Азии.

Большинству девушек из стран «третьего мира» не привыкать работать в поле, тем более что, выйдя замуж за корейцев, они получают возможность помогать родственникам. Корейцы мужчины получают же свою ненаглядную, которой не нашлось среди соотечественниц. Да, далеко не всегда все идет гладко: взаимоотношения между супругами, когда кореец фактически покупает себе жену, время от времени далеки от идеальных – например, невестка не всегда находит общий язык со свекровью из-за элементарного незнания корейского языка. Как бы там ни было, но, согласно статистике 2007 года, четверть всех браков, заключенных в деревнях, были с иностранками. А это значит, что лет через двадцать в корейском обществе появится много людей с нехарактерной для данного региона внешностью.

Однако и по сей день браки корейцев с белыми или темнокожими женщинами крайне редки – это скорее исключение, чем устоявшаяся практика. Да и проблемы у детей, родившихся в таких браках, на бытовом уровне возникают серьезные. Легко догадаться, что ребенок корейца и вьетнамки будет меньше выделяться в группе корейских ребят, чем тот, у кого папа кореец, а мама, допустим, немка. Последние выглядят скорее как иностранцы, и говорят, что в садике, школе и даже высших учебных заведениях нередки случаи дискриминации детей вследствие их «некорейской» внешности (хотя, с точки зрения, например, тех же немцев, ребенок будет больше похож на корейца).

Однако все равно Южная Корея уже вступила на путь многонационального общества. Конечно, среди вливающихся в корейское общество иностранцев, скорее всего, всегда будут доминировать именно азиаты, но важен сам факт – корейцы стали принимать в свои ряды представителей других культур в массовом порядке. По местному радио и телевидению, а также посредством газет госструктуры уже начали активную пропаганду, целью которой является насаждение в массы идеи, что Корея становится многонациональным обществом и принимать в свои ряды надо выходцев из любой страны. Корейцем может быть любой вне зависимости от внешности и цвета кожи.

Да и отношение самих корейцев к иностранцам постепенно меняется. Когда я приехал в первый раз в Корею в 1994 году, многие люди на улицах откровенно пялились на меня. Теперь же, по крайней мере в крупных городах, как правило, на меня и внимания-то не обращают – ну иностранец, и ладно. В деревнях и провинции, конечно, этот процесс пока идет медленнее, что, впрочем, объяснимо.

Среди иностранцев, долго живущих в РК, значительную долю составляют иностранные рабочие из небогатых стран, таких как Бангладеш, Непал, Индия, Китай, есть и представители республик Средней Азии. Однако они, хотя и достаточно часто встречаются на улицах, не являются, тем не менее, движущей силой, которая заставляет корейцев стать более восприимчивыми к вливанию иностранной крови. Таких рабочих корейское правительство рано или поздно отправляет на родину, даже несмотря на желание многих из них получить корейское гражданство. Нет, враждебности к иностранным рабочим в Корее на бытовом уровне не испытывают, так как они занимаются низкооплачиваемой работой, на которую никогда не пойдет кореец. Тем не менее госполитика в плане предоставления иностранным рабочим корейского гражданства остается в значительной мере ограничительной. Поэтому, скорее всего, именно иностранные жены корейских крестьян, вернее, даже их дети сделают Корею многонациональной и многообразной.

Надо отметить, что корейцы, особенно это касается представителей старшего поколения, в основном не возражают, если их сыновья женятся на иностранках. А вот девушка, собравшаяся замуж не за корейца, может и не встретить понимания со стороны родственников. Выразив подобное желание, она, вполне вероятно, услышит в ответ: «Если выйдешь замуж, ты нам больше не дочь». Таких случаев на моей памяти достаточно. Некоторые кореянки шли наперекор родителям, некоторые нет – в любом случае тенденция прослеживается. Это, кстати, заметно и по цифрам, приводимым статистикой: если сейчас каждый четвертый корейский крестьянин женится на иностранке, то количество кореянок, вышедших замуж за чужеземцев, не превышает ежегодно нескольких тысяч человек, что гораздо меньше.

Южная Корея, даже если когда-нибудь и станет действительно многонациональной, все равно будет именно азиатской страной, ведь остаются здесь в первую очередь азиаты. Если же корейское гражданство примет европеец или американец (в данном случае не учитываются этнические корейцы Европы и Соединенных Штатов), то высока вероятность того, что этот случай попадет в газеты. Да и самим корейцам надо еще пройти долгий путь, чтобы научиться принимать детей от смешанных браков как своих собственных.

Тем не менее страна меняется, меняются люди, и это заметно. Раньше корейцы, узнав, что я долго прожил в их стране, неизменно спрашивали: «Когда вы вернетесь на родину?» Это не признак враждебности, а просто выражение привычки к тому, что иностранцы не интегрируются в местное общество на правах гражданина Кореи. Однако, чем дальше, тем больше доводилось мне слышать обращенный ко мне вопрос: «Вы кореец?» Учитывая мою типично рязанскую внешность, я сначала воспринимал это как шутку. Выяснилось же, что люди абсолютно серьезно спрашивают, являюсь ли я гражданином их страны, раз так долго прожил в ней. То есть ветер многонациональных перемен крепчает и в Южной Корее, которую еще сравнительно недавно называли «государством-отшельником».

Оглавление книги


Генерация: 0.125. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз