Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Гнездниковский переулок Название-памятник

Гнездниковский переулок

Название-памятник

Плохо быть занудным и дотошным. Вот прочитали мы в книжках, что Большой и Малый Гнездниковские переулки названы так в XVIII веке потому, что когда-то здесь жили мастера литейного дела, – и казалось бы, какого рожна нам еще надо? Так нет же – все хочется докопаться: какие такие гнезда отливали эти мастера? И кто в этих гнездах гнездился?

Известный москвовед Иван Кондратьев утверждает, что в начале XVII века здесь была слобода особых мастеров-гнездников, которые делали стрелы. В доказательство он приводит цитату из документа: «…дано наряду в Оружейную палату 10 гнезд стрел яблоновых с белохвощи перьями, да 10 гнезд стрел березовых на расход стольникам». Мы довольно далеки от металлообработки, но на наш дилетантский взгляд, металлические наконечники для деревянных стрел куют, а не отливают. Впрочем, про литье у Кондратьева и слова нет; он, стремясь быть объективным, приводит еще версию о том, что в древние времена здесь была березовая роща, в которой было множество птичьих гнезд. Вот это как раз не кажется нам правдоподобным: в те экологически безупречные времена птиц и гнезд было полно повсюду, и угол между нынешней Тверской и Тверским бульваром в этом смысле ничем из ряда вон не выходил.

Другой авторитет в области краеведения, Петр Сытин, считал, что гнездниками называли мастеров, которые изготовляли дверные петли. Что сказать на этот счет? Раз есть двери, значит, их как-то надо вешать на место. Изб много, дверей, стало быть, тоже хватает, работа есть – нужны и мастера. Но с другой стороны, в те ужас какие неспокойные времена стрел надо было куда больше, чем петель, поскольку материал это расходный – после сечи не соберешь.

А при чем тут все-таки литейщики, кроме того, что тоже работают с металлом? Обращаемся к собирателю живого великорусского языка Владимиру Далю. Дословно статью привести не можем, поскольку на нашей клавиатуре нет буквы «ять», через которую писалось до реформы орфографии это самое гнездо. Пишем имеющимися в распоряжении буквами: гнездо – углубление, ямка (Даль еще пишет «льякъ» – колоритное, но малопонятное нам слово), в которую на плавильных заводах выпускают плав, для отливки свинок, штыков, криц. Не отвлекаясь на неведомых свинок (теперешних чушек, наверное) с крицами, понимаем одно: если гнездо – то, куда льют, так может гнездник – тот, кто льет? Даль этого не подтверждает: гнездник, по словарю, – птица, вынутая из гнезда. Сомневаются и историки: говорят, что ремесленники, работавшие с огнем, селились подальше от города, поближе к воде. Что на наш взгляд спорно: вон Кузнечная слобода и Пушечный двор еще ближе к Кремлю располагались. Но речка там – что да, то да – была, Неглинкой называлась и в трубу еще не была упрятана…

Раньше Большой Гнездниковский переулок назывался Исленьевым и Урусовым, а Малый – Вадбольским и Шереметевским. Тут все ясно: это фамилии домовладельцев. Теперь названия переулков – памятник неизвестным гнездникам. Что ж, все справедливо: если есть памятники неизвестным солдатам, то должны быть и памятники неизвестным рабочим.

Оглавление книги


Генерация: 0.072. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз