Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Службы и усадьба Белосельских-Белозерских (Крестовский пр., 20–22)

Службы и усадьба Белосельских-Белозерских

(Крестовский пр., 20–22)

Службы, или, иначе говоря, хозяйственный корпус, усадьбы Белосельских-Белозерских по адресу Крестовский пр., 20, строились в 1851–1852 гг. по проекту архитектора Александра Ивановича Штакеншнейдера. В РГИА сохранились чертежи XIX в., поэтому мы можем утверждать – здание до наших времен дошло практически в неизменном виде, исчезли лишь мелкие постройки поблизости.


Службы усадьбы Белосельских-Белозерских

Как и всем зданиям этого архитектора, службам присуще архитектурное изящество, они очень гармонично вписаны в окружавший парк. Волею судьбы и службы, и кухонный корпус, расположенный неподалеку, во время Великой Отечественной войны почти не пострадали, а вот сама усадьба была разрушена.

Здание, располагающееся по адресу Крестовский пр., 22, строго говоря, не является дачей Белосельских-Белозерских. Это копия сооружения, разрушенного во время обстрела в 1941 г. В 2004–2006 гг. ОАО «Петербургреконструкция» выстроило очень похожую на оригинал копию дачи, не восстановив при этом прежние интерьеры, а обустроив их под апартамент-отель. Таким образом, музеем сооружение никогда не станет, а будет всегда выглядеть недоступным частным коттеджем, пусть и очень красивым.


Дача Белосельских-Белозерских. 1900-е гг.

История же постройки первоначальной дачи на Крестовском острове следующая. В 1846–1847 гг. на месте прежнего особняка Разумовского, неоднократно перестраивавшегося, Эспер Александрович Белосельский-Белозерский решил строить каменный особняк, приличествующий его фамилии. Был нанят хорошо знакомый Белосельским архитектор А.И. Штакеншнейдер, строивший Белосельским на углу Невского и Фонтанки дворец в стиле так называемого «второго барокко». Изящный вкус Штакеншнейдер проявил в полной мере и при проектировании дачи на Крестовском. Она тоже выполнена в необарочном стиле, причём сходные элементы декора украсили как дворец на Невском, так и дачу на Крестовском. В частности фигуры атлантов, «изогнувшихся в напряженно-иллюзорном усилии». Пышность усадьбы подчеркивали скромные по архитектуре, но весьма изящно выполненные в начале 1850-х гг. (тоже по проекту Штакеншнейдера) службы, конюшни, кухня. Ещё раньше, в 1820-х гг., по проекту архитектора Д. Адамини на берегу Малой Невки невдалеке от дачи была сооружена гранитная пристань в формах классицизма.


Восстановленная дача Белосельских-Белозерских

После кончины Эспера Александровича от тифа в 1846 г. завершение строительства происходило под патронажем его вдовы, Елены Павловны. На берегу реки Чухонки она построила часовню, куда 18 мая 1847 г. торжественно внесли икону священномученика Эспера в серебряном окладе и ещё ряд икон из дома Белосельских на Невском. Разрешение на строительство Елена Павловна поначалу испрашивала у духовных лиц, но, видя, что просьба потонула в бюрократической волоките, обратилась напрямую к императору Николаю I, и тот благословил строительство.

Долгое время Белосельские-Белозерские приезжали в Крестовскую усадьбу только на время летних месяцев, проводя зиму в городских апартаментах у Аничкова дворца. Но после продажи дворца великому князю Сергею Александровичу усадьба на Крестовском стала постоянным местом проживания Белосельских-Белозерских в столице.

Что собой представляли интерьеры дачи Белосельских-Белозерских, мы можем судить по описанию из журнала «Столица и усадьба» начала XX в. Стены были сплошь завешаны охотничьими трофеями, а малая гостиная, выходящая в зимний сад, больше походила «на музейную залу, нежели на гостиную в частном доме». Центральной и самой интересной комнатой являлась семидверная гостиная, лишенная окон и освещавшаяся только верхним светом. Согласно данному журналом описанию, из этой комнаты «семь дверей ведут в различные апартаменты, расходящиеся по радиусам. Чтобы найти выход из этой заколдованной ротонды, надо было помнить, что он находится напротив камина. Сверху спускается хрустальная люстра, и тихий звон её хрусталя усиливает таинственное впечатление».


Кухонный корпус усадьбы Белосельских-Белозерских

Самой ценной на даче Белосельских являлась коллекция гравюр, литографий и лубочных народных картинок, насчитывавшая несколько тысяч экземпляров, а также библиотека, состоявшая из тысячи с лишним томов.

После Октябрьской революции, в конце 1920-х гг., в здании обосновался техникум целлюлозно-бумажной промышленности на полторы сотни учащихся. Тут же работали подготовительные курсы. Во время блокады поблизости на мосту стояла артиллерийская батарея; возможно, в ответ на её огонь немецкий снаряд и угодил в здание. А возможно, это произошло в результате обстрела в декабре 1941 г., о котором мы узнаём из захваченного близ Дудергофа немецкого документа, где имеется такая запись: «5 декабря 1941 года. С 14 час. 35 мин. до 14 час. 46 мин. дивизион обстрелял 25 снарядами скопление народа на Крестовском острове в северной части Петербурга».

Житель Крестовского острова геофизик И.И. Боборыкин, доныне проживающий на проспекте Динамо, рассказывал, что дача от обстрела не так уж сильно пострадала. Не было сплошных разрушений, как иногда утверждают печатные издания, пострадала лишь крыша, а стены стояли невредимые. Тот же Елагин дворец, впоследствии восстановленный, оказался повреждён куда сильнее. Но дачу восстанавливать не стали, окончательно разобрав её в начале 1960-х гг.

Неподалеку от дачи Белосельских-Белозерских находится кухонный корпус, построенный по проекту А.И. Штакеншнейдера в 1851–1852 гг. Вкус и стиль великого зодчества ощущается и в этом сугубо утилитарном сооружении. После Октябрьской революции здание принадлежало техникуму, впоследствии здесь располагались разнообразные службы.

Оглавление книги


Генерация: 0.341. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз