Книга: Такая удивительная Лиговка

Дом № 295

Дом № 295

На участке, принадлежавшем Петербургскому ремесленному обществу, находилась богадельня, которой заведовал член Ремесленной управы Иван Дмитриевич Дмитриев, а в 1909 г. – Григорий Васильевич Васильев.

Эта территория традиционно связана с развитием отечественной ветеринарии, и ныне по адресу Черниговская ул., 5, находится Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины.

Начало высшему ветеринарному образованию в России было положено учреждением 17 июля 1808 г. ветеринарного отделения при Императорской медико-Хирургической академии. Первоначально были организованы три специальные кафедры для преподавания ветеринарных наук, возглавлявшихся учеными, прошедшими стажировку по ветеринарии за рубежом. На кафедре, организованной профессором Яковом Козьмичом Кайдановым (1779–1855), изучались патология, терапия, фармакология и диететика; на кафедре, руководимой профессором Андреем Ивановичем Яновским (1780–1831), преподавали хирургию, «наставление о заводах», наружность домашних животных; на кафедре, созданной профессором И.Д. Кнегиным, студенты осваивали зоотомию, физиологию, эпизоотологию. И.Д. Кнегин разработал и первый учебный план подготовки ветеринарных врачей. Крупный вклад в развитие отечественной ветеринарии и зоотехники сделал академик, лауреат Демидовской премии Всеволод Иванович Всеволодов, заложивший научные основы многих специальных дисциплин.

Общеобразовательные предметы осваивались слушателями ветеринарного отделения совместно со своими медицинскими коллегами. Особое же внимание студентов ветеринарного отделения обращалось на проблемы борьбы с острыми инфекционными заболеваниями – чумой крупного рогатого скота, перипневмонией, сапом, сибирской язвой, – от которых гибли сотни тысяч животных. Ветеринарный факультет был не только учебным заведением, он становился и центром развития научных исследований по проблемам болезней животных. С 1871 г. на факультете стали повышать свою квалификацию ветеринарные врачи, работавшие на периферии. Ввиду большой значимости ветеринарное отделение в 1873 г. преобразовали в Ветеринарный институт при Императорской медико-хирургической академии, который возглавил видный ученый своего времени и прекрасный организатор профессор Иосиф Ипполитович Равич. Яркой личностью был и профессор Виктор Евграфович Воронцов, заведовавший в 1873–1883 гг. кафедрой хирургической зоопатологии и принимавший активное участие в подготовке государственных законодательных актов по ветеринарии. В институте преподавали Н.И. Эккерт, С.В. Ваганов и другие представители ветеринарной науки и практики.

В.И. Всеволодов (1790, с. Марьинское, Нерехтенский уезд, ныне Костромской области, – 3 (15).12.1863, Петербург) – русский ветеринарный врач, один из основоположников ветеринарной науки и ветеринарного образования в России. Заслуженный профессор Петербургской медико-хирургической академии (1842), доктор медицины и хирургии (1844). Окончил Петербургскую медико-хирургическую академию (ветеринарное отделение – в 1815 г., медицинское отделение – в 1816 г.). Всеволодов – автор основополагающих работ по инфекционным и незаразным болезням сельскохозяйственных животных и зоотехники, в которых дано описание большинства известных в России заболеваний и пород сельскохозяйственных животных. Демидовская премия ученому присвоена в 1836 г.

В.Е. Воронцов (1844–1900) – ученый-ветеринар. Преподавал хирургическую патологию в бывшем ветеринарном отделении Медико-хирургической академии. По преобразовании академии в Военно-медицинскую в 1884 г. занял кафедру эпизоотологии. Был председателем ветеринарного комитета Министерства внутренних дел. Написал около 30 научных работ из области инфекционных болезней домашних животных. В его лаборатории были подготовлены к публикации до 30 работ его учеников.

И.И. Равич (1822–1875) – выдающийся ветеринарный деятель. В 1850 г. окончил курс ветеринарного отделения Медико-хирургической академии со степенью ветеринара, а в 1858 г., после защиты диссертации «Об остром ревматизме суставов у лошадей», получил степень магистра ветеринарных наук. В 1859 г. избран по конкурсу приват-доцентом академии по кафедре зоопатологии и зоофизиологии, а в следующем был командирован на два года за границу для усовершенствования. По возвращении в Россию был избран экстраординарным профессором, а в 1867 г. утвержден ординарным профессором. В 1872 г. стал заведующим ветеринарным отделением академии.

Своих лучших выпускников институт отправлял за границу для совершенствования знаний по специальности. В стенах института была подготовлена основная часть российских ученых по ветеринарным наукам. 1 июня 1883 г. состоялся последний выпуск врачей ветеринарной медицины, и Ветеринарный институт закрыли. Вместе с тем Санкт-Петербург оставался центром подготовки научных кадров.

Петербургская ветеринарная лаборатория была открыта 22 января 1898 г. В ее составе функционировали физиологическое, биохимическое, гельминтологическое, сывороточное отделения, кабинеты общей микробиологии, патологоанатомический, сибиреязвенный, перипневмонийный, болезней свиней и болезней птиц. В ее стенах изготавливали прививочные материалы, вакцины, осуществлялся контроль за биопрепаратами, диагностическими средствами. Велись интенсивные исследовании по инфекционным и паразитарным болезням животных. Создавались новые научные направления, возглавляемые выдающимися учеными, и многие из них стали организаторами Ветеринарного института.

В настоящее время коллектив ученых и преподавателей Санкт-Петербургской государственной академии ветеринарной медицины возглавляют: ректор – доктор ветеринарных наук, профессор Анатолий Александрович Стекольников; проректор по научно-исследовательской работе – кандидат биологических наук, доцент Александр Александрович Сухинин; проректор факультета повышения квалификации – доктор ветеринарных наук, профессор Владимир Иванович Соколов; проректор по учебной работе – доктор ветеринарных наук, профессор Юрий Васильевич Конопатов; директор консультационного центра – доктор ветеринарных наук, профессор Владимир Александрович Кузьмин.

Ныне под номером 293 по Лиговскому проспекту числятся пять зданий различной конфигурации и назначения.

С участком дома № 293 до 1917 г. граничили огороды частных владельцев. Далее Лиговский канал огибал со стороны города Московские триумфальные ворота, и на его левой стороне уже в Нарвской части находились участки городского ведомства «Биржа труда», пустопорожнее место Общества Путиловской железной дороги, за которым находилось Громовское старообрядческое кладбище, числившееся под № 305 по Лиговской улице.

«Грустное впечатление оставляет Громовское кладбище, разоренное и забытое. Главная дорожка ведет к большому прямоугольному пруду. Прежде от него отходили два канала, превращенные ныне в полузасыпанные мусором канавы. <…>. До наших дней на кладбище уцелело немного старых памятников и могил, несколько полуразрушенных надгробий, руины надмогильных часовен, два больших чугунных креста. По-видимому, кладбище обречено окончательно и бесславно погибнуть – формально под натиском окружающих предприятий, фактически – от людского равнодушия и жестокости. Но даже в опустошенном и заброшенном виде Громовское кладбище остается важнейшим материальным свидетельством целого пласта жизни старого Петербурга», – писали о кладбище знатоки истории Санкт-Петербурга А.В. Кобак и Л.Я. Лурье в 1993 г.[108]

До 1917 г. кладбище было одним из центров Белокриницкого согласия, самого значительного течения старообрядцев-поповцев. Свое название оно получило по фамилии богатейших петербургских купцов Сергея и Федула Григорьевичей Громовых, выходцев из подмосковного старообрядческого села Гуслицы. В Петербурге им принадлежала Громовская лесная биржа – торговые склады близ Смольного. Другая биржа Громовых находилась на левом берегу Фонтанки, напротив Апраксина двора. Официальным главой петербургского поповства считался попечитель Королёвской моленной С.Г. Громов (1770–1840), жену которого, Елену Ивановну, старообрядцы называли госпожой Дому Израилеву, истинной рабой Христовой. Но фактическим лидером общины был младший брат, более осторожный Ф.Г. Громов (1773–1848), меценат и коллекционер, владелец лучшей в Петербурге оранжереи на Аптекарском острове.

Первоначально кладбище старообрядцев-поповцев, живших в Петербурге со времени основания города, находилось на Волковом поле, но когда при Павле I оно перешло к единоверцам, Ф.Г. Громов в 1825 г. подарил городской общине землю в другом месте, где девять лет спустя возникло новое кладбище с богадельней и моленной в деревянном доме. В 1835 г. «по прошению попечителей старообрядческого общества здешних купцов Сергея Громова и Никиты Дрябина» городские власти официально отвели для кладбища 11 854 кв. сажени земли. История старообрядческого духовного центра на Громовском кладбище начинается с 1844 г., когда была закрыта старообрядческая моленная в доме Королева на Ивановской улице. Вскоре после этого руководители общины обратились с ходатайством об открытии нового молитвенного дома на Громовском кладбище как единственном месте, где они уже имеют некоторую оседлость, и о перенесении в новую моленную святых икон, книг и церковной утвари (на кладбище к этому времени имелся только деревянный дом сторожа). Ходатайство рассматривал чиновник особых поручений при Министерстве внутренних дел И.П. Липранди, известный гонитель раскола. Как ни странно, в этом случае он поддержал староверов и советовал своему ведомству отнестись к просьбе поповцев с «гуманностью и терпимостью», и центр петербургского поповства переместился на Громовское кладбище, где вскоре построили деревянный дом со службами. С появлением в 1862 г. «окружного послания», которое разделило поповцев на окружников и неокружников, кладбище отошло к первым, которых было большинство. В 1862 г. кладбище расширили. Улица, отделявшая Громовское кладбище от разросшейся территории соседнего Митрофаньевского кладбища, получила название Старообрядческой (в советское время эта улица была переименована в Ташкентскую: в 2008 г. ей вернули историческое название). В 1867 г. архитектор К.К. Циглер построил при кладбище еще один дом. Теперь уже в двух домах помещались квартиры священников, главным образом выходцев из села Гуслицы, певчих, мужская и женская богадельни, общая столовая, пекарня, панихидная и даже гостиница для приезжих. В 1878 г. небольшая церковь с главкой была расширена двумя приделами, а в 1906 г. украшена звонницей. 19 февраля 1907 г. при ней была учреждена старообрядческая община, решившая выстроить новый храм.

Главными жертвователями кладбища стали Егор Никитич Дрябин (1807–1874) и Петр Иванович Чубыкин (1820–1882), который завещал четверть миллиона рублей на постройку при кладбище богадельни. Участок для нее приобрели в 1892 г. на Забалканском проспекте, 108, у Московских ворот, и в 1896–1899 гг. по проекту К.К. Циглера здесь была построена богадельня на семьдесят человек. В ноябре 1899 г. старообрядческий епископ Виталий освятил в ней домовый храм Св. Петра митрополита, в котором служил причт Громовского кладбища. Громовское кладбище являлось резиденцией епископа и центром Петербургской и Тверской епархии белокриницкого согласия.

В начале ХХ в. епископом некоторое время был владыка Михаил (в миру Павел Семенов), участник религиозно-философских собраний у Мережковских. При кладбище размещалось благотворительное епархиальное братство, старообрядческая библиотека имени епископа Виталия, начальная школа и школа певчих. Громовскую общину в начале ХХ в. возглавляли П.А. Голубин, владелец магазина готового платья, и торговцы клеенкой Ф.П. Федоров и В.Ф. Наумов.

Небольшая деревянная церковь Громовского кладбища оказалась мала, ведь к 1912 г. в Петербурге насчитывалось 3500 поповцев, среди них – 2200 последователей белокриницкого согласия, объединенных в две общины (на Громовском кладбище и на Большой Охте) и имевших десять священников, и 1300 неокружников, в храме которых в Чубаровом переулке служили два священника. В 1912 г., в первый же год после восхождения на кафедру Петроградской и Тверской епархии епископа Геронтия (Лакомкина), началась постройка каменного храма Покрова Пресвятой Богородицы на 2 тыс. человек. Проект в неорусском стиле выполнил московский архитектор-старообрядец Н.Г. Мартьянов.

Место для храма было выбрано на административной стороне кладбища, где к этому времени уже находились дом епископа с большим садом, квартиры для священников, гостиница для приезжих, дом для певчих и хора, пекарня, богадельня, школа и построенный на средства Громовской общины в 1912 г. свечной завод. Усадьба была отделена от Старообрядческой улицы (названа в 1887 г.) кирпичной оградой с воротами в «русском» стиле, которые сохранились. Собор, согласно плану 1927 г., расположили вдоль дороги, отделяющей эту административную часть от захоронений, напротив деревянной Успенской церкви и крестильни. Пятиглавый храм с тремя приделами и шатровой колокольней на высоком подклете, где помещалась церковь Св. Иакова, строили три года. Сохранившиеся фотографии позволяют говорить о смешанном историческом стиле, соединившем формы и мотивы московского зодчества ХУ1—ХУ11 столетий и элементы творческой импровизации архитектора, привнесшего легкий, но ощутимый дух неорусского стиля начала ХХ в.

Храм, рассчитанный на 2000 человек, был построен на средства купцов братьев Николая и Якова Головиных, в особенности же Николая Яковлевича Головина, останки которого были погребены на архиерейском месте. Роскошный пятиярусный иконостас был сделан резчиками Рогожского кладбища на деньги К.Г. Некрасова. Иконы были пожертвованы четой Федоровых, активных прихожан кладбища; богатая церковная утварь, частично старинная, частично стилизованная под старину, пожертвована разными лицами. На колокольне помещались девять колоколов (самый большой весил 320 пудов, средний – 103 пуда); звон был признан очень удачным. В декабре 1914 г. епископ Геронтий[109] освятил небольшой придел апостола Иакова под колокольней, тоже сооруженной на средства Головиных.

13 января 1915 г. при стечении нескольких тысяч молящихся последовало освящение главного Покровского придела. Служили четыре епископа и причт Успенской церкви, очевидцы отмечали прекрасное пение хора. Боковые приделы храма так и остались неосвященными. После постройки каменного храма Успенскую церковь не разобрали, ее использовали для панихид. Ежегодно 1 августа, в первый Спас, крестный ход шел для водосвятия на кладбищенский пруд или через весь город – на Неву.

В 1917 г. причт Громовского кладбища составляли священники церкви Покрова Пресвятой Богородицы Самуил Иванович Артемьев, Онисим Лазаревич Елисеев, протоиерей Василий Степанович Космачов, протодьякон этой церкви Харлампий Илларионович Марков, в доме причта жили Прохор Назарович Назаров, Никита Владимирович Швецов с женой Анной Афанасьевной.

В 1918 г. кладбище с храмами перешло к общине протопопа Аввакума. В октябре 1922 г. Успенская церковь была закрыта и разобрана, а Покровская взята под охрану обществом «Старый Петербург», что не спасло ее от закрытия в 1932 г. Поздним вечером, в Великий пост, на Марьино стояние, одновременно по всему городу были проведены аресты активных прихожан (самому младшему было 12 лет). Арестовали около 160 человек, том числе и владыку Геронтия. Большинство из арестованных были осуждены за контрреволюционную деятельность на 10 лет, некоторых расстреляли. А в 1934 г. Покровский храм был взорван.

Само существование кладбища представляет загадку: находившееся рядом Митрофаньевское кладбище было полностью снесено, и остается неясным, почему эта судьба миновала небольшое Громовское. На части Громовского кладбища расположились склады, проложена железнодорожная ветка, многочисленные разграбления свели число надгробий к минимуму. До наших дней уцелело несколько десятков памятников над купеческими могилами Рахмановых, Цеповых, Головиных, Кашиных, Капустиных, Акимовых, Михалевых, представлявших цвет столичного торгово-промышленного класса. Остатки фундаментов собора, как и фундаментов административных зданий, находятся ныне на отчужденной от кладбища территории, занятой различными производственными службами.

До наших дней сохранилось одно из первых захоронений – гранитный саркофаг на могиле Ивана Ивановича Гречухина (скончался в 1836 г.), московского 2-й гильдии купца.

В годы блокады Ленинграда на кладбище, закрытом в 1939 г., появились новые захоронения.

Инициативная группа возрожденной Покровской общины проводит реставрацию надгробий. По архивным материалам определено местонахождение Успенской церкви. 29 сентября 2002 г. после праздника Воздвижения у места, где когда-то был алтарь Покровского храма, был освящен и установлен большой шестиметровый деревянный крест.

Оглавление книги


Генерация: 0.111. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз