Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Находка

Находка

Синоптики обещали теплую погоду, и я решил задержаться в Находке на день — осмотреть город и вечерней электричкой выехать в Екатериновку. Там можно поставить палатку на берегу реки и спокойно переночевать неподалеку от станции, а рано утром сесть на электричку до Угольной.

Ночью зарядил дождь. Я несколько раз просыпался оттого, что поднявшийся ветер колыхал тент палатки. Задумался об его укреплении. Но тент, к счастью, не сдуло. С утра из-за сопки проглядывали лучи восходящего солнца. Они отражались в окнах здания на противоположном берегу. Дом был прямо под вершиной сопки. Вечером я его не заметил.

Несмотря на раннее утро, на пляж активно прибывали отдыхающие. Сначала семейная чета с детьми расположилась неподалеку от моего лагеря. Отец семейства, облачившись в гидрокостюм, плавал с маской и ластами по всей бухте, выискивая крабов и складывая их в мешок, остальные члены семьи грелись на пляже, сидя на раскладных стульях. Ясное небо и яркое солнце предвещали жаркий день, подходящий для пляжного отдыха. К полудню по всей длине пляжа вился дымок от мангалов. Кто-то уже купался. Море было чистым и прозрачным. Сперва вода показалась мне прохладной, но потом привык. Впервые я купался в Тихом океане. Водорослей почти не было. Приятно удивило отсутствие насекомых. По словам отдыхающих, в разгар лета тут не продохнуть от мошки.

Шашлыки у соседей дымили, скворчали, пахли и горели. Интересно, почему шашлыки так популярны в России? Приготовление этого блюда на природе уже стало национальной традицией. На Кавказе и в Средней Азии — да. В ресторанах и кафе железно есть шашлык. Во дворах мужчины крутят шампура с сочными скворчащими кусками баранины, маринованной в луке. Но чтобы на пляжах и в парках?…

Компания детей играла на пляже. Они жгли хворост, ковырялись в песке, бегали вдоль берега. При этом страшно матерились. Необычно было слышать от вполне обычных на вид детей жуткой гадостности матерные выражения, произносимые детскими голосами. Взрослые делали им замечания, на что каждый раз получали ответ: «Это не мат, это литература!»

Дети-матерщинники, бранясь на все лады, шагали по кромке пляжа. В прибрежных водах охлаждались алкогольные напитки в банках, бутылках, пакетах, заботливо припасенные отдыхающими. Когда дети натыкались на очередную бутылку или батарею из пивных банок, они доставали их и швыряли подальше в море со словами: «Опять это чертово бухло здесь валяется!» Никакие окрики, угрозы и предостережения не действовали. Компания упорно продвигалась по берегу, грозя «очистить» бухту и оставить трезвым весь пляж. Владельцы алкоголя принялись за его спасение, экстренно доставая бутылки и запрятывая подальше.

Вечером, искупавшись в прогревшемся за день море, я вышел по направлению к городу. Мне предстояло пройти по тропе, перевалить через сопку и проделать по городу семь километров до станции. Времени хватало, чтобы поужинать и добраться на электричке до Екатериновки. Когда я поднимался на вершину сопки, дневная жара еще не спала. На подъеме лямки рюкзака впились в плечи, футболка намокла от пота. Я поминутно останавливался и оборачивался, чтобы в очередной раз полюбоваться открывающимся сверху видом: зеленые сопки, зажатая между ними голубая рябь бухты и бескрайняя даль моря с туманной линией горизонта. И над этим — синее-синее небо.

По городу до Тихоокеанской можно добраться на автобусе. Они ходят часто. Однако времени было достаточно для пешей прогулки. Я решил пересечь город пешком, несмотря на тяжелый рюкзак. Лямки терли начавшие болеть плечи. Кажется, я обгорел на пляже.

По дороге попался китайский рынок-барахолка. Мне как раз был нужен карабин, чтобы прицепить флягу к рюкзаку, а не снимать его каждый раз, когда хочется сделать глоток воды. Рынок — это металлические контейнеры, обращенные створками друг к другу так, чтобы между ними оставалось пространство для выкладки товара и узкого прохода. Сверху пространство между контейнерами закрывали щиты из затемненного пластика. Из-за этого на базаре было темно и душно.

В одном из контейнеров, на развале, я нашел нужный карабин и спросил цену у продавца-китайца, разговаривавшего по мобильному телефону. Китаец показал два пальца. Я протянул ему двухрублевую монету. Китаец взглянул на нее, округлил глаза и сказал: «Дфа лубля ничиго не может стоить! Дфасать!» Я слышал, что на Востоке не принято покупать на базаре не торгуясь. Этим можно обидеть продавца. Я начал торговаться и предложил 15 рублей. Тут началось действо, хорошо знакомое тем, кто торгуется на азиатских рынках. К слову сказать, в это время на рынке было довольно пусто и я был чуть ли не единственным покупателем. Продавцы скучали. А тут им представился случай себя развлечь торгом и разговорами. Речь шла о копеечном карабине, но это было уже не так важно. Я увидел тот живой блеск в глазах продавца, какой бывает у жуликов, продавцов и людей, сильно увлеченных своим делом. Китаец вел себя так, как будто речь шла о нескольких контейнерах с карабинами. Он показывал таблицы с цифрами, звонил боссу и спрашивал об уступке, приглашал коллег засвидетельствовать истинную стоимость товара. После 15 минут торгов мы достигли согласия: карабин был приобретен за 17 рублей.

Находка — город на берегу бухты. Судостроительный завод и порт. Железная дорога, жилые дома и магазины ловко вписались в рельеф между сопками и бухтой. Подойдя к станции Тихоокеанская, я заметил стоящую на путях электричку с открытыми дверями. «Молодцы железнодорожники! — отметил я про себя. — За сорок минут поезд подают». Жаль, что тогда я не уточнил расписание.

Перед выездом я поужинал в кафе в торговом центре рядом со станцией. С четвертого этажа здания открывался прекрасный вид на бухту и станцию Тихоокеанская. Только электрички я уже не видел. Вместо нее у перрона растянулся состав спальных вагонов пассажирского поезда, перед которым маневрировал электровоз. Я поспешил на станцию. Шла посадка пассажиров на поезд Тихоокеанская — Хабаровск. В хвосте состава был прицеплен красный вагон-рельсосмазыватель — штука, необходимая на железных дорогах со сложным профилем. На крутых подъемах рельсы нужно посыпать песком, чтобы колеса поезда не проскальзывали. А на кривых малого радиуса — смазывать для снижения износа рельсов и колесных пар вагонов. Если этого не делать, в поворотах колеса поезда начинают истошно свистеть и вытачивают канавку на рельсе.

Электрички нигде не было. Проводники поезда, стоящего у перрона, утверждали, что она уже ушла. Для просмотра расписаний пригородных поездов я пользовался приложением на смартфоне. По моим данным, до отправления оставалось еще пять минут. Полицейские, дежурившие на платформе, оказались более осведомлены. Они назвали точное время отправление всех электричек от Тихоокеанской. По их словам, моя ушла полчаса назад. До Екатериновки ехать ровно 30 минут. Кое-что начинало проясняться: я смотрел расписание не по той станции. Я проклинал свою беспечность. Следующая электричка идет слишком поздно, а ведь еще предстояло найти место для ночлега и разбить палатку. Полицейские подсказали, как добраться до Екатериновки на автобусах. Один из них сказал:

— А я вас узнал! Это вы сегодня с Южной по городу шли?

— Да, шел. Человека с таким рюкзаком трудно не заметить. Особенно в Находке. Здесь больше никто с такими рюкзаками не ходит.

Полицейские рассмеялись. Это действительно так.

До Екатериновки я добрался на автобусах за те же полчаса, что и электричка. Автобус, с которого я сошел, повернул налево, на Красную Силу. Я пошел по трассе прямо. Пассажиры отъезжающего автобуса показывали мне в сторону моста. Это был мост через реку Партизанская. С него видны песчаные пляжи, окруженные ветвистыми деревьями. Разведка правого берега выявила, что вода возле него уже успела зацвести и имела изумрудный оттенок. Я решил перейти через мост и остановиться на противоположном берегу. Это несколько удлиняло завтрашний утренний путь на станцию, но было вполне оправданно с точки зрения комфортного отдыха и безопасной ночевки. Место для стоянки пришлось поискать. Но оно было просто отличным: на изгибе реки, под ветвями большого старого дуба. Берег возвышался над водой. Здесь был и небольшой песчаный пляж. Это позволило выкупаться в теплой речной воде.

Памятуя сегодняшнее недоразумение с расписанием, перед сном я еще раз проверил время отправления электрички из Екатериновки на Угольную. И, как оказалось, не напрасно. Утренняя электричка Екатериновку проходит без остановки. Она не останавливается и на следующей станции — 159-й километр. Делает остановку только на станции Боец Кузнецов. Я измерил расстояние по карте, вышло не меньше семи километров. Значит, нужно проснуться на полтора часа раньше и пройти эти два перегона пешком. Знал бы раньше — по-другому спланировал бы ночевку. Опять моя беспечность в планировании вышла мне боком! С другой стороны, я уже начал получать ценный опыт и понял, к каким вещам в путешествии нужно относиться с особым вниманием, чтобы избежать подобных ошибок в будущем. Заснул я под грохот товарняков, которые шли каждые десять минут. Все-таки Находка — грузовой порт.

Оглавление книги


Генерация: 0.453. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз