Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Донской монастырь «Дамы пиковые спят с Германнами вместе…»

Донской монастырь

«Дамы пиковые спят с Германнами вместе…»

Да не смутит вас заголовок – в нем нет и намека на фривольность. Он недаром заключен в кавычки: это строчка из песни Александра Городницкого «Донской монастырь». «Спит в Донском монастыре русское дворянство… камергеры-старики, кавалеры, моряки и поэт Языков». Дополним Александра Моисеевича: философ Чаадаев, архитектор Бове, «отец русской авиации» Жуковский, спаситель храма Василия Блаженного Барановский, декабристы (а поэта Языкова там как раз нет, это заметил уже сам Городницкий)…

Можно часами бродить по некрополю монастыря, все время обнаруживая на обветренных камнях знакомые из русской истории имена. Жаль только, почти никто не бродит: «усопший век баллад, век гусарской чести» что-то мало интересует москвичей и гостей столицы. Они всё больше на Ваганьковском – там звезды, там имена, что еще на слуху. А тут подойдешь к камню с крестом, на нем написано: «Александра Осиповна Смирнова». И откуда знать нашему малоначитанному современнику, что это та самая «черноокая Россети», что «в самовластной красоте» сразила сердца и автора этих строк Пушкина, и Лермонтова («Что делать? – речью безыскусной Ваш ум занять мне не дано… Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно» – это как раз ей посвящено), и Гоголя. Кстати, пушкинские родственники по отцу тоже здесь лежат, в Донском: и бабушка Ольга Васильевна, и дядя Василий Львович. И уж вовсе только фанаты архитектуры и краеведения знают, что в Донском можно поклониться еще и праху взорванного в 1931 году храма Христа Спасителя. К мощной монастырской стене притулились два горельефа работы Андрея Логановского, что Бог уберег от рук шариковых-сталиных. Не беремся судить о художественных достоинствах украшений нынешнего храма, но те, прежние, из русского мрамора, способны пролить благодать и на душу атеиста.

Сам Донской мужской монастырь был основан в конце XVI века царем Федором Иоанновичем в память, как пишут источники, «чудесного избавления» Москвы от нашествия хана Казы-Гирея. Источники, впрочем, очень путаются: один утверждает, что монастырь основали на месте, где располагался лагерь русских воинов, другой – что на месте стана татар. За давностью лет, конечно, уже и не разобрать, кто где стоял и кто кому подарил образ Донской Богоматери, который, по преданию, и обратил крымского хана в бегство без попытки штурмовать Москву. Вроде как икону подарили Дмитрию Донскому донские же казаки, но за это не поручимся. Бесспорным является только тот факт, что монастырь стал последним звеном в цепи крепостей, призванных спасти столицу от напастей с юга. Но это были уже кулаки после драки: юг теперь никакими опасностями не грозил, а укреплять следовало как раз запад, с которого и шла на Москву в следующие века вся иноземная рать.

Еще в 1825 году вокруг Донского монастыря расстилалось чисто поле. В начале 1870-х годов прямо за монастырскими стенами начали строить корпуса механического завода братьев Бромлей. Завод все советское время соседствовал с монастырем, только имя поменял. Красные пролетарии отобрали его у владельцев и присвоили свое имя – «Красный пролетарий». Но это теперь – история: не дымят в нынешнем веке в центре мировых столиц заводы. А памятники архитектуры – стоят.

Недалеко метро «Шаболовская», в двух кварталах – Ленинский проспект, а в Донском – монастырская тишь.

…За стеной, как близнецы,Встали новостройки.Снятся графам их дворцы,А графиням – бубенцыЗабубенной тройки.

А что снится генералам Александру Деникину и Владимиру Каппелю и философу Ивану Ильину, не так давно перезахороненным в Донском монастыре? Россия без большевиков и Советов? А что Солженицыну, нашедшему там свое последнее пристанище? Бог знает.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.079. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз