Книга: Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя

Путиловский «роман»

Путиловский «роман»

Нельзя не признать, что сегодня провинция, глубинка, живет гораздо более обеспеченно, нежели в 90-е годы. Однако вот парадоксальная ситуация: все это достигается чаще всего не за счет роста благосостояния сельских жителей, а за счет приезда городских дачников или просто горожан, пожелавших сменить квартиру в мегаполисе на благоустроенный дом в деревне. Причем одни так и остаются до мозга костей городскими жителями, даже не пытаясь вписаться в деревенскую жизнь, а другие находят удовлетворение в том, чтобы по мере своих сил и возможностей улучшать среду обитания.

Как раз к этой второй категории принадлежит и наш сегодняшний собеседник – муниципальный депутат Путиловского сельского поселения Евгений Безносюк. Поясним, что речь идет о старинном селе Путилово, близ которого находятся знаменитые разработки путиловского камня. Того самого, на котором, образно говоря, стоит Петербург. В 2012 году село отметило 300-летие своего «казенного статуса».

– Евгений Леонидович, что связывает Вас с селом Путилово? Наверное, отсюда вышли Ваши предки?

– Вовсе нет, я коренной ленинградец. А в Приладожье в свое время оказался достаточно случайно. Но только теперь понимаю, все имело свой смысл.

Если бы мне лет двадцать назад сказали, что я буду жить в деревне – никогда бы не поверил. Мы с женой сугубо городские люди. В 1990 году я ушел из армии, затем занялся бизнесом, дела пошли успешно.

Спустя шесть лет мы с женой стали искать место для строительства загородного дома. Было несколько вариантов на выбор, но душа как-то не лежала к ним. И вот однажды мне показали Нижнюю Шальдиху – замечательнейшую деревню неподалеку от Путилово. Она стоит на каналах, здесь в прежние времена сплавляли в Петербург наше местное «золото» – путиловский камень. С первого знакомства с Нижней Шальдихой все и началось. Как только я увидел это место, сразу почувствовал: мое…

– Как Вас воспринимали местные жители? Ведь Вы были человеком из города, чужим, состоятельным – как все это выглядело на фоне всеобщей тогдашней сельской нищеты 90-х годов?

– В деревне меня, понятное дело, сначала восприняли как чужого. Я был одним из первых городских, кто начал там строиться. Что я делал? Во-первых, ни от кого не прятался. Кто просил, тем помогал – я мог себе это позволить. Я понимал, здесь надо «жить единым человечьим общежитием». Деревня – это большая семья, и нельзя к своим относиться высокомерно. Народ в Нижней Шальдихе меня потихонечку принял, даже потом избрали старостой. Хотя, по сути дела, я оставался недеревенским человеком – каждый день ездил на работу в Питер.

Нижняя Шальдиха в ту пору была по всем понятиям обычная русская деревня: совсем другие лица, отношения, нежели в городе. Это то, к чему надо стремиться. Раньше в деревнях дома не запирали на замок – все строилось на доверии друг к другу. Запирали ли дома здесь – не знаю, не проверял, но точно могу сказать, что еще застал времена, когда сердца свои люди не запирали. Сейчас уже такого нет: носители местного доброго уклада культуры и идеи деревенской жизни постепенно уходят в «лучший мир», а, кроме того, их «разбавили» новые жители – городские дачники. Теперь это уже почти не деревня, а дачный конгломерат. Но это проблема не то что нашей области, а вообще России: мы теряем дух настоящей русской деревни, с ее патриархальными ценностями…


Е.Л. Безносюк, фото 2012 года

– С чего же начался Ваш «роман» с Путилово?

– Мне доводилось ездить в Путилово по делам, и по дороге туда, возле автобусной остановки, я всякий раз обращал внимание на пустовавшую часовню. Ни окон, ни дверей в ней не было, но внешне она находилась в достаточно сносном состоянии. Во-первых, потому что была крепкая, сложенная из того самого путиловского камня, что добывается в этих краях, а во-вторых, под началом директора местного совхоза, добрейшей души человека, над часовней возвели купол. Благодаря этому она не разрушилась.

Я подумал так: если я строю себе небедный дом, то почему бы не восстановить часовню? Не по совести это – быть равнодушным к делам предков. Весной 1997 года я организовал работы по ее восстановлению, и 1 октября того же года нашу Спасскую придорожную часовню освятил настоятель Шлиссельбургского храма отец Павел Феер. День был ненастный, но когда священник стал обходить часовню, окропляя ее святой водой, дождь прекратился, сквозь тяжелые тучи прорезался солнечный луч и низко-низко пролетела стая журавлей.

– Это было как будто знаком свыше?

– Наверное. И дело пошло. Кроме восстановления часовни, мы организовали в Путилово воскресную школу. Стала приходить и молодежь – порой даже просто для того, чтобы полюбоваться на замечательного дьякона, обладавшего удивительным даром: он необычайно проникновенно нес слово Божие. Моя жена стала присматривать за часовней, место около нее украсила клумбами, через некоторое время пошла учиться на Иоанно-Богословские педагогические курсы при Александро-Невской лавре. К тому времени мы уже оба пришли к вере.

Кстати, часовню дважды вскрывали злоумышленники, но ничего не взяли. Возможно, думали найти золото, а там все очень скромно. И с тех пор часовенку никто больше не обижал… Следующим большим делом после восстановления часовни стал деревенский праздник в Нижней Шальдихе, отмечаемый 2 июля. В первый раз мы отметили его в 2003 году.

– Праздник придумали с нуля или использовали какие-то местные традиции?

– Все, что мы делаем, – это возрождение того, что когда-то было. Мы возобновили тот праздник, что отмечался в Нижней Шальдихе до революции. Его установили в память избавления от холеры, случившейся в 1848 году. Жители обратились с молитвой, и 2 июля, в день, когда православная церковь чтит брата Господня по плоти – апостола Иуду (тезку Иуды, предавшего Христа. – Прим. С. Г.), их молитва была услышана. Эпидемия прекратилась…

Когда-то в деревне была часовня. В 2003 году мы всей деревней поставили на ее месте поклонный крест, провели первый крестный ход. И с каждым годом наши праздники становились все более интересными. Обычно они состоят из крестного хода и детского концерта. Теперь это входит в традицию, к празднику готовятся, его ждут…

Затем мы занялись восстановлением старинного кладбища при церкви Тихвинской иконы Божией Матери в Путилово. Мы приезжали с женой туда на могилы двух священников, служивших в храме. Большинство памятников было варварски порушено. Смотреть на это было тяжело, что-то надо было делать в меру своих сил. Ставили на места опрокинутые стелы, что-то расчищали. Там же я познакомился с главой местной администрации, коренным путиловцем Виктором Егорихиным. Сошлись с ним интересами, он стал помогать нам. Местные жители за несколько субботников привели кладбище в порядок. Все сделали сообща. Если вспомнить принцип «если не я, то кто же?», тогда еще не все потеряно в нашем государстве.

– В сентябре 2012 года, в рамках празднования 300-летия села Путилово, в поселке появился памятник Александру II…

– О том, что в Путилово когда-то стоял памятник царю-реформатору, я узнал от местных жителей. На этом месте была пустая площадка. Постамент путиловского памятника мы нашли возле воинского захоронения в деревне Валовщина, что находится неподалеку. Добрые люди спасли его в те времена, когда уничтожалось все касавшееся царей, – спрятали в укромном месте.

С тех пор и родилась мысль восстановить памятник. Осенью 2011 года удалось перевезти постамент на его законное место в Путилово. Тогда же стало очевидным: нужно восстанавливать памятник полностью. В апреле нынешнего года мы образовали благотворительный фонд, который назвали «Путиловский камень». И благодаря пока еще небольшому количеству благотворителей, поверивших в искренность целевых программ фонда, нам удалось собрать средства на памятник. Он выполнен из искусственного мрамора по технологии изготовления тех скульптур, какие сегодня можно увидеть после реконструкции в Летнем саду. Автором бюста стал петербургский скульптор Алексей Андреевич Архипов.

Несмотря на кропотливые поиски в архивах, нам не удалось найти ни одного изображения прежнего памятника Александру II в Путилово, установленного в 1903 году. Тогда приняли решение – изобразить императора так, как мы видим его с высоты нашего сегодняшнего времени. Открывали памятник очень торжественно, играл духовой оркестр, пришли местные жители. Среди почетных гостей был знаменитый археолог профессор Анатолий Николаевич Кирпичников. В полной мере мы восстановим памятник к 2014 году – 150-летию земской реформы, проведенной Александром II.


Доктор исторических наук археолог А.Н. Кирпичников на торжественной церемонии открытия памятника Александру II в Путилово, 8 сентября 2012 года. Фото Е. Безносюка

– Установкой памятника деятельность фонда «Путиловский камень» не ограничится?

– Мы разработали целевую программу по организации в Путилово историко-краеведческого комплекса. Сейчас мы находимся на этапе завершения первого этапа одной из целевых программ – восстанавливаем памятник Александру II и издаем трехтомное историко-краеведческое исследование «Земли Путиловской минувшая судьба». В дальнейших планах – организация массовой просветительской экскурсионной деятельности с посещением памятных мест Путиловской земли, создание краеведческого музея на базе того, что существует ныне в Путиловской школе.


Праздник открытия памятника Александру II в Путилово, 8 сентября 2012 года. Фото Е. Безносюка

Радует, что теперь мы не единственные, кто занимается возрождением села Путилово. В нынешнем году началось восстановление из руин храма – этим занялся благотворительный фонд «Возрождение церкви Тихвинской иконы Божией Матери». Работы там ведутся серьезные, и я уверен, что к 2017 году, как и обещают, храму вернут былое великолепие. Да и вообще, село Путилово в последние годы похорошело – в этом заслуга местной муниципальной власти. Хотелось бы, чтобы с возрождением объектов исторического наследия возрождалось и духовно-нравственное содержание нашего народа, но это уже другая история с иными героями.

Оглавление книги


Генерация: 0.105. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз