Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Игумновский дом Призрак бродит

Игумновский дом

Призрак бродит

Нам неизвестно, родил ли один из владельцев ярославской Большой мануфактуры Николай Васильевич Игумнов сына и посадил ли он дерево. Но вот дом он построил. И именно таким образом оставил свое имя в истории Москвы.

На свете нет ничего прочнее камня и твердокаменных бюрократических традиций. Как указано было во времена Петра I получать разрешение на частную каменную застройку, так до конца XIX века и получали. Купец Игумнов купил на Якиманке участок со старым деревянным домом и подал прошение на каменное строительство. А потом пригласил городского архитектора Ярославля Николая Поздеева и поручил стройку ему. И построил архитектор это чудо чудное, диво дивное, домик-пряник в русских традициях XVII века. Все приемы древнерусского деревянного зодчества Поздеев воплотил в камне – оттого и получился шедевр, упомянутый во всех книжках об архитектуре конца XIX века. Денег Игумнов не жалел: кирпич на фасады – так из самой Голландии, уникальные керамические изразцы по спецзаказу изготовили на фарфоровых заводах Кузнецова. Дом был так хорош, что мгновенно оброс легендами. Болтали, будто поселил туда хозяин-купец свою любовницу-танцовщицу и, пуще того, за неверность приказал замуровать изменщицу в стенку вместе со всеми драгоценностями. И ходит, пугали кумушки, теперь ее призрак по залам особняка.

Если так, призраку, по крайней мере, не скучно: уж очень много людей и событий прошло в стенах дома после того, как хозяин его сгинул неведомо куда в 1917 году. Сначала там кипели собрания и пелись частушки, поскольку пошел особняк под клуб фабрики Гознака. Потом клуб выселили, а по комнатам обоих этажей засновали ученые в белых халатах – в доме обосновались Институт переливания крови и Институт мозга. Призрак мог видеть мозг самого Ленина, который привезли сюда в 1924 году, мог наблюдать опыты академика Александра Богомольца, выдвинувшего теорию, согласно которой человек должен жить до 150 лет. Перспектива мучить свой народ еще 80 лет так заинтересовала Сталина, что он осыпал патофизиолога званиями и щедро финансировал его работу. В разгар исследований на шестьдесят пятом году жизни Александр Александрович скончался. «Вот жулик! Всех обманул», – сказал, как плюнул на могилу, Сталин.

Теперь призраку (если он, конечно, наличествует) и вовсе весело – кругом французская речь и вечные французы. Всегдашний российский парадокс: наши конторы дом только разрушали, а посольство Франции, ныне это здание занимающее, вложило много денег и сил в его реставрацию. Он и внутри теперь, говорят, чудо как хорош; жаль, мало кто эту красоту видит – только те, кого к послу в гости зовут.

Оглавление книги


Генерация: 0.103. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз