Книга: Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Белозерск

Верхний посад

Верхний посад

Пройдя от Пятницкой церкви через городской сад к реке, а затем по набережной к памятнику 800-летия Вологды, мы попадаем в северо-западную, самую древнюю часть города (илл. 19). Прежде она называлась Верхним посадом. Именно здесь, на высоком берегу реки, в середине XII века, как повествует житие Герасима, существовало небольшое торгово-ремесленное поселение.

Деревянная церковь Воскресения на «Ленивой площадке», древнейшая из известных построек города, не сохранилась. В 1753 году она сгорела, а через девять лет, в 1762 году здесь был возведен новый, уже каменный храм в барочном стиле, который в 1930-х годах разобрали. В 1947 году в честь 800-летия города на этом месте был разбит скверик и установлен обелиск, украшенный бронзовыми барельефами, изображающими основание города, борьбу с польско-шведскими интервентами в начале XVII века и провозглашение в Вологде Советской власти.

За сквером в глубине Парковой улицы (№ 17) виден высокий и стройный храм с поэтическим названием — «Никола на Горе», или «Золотые кресты». Время сооружения его неизвестно, но по своей архитектуре он может быть отнесен к рубежу XVI! — XVIII веков. Своеобразен сильно вытянутый вверх двухсветный куб храма на высоком подклете с рядом мелких кокошников. Судя по названию «Золотые кресты» первоначальным завершением его, по-видимому, являлось пятиглавие. Не менее оригинальна и поздняя, ампирная колокольня (XIX в.), примыкающая с западной стороны к низкой трапезной храма. Массивный четырехгранный столп ее с лучеобразной рустовкой в верхней части и нишами, украшенными вазами, несет цилиндрический ярус звона с парными колоннами. Завершает сооружение фигурный купол.

Окружающая храм местность в старину именовалась «Горой», поэтому и расположенный рядом женский монастырь носит название Успенский Горний (Парковая, 19). Основание монастыря относится к эпохе Федора Иоанновича, к 1590 году, но существующие здесь ныне здания, сооруженные вместо прежних, деревянных, — более поздние, рубежа XVII–XVIII веков.

Соборный храм Успения невелик. Монастырь был беден, и скудость средств отразилась как на размерах собора, так и на его возведении. Строительство небольшого здания велось в течение 1692–1697 годов и в основном на царские пожертвования; придельный храмик Сергия, расположенный с северной стороны, был достроен лишь в 1697–1698 годах подмастерьем Василием Карповым по прозвищу Ваган «со товарыщи». Всем своим обликом Успенский храм напоминает обычные приходские церкви, а не монастырский собор, и восходит к традициям зодчества XVI века. Низкий кубический объем его венчают пять глав с аркатурой на барабанах, слишком тяжелых для столь малого сооружения. Архаизация чувствуется и в скупом декоре здания (лопатки-карнизы, наличники), выдержанном в формах предшествующего столетия. Нескладные, вытянутые кокошники, расположенные под самой кровлей, обнаруживают провинциальность вкусов строящего храм зодчего. Перестроенные в псевдорусском стиле трапезная собора, придел и колокольня (1880) неинтересны.

Хороша в монастыре маленькая надвратная церковь Алексия (1709–1714). Для завершения ее постройки игуменья с монахинями была вынуждена «на Москве и в городах ходить и сбирать по верующим… кто что подаст». Церковь не имеет никаких внешних признаков культового здания и напоминает обычную жилую постройку (илл. 21). Нижний этаж, включенный прежде в ограду монастыря, служит своего рода подклетом храма. Решен он подчеркнуто асимметрично: в левой части прорезаны два арочных проема (ныне заложены): меньший — для прохода, больший — для проезда; в правой, глухой, находится небольшое помещение, выходящее наружу одним окошечком. Верхний этаж занимает сам храм с четырьмя окнами на фасаде, которые придают зданию типично жилой характер. Лаконизм нижнего яруса сменяется здесь богатым убранством: окна — с нарядными наличниками, на углах и в межоконных простенках — спаренные или одиночные пилястры, в завершении — карниз с сухариками. Весь декор выполнен в барочных формах начала XVIII века со свойственной им плоскостностью.


26. Владимирская (холодная) церковь. 1759–1764

От Горнего Успенского монастыря по Пролетарской улице пройдем до ее пересечения с проспектом Победы. Невдалеке расположен один из лучших архитектурных памятников Вологды — церковь Константина и Елены (проспект Победы, 85; илл. 20). Основание храма восходит к началу XVI века. Он был поставлен в 1503 году на месте «сретенья» (встречи) вологжанами местной святыни — иконы Дмитрия Прилуцкого, которую Иван III брал в поход на Казань, а затем возвратил городу с благодарностью за дарованную чудотворным образом победу. Почти в течение двух столетий храм оставался деревянным. Около 1690 года на его месте была построена существующая сейчас каменная церковь с приделом Дмитрия в подклетном этаже.

Эта церковь — великолепный образец того исключительно декоративного, узорчатого стиля в древнерусском зодчестве, который получил широкое развитие во второй половине XVII века. Живописен силуэт храма со ступенчатым, нарастающим к центру ритмом масс. На подклетном этаже, над пониженными пристройками алтаря и паперти, к которой с запада ведет крыльцо с лестницей-всходом, возвышается основной кубический объем здания. Завершает его широкий карниз с раскреповками, два яруса нарядных кокошников над ним и прекрасное по рисунку пятиглавие. Подчеркнуто декоративно и остальное убранство фасадов — пучки из трех колонн-«дудочек», членящие стены, фигурные оконные наличники со стрельчатым верхом и перспективные, выполненные из различных штучных деталей порталы. Особенно эффектен главный входной портал паперти, кирпичный декор которого ни в чем не уступает лучшим порталам московских храмов середины XVII века.

Более скромен подклет: он украшен лишь пилястрами- лопатками и упрощенного типа карнизом. Его далеко выдающаяся вперед алтарная часть в виде двух полукруглых апсид несколько необычна для древней Руси. Подобный прием, объясняемый наличием в подклете двух приделов, встречается в Вологде довольно часто и является особенностью местных храмов. Алтарная часть верхней церкви, наоборот, имеет прямоугольную форму и почти одинакова по размерам с папертью, симметрично примыкающей с запада к храму. Это — результат нарастания к концу XVII века в древнерусском зодчестве тенденций к геометрической правильности построения, стремления к уравновешенности композиции. Роскошно крыльцо со столбами- кубышками и висячими гирьками в двойных арках (покрытие позднее).

Общую живописность церкви Константина и Елены еще более оттеняет стройная, нарядная шатровая колокольня, примыкающая к северо-западному углу храма. Восьмигранная, трехъярусная, с открытыми арками звона, увенчанная легким шатром с окнами-слухами и маленькой главкой, она служит блестящим образцом подобного рода сооружений XVII века.

Возвращаясь по проспекту Победы к центру города, осмотрим небольшой ансамбль из двух зданий в переулке Засодимского (№ 14 и 14а) — церквей Ильи Пророка «что в Каменье» и Варлаама Хутынского. Они живописно расположены в глубине квартала в окружении деревянных домиков и зелени деревьев. В XVI–XVII веках здесь был маленький монастырь, упраздненный в 1738 году. Миниатюрная Ильинская церковь, построенная еще в бытность обители, около 1698 года, на месте остававшихся от строительства Грозного «каменных припасов», привлекательна своей простотой и незамысловатостью. Небольшое одноглавое здание с низкими пристройками — пятигранным алтарем (перестроен в 1904 г.) и короткой трапезной — оформлено довольно скупо. Пилястры по углам и простой карниз с сочными по рисунку кокошниками над ним ныне составляют все его убранство. В этой цельности — главное очарование храмика.

Иной художественный облик имеет изысканно нарядная и эффектная церковь Варлаама Хутынского (илл. 22), сооруженная в стиле раннего петербургского классицизма. Построена она в 1780 году «иждивением» купца А. Узденникова. Возможно, что в ее проектировании принимал участие кто-либо из крупных столичных мастеров. Об этом говорят блестяще проработанные детали убранства здания и особенно стройная, легко вздымающаяся вверх колокольня.


27. Схематический план Нижнего посада

1 — Каменный мост; 2 — дом Дворянского собрания; 3 — здание облисполкома; 4 — дом губернатора; 5 — дом генерал-губернатора; 6 — Странноприимный дом (мужская гимназия); 7-церковь Иоанна Предтечи в Рощенье; 8 — дом Соковикова; 9 — церковь Покрова в Козлене; 10 — деревянный особняк; 11-дом Левашова; 12–16 — деревянные особняки; 17 — Петровский домик; 18 — церковь Богородского кладбища

Нижний ярус колокольни украшает прелестная четырехколонная полуротонда ионического ордера. Над ним возвышается глухой рустованный куб с высоким сквозным четвериком звона, грани которого вогнуты, а срезанные углы оформлены парными коринфскими колоннами и пилястрами. Венчает колокольню сложный пирамидальный купол с тонким, грушевидным шпилем. Архитектура самой церкви менее выразительна и, очевидно, принадлежит руке провинциального зодчего-строителя, осуществлявшего проект. Интересен купол над восточной частью здания в виде необычного, овального светового фонаря с маленькой главкой. В роли двух других глав неожиданно выступают декоративные вазы. Столь небывалое, уникальное использование ваз великолепно соответствует общему, чисто светскому характеру нарядного убранства храма.

На углу Ленинградской улицы и проспекта Победы (№ 12/22) стоит небольшое, украшенное резьбой деревянное здание с портиком и балконом. Это — бывший дом Засецких, возведенный в 1790-х годах и перестроенный в конце XIX века (илл. 23). Интерьеры дома сохранились гораздо лучше. Интересны резные двери — тяжеловатые, с четкими и ясными крупными филенками простой геометрической формы. В ряде комнат великолепны кафельные белые печи. Композиции их чисто архитектурные, варьирующие различные построения в духе классицизма — арка с фронтоном на двух колоннах или портик из четырех пилястров с антаблементом на слегка вогнутом печном «зеркале» (илл. 24). Подобные изразцовые печи составляют характерную деталь интерьеров многих зданий Вологды XVIII–XIX веков.

К началу XIX века относится еще один деревянный особняк на Ленинградской улице (№ 28). Первоначально этот дом принадлежал Багракову, но по имени последнего своего владельца — городского головы — он называется домом Волкова. Фасады его различны и резко контрастируют друг с другом. Со стороны улицы здание одноэтажное и выдержано в подчеркнуто парадных ампирных

формах (илл. 25). Центр выделен приятным по рисунку шестиколонным тосканским портиком с фронтоном. Выразительны тонкие, слегка изогнутые бровки-сандрики над окнами. Дворовый фасад не имеет колонн; он более интимен и прост. Особенность его составляют низкий антресольный этаж и характерное для купеческих провинциальных особняков крыльцо с зонтом на металлических узорных опорах-кронштейнах.

В этом доме интересна анфилада парадных комнат — зала и гостиные, расположенные вдоль уличного фасада. О прежнем великолепии их отделки напоминают только сохранившиеся эффектные двери и печи. Двери здесь гораздо роскошнее, нежели в доме Засецких. Они красного дерева, с резными позолоченными деталями. Кафельные же белые печи менее разнообразны по формам и отличаются друг от друга лишь орнаментально-изобразительными мотивами. Особенно хороши рельефные вставки в центре печей с различными фигурами в античных одеждах.

Из других особняков начала XIX века обращает на себя внимание небольшой одноэтажный дом в глубине зеленого садика, на улице Кирова (№ 54/12), раньше принадлежавший Дмитревским. Типичные ампирные формы получают здесь очень любопытное истолкование в дереве. Фасад дома украшает портик из двух пар широко расставленных, тосканских колонн с двумя окнами между ними. Венчает портик своеобразный, высокий антаблемент с фронтоном и полукруглым окном, оформляющий мезонинный этаж. Превосходны великолепные резные львиные маски парадной двери.

Вблизи дома Волкова (Октябрьская, 46 а) находится оригинальный ансамбль, состоящий из трех отдельных зданий: Владимирских — теплой и холодной- церквей и колокольни. До конца XVII века все они были деревянными. Каменный теплый храм и колокольня были построены взамен деревянных в 1685–1689 годы на средства богатейшего вологодского купца, «торгового гостя» Г. М. Фетиева, который вел крупные дела во многих городах Руси и хорошо знал многих видных московских бояр — В. В. Голицына, И. М. Милославского и других. Он завещал на сооружение зданий 2000 рублей, оговорив в завещании их архитектурные формы: «Да у Владимирской же богородицы построить церковь каменная теплая, о дву шатрах, а в ней учинить два престола … у той же церкви сделать колокольня особая, против образца соборной колокольни».


29. Волхвы, фреска церкви Иоанна Предтечи в Рощенье. 1717


28. Дом Дворянского собрания. 2-я половина XVIII в.

Воля заказчика была исполнена. Хотя теплый Владимирский храм сейчас не имеет шатровых завершений, но на первоначальное их существование указывает сильно вытянутый в поперечном направлении основной объем здания. Только парные шатры оправдывали эту своеобразную форму, не соответствующую одноглавию или пятиглавию. В остальном композиция церкви с подклетным этажом, пониженным алтарем и сильно вытянутой трапезной (увеличена за счет пристройки в 1850-х годах) довольно традиционная О прежнем убранстве напоминают лишь простые лопатки и карнизы на фасадах.


30. фреска западной стены церкви Иоанна Предтечи в Рощенье. 1717

Колокольня сохранилась превосходно. Она действительно воспроизводит формы прежней каменной соборной колокольни. Низкий четверик, декорированный лопатками и ширинками, прорезан двумя арками — большой и малой (ныне заложены), которые вели некогда внутрь церковной ограды. Восьмигранный ярус с лопатками на ребрах заканчивается открытыми арками звона со стрельчатым верхом. Завершает здание стройный шатер с нарядно оформленными слухами и маленькой главкой. Эта колокольня одна из лучших в Вологде.

Стоящая рядом холодная Владимирская церковь, возведенная в 1759–1764 годах, гораздо наряднее своей предшественницы (илл. 26). По объемно-композиционному построению это типичный ярусный храм рубежа XVII–XVIII веков, но с характерными для архитектуры Вологды середины столетия чертами. Высокий двухсветный куб с пятигранным алтарем и сравнительно небольшой трапезной перекрыт куполом, над которым поставлен восьмерик, прежде имевший маленькую главку на тонком барабане. Сочная обработка фасадов здания представляет сочетание двух стилистических форм — «нарышкинского» барокко и петровской архитектуры, широко используемых в провинции на протяжении всего XVIII века. В то время как зубчатые карнизы и наличники окон с разрезными фронтонами еще находятся в плену старых, древнерусских традиций, плоские спаренные пилястры принадлежат новой эпохе.


31. Петровский домик. Конец XVII в.

Оглавление книги


Генерация: 0.100. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз