Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Начало освоения. 1700–1777 гг

Начало освоения. 1700–1777 гг

Пётр I в 1700-х гг. пожаловал островные земли своему приближённому, барону Петру Павловичу Шафирову (1669–1736) – видному дипломату, происходившему из семьи польских евреев. Шафиров строит в восточной, самой возвышенной части острова, дом, а рядом сажает «красивого вида ради» дубы, которые впоследствии станут называть «шафировскими», то есть растущими с самого основания Петербурга.

Остров именовали в этот период времени то Шафировым, то Михалиным, но характерно, что первый историк Петербурга А.И. Богданов в труде, написанном в 1849–1851 гг., посвятил ему всего одно предложение: «Сей остров сперва в даче был Петра Павловича Шафирова, бывшего тогда вице канцлером, и назывался именем Шафиров остров». Лаконичность Богданова, вероятно, объясняется отсутствием на острове достопримечательностей, достойных упоминания.

После опалы Шафирова остров со всеми строениями в 1724 г. переходит к генерал-прокурору Петру Ивановичу Ягужинскому (1683–1736), а после его смерти – к сыну С.П. Ягужинскому. В это время на месте обветшавшего шафировского дома выстроят новый. При Ягужинских через весь остров с востока на запад пройдёт просека (впоследствии аллея), определившая последующее планировочное развитие территории вплоть до настоящего времени.

В 1760-х гг. остров вместе с находившейся на нём усадьбой и садом окажется в собственности сенатора Алексея Петровича Мельгунова (1722–1788). При Мельгунове восточная часть его облагораживается: здесь строятся оранжереи, скотный двор, оборудуются места для рыбной ловли. «Шафировские дубы» к этому времени разрослись, и поляна возле усадьбы, которая впоследствии станет называться Масляным лугом, выглядела весьма живописно. Неудивительно, что погостить к Мельгунову на остров нередко заезжала императрица Екатерина II и «в тамошнем доме изволила кушать…».

В 1777 г. А.П. Мельгунов, назначенный на должность ярославского генерал-губернатора, вынужден продать остров. Покупатель, готовый заплатить 9000 руб., нашёлся быстро – им оказался князь Г.А. Потёмкин. Однако Потёмкину не повезло. 10 сентября 1777 г. случилось одно из самых разрушительных в истории Петербурга наводнений. Островная земля вся покрылась водой, пострадала усадьба, был заилен и захламлён парк, пришли в негодность оранжереи и скотный двор. Видимо, прикинув, во что ему будет обходиться восстановление усадьбы и парка после регулярных наводнений, Потёмкин в том же 1777 г. продал остров обер-гофмейстеру императорского двора графу Ивану Перфильевичу Елагину.

Оглавление книги


Генерация: 0.274. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз