Книга: Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Белозерск

Нижний посад

Нижний посад

Юго-восточная часть города называлась некогда Нижним посадом. До середины XVIII века Нижний посад, хотя и густо заселенный, не оказывал значительного влияния на общегородскую планировку. Среди его хаотично застроенных деревянными домами и «службами» улиц выделялись отдельные каменные здания храмов и соляных дворов богатейших северных монастырей, имевших свои подворья в Вологде. Они занимали прибрежную часть посада, вытянувшись вниз по течению реки.

Со второй половины XVIII столетия Нижний посад (илл. 27) начинает приобретать все более и более важное градостроительное значение. В 1780–1790 годах на месте монастырских подворий строятся дома губернатора, генерал-губернатора и здание Присутственных мест, которые образуют ядро нового административного центра города. Вокруг них создается целая система парадных улиц и площадей, где возводятся общественные сооружения. Район становится главным в застройке Вологды, отчасти сохранив свое ведущее значение в городе и до сих пор.

Осмотр Нижнего посада лучше всего начать с Каменного моста через речку Золотуху. Построенный в 1789–1791 годах губернским архитектором П. Т. Бортниковым, он связал новый, возникший здесь в конце

XVIII века центр с прежним центром — Городом. Каменный мост представлял собой одноарочное сооружение с двумя башнями, фланкировавшими каждый из въездов. Расположенные вдоль моста лавки соединяли между собой обе пары башен, внутри которых также находились торговые помещения. В этот «торговый» комплекс входили и здания рыбных рядов и винных магазинов, возведенные тем же Бортниковым в начале 1790-х годов на берегу Вологды, по обе стороны устья Золотухи. Позднее, в 1820-х годах ко всем четырем башням моста вдоль речки были пристроены, кроме того, торговые ряды.

Об оригинальной архитектуре Каменного моста напоминают лишь существующие ныне на левом берегу Золотухи в несколько измененном виде две мощные трехэтажные башни с высокими, ступенчатыми куполами. «Мостовые» лавки сильно переделаны и приспособлены под магазины. От торговых рядов остался лишь корпус возле левой башни.

За Каменным мостом перед нами открывается широкая площадь Революции (бывшая Спасская, или Сенная) — современный центр Вологды. В конце XVIII — начале

XIX века она составляла одну из главных частей созданного здесь нового пространственно-планировочного ансамбля. Три улицы — Ленина, Пушкинская и Ворошилова — соединяют эту площадь с Советской площадью (бывшей Плацпарадной), веерообразно сходясь к ее западной стороне.

Угол центрального из трех лучей — улицы Пушкина — со стороны площади Революции отмечает великолепный трехэтажный особняк бывшего Дворянского собрания (№ 14/21) — ныне Филармония. Дата его сооружения точно неизвестна: в 1780 году он уже существовал, а в 1822 году перешел в собственность городского дворянства. Угловая, закругленная часть здания с плоскими ионическими пилястрами и небольшим аттиком, а также хорошего рисунка и пропорций оконные проемы с легкими филенчатыми обрамлениями не оставляют сомнения в своей принадлежности русскому классицизму XVIII века (илл. 28).


32. Дом Левашова. 1829

К этому же столетию может быть отнесен и вестибюль дома с широкой главной лестницей, ведущей наверх, в парадную анфиладу. Стены вестибюля, частично скрывающие подсобную галерею и лесенку на хоры, прорезаны красивыми арками с обрамлениями и украшены ионическими пилястрами. Особенно хорош большой, двусветный парадный зал с хорами, эффектно оформленный коринфскими пилястрами и сочным лепным карнизом с консолями и пальметками. Только более мелкие детали внутреннего убранства комнат — металлические печные дверцы, ограждения хор, ручки дверей и т. д., имеют явный позднеампирный характер. Все это говорит о том, что переделки XIX века не коснулись основных архитектурных форм здания.

Пушкинская улица выводит нас на Советскую площадь, северную сторону которой (ныне улица Ленина) занимали когда-то главные общественные сооружения города — здание Присутственных мест и дома губернатора и генерал-губернатора. В XVII веке здесь находились каменные палаты соляных дворов четырех богатейших монастырей Севера — Кирилло-Белозерского, Спасо-Прилуцкого, Соловецкого и Антониева-Сийского. Верхние этажи этих крупнейших гражданских построек Вологды того времени служили для жилья, а нижние, подклетные — для хранения соли и прочих припасов.

В ряде зданий по учице Ленина, впоследствии возникших на месте монастырских палат в результате их неоднократных перестроек, прослеживаются отдельные фрагменты древней архитектуры. Так, сводчатые, с толстыми стенами помещения первого этажа и узкий коридор второго в восточном крыле трехэтажного П-образного здания облисполкома (ул. Ленина, 15) являются частью палат Кирилло-Белозерского монастыря. Эти палаты подверглись коренной переделке в 1781 году в связи с размещением в них Присутственных мест, а затем многочисленным изменениям и достройкам в XIX веке, и в 1951–1954 годах.

Остатки соляного двора Спасо-Прилуцкого монастыря в виде массивных стен нижнего этажа и коробовых и сомкнутых сводов ряда его помещений сохранил также стоящий рядом бывший дом губернатора (ныне Управление милиции, ул. Ленина, 19), сооруженный в 1786–1792 годах. Последующие мелкие переделки мало изменили исключительно приятное и по композиции, и по оформлению фасадов двухэтажное здание. Строил его, вероятно, Бортников. Изящные и легкие формы классицизма XVIII века полностью определяют архитектуру этого дома. Фасады, обращенные на Советскую площадь и на Набережную Кедрова, украшены простыми пилястрами- лопатками в межоконных простенках и завершены гладким антаблементом. Окна их нижнего и верхнего этажей без наличников и объединены общей узкой рамкой. Слабые ризалиты в центре и по краям фасадов оформлены более нарядно — каннелированными пилястрами и фризом с декором. Позднейшему времени принадлежат балкон на «набережном» фасаде и одноэтажная пристройка на восточном торце.

Не менее интересной была и внутренняя отделка губернаторского дома, к сожалению, почти полностью утраченная. Сохранились только отдельные детали нарядной лепнины в зале и комнатах анфилады.

Напротив дома губернатора, на другой стороне Советской площади, расположено здание бывшего Странноприимного дома, более известное в литературе под именем мужской гимназии. В стенах этой гимназии учились многие, ставшие впоследствии широко известными, уроженцы Вологды, в том числе писатели В. А. Гиляровский, В. П. Засодимский и другие. Это одно из крупнейших в городе зданий создано в 1780-х-первой половине 1790-х годов. Первоначально оно состояло из двух отдельных построек — госпиталя и «большого дома для дворянства, несчастно рожденных и лазарета», возведенных, очевидно, по проекту Бортникова; в 1796 году они уже были объединены, а в XIX веке дважды значительно перестроены. О прежних монументальных формах архитектуры этого особняка говорят лишь сохранившиеся с некоторыми изменениями колонные портики главного, обращенного на площадь фасада (центральный и правый).

В начале Советского проспекта (№ 1), окруженная зеленью деревьев Детского парка, высится церковь Иоанна Предтечи «в Рощенье». Воздвигнута она около 1710 года. Это — характерный пример ярусного храма типа «восьмерик на четверике» рубежа XVII–XVIII веков. Двусветный четверик увенчан приземистым сосьмигранником с полусферическим куполом и главкой на круглом барабане. Однако по сравнению с аналогичными московскими храмами композиция этого здания сильно упрощена, формы утяжелены и лишены стройности. Огрубление заметно и в декоре — колонки на гранях восьмерика кургузые, а оконные наличники со стрельчатым верхом слишком плоские. Широко «расползшаяся» в стороны трапезная и невыразительная ярусная колокольня со шпилем, выдержанные в позднеампирных формах, появились в результате перестройки здания в 1860-х годах.

Внутри церковь Иоанна Предтечи украшена фресками, выполненными в 1717 году (илл. 29, 30). Правда, судить о них трудно: роспись не расчищена, за исключением нескольких фрагментов. Стенопись Предтеченской церкви представляет собой следующий этап по сравнению с фресками Софийского собора. Это — расцвет лубка и графики, когда цвет отошел на второй план. Мастера, работавшего в этой церкви, больше волнует контур, а не красочные соотношения. Какое-то трогательное сочетание примитивизма и виртуозности, профессионализма и лубочности, народности создает впечатление непосредственности, искренности, необычности художественного выражения.

«Роспись ее, — писал И. Э. Грабарь, — один из чудеснейших лубков, созданных русским искусством. Художник, украшавший эту церковь, обладал той драгоценной и поистине завидной отвагой, которая позволяла ему не смущаться самыми головоломными положениями и заданиями, и он выходил из них победителем. Все действующие лица его фресок так же бесконечно отважны, как он сам: не стоят, а движутся, не идут, а бегут, скачут, кувыркаются». Достаточно сравнить фрески с изображением «Пира Ирода» из Софийского собора и Предтеченской церкви, чтобы наглядно увидеть ту разницу, которая отделяет Дмитрия Плеханова от мастера-фрескиста начала XVIII века. В Софийском соборе эта сцена трактована традиционно: движения персонажей плавны, иногда замедленны, в манере письма чувствуются отблески былой монументальности. Художник Предтеченской церкви вводит в композицию ряд дополнительных лиц: появляются музыканты, играющие на странно изогнутых рогах. Саломея пляшет русскую вприсядку, а не едва переступая ногами и чуть покачивая плечами, как на софийской фреске. Здесь слишком много движения, суетливости, торопливости, перегруженности.

Фигуры даны в изломанных, нарочито изогнутых позах, линии перепутаны, как в каком-нибудь кружевном вологодском подзоре.

Точно так же, шумно и беспокойно, пронизанные новым, светским мироощущением, решаются и остальные сцены росписи церкви, в особенности связанные с событиями земной жизни Христа и Иоанна Предтечи. Традиционный «Страшный суд» исчез. Вместо него на западной стене появляются сюжеты из «Ветхого завета», «Песни Песней» и «Апокалипсиса», словно мастеру не хватало тем, в которых он мог бы запечатлеть свои жизненные наблюдения.

Сочетание лубочности и артистизма, очевидно, вообще характерно для вологодской живописи конца XVII — первой половины XVIII века. Например, небольшая восьмиугольная дощечка (40x27 см) с изображением птицы Сирин (Вологодский музей), происходящая из какой-то городской церкви, несет на себе тот же отпечаток соединения профессионального искусства с народным лубком. Сказочная вещая птица с женской головой и распростертыми крыльями держит корону и свиток с надписью: «Глас радости веселех праведных». Характер росписи жизнерадостный, несколько примитивный, грубоватый, хотя и не лишенный изящества, близок к аналогичным лубочным картинками. Зато цветовое решение — красная киноварная одежда, белый пояс, богатое оплечье, зелено-бело-красные перья крыльев, выделяющиеся на зеленоватом фоне, — говорит о мастерстве, о развитом чувстве декоративности.

Неподалеку от церкви Иоанна Предтечи находится деревянный двухэтажный особняк середины XIX века, принадлежавший Соковикову (Советский проспект, 20/28). Архитектурный облик его еще не утратил полнокровности, сочности ампирных форм. Особенно интересен портик в середине торцового уличного фасада. Две пары широко расставленных колонн, с антаблементом и треугольным фронтоном, поставленные на прямоугольный выступ нижнего этажа, образуют балкон с балюстрадой. Балконная дверь трактована как тройное «венецианское» окно с пышным наличником. Обращает на себя внимание характерная для того времени планировка дома с изоляцией этажей друг от друга, каждый из которых составлял самостоятельную квартиру.


33. Схематический план Заречья

1 — Скулябинская богадельня; 2 — церковь Сретения на Набережной; 3 — ночлежный дом; 4 — дом адмирала Барша; 5 — церковь Иоанна Златоуста (Жен Мироносиц); 6 — «Дом свечной лавки»; 7 — церковь Дмитрия Прилуцкого (теплая); 8 — церковь Дмитрия Прилуцкого (холодная); 9 — дом Масленникова; 10 — дом Витушечникова; 11-дом Варакина; 12 — церковь Николы во Владычной слободе; 13 — Спасо-Преображенская церковь (Андрея Первозванного) во Фрязинове

Близка Предтеченскому храму церковь Покрова «в Козлене» на углу улиц Урицкого и Первомайской (№ 12). Она сооружена в 1704–1710 годах «всеградцким даянием от пожарного времени и от всяких бедств защищения». Основные композиционные формы этих двух зданий — восьмерик с куполом и главкой на четверике — тождественны; различия заметны только в отдельных деталях убранства. Алтарная часть храма, его трапезная и колокольня полностью изменены в XIX веке.

Так же как в Предтеченской церкви, интерьер храма Покрова украшен стенописью (1710-е гг.). В ней заметны не только традиции ярославско-костромских фресок XVII века, но и явное влияние новой, светской живописи. Многие росписи почти целиком повторяют иллюстрации Библии Пискатора. Значительная часть изображений имеет характер гротеска, настолько экспрессивно изломаны фигуры, данные в различных ракурсах. Передача движения становится для мастера почти самоцелью. Цвет, как и в росписях Предтеченской церкви, не играет существенной роли, хотя в целом фрески здесь имеют общий серо-коричневый и бледно-голубоватый, блеклый тон. Роспись эта интересна тем, что она являет собой последний этап некогда великого и большого искусства стенописи.

В районе улицы Герцена сохранился целый ряд небольших деревянных особнячков, особенно характерных для облика Вологды XIX столетия. Когда-то эта улица была почти сплошь застроена подобными домами, принадлежащими преимущественно мелкопоместным дворянам. Фасады их были трактованы в духе архитектурных форм позднего классицизма, заимствованных из арсенала каменного зодчества. Таковы, например, особняк с четырехколонным портиком в центре (угол улиц Герцена и Ворошилова, 35/57), дом с резными фронтончиками и рустом внизу (угол улиц Герцена и Менжинского, 20/53) и дом с колоннами, карнизом и подоконными вставками (угол улиц Герцена и Менжинского, 26/44), а также два других дома, один — с аркадой (улица Менжинского, 57) второй — со светелкой (улица Менжинского, 59).

Свойственная издревле русскому Северу деревянная резьба также находила широкое применение в наружном убранстве этих особняков, представляя собой прекрасные образцы удивительного мастерства народных умельцев. Укажем хотя бы на дом с шестигранными вставками, заполненными розетками (угол улиц Урицкого и Ворошилова, 40/30), дом с кружевными наличниками (угол улиц Герцена и Калинина, 41) или особняк с розетками в стрельчатых тимпанах над окнами (улица Урицкого, 43).

Лучшим среди такого рода особняков является бывший дом Левашева (ул. Герцена, 37), построенный в 1829 году (илл. 32). Двухэтажный и сравнительно небольших размеров, он отличается от многих домов подчеркнуто монументализированным обликом. Его фасад украшен восьмиколонным ионическим портиком с треугольным фронтоном. Водруженный на аркаду нижнего этажа, портик придает значительность и представительность архитектуре здания. Ордерные формы выполнены свободно и уверенно, с большим мастерством. Великолепны и отдельные детали, характеризующиеся тонкой и одновременно сочной резьбой: капители колонн, надоконные украшения и особенно герб владельца, находившийся прежде на фронтоне (ныне в Вологодском музее). Позднейшие изменения касались интерьеров дома, которые сильно переделаны.


34. Вид на Заречье


35. Церковь Сретения на Набережной. 1731–1735

В юго-восточной части Вологды (Советский проспект, 47), уже за пределами собственно Нижнего посада, на высоком берегу реки, рядом с пристанью стоит небольшое каменное одноэтажное здание. Оно известно как Петровский домик и относится к концу XVII века (илл. 31). Этот дом принадлежал голландскому купцу И. Гутману, который вел широкую торговлю аптекарскими товарами в Москве, Вологде, Архангельске и других русских городах. В нем не раз с 1692 по 1724 годы останавливался во время своих посещений Вологды Петр I. В 1872 году в связи с 200-летним юбилеем со дня рождения Петра сильно обветшавшее здание, используемое под склад, было приобретено в собственность городом, и в 1885 году в нем был открыт мемориальный музей (в настоящее время — филиал Вологодского музея).

Переписная книга Вологды начала XVIII века так описывает этот дом: «. палата каменная о трех жильях, под ней погреб». Внешний облик дома искажен неудачной реставрацией на рубеже XIX–XX веков. Это особенно заметно по сухости и какой-то «заглаженности» фасадов с явно стилизованными деталями (наличники, входной портал, карниз) и новой крыше с фантастическими фигурными трубами. Древняя доска над входом с изображением герба Вологды, букв «Н. R. S.» («Голландские Республиканские Штаты») и датой «1704 г.» указывает на то, что Гутман являлся официальным представителем Голландии.

Интерьер дома во многом сохранил черты Петровской эпохи. Главное помещение — большая бесстолпная палата, перекрытая сомкнутым сводом с железными связями, — типична для жилья XVII века. Ее пространственное решение особенно выигрывает от контраста с примыкающими к ней двумя небольшими сводчатыми комнатками, одна из которых являлась сенями.

Не лишена привлекательности церковь на Богородском кладбище, сооруженная в 1837 году. Архитектура ее представляет собой образец развитого ампирного стиля. Главный фасад украшен хорошего рисунка дорическим портиком типа «в антах» — четыре колонны и пилястры по краям. Перекрытый фронтоном, портик поставлен на широкую арку полуовальной формы с двумя столбами внутри. Очень красиво тройное «венецианское» окно в центре, за колоннами портика. Высокий круглый барабан с колоколами в арочных проемах, увенчанный куполом с фонарем, эффектно завершает храм.

Оглавление книги


Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз