Книга: Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Этюд о Вячеславе Ивановиче Иванове

Этюд о Вячеславе Ивановиче Иванове

31 июля 1905 г. в письме к Валерию Брюсову один из первых жильцов дома, поэт-символист Вячеслав Иванов, сообщал: «Адрес мой: Таврическая, 25, кв. 24. Мы наняли здесь квартиру, так как моя книга надолго (сравнительно) привяжет меня к Петербургу».

В.И. Иванов (1866–1949) родился в Москве в семье мелкого служащего Контрольной палаты, скончавшегося через пять лет после рождения сына. Мать была дочерью сенатского чиновника; она с детства привила сыну патриархальную веру в Бога и любовь к поэзии. В 1-й московской гимназии, которую Вячеслав закончил с золотой медалью в 1884 г., продолжали формироваться его характер и гуманитарные склонности. Двенадцатилетним гимназистом он по собственной инициативе начинает заниматься древнегреческим языком. Впоследствии он свободно будет владеть многими европейскими языками, в т. ч. немецким, французским и итальянским. Через два года он внезапно ощутит себя «крайним атеистом». А в 15 лет исчезновение детской наивной веры в Бога обернется духовным кризисом, который через два года выльется в попытку самоубийства. В 1884 г. он женится на Дарье Михайловне Дмитриевской и поступает на историко-филологический факультет Московского университета, два года учится под руководством историка П.Г. Виноградова. Затем по рекомендации наставника для продолжения образования Иванов вместе с женой уехал в Берлин. Переезд за границу совпал у него с новым мировоззренческим кризисом. С одной стороны, его влекло к активной подпольной работе, а с другой – он перестает видеть в ней какой-либо этический и содержательный смысл. В Берлине в течение последующих пяти лет он занимается экономико-юридическими аспектами римской истории под руководством знаменитого историка античности Т. Моммзена. После окончания курса в 1891 г. Иванов начинает готовить диссертацию о римских откупах. В это время он живет в Париже, а затем в Лондоне.


Вячеслав Иванович Иванов. Портрет работы К. Сомова

С 1892 г. с женой и дочерью поселяется сначала в Риме, а затем во Флоренции, где он изучает памятники античной культуры. Годы пребывания за границей пробудили у Иванова обостренный интерес к России, он начал изучать Вл. Соловьева и Хомякова. С начала 1890-х гг. Иванов увлекается изучением Ницше, который, по его словам, становится «властителем наших дум и ковачом грядущего». Однако увлечение немецким философом вскоре превращается у него во внутренний спор, в котором культу ницшеанского антихристианства и волюнтаризма Иванов противопоставляет вечные христианские ценности.

После длительных скитаний по Италии, Франции Англии, Швейцарии в 1905 г. Вячеслав Иванов вернулся в Россию. Причиной зарубежных путешествий была вовсе не охота к перемене мест, а чисто личные мотивы.

Иванов приехал в столицу вместе со второй женой, писательницей Лидией Дмитриевной Зиновьевой-Аннибал, падчерицей и сыном. Снял квартиру на верхнем, шестом этаже, возле башнеобразного закругления и дал своему жилищу имя «Башня», которое прочно вошло в обиход деятелей культуры, друзей поэта. Рядом поселились взрослые дети от первого брака. По мере увеличения числа обитателей квартиры проламывали стены, присоединяя смежные помещения. В итоге слились воедино три квартиры, образовав сложную путаницу комнат и коридоров.

Здесь же в двух комнатах обосновался Михаил Кузмин, поэт, прозаик, драматург. Стал принимать гостей. У него часто ночевал приезжавший из Царского Села Николай Гумилев.

Обосновавшись в «Башне», Иванов приглашал друзей и знакомых «заходить». Назначались такие встречи на среду, но проходили фактически по четвергам, так как гости сходились за полночь, а расходились утром. Первая часть вечера посвящалась обычно какой-нибудь сложной философской проблеме. Вел дискуссию, как правило, Николай Бердяев. Если чье-либо выступление казалось слишком занудным, то в докладчика швыряли апельсины. А вторая часть встречи посвящалась чтению стихов…

Кто же был завсегдатаем у Иванова? Константин Сомов, Сергей Городецкий, Корней Чуковский, Александр Блок, Анна Ахматова, Георгий Чулков, Всеволод Мейерхольд, Федор Сологуб, Алексей Ремизов, Евгений Лансере, Вальтер Нувель, Зиновий Гржебин, Владимир Пяст, Борис Пронин и другие.

В «Башне» Блок впервые прочел «Незнакомку», пьесу «Балаганчик», «Возмездие».

Многолюдные сборища не могли пройти вне внимания полиции. В ночь с 28 на 29 декабря 1905 г. «чины» явились с обыском. Гости Иванова как ни в чем не бывало продолжали беседу, чтение стихов. А обитателей квартиры раздражало и унижало требование по одному выходить в соседнюю комнату для обыска. Ничего предосудительного не нашли, но забрали в участок мать Максимилиана Волошина, необычно для тех лет стриженную, да еще одетую в… шаровары. На следующий день выпустили.

Именно в это время, в конце 1905 г., по предложению Чулкова, одобренному хозяином квартиры и Блоком, обсуждается проблема создания творческого художественного объединения «Факелы», цель которого – издание одноименного альманаха и образование театра под этим же названием. Для первого спектакля Чулков посоветовал Блоку переделать одно из его стихотворений в пьесу. Поэт ранее драматургией не занимался, но тягу к театру ощущал с юных лет. Так родился знаменитый «Балаганчик», поставленный позднее Мейерхольдом в театре Комиссаржевской и ставший триумфом и автора, и режиссера.

Было в биографии «Башни» событие, оставившее по себе прочную память у его участников и очевидцев. 21 мая 1910 г. Мейерхольду вручили шуточное стихотворное послание, написанное на листе с изображением «Башни», – напоминание о необычном спектакле, который состоялся 19 апреля того же года. Это была драма Кальдерона «Поклонение кресту». Инициатором постановки стала падчерица Иванова – Вера Шварсалон, художником – Сергей Судейкин. В ролях выступили Михаил Кузмин, Пяст, Яков Княжнин и другие писатели. Мейерхольда как режиссера интересовала возможность реальной проверки некоторых придуманных им сценических приемов и воссоздание в выбранной пьесе духа испанского театра. Однако в драму Кальдерона, проникнутую мрачным мистицизмом, режиссер внес изрядную долю иронии, юмора, широко использовал приемы театрального примитива. К этому его подтолкнули особенности комнатной «сцены». Если актеру надо было спрятаться, он скрывался за занавеской, покинуть сцену – уходил к зрителям. Детали обстановки, реквизита выносили из зала. Словом, царила осознанная, хорошо продуманная условность. Причем спектакль шел при освещении свечами в старинных подсвечниках. Колеблющийся свет создавал ощущение таинственности. Успеху способствовало и то, что в зале тесно переплелись зрители и актеры… «Занавес» – куски тканей – сдвигали и раздвигали двое «арапчат», дети швейцара, вымазанные сажей, облаченные в балахоны и увенчанные чалмами. Слуги просцениума – дети Иванова, Зиновьевой-Аннибал.

Таковы некоторые штрихи ивановской «Башни». Они запомнились многим – ярко, навсегда. Во вступлении к «Поэме без героя» Анна Ахматова писала: «Из года сорокового, как с башни, на все гляжу…»

И во второй главе:

Все равно подходит расплата —Видишь там, за вьюгой крупчатой,Мейерхольдовы арапчатаЗатевают опять возню?..

Существует мнение, что знаменитый прием появления актеров из зрительного зала Мейерхольд придумал именно здесь.

На разных этажах в доме работали училище танцев Знаменского, общественная читальня. До 1906 г. в доме находилось Рождественское трехклассное училище, занимавшее помещение из четырех больших комнат. В круглом зале под квартирой Иванова в 1906–1909 гг. размещалась частная художественная школа Е.Н. Званцевой, ученицы Чистякова и Репина.

В 1908–1912 гг. здесь жили графы Зарнекау (в 1913–1917 гг. жили в доме № 5).

В 1913–1917 гг. в этом доме жили члены IV Государственной думы Александр Петрович Вишневский (депутат от Харьковской губ), Григорий Владимирович Гутоп (депутат от Уфимской губернии), действительный статский советник Александр Степанович Гижицкий (депутат от Подольской губ.) и его жена Елена Ивановна, Иосиф Израилевич Циммер (от Области войска Донского), Вячеслав Андреевич Якубович (депутат от Минской губ.), товарищ прокурора Петроградского окружного суда, надворный советник Николай Анатольевич Гасман и его жена Вера Дмитриевна, журналист Александр Михайлович Иерусалимский и его жена Марта Аркадьевна, служащий Главного управления железных дорог, статский советник Николай Григорьевич Лихтенталь, жена капитана Ирина Ивановна Раевская, кандидат коммерции Николай Абрамович Шайнесон и его жена Лея Бенуелевна.

В доме помещалась редакция богато иллюстрированного журнала «Армия и флот», редактором которого был полковник Александр Дмитриевич Далматов, муж одной из дочерей И.И. Дернова, наследовавших отцовский дом. Судьба А.Д. Далматова (1873–1938) сложилась трагически. Уроженец города Вятки, он в свое время занимал пост начальника Офицерской кавалерийской школы, а в 1930-х гг., живя в этом доме, работал консультантом фотоотдела универмага «Пассаж». 4 ноября 1937 г. арестован. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 28 августа 1938 г. приговорен по статьям 58-6-8-11 УК РСФСР к высшей мере наказания и расстрелян 6 сентября 1938 г.[573]

А.П. Вишневский (1862 – не ранее 1917) – действительный статский советник, политический и общественный деятель, член фракции правых Государственной Думы III и IV созывов, член Главного совета Союза русского народа, член совета Русского собрания. Потомственный дворянин, окончил среднее реальное училище в Харькове и Королевский политехнический университет в Дрездене. В 1903 г. по поручению министра внутренних дел принимал участие в ревизии крестьянских учреждений и должностных лиц Харьковской губ. В 1907–1908 гг. временно прикомандирован к земскому отделу Министерства внутренних дел, по специальному поручению министерства проводил ревизию делопроизводства крестьянских учреждений и выяснял размеры продовольственной потребности губернии. С 1909 г. – глава губернского и уездного земства, почетный мировой судья, попечитель крестьянского приюта. Активный участник право-монархического движения, товарищ председателя Грайворонского отдела Союза русского народа с момента его учреждения 21 августа 1911 г. Относительно его политических убеждений в шутку говорили, что он «немного правее Маркова 2-го». С 1912 г. член Главного совета Союза русского народа. Участник Съезда сторонников Маркова (4-й Всероссийский съезд Союза русского народа в Петербурге 14–16 мая 1912 г.) и 5-го Всероссийского съезда русских людей в Петербурге 16–20 мая 1912 г., председатель Устроительного разряда съездов. Участник IX съезда Объединенного дворянства (1913 г.). В 1909 г. избран депутатом III Государственной думы от Курской губернии на место скончавшегося графа Доррера. В Думе выступал преимущественно по вопросам, касающимся народного хозяйства, улучшения материального положения крестьянства, финансовому и продовольственному вопросу. Докладчик думской комиссии по военным и морским делам. В годы Первой мировой войны (в январе-апреле 1915 г.) состоял уполномоченным курского земства по заведованию состоящим в ведении Красного Креста поездом-баней им. цесаревича Алексия, получившим широкую известность и немалое количество благодарственных отзывов (поезд действовал в Галиции и на Карпатах). После смерти сына Константина сложил полномочия. В результате раскола фракции правых в ноябре 1916 г. остался в группе сторонников Н.Е. Маркова[574].

Г.В. Гутоп (1853 – после 1917) – присяжный поверенный, депутат Государственных дум I, III и IV созывов от Уфимской губернии. Окончил Уфимскую гимназию, затем в 1874 г. окончил со степенью кандидата прав юридический факультет Казанского университета. Поступил вольноопределяющимся на военную службу и участвовал в русско-турецкой войне 1857–1858 гг. В 1878–1884 гг. служил мировым судьей, был непременным членом съезда мировых судей Уфимской губернии, с 1891 г. присяжный поверенный. Один из лучших адвокатов в Уфе, получил лестное прозвище «Уфимский златоуст». В IV Государственную думу избран от 1-го съезда городских избирателей. Входил в Конституционно-демократическую фракцию. Член редакционной и распорядительной комиссий, комиссии по городским делам, комиссии по преобразованию полиции в империи.

А.С. Гижицкий (1869–1938) – сын камергера Степана Александровича Гижицкого и Марии Степановны Леонард. В 1882–1887 гг. учился в Петришуле, затем в Александровском лицее, по окончании которого в 1892 г. по 1-му разряду, поступил младшим делопроизводителем в Государственную канцелярию, где пробыл до 1900 г. В 1896 г. участвовал в коронационных торжествах императора Николая II, как секретарь Экспедиции церемониальных дел и в должности церемониймейстера Высочайшего двора. Общественную деятельность начал в 1894 г. в чине камер-юнкера, будучи избранным почетным мировым судьей по Ананьевскому уезду Херсонской губернии, а также гласным уездного и губернского земских собраний. В 1900 г. назначен Ольгопольским уездным предводителем дворянства и почетным мировым судьей Ольгопольского судебно-мирового округа. В 1904 г. избран Ананьевским уездным предводителем дворянства, но уже через два года вернулся на должность уездного предводителя дворянства в Ольгопольский уезд Подольской губернии. Был почетным попечителем Ольгопольской учительской семинарии и председателем Ольгопольского уездного попечительства детских приютов. Кроме того, состоял членом Всероссийского аэроклуба, членом Всероссийского национального клуба, действительным членом Общества сельского хозяйства Южной России. Владел конным заводом, основанным в 1895 г. при деревне Николаевке Исаевской волости Ананьевского уезда. В 1907 г. избран членом Государственной думы от Подольской губернии. Входил во фракцию умеренно-правых, с 3-й сессии – в русскую национальную фракцию. Состоял членом комиссий: по запросам, продовольственной, о неприкосновенности личности, сельскохозяйственной, бюджетной, по направлению законодательных предположений, по местному самоуправлению. В 1908 г. ходатайствовал перед Столыпиным об открытии сокольских обществ[575] в России, являлся старостой Союза русского сокольства. 31 ноября 1910 г. избран членом Главного совета Всесоюзного национального союза, а на 1-м съезде союза в феврале 1912 г. – товарищем казначея союза. Состоял членом комитета по организации экспедиции к Северному полюсу и по исследованию русских полярных территорий.

А.М. Иерусалимский – инженер-автомобилестроитель, пропагандист знаний в области проектирования и строительства автомашин, мотоциклов и велосипедов, оформления технических чертежей, изобретательства, учебника по начертательной геометрии (два издания), автор многочисленных популярных изданий по специальности. Умер в Ленинграде в 1957 г.

Иосиф Израилевич Циммер (1859 – после 1917) – немец, евангелическо-лютеранского вероисповедания, протестант, поселянин. В 1877 г. окончил саратовское Вернеровское центральное училище. В качестве санитара-добровольца участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 гг., в 1878–1896 гг. занимался педагогической деятельностью в немецких колониях. Выйдя в отставку, жил в посаде Мало-Орловка Таганрогского округа Области войска Донского. В 1896–1899 гг. сельский староста, в 1899–1906 гг. церковный староста. Затем преподавал в школе при станции Енакиево Екатерининской железной дороги. Земледелец (145 десятин). Владел недвижимостью (оценена в 5 тыс. руб.). Избран в Думу от общего состава выборщиков Области войска Донского избирательного собрания. Примыкал к фракции прогрессистов. Состоял членом земельной и сельскохозяйственной комиссий.

После Февральской революции сообщил заведующему отделом сношений с провинцией Временного комитета Государственной думы о том, что немецкие колонисты 50 селений воздерживаются «от засева в связи со слухами, что земля будет от них отобрана». Однако комитет отклонил предложение о командировке Циммера в немецкие поселения для разъяснения вопроса и успокоения поселян. Дальнейшая судьба неизвестна.

Вячеслав Андреевич Якубович (1868 – после 1917) родился в селе Павловичах, Бобруйского уезда Минской губернии в семье священника. В 1890 г. окончил Минскую духовную семинарию. С 1891 по 1897 г. служил в Петропавловской церкви с. Старчицы, Слуцкого уезда Минской губ. С 1897 г. настоятель Николаевской церкви в местечке Петрикове Мозырского уезда Минской губернии. Благочинный 2-го округа того же уезда. Выстроил две каменные церкви в местечке Петрикове, за что удостоился ордена Св. Анны III степени. Был членом Государственной думы II–IV созывов, отдавая свои симпатии последовательно фракциям октябристов, националистов и умеренно-правых, в IV Думе вошел во фракцию правых. Член Русского Окраинного Общества, созданного при Русском собрании. Член правления Всероссийского Филаретовского общества народного образования (1913 г.). В годы Первой мировой войны состоял членом волынского отдела Всероссийского общества попечения о беженцах и членом уездного отделения волынского епархиального училищного совета. Жил также в доме № 48 на Шпалерной улице.

В 1918 г. по распоряжению Луначарского в первых этажах дома вновь открыли художественную школу. В 1935 г. в этом доме разместился Художественный педагогический техникум, готовивший преподавателей рисования и черчения для средних школ. При техникуме была художественная школа-мастерская с двумя отделами: художественным и технической графики. В техникуме занималось около 200, а в школе – 350 человек. Позднее этот техникум преобразовали в Художественное училище, которое называли Таврическим или школой Шабловского – по фамилии директора. На основе Таврического училища организовано Художественное училище им. Серова (ныне – им. Рериха), размещавшееся в доме Дернова до 1961 г. и в 1962 г. перемещенное в дом № 6 на улицу Пролетарской Диктатуры.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: инженер-конструктор ЦКБ-32 Петр Дмитриевич Блинов[576] (кв. 22), Андрей Яковлевич Данилов (кв. 29), кассир артели «Универсаль» Татьяна Ефимовна Данилова-Матвеева[577] (кв. 15), Вера Павловна Менжинская… начальник цеха завода «Красный треугольник» Михаил Романович Крель[578] (кв. 6).

A. Я. Данилов (1911–1943) родился в Петербурге, призван в Красную армию Свердловским РВК Ленинграда. Красноармеец, стрелок 593-го стрелкового полка 131-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 1 марта 1943 г. Похоронен в пос. Красный Бор Тосненского р-на Ленинградской обл.[579]

B. П. Менжинская (1917–1944) родилась в Петрограде, призвана в Красную армию Грязинским РВК Воронежской обл. Старший сержант 6-го полка 2-й Польской армии. Умерла от ран 23 июля 1944 г. в Хирургическом полевом подвижном госпитале № 5227. Похоронена в отдельной могиле в дер. Землицы Вербовского р-на Волынской обл[580].

В годы блокады Ленинграда погибло более 60 жителей этого дома.

Оглавление книги


Генерация: 0.265. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз