Книга: Венеция

Венецианские сестьери. Венеция миноре

Венецианские сестьери. Венеция миноре

Немыслимо полностью постичь «дух Венеции», всю прелесть и своеобразие этого города, повседневную жизнь, порой нелегкий быт его обитателей, не познакомившись с отдельными районами, близкими к центру или отдаленными от него, не побродив вдоль каналов и улиц, не вдохнув запах нагретого солнцем или источенного водой камня домов и набережных.

Вся Венеция пересечена многочисленными каналами (рии) и узкими маленькими улочками (калли), которые заканчиваются крошечными площадями (кампи) или заводят в тупик. Некоторые из этих улиц и набережных состоят всего из нескольких домов, и тем не менее каждая имеет свое название, часто идущее из глубокой древности и связанное с каким-нибудь давно забытым событием или профессией живших здесь ремесленников, как, например: «Улица дружеской любви», «Широкая улица пословиц», «Угольная набережная». Наверное, каждая эпоха оставила свой след в наименованиях больших и малых артерий города. Венеция, как многие города Италии, отдала должное Джузеппе Гарибальди, назвав его именем одну из самых больших улиц. О семи расстрелянных нацистами патриотах напоминает рива деи Сетте мартири (набережная семи мучеников).

Разобраться в этом лабиринте очень трудно, тем более, что в отличие от других городов, где счет домов ведется на каждой улице, в Венеции существует общая нумерация внутри каждого из шести районов, называемых сестьери, на которые разбит город. Каждый сестьере имеет свое название, происходящее чаще всего от какой-либо находящейся в нем церкви: сестьере ди Сан Марко, сестьере ди Сан Поло и т. д.

Бродя по Венеции, встречаешь на улице, состоящей из пятишести домов, внушительные трех- и даже четырехзначные номера. Это всегда неожиданно, даже если знаешь венецианскую систему нумерации.

В отдаленной от центра части города, называемой «малой Венецией» (Венеция миноре), куда редко заходят туристы, можно увидеть много интересных и удивительных вещей. Здесь есть лавочки с искусными изделиями из металла, современными и старинными; базарчики с яркими переливами изумрудной зелени, красных помидор, желтых груш; уютные кафе со столиками, расставленными под пестрыми зонтиками прямо на площади. Эти кафе привлекательнее роскошных сверкающих ресторанов площади Сан Марко. Здесь вам искренне рады, улыбаются от души, оживленно беседуют, втягивая окружающих в разговор, который в конце концов становится общим. Как правило, все тихие беседы кончаются громким спором о политике. Пожалуй, нигде не говорят о ней так много, как в Италии.

А как приятно пообедать в траттории на узкой террасе, прилепившейся между домом и каналом: столики размещаются здесь только в один ряд. И тут же, за перилами, тихо плещет вода о гладкий борт привязанной рядом гондолы.

Малюсенькие венецианские площади не менее интересны, чем каналы. Некоторые кампи мощеные, другие покрыты густой травой, особенно ласкающей взор в этом городе из камня и воды. Посреди площади часто возвышается старинная каменная или бронзовая цистерна для воды.

Можно часами бродить по этим спокойным улочкам, наслаждаясь тишиной и узнавая простую, трудящуюся, непарадную Венецию. Только здесь начинаешь понимать, насколько трудна жизнь в этом красивом и живописном городе. Некоторые улицы и каналы так узки, что даже солнечный луч не может протиснуться между домами и порадовать своим светом обитателей нижних этажей. Вода, столь украшающая пейзаж, оказывается врагом, постоянно подтачивающим стены домов. Штукатурка постепенно обваливается от сырости и ударов волн, поднимаемых катерами, во многих местах видны металлические каркасы, укрепляющие стены; внутри зданий, на лестницах тут и там выступают серо-зеленые пятна плесени; влага пропитывает одежду, постели. Понятно, почему богатые венецианцы предпочитают иметь виллы на терраферме и проводить значительную часть года вне Венеции.

Жители города постоянно ощущают неприятности климата. Те же, кто приезжает ненадолго, спешат насладиться необычной и неожиданной красотой Венеции. Венеция хороша всегда, но особенно пленительна в лунную ночь, когда вода каналов переливается серебром среди зданий, кажущихся театральной декорацией. Украшенные неизменными узорчатыми фонарями арки открывают перспективу канала с каменным мостиком, из-под которого вдруг бесшумно выскальзывает черная гондола. Невольно охватывает чувство, будто находишься в заколдованном городе, уснувшем где-то в XVIII столетии.

Мосты Венеции, которых насчитывается около четырехсот, — целая поэма. Они все покоятся на арках, перекинутых через каналы, но все разные: то украшены массивными каменными перилами, то легкими ажурными решетками, различного рисунка и формы. На каждом шагу вспоминаешь Карло Гольдони — когда видишь балкончики, прикрытые ставнями окна, подъезды гостиниц, прямо к ступеням которых причаливают гондолы. Всплывают перед глазами картины Франческо Гварди, передавшего в пейзажах своеобразие Венеции.

Много интересного таит в себе этот город помимо великолепного центрального ансамбля, сгруппированного вокруг площади св. Марка, и блистательного парада дворцов вдоль Большого канала.

Выйдя из центра и сразу же погрузившись в сеть неисчислимых улочек и каналов, разобраться в которых почти невозможно, нужно вооружиться терпением, отвлечься от темпов XX века, тем более что полное отсутствие автомобилей переносит вас назад на несколько десятилетий или столетий, и окунуться в неизведанное. Уже не раз отмечали путешественники венецианскую привычку объяснять, что интересующий вас объект находится совсем рядом: надо лишь идти все время прямо. Очень скоро вы убеждаетесь, что ваше понятие прямого направления совершенно не совпадает с венецианским, и постепенно примиряетесь с тем, что неоднократно приходите в то же место, с которого начали, прежде чем выберетесь из этого заколдованного круга.

Бродя по Венеции, нельзя не заглянуть во дворы домов, не посмотреть театры, Арсенал, Народный сад, не посетить хотя бы наиболее значительные в архитектурно-художественном отношении церкви.

Церквей в Венеции множество — и больших и маленьких. Они стоят на площадях или появляются внезапно за поворотом улицы или канала, стиснутые со всех сторон домами. Чаще всего они возвышаются над окружающими зданиями, и кажется, будто они стараются выбраться вверх из нагромождения крыш. Некоторые церкви невозможно увидеть целиком из-за других построек: приходится рассматривать их по частям. В большинстве своем церкви относятся к XIV–XVI векам, но есть и более ранние. Правда, многие из них подверглись позднейшим перестройкам и реставрациям. Венецианские церкви XVII–XVIII веков не всегда представляют большой художественный интерес. Как и везде в Италии, культовые здания Венеции в большинстве своем продолжают использоваться по назначению: регулярно происходят богослужения, часто в сопровождении превосходно звучащего органа. Но туристы заполонили все: в туристский сезон во всех церквях среди разноязычных толп и многочисленных «неорганизованных» путешественников лишь кое-где можно видеть затерявшихся прихожан. Иногда с вас требуют плату за созерцание шедевров искусства (а не как лепту прихожан), иногда вы читаете на дверях надписи, призывающие женщин соблюдать хотя бы минимальные правила: не входить в храм в брюках и сильно открытых платьях.

Большое наслаждение в церквях Венеции доставляют превосходные произведения искусства, созданные первоклассными мастерами и до сих пор находящиеся на тех местах, для которых они были предназначены: это скульптурные надгробия, алтарные картины, предметы церковной утвари.

Ознакомиться с городом лучше всего можно, осматривая последовательно его сестьери. Ближайший к центру — сестьере ди Сан Марко — получил свое название от собора св. Марка. Он омывается с трех сторон Большим каналом и примыкает к площади. Под аркой Башни часов начинается самая людная, элегантная и сверкающая витринами магазинов главная улица Венеции Мерчерие (merceria- галантерейная торговля). «Большая» и «главная» она только в венецианском понятии: на ней вряд ли разъехались бы два встречных автомобиля, если бы они когда- нибудь могли здесь появиться. Мерчерие издавна служит основной сухопутной артерией Венеции. Многочисленные современные магазины, последние новинки моды, — и тут же напоминает о себе история: со стены одного из домов смотрит каменная старуха, готовая бросить вниз на прохожего каменный кувшин. Это знаменитая «вечья дель мортер» (vecia del morter — венец, нар. — старуха с кувшином) — Джустина Росси. Легенда приписывает ей заслугу предотвращения заговора Байамонте Тьеполо, который хотел уничтожить республиканское правительство и дожа Пьетро Градениго. Произошло это 5 июня 1310 года. Заговорщики направлялись к площади Сан Марко, когда выглянувшая из окна старуха случайно или намеренно выронила из рук тяжелый кувшин, который упал на голову знаменосцу и убил его. Повстанцы разбежались, а Джустина Росси и ее потомки получили привилегию выставлять на балконе дома штандарт с изображением льва св. Марка в годовщину этого события. Говорят, что традиция эта сохранялась вплоть до падения республики в 1797 году.

По Мерчерие можно добраться до моста Риальто, но чтобы осмотреть сестьере ди Сан Марко, надо где-то свернуть влево. На кампо Манин стоит памятник замечательному политическому деятелю, горячему патриоту, адвокату Даниэле Манин (скульптор Луиджи Борро, 1875 г.), имя которого носит эта площадь и которым справедливо гордится Венеция. Он был душой венецианского восстания против владычества австрийцев в марте 1848 года и возглавлял республиканское правительство до октября 1849 года.

Здесь же поблизости находится палаццо Контарини даль Боволо. Хотя в самом названии дворца упоминается витая лестница (bovolo), мало кто знает о ее существовании. Лестница находится во дворе, она заключена в приставленную к стене дома цилиндрическую увенчанную куполом башню, которая кажется ажурным кружевом благодаря прорезающей ее изящной аркаде, восходящей вверх по спирали и повторяющей изгибы лестницы. Белизна мраморной аркады эффектно подчеркивается проступающей сквозь нее темнотой внутреннего помещения лестницы. Это необычное сооружение — интереснейший памятник раннеренессансной архитектуры Венеции, созданный около 1499 года, по-видимому, Дж. Канди.


Скала дель Боволо

Другая довольно большая площадь этого района — кампо Франческо Морозини (по имени дожа), где вплоть до XIX века устраивались традиционные зрелища «качча аль торо» — охота на быка. Здесь находится большое палаццо Пизани, строительство которого продолжалось более столетия: оно было начато в 1614–1615 годах и закончено в XVIII веке. Фасад дворца перегружен всевозможными декоративными деталями: лепкой, балюстрадами, окнами разной величины с различным обрамлением. Значительно больший интерес представляют два красиво мощенных двора, разделенных открытыми четырехъярусными галереями, которые соответствуют четырем этажам здания. Дворец принадлежал аристократической богатой семье Пизани. В 1897 году он был превращен в музыкальный лицей, затем — в консерваторию. Здесь есть прекрасный концертный зал (ранее зал для танцев) с органом, установленным в 1898 году, отличная библиотека и ценнейшая коллекция музыкальных инструментов.

Недалеко отсюда расположено кампо Санто Стефано, в центре которого стоит памятник литератору и патриоту Николо Томазео, одному из виднейших деятелей итальянского Рисорджименто. Церковь Санто Стефано, давшая название площади, — одна из самых характерных церквей Венеции. Построенная в XIII веке, она была полностью переделана в XIV столетии. Простой фасад церкви был украшен в первой половине XV века порталом с великолепной скульптурной орнаментацией, выполненной мастерской Бартоломео Бон. Интерьер сохраняет черты венецианского готического стиля: мраморные колоннады с опирающимися на них стрельчатыми арками, позолоченные и полихромные капители, орнаментальные росписи на стенах. Большие алтарные картины относятся главным образом к XVIII веку. В сакристии хранятся три знаменитых полотна Тинторетто: «Тайная вечеря», «Омовение ног» и «Христос в Гефсиманском саду». В церкви можно видеть также надгробные памятники ученым и политическим деятелям Венеции.


Церковь Сан Моизе

В сестьере ди Сан Марко находятся две церкви, в основе своей очень древние; в них, однако, ничего не осталось от старой архитектуры, так как обе церкви были полностью перестроены в XVII веке и являют собой образцы напыщенного, беспокойного, чрезмерно декоративного стиля барокко.

Церковь Сан Моизе (св. Моисея) была построена в XIII веке и посвящена тогда другому святому. Окончательный свой вид она приняла в XVII веке, когда ее переделали архитектор Алессандро Треминьон и скульптор Арриго Мейринг согласно завещанию Винченцо Фини — на его средства. Фасад напоминает громоздкую шкатулку, отягченную огромным количеством декоративных деталей. Над входом красуется воздвигнутый на нелепый обелиск скульптурный портрет Винченцо Фини; над боковыми дверями — бюсты еще двух Фини.

Сохраняющая облик XIV века колокольня резко отличается от церкви своей величавой простотой. Внутри церкви привлекает внимание орган с росписями художников XVIII века на парапете. Украшающие стены картины написаны мастерами XVII столетия. В церкви имеются работы известного скульптора эпохи Позднего Возрождения Николо Роккатальята.

Вторая церковь — Санта Мария дель Джильо (giglio — лилия), или Дзобениго, была основана в IX веке, согласно традиции — семьей Дзобениго. От старого здания ничего не осталось после перестройки конца XVI–XVII века. А в 1774 году рухнула колокольня: в дошедшем до наших дней основании ее теперь сделали магазин.

Фасад церкви изобилует всевозможными элементами декора, но все же не так тяжеловесен, как Сан Моизе. Этот архитектурный памятник был призван прославить морские подвиги и политические заслуги семьи Барбаро, на средства которой возводилось новое здание. На рельефах можно видеть высеченные в камне изображения оружия, парусных судов, гербов и в нишах- скульптуры четырех наиболее прославленных членов этой семьи. Вверху, между «Оноре» (честь) и «Вирту» (добродетель) почетное место занимает изображение флотоводца Антонио Барбаро. В самом низу здания выполненные в рельефе планы городов и крепостей: Зары, Кандии, Падуи, Рима, Корфу… Неожиданно простым и скромным — по сравнению с фасадом — выглядит интерьер церкви.

Почти в центре сестьере ди Сан Марко стоит самый большой и прославленный театр Венеции Ла Фениче (Феникс). Он возник в XVIII веке: в 1790–1792 годах его построил Дж. А. Сельва, и а 1792 году театр был открыт. В декабре 1836 года он сгорел, но был почти в точности восстановлен. Фасад не представляет особого интереса, но великолепный зрительный зал, выдержанный в стиле XVIII века, пользуется всемирной известностью: он роскошно украшен лепкой, позолотой, живописью и вмещает 3500 зрителей.

К сестьере ди Сан Марко примыкает самый богатый архитектурными, художественными и историческими памятниками сестьере ди Кастелло. Название его происходит от крепости (castello крепость), которая не сохранилась. У дворца Дожей начинается великолепная полукилометровая набережная — рива дельи Скьявони (Славянская). Далматинские (славянские) мореходы швартовали здесь свои суда. В давние времена набережной не было: из воды поднималась стена, защищавшая город от пиратских нападений с моря. На Славянской набережной высятся большие дворцы, значительная часть которых более или менее перестроена и превращена в дорогие роскошные отели. В 1948 году рядом с Карчери выросло огромное современное здание гостиницы, что вызвало в свое время протесты со стороны многих венецианцев, так как новое сооружение своими конструктивными формами не вязалось с окружающей архитектурой и нарушало гармонию блистательного морского фасада города. Действительно, эта постройка подавляет своей массой стройное здание Карчери. Среди находящихся на рива дельи Скьявони отелей особенно славится отель Даниэли. Он расположен в бывшем дворце семьи Дандоло — красивом палаццо венецианско-готического стиля и известен не только своей роскошью, но и тем, что здесь останавливались Диккенс, Мюссе, Жорж Санд. Дальше на набережной стоит малоинтересный в художественном отношении памятник Виктору Эммануилу II (скульптор Этторе Феррари, 1887).

В этом месте расположены пристани, откуда отплывают катера и теплоходы на Лидо, Джудекку, Сан Джорджо, Кьоджу, к железнодорожному вокзалу.


Церковь Сан Дзаккария

В сестьере ди Кастелло находится несколько очень интересных и красивых церквей. Недалеко от собора св. Марка и Славянской набережной высится церковь Сан Дзаккария, основание которой восходит к IX веку. Считается, что она была заложена по инициативе дожа Джустиниано Партечипацио и византийского императора Льва V, который прислал для этого в Венецию деньги и мастеров. Здание переделывалось в X–XI веках и окончательный вид приняло в XV столетии. В прошлом церковь посещалась венецианскими вельможами и высокопоставленными людьми так же, как расположенный рядом бенедиктинский монастырь, закрытый в 1810 году и превращенный в казарму.

Монастырь издавна пользовался привилегиями в память о том, что в конце XII века монахини-бенедиктинки пожертвовали часть принадлежавших им угодий для строительства собора св. Марка. Считается, что первую шапку дожа сделали монахини этого монастыря в конце XII века и подарили ее республике. Дожи еже годно посещали монастырь и церковь, в которой ранее были даже гробницы нескольких венецианских правителей.

Самая древняя часть церкви, относящаяся к X–XI вв. — крипта, 19* которая находится под существующей сейчас капеллой Сан Таразио. В этом месте была апсида старого здания. Существующая ныне церковь — постройки XV века — является ярким образцом архитектуры венецианского Возрождения. Оформление фасада было начато Антонио Гамбелло, но фактически оно создано Мауро Кодусси. Согласно принципам ренессансного архитектурного стиля, фасад имеет четкое вертикальное и горизонтальное членение; окна и ниши завершены полуциркульными арками, простенки между окнами украшены одиночными или сдвоенными колоннами; массы строго уравновешены и симметричны. Фасад имеет в средней части полуциркульное завершение с круглым окном, боковые части увенчаны изогнутыми «контрфорсами» также с круглыми окнами — излюбленный мотив Мауро Кодусси, использованный им ранее в церкви Сан Микеле ин изола. При всей традиционной венецианской нарядности и парадности фасада в нем явно ощущается ренессансная ритмичность линий и гармония форм.


Антонио Виварини, Джованни д’Алеманья. Алтарь. Церковь Сан Дзаккария

Внутри церковь разделена на три части рядами стройных колонн, опирающихся на многогранные постаменты. Тонкого рисунка капители выполнены Джованни ди Антонио Буора в 1480 году. Алтарная часть, по-видимому, была начата Антонио Гамбелло, но решение интерьера в целом принадлежит Мауро Кодусси. Некоторые дополнения в интерьере были сделаны в XVI и XVII веках, но общего вида они не изменили. К церкви справа примыкают две капеллы — Сант Атаназио и Сан Таразио. Церковь и капеллы украшены многими произведениями итальянских художников разного времени. Среди них несколько всемирно известных вещей. У левой стены церкви возвышается алтарная картина Джованни Беллини «Мадонна с младенцем, святыми и ангелами», подписанная и датированная 1505 годом, — шедевр искусства Возрождения. Это поэтическое произведение с нежными лирическими женскими образами, строго уравновешенной гармоничной композицией, мягкими плавными линиями и великолепным архитектурным фоном. В 1797 году картина была вывезена во Францию Наполеоном и вернулась в Венецию только в 1816 году.

Главный алтарь церкви украшает табернакл — дарохранительница- в форме храма. Он создан, вероятно, по модели Алессандро Витториа. Недалеко от алтаря у левой стены — гробница Витториа, начатая им самим и законченная его родственником Алессандро Рубини. Гробница украшена скульптурами и автопортретом Витториа.

В капелле Сант Атаназио на алтаре работы того же мастера раньше была картина Тинторетто «Рождение Марии» (трактуется иначе как «Рождение Иоанна Крестителя»), близкая по композиции к полотну, хранящемуся в Эрмитаже. Теперь она помещена отдельно, справа от входа в капеллу.

Чрезвычайно интересна капелла Сан Таразио. В ней сохранились фрески, созданные замечательным флорентийским живописцем первой половины XV века Андреа дель Кастаньо. Росписи изображают бога-отца, евангелистов, святых. Фигуры даны рельефно, с сильной лепкой объемов, что характерно для искусства Флоренции этого времени. В полу можно видеть остатки мозаик XII и даже IX века. У правой и левой стен капеллы стоят роскошные полиптихи середины XV века, живописные части которых выполнены муранским художником Антонио Виварини и его помощником Джованни д'Алеманья. Нарядные, красочные, тщательно выписанные одежды святых и их аксессуары, резное, позолоченное с тонкими сложными орнаментами обрамление, в которое вставлены картины, блистают великолепием, характерным для венецианского искусства XV столетия.

Слева от церкви видны аркады монастырского двора — кьостро, в которых теперь расположились лавки.

Кирпичная колокольня венецианско-византийского архитектурного стиля XIII века — одна из самых древних среди сохранившихся до нашего времени.

Поблизости от Сан Дзаккария находится церковь Сан Джорджо деи Гречи, построенная в XVI веке в ренессансном стиле. Она была возведена после того, как жившие в Венеции греки получили разрешение основать свое братство — скуолу и церковь для отправления православной службы. Украшающие интерьер здания произведения искусства почти все выполнены греко-византийскими мастерами XIV–XVII веков. В сокровищнице церкви хранятся ценные рукописи XIII–XVI столетий и архиепископские облачения.


Скуола Сан Джорджо дельи Скьявони

В соседнем здании скуолы собраны греко-византийские иконы, среди которых есть редкие и интересные экземпляры.

От Сан Джорджо деи Гречи, пройдя по нескольким улочкам и мостам, можно дойти до маленькой, но знаменитой хранящимися в ней сокровищами искусства скуолы Сан Джорджо дельи Скьявони, названной так потому, что здесь собирались славяне-далматинцы. Их было много в городе, поскольку Венеция поддерживала тесные торговые связи с Далмацией. В первой половине XVI века архитектором Дзуане (Джованни) Дзан, последователем Сансовино, было построено это здание, одно из помещений которого украсилось произведениями Витторе Карпаччо. Они-то и принесли скуоле дельи Скьявони мировую известность. Это четыре цикла небольшого размера картин: один посвящен эпизодам из истории Христа и три — жизнеописаниям наиболее почитаемых в Далмации святых: Георгия, Иеронима и Трифона (написаны в 1502–1507 годах). Превосходный рассказчик, Карпаччо подробно повествует в своих композициях о жизни, деяниях и подвигах святых, перенося действие в реальную обстановку венецианских зданий или развертывая его на фоне пейзажа с разнообразными постройками, деревьями, животными. В произведениях Карпаччо поражает сочетание глубокого понимания и тонкого чувства природы с трогательной наивностью в обстоятельном описании некоторых деталей, — как, например, обезображенных трупов в сцене битвы св. Георгия с драконом.

Св. Иероним в своей келье — одна из самых известных картин Карпаччо. Она прекрасна сочным, живым и вместе с тем мягким и гармоничным колоритом, удачно переданным освещением. Но кроме того, здесь документально точно воспроизведена обстановка кабинета венецианского ученого-священника XV века: мебель, расставленные на полках книги, небесная сфера.

Эти композиции можно рассматривать часами, все более узнавая эпоху, в которую они были созданы, и находя все новые и новые интересные детали.


Карпаччо. Св. Георгий. 1502–1507. Деталь. Скуола Сан Джорджо дельи Скьявони


Карпаччо. Св. Иероним в келье. 1502–1507. Скуола Сан Джорджо дельи Скьявони

В сестьере ди Кастелло, недалеко от площади Санта Мария Формоза, находится один из значительных венецианских музеев Кверини Стампалиа. Богатейшая библиотека и прекрасная коллекция картин, собранная семьей Кверини, перешли в 1868 году по завещанию в собственность города. Библиотека насчитывает 150 тысяч книг, а также множество рисунков и гравюр. В картинной галерее хранятся произведения итальянских художников XIV–XVIII веков. Кроме того, большой интерес представляет коллекция мебели XVIII века.

Площадь Санта Мария Формоза окружена величественными зданиями дворцов: палаццо Малипьеро-Тревизан начала XVI века, палаццо Виттури с окнами, капителями и орнаментацией в венецианско-византийском стиле XII–XIII веков, палаццо Дона с прекрасным рельефом XV столетия.

В прошлые времена на площади разыгрывались театральные представления под открытым небом.

Свое название площадь получила от стоящей на ней церкви Санта Мария Формоза (formosa — прекрасная). Она была возведена, по-видимому, в VII веке, но перестроена в конце XV. Купол дважды претерпел реконструкцию после разрушения: в 1668 году от землетрясения и в 1916 году от зажигательной бомбы. Два основных фасада церкви оформлены на средства семьи Каппелло и потому задуманы как памятник, прославляющий представителей этой семьи.

Среди украшающих интерьер церкви произведений искусства, выполненных итальянскими мастерами, есть несколько широко известных вещей. В капелле делла Кончеционе — триптих работы муранского художника Бартоломео Виварини (1473 г.), изображающий мадонну, рождение богоматери и встречу Иоакима и Анны. В другой капелле в великолепном мраморном обрамлении стоит знаменитый полиптих, созданный одним из известнейших мастеров XVI века Якопо Пальма старшим. На нем представлено оплакивание Христа и несколько святых. Это яркое произведение венецианского Высокого Возрождения: образы значительны и одухотворены, вместе с тем — жизненны и реалистичны, композиция монументальна и гармонична. Как истинный венецианец, Пальма изобразил святую великомученицу Варвару женщиной в расцвете молодости и красоты.


Площадь и церковь Санта Мария Формоза

В северной части сестьере ди Кастелло находится кампо Санти Джованни э Паоло — одна из красивейших и самых известных площадей Венеции. С трех сторон ее охватывают здания, с четвертой она спускается несколькими пологими ступенями к водам канала деи Мендиканти, через который переброшена мощная арка моста. У ступеней мягко колышатся гондолы; порой их бывает здесь множество: туристы съезжаются сюда, чтобы отдать дань восхищения трем знаменитым памятникам архитектуры, искусства и истории Венеции. Церковь деи Санти Джованни э Паоло (в венецианском произношении Дзаниполо), скуола ди Сан Марко и монумент Бартоломео Коллеони прославили эту площадь.

Здание церкви отличается простыми, монументальными формами. Оно выходит на площадь главным фасадом, обращенным к каналу. Основанное в XIII веке, это огромное сооружение являет собой характерный пример венецианской готики, «спокойной», приветливой и лишенной всякой мистики. Это ощущение оставляют все готические культовые здания Венеции несмотря на кажущуюся строгость и суровость форм.

Грандиозный кирпичный фасад соответствует внутренней трехчастной конструкции здания: высокая средняя часть и более низкие боковые. Над входом зияет огромное круглое окно, по сторонам от него — еще два меньшего диаметра. Эту могучую стену венчают изящный карниз и прихотливые ажурные башенки с остроконечным завершением — неотъемлемый элемент готического декора.


Церковь Санти Джованни э Паоло. Интерьер

Значительная часть отделки фасада относится к XIV веку, но в XV столетии, когда торжествующая республика стремилась особенно украсить город, начаты были работы по созданию более пышного оформления здания, о чем свидетельствует великолепный портал середины XV века, в котором смешались элементы готические и ренессансные. Интерьер церкви — обширное, захватывающее дух пространство, погруженное вверху, под сводами, в темноту. Крестовые своды и стрельчатые арки, покоящиеся на десяти круглых столбах, толстые стены внушают представление о незыблемости и вечности. Здесь перед зрителем проходят столетия венецианской истории: Сан Дзаниполо — мавзолей республики. Вдоль стен высятся гробницы дожей, и в каждом имени звучат эпохи и события. Переходя от одного надгробия к другому, видишь, как постепенно изменялось скульптурное убранство гробниц, менялись вкусы и стили: от готической узорчатости к монументальности и величественной сдержанности Высокого Возрождения; чувствуешь, как от эпохи к эпохе все более героизировался образ дожа. Надгробия Марко Корнер с фигурами добродетелей под стрельчатыми арками, декорированными трилистниками и башенками; 20* Микеле Морозини с увенчанной цветами аркадой, колонками, башенками и многочисленными фигурками; Антонио Вениер с урной и аллегориями добродетелей — это готические памятники, в которых некоторая тяжеловесность форм сочетается с детализацией орнаментики. Все еще «многословна», но более величественна и монументальна гробница Томазо Мочениго: альков с балдахином и мраморным богато украшенным рельефами ложем, на котором покоится дож в парадном облачении: это памятник переходного периода от готики к ренессансу с элементами обоих стилей. Всецело в уравновешенных, гармоничных формах искусства Возрождения выдержано надгробие Николо Марчелло, созданное Пьетро Ломбардо. Грандиозная гробница Андреа Вендрамин — один из самых совершенных памятников искусства Возрождения по соразмерности пропорций, ритмичности и выразительности фигур и общему героическому звучанию. 21* Строгим и сдержанным выглядит надгробие Альвизе Мочениго I, выполненное во второй половине XVI века. Мавзолей дожей из семьи Валиер — внушительное и тяжеловесное сооружение начала XVIII века. В нем чувствуется стремление создать впечатление роскоши и грандиозности.


Надгробие Пьетро Мочениго. Церковь Санти Джованни э Паоло

Кроме гробниц дожей в церкви есть также памятники разным государственным и военным деятелям: графу Николо Орсини, генералу Диониджи Бризигелла и другим.

Венецианцы почтили память героев Рисорджименто братьев А. и Э. Бандьера и Б. Моро, расстрелянных австрийцами в 1844 году, и установили им памятник в Сан Дзаниполо.

В церкви собрано немало интересных картин: полиптих св. Винцента Феррера с живописными композициями Джованни Беллини, полиптих св. Антония работы Лоренцо Лотто, полиптих, выполненный Бартоломео Виварини, и многие другие. Скульптурное оформление главного алтаря принадлежит мастерам XVII века. В капелле дель Розарио на стенах и потолке — несколько превосходных полотен Паоло Веронезе. Повсюду в церкви можно видеть скульптурные произведения художников XIV, XV, XVI столетий.

Слева от церкви стоит скуола ди Сан Марко, изощренной нарядностью контрастирующая с величавой торжественностью Сан Дзаниполо. Скуола построена в конце XV века 22* архитекторами Пьетро Ломбардо и Мауро Кодусси в раннеренессансном стиле и отражает стремление к особой декоративности, характерной для творчества Ломбардо.

Фасад здания асимметричен: его главная часть дополнена крылом, примыкающим к церкви. Подобное композиционное построение не свойственно искусству и архитектуре Возрождения, стремившегося к строгой уравновешенности масс. Но именно это крыло отделяет основную часть фасада от здания церкви, которое своей монументальностью «задавило» бы скуолу, если бы она непосредственно примыкала к Сан Дзаниполо.

Фасад скуолы ди Сан Марко облицован полихромным мрамором и богато декорирован обрамляющими вход и окна колоннами, статуями, рельефами и завершен пышными полукруглыми фронтонами с разнообразной орнаментикой и скульптурой льва св. Марка в середине (конца XIX века). Скульптурное убранство здания выполнено Бартоломео Бон, Туллио Ломбардо и др.

В стене нижнего этажа расположены рельефы, изображающие залы с колоннами. Такие «перспективные картины», высеченные в мраморе, — очень редкий элемент декора фасада здания. Боковой фасад, выходящий на канал, более прост и сдержан (арх. Я. Сансовино). С 1815 года скуола ди Сан Марко превращена в городскую больницу, но в ней продолжают сохраняться некоторые живописные произведения, созданные для украшения ее залов. 23* Среди них — полотна Доменико Тинторетто на сюжеты из жизни и деяний св. Марка, картины Якопо Пальма старшего, Николо Реньери, Падованино.


Памятник Бартоломео Коллеони и скуола ди Сан Марко

Ансамбль площади дополняет вознесенный на высокии постамент памятник кондотьеру Бартоломео Коллеони — одна из лучших конных статуй мира. Сильное движение могучего коня властной рукой сдерживает гордый всадник, в облике которого чувствуется непреклонная воля, а его грозное лицо выражает неукротимую смелость и беспощадную жестокость. Таким изобразил знаменитого кондотьера флорентийский мастер, учитель Леонардо да Винчи, Андреа дель Верроккьо. Верроккьо вложил весь свой талант в создание этого монумента, которому суждено было стать его последним творением. Автор не успел не только пожать лавры успеха и насладиться славой, он не смог даже закончить свое лучшее произведение. Отлил его в бронзе и завершил Алессандро Леопарди.

Установкой монумента Бартоломео Коллеони на одной из лучших площадей города венецианцы почтили память знаменитого кондотьера и отметили его подвиги, совершенные во славу Венецианской республики. Сухопутные войска Венеции возглавляли, как правило, не венецианцы, более опытные в ведении войны на суше.

Одним из самых прославленных среди них был Коллеони из Бергамо. Он завещал все свое огромное состояние Венецианской республике с условием, что ему будет поставлен памятник на площади Сан Марко. Венеция не могла выполнить требование кондотьера, так как согласно традиции никто из смертных, — как бы ни были велики его заслуги, — не мог быть увековечен рядом со святыней города — св. Марком. Вопрос был разрешен дипломатично: вместо площади Сан Марко избрали площадь у скуолы Сан Марко и гордый кондотьер вознесся над толпой на кампо Санти Джованни э Паоло.

Поблизости от этой площади можно встретить «непарадные» уголки старой Венеции: дворики домов с открытыми лестницами, деревянными навесами, цистернами для воды — тихие места, не известные туристам, но привлекательные для тех, кто любит близко соприкоснуться с незнакомой жизнью, лучше почувствовать и узнать ее.


Памятник Бартоломео Коллеони. Конец XV в.

От кампо Санти Джованни э Паоло совсем недалеко до фондаменте Нуове (Новые набережные) — набережной вдоль лагуны, откуда открывается панорама северной части венецианской лагуны с островами Сан Микеле и Мурано. Здесь находятся пристани, от которых идут катера и теплоходы на Мурано — Бурано-Торчелло. Если пройти по набережной вправо, можно добраться до знаменитого венецианского Арсенала, занимающего огромную территорию. Здесь раскинулись гавани, верфи, причалы, многочисленные постройки. Арсенал был основан в 1104 году и предназначен для кораблестроения, чем занималось одновременно 16 000 рабочих; их руками был построен огромный торговый и военный флот Венеции. Это предприятие должно было производить грандиозное впечатление своими размерами и размахом работ: Данте посвятил ему 21-ю песнь «Ада». Территория, занимаемая Арсеналом, была обнесена высокими стенами с башнями. Главный вход в него — один из первых в Венеции памятников архитектуры Возрождения (1460 г., арх. Антонио Гамбелло). Это нечто вроде триумфальной арки с колоннами и фронтоном, на фоне которого стоит фигура льва св. Марка. Перед входом лежат два других каменных льва, присланные дожем Франческо Морозини из Афин после одержанных им побед над турками в Греции. На них сохранились надписи, высеченные скандинавскими солдатами — наемниками византийского императора — в память о подавлении народного восстания (XI век). На территории Арсенала в 1544–1547 годах архитектором М. Санмикели был возведен док для парадного корабля дожа — буцентавра. В 1579 году Антонио да Понте построил здание «Тана», где изготовлялись канаты (длина его 316 метров). Название его происходит, вероятно, от Танаи — реки Дон. В устье Дона у Азовского моря в средние века были расположены венецианские и генуэзские торговые центры — крепости, через которые в большом количестве шла персидская пенька для канатов.


Арсенал. (Вдали остров Сан Микеле, на переднем плане — Сан Пьетро ди Кастелло)

Арсенал являлся своего рода военным центром Венеции. Его верфи функционировали вплоть до первой мировой войны. Ныне гавань его используется как порт, а в зданиях до недазнего времени был расположен Морской исторический музей, открытый в 1919 году. Теперь он переведен в другое здание — на кампо Анджело Эмо. В музее хранится много интереснейших документов, относящихся к различным войнам и военным походам, флаги, памятные медали, артиллерийские орудия, предметы, снятые со многих кораблей, и есть модель последнего буцентавра (сам корабль был разрушен после падения республики).

От Арсенала мимо Дарсена Гранде (Большая бухта) можно дойти до живописного островка, тихого и уединенного. Именно отсюда на островах Риальто начала расти Венеция. Это место издавна называлось «Кастелло», вероятно потому, что здесь были укрепления, построенные для защиты от врагов.

Стоящая на острове церковь Сан Пьетро ди Кастелло, основанная в VII веке, была когда-то важным религиозным центром Венеции. Здесь находилась резиденция венецианского патриарха до начала XIX века, то есть до превращения Сан Марко в кафедральный собор. Церковь была значительно перестроена в XVI веке по проекту Андреа Палладио: фасад украсился двойным портиком с колоннами и треугольным фронтоном, — подобно церкви дель Реденторе. Во время первой мировой войны купол дважды был разрушен зажигательными бомбами и впоследствии восстановлен. Интерьер был отделан в XVII веке архитектором Грапилья. Главный алтарь создан по проекту Бальдассаре Лонгена. В церкви много произведений итальянских художников XVI–XVII веков, среди них алтарная картина Паоло Веронезе «Святые Иоанн евангелист, Петр и Павел». Колокольня, построенная Мауро Кодусси, не сохранилась. Она почти полностью перестроена.


Арсенал. Главный вход

В восточной части сестьере ди Кастелло раскинулись сады — джардини Пуббличи (Народные сады), разбитые в 1810 году по приказу Наполеона. Они располагаются между набережной Бачино ди Сан Марко и улицей Гарибальди, которая ранее носила имя Эжена Богарне, вице-короля Италии, и была прорублена в 1807 году. Освободившись от иностранной зависимости, венецианцы посвятили эту улицу борцу за свободу Италии Джузеппе Гарибальди.

Для расчистки большого пространства, предназначенного под посадку садов, были снесены многочисленные старые дома, в которых ютилась беднота. Это были большей частью мелкие ремесленники и кустари, хранившие традиции исконно венецианского искусства плетения кружев, нанизывания жемчуга.

К Народным садам примыкает территория венецианской Бьеннале, международной художественной выставки, проводимой каждые два года. К ней ведет вдоль Бачино ди Сан Марко улица Триеста, на которой можно видеть памятники композитору Джузеппе Верди, поэту Джозуе Кардуччи, монумент погибшим в нацистских тюрьмах.

Бьеннале ди Венеция основана в 1895 году. Постепенно она стала самой большой и значительной из международных художественных выставок. В ней принимают участие Советский Союз и другие социалистические страны. Каждая страна имеет здесь свой павильон. Вокруг центральной площади стоят павильоны различных стран мира: Советского Союза, Венгрии, Чехословакии, США и Дании.

На востоке Венеция заканчивается островом Санта Элена, на котором находятся монастырь и церковь св. Елены (XV в.). Еще недавно это было очень живописное место, заросшее травой и деревьями. Ныне оно застроено новыми жилыми домами.


Церковь Санта Мария деи Мираколи

С северо-запада к сестьере ди Кастелло примыкает ограниченный Большим каналом, каналом Каннареджо и омываемый лагуной сестьере ди Каннареджо. 24* Он далеко не так насыщен памятниками архитектуры и искусства, как предыдущий район, но и здесь есть интересные места и постройки. Совсем недалеко от кампо Сан Дзаниполо стоит маленькая церковь Санта Мария деи Мираколи (miracoli-чудеса). Она сама как мраморное чудо появляется вдруг среди домов и заставляет остановиться даже самого равнодушного прохожего. Церковь может нравиться или не нравиться, но не обратить на нее внимания невозможно. Плоский фасад декорирован в нижней части пилястрами и полукруглым фронтоном над входом, в верхней части — глухой аркадой, прорезанной лишь двумя большими окнами. Вся эта стена завершена наверху огромным, в ширину фасада полукруглым фронтоном с круглыми окнами. Подчеркнутую нарядность придают зданию облицовка и инкрустации из полихромного мрамора: белого, черного, красного. Эта постройка, ренессансная по композиции и элементам декора, выглядит весьма своеобразно именно благодаря огромному фронтону и красочному богатству. Церковь Санта Мария деи Мираколи — одно из первых сооружений Раннего Возрождения в Венеции (1481–1498). Автор ее Пьетро Ломбардо. Им же и его сыновьями выполнено великолепное скульптурное украшение главного алтаря.

В сестьере ди Каннареджо встречаются тихие живописные места, особенно много их на берегу лагуны. Там, где тянется набережная Контарини, выглядывают из зелени садов дворцы. Здесь же поблизости, в отдалении от центра города, находится необычайно красивая по своему готическому декору церковь Мадонны дель Орто (orto-сад). Это прекрасно сохранившийся классический образец венецианской готики начала XV века. 25* Общая конструкция церкви напоминает Сан Дзаниполо: высокая средняя часть здания, более низкие боковые. Конфигурация фасада соответствует этому построению. Богатый портал обрамлен колоннами, скульптурами и растительным орнаментом. Как и в Сан Дзаниполо, фасад украшают плоские пилястры, большое круглое окно над входом, тонкого рисунка карниз и остроконечные ажурные башенки. Но церковь Мадонны дель Орто выглядит более празднично. Ее убранство дополняют два огромных оконных проема, в которые вставлены двухъярусные аркады с колонками и орнаментом, и карнизы над боковыми частями фасада в виде узорчатых ниш со статуями работы мастеров круга Далле Мазенье. Это каменная сказка, ради которой стоит пересечь весь город и добраться от центра до северного края Венеции. Кроме того, в церкви хранится несколько превосходных работ Якопо Тинторетто: «Поклонение золотому тельцу», «Страшный суд», «Мучение св. Христофора», «Видение св. Петра» и «Введение Марии во храм», в котором звучат аккорды лиловых, серых, темно-розовых тонов и движение фигур, устремленное по диагонали снизу слева вверх к светлому пространству неба, подчеркнуто ритмом ступеней грандиозной лестницы. В капелле Контарини — шесть мраморных бюстов членов этой семьи. Среди них особенно выделяются портреты Томмазо и Гаспаре Контарини работы Алессандро Витториа.

Бродя по этим местам, нельзя миновать небольшую площадь — кампо деи Мори. Ее название происходит, вероятно, от бывшего поблизости арабского подворья. Здесь очень любопытны скульптурные изображения купцов в восточных одеждах (кон, XIII в.), особенно одного, прозванного «сиор (синьор) Антонио Риоба». Раньше на нем вывешивали пасквили и сатиры. Недалеко отсюда, на набережной деи Мори сохранился дом XV века, где жил и умер в 1594 году Якопо Тинторетто.

В сестьере ди Каннареджо расположено бывшее гетто. В давние времена здесь находились литейные цехи, где плавили металл для пушек. Считается, что название этого района «гетто» происходит от слова «джеттаре» (gettare metalli — плавить, сплавлять металлы). А так как в начале XVI века венецианское правительство дало распоряжение всем евреям поселиться в этих местах, то и за районами с еврейским населением закрепилось наименование «гетто», распространившееся затем по всей Италии и за ее пределами. Поскольку территория была не очень обширной, а еврейское население многочисленным, вся местность оказалась вскоре тесно застроенной довольно высокими домами (до восьми этажей). В течение XVI и XVII веков в районе гетто было возведено несколько синагог и пять иудейских «скуол», одна из которых построена Бальдассаре Лонгена.

В сравнительно небольшом сестьере ди Санта Кроче, 26* протянувшемся вдоль Большого канала напротив сестьере ди Каннареджо, наибольший интерес представляют здания, расположенные на берегу канала. О них было рассказано выше. В этом районе есть несколько церквей. Две из них в основе своей довольно древние. Это стоящие рядом Сан Джакомо дель Орио (orio-alloro — лавр) и Сан Дзан Дегола (венецианское произношение названия Сан Джованни Деколлато-обезглавленный Иоанн Креститель). В первой сохранились некоторые детали постройки XII и XIII веков. Вторая, заложенная в 1007 году, особенно интересна тем, что в ней можно видеть и стенные росписи XIII века.

Сестьере ди Сан Поло (San Polo-San Paolo: название церкви) заключает в себе всемирно известные произведения архитектуры и искусства. Он простирается от моста Риальто вдоль Большого канала и примыкает к сестьере ди Санта Кроче. На кампо деи Фрари находится здание бывшего францисканского монастыря. В нем помещается государственный архив — одно из самых больших в мире учреждений такого рода. Ценнейшие документы были перенесены сюда после падения республики. Они касаются всех сторон жизни Венеции: политической, экономической, религиозной и охватывают тысячелетнюю деятельность различных правительственных органов и учреждений: Большого Совета, Совета Десяти, Арсенала, Монетного двора. Здесь хранятся архивы художественных и ремесленных корпораций, нотариальные акты, множество автографов политических и церковных деятелей, писателей и художников, интереснейшие географические карты, а также знаменитая «либро д оро» (золотая книга), где зарегистрированы представители венецианской аристократии.


Церковь Санта Мария Глориоза деи Фрари

На той же площади стоит церковь Санта Мария Глориоза деи Фрари. По своей архитектурно-художественной значимости она занимает одно из первых мест среди культовых сооружений Венеции. Церковь построена между 1340 и 1443 годами (на месте более старого здания) для монахов миноритов (frari) францисканского ордена. Грандиозное кирпичное сооружение носит все признаки готического стиля и очень напоминает церковь Сан Дзаниполо. С набережной небольшого канала можно видеть главный и боковой фасады — строгие, сдержанные и величественные своей простотой. Глухая стена главного фасада прорезана лишь входом и круглыми окнами и оживлена плоскими пилястрами. Боковые фасады имеют высокие узкие стрельчатые окна. Красиво и просто оформлен портал многоярусными пучками колонок и статуями Христа, мадонны с младенцем и св. Франциска. Карнизы, завершающие стены, образованы изящного рисунка арками. Главный фасад увенчан неизменными в готической архитектуре сквозными остроконечными башенками. Столь же характерны, как главный фасад, готические многогранные апсиды с высокими узкими стрельчатыми окнами и зубчатыми карнизами.

Колокольня церкви деи Фрари XIV века — одна из самых высоких в Венеции. Это мощная квадратная кирпичная башня с аркадой звонницы, но не с шатровым, а довольно плоским завершением в виде многогранника.


Тициан. Ассунта. 1516–1518. Церковь Санта Мария деи Фрари

Интерьер производит внушительное впечатление своим огромным пространством, большими пилонами и опирающимися на них стрельчатыми арками сводов. Почти посередине главный неф разделен алтарной преградой, богато украшенной мраморными рельефами и скульптурами пророков, апостолов и отцов церкви (работа Бартоломео Бон и мастерской Ломбардо). Грандиозное впечатление производит алтарная часть со стрельчатыми окнами апсиды и огромным алтарем, на котором между колоннами высится один из знаменитых шедевров Тициана «Вознесение Марии» — прославленная «Ассунта». Входная арка преграды служит как бы обрамлением видной в глубине алтарной картины, и ее полуциркульное очертание повторяется закругленной верхней частью композиции Тициана. Алтарь виден от самого входа: зрительный эффект здесь превосходно рассчитан.

За два года (1516–1518) создал Тициан свою «Ассунту», и 20 марта 1518 года она была открыта для всеобщего обозрения. Туманное, мерцающее неверным светом пространство церкви над нею усиливает ощущение бесконечности, в которую уносится Мария. Можно представить себе, как велика была сила воздействия этого образа на верующих, готовых в едином порыве с тициановскими апостолами воздеть руки к возносящейся богоматери. Наш современник преклоняется перед непревзойденным талантом Тициана и понимает — захватывающая сила этой лишенной всякой мистики композиции состоит в совершенстве замысла и его воплощения, гармонии построения и колорита картины, полнокровности и жизненности художественных образов. Вскоре после «Ассунты» Тициан начал писать большую картину для алтаря Пезаро (1519–1526). Он возвышается у левой стены церкви. Мадонна на троне с младенцем на руках, как бы обрамленная большими колоннами, обращает свой взор к стоящим перед нею членам семьи Пезаро. Величественная композиция отражает достоинство и великолепие привыкшей к почестям венецианской аристократии.


Тициан. Мадонна Пезаро 1519–1526. Церковь Санта Мария деи Фрари


Гробница дожа Николо Трон. Церковь Санта Мария деи Фрари

Свирепствовавшая в Венеции в 1576 году чума унесла 70 000 человек. Среди них был Тициан. Гениальный художник удостоился чести быть погребенным в одной из лучших церквей города — в церкви, которую украшают его самые прославленные полотна.

Гробница его, оформленная в 1838–1852 годах учениками Кановы, стоит у правой стены церкви. К сожалению, она не очень удачна в художественном отношении. Напротив, у левой стены — надгробие с порфировой урной, в которой хранится сердце Антонио Кановы.


Скуола ди Сан Рокко

Подобно Сан Марко и Сан Дзаниполо церковь деи Фрари является мавзолеем Венецианской республики. Здесь есть несколько гробниц государственных деятелей: флотоводца Якопо Марчелло со скульптурным убранством работы мастерской Ломбардо; Бенедетто Пезаро с его портретом, выполненным Лоренцо Бреньо; дожа Франческо Фоскари, созданная Антонио и Паоло Бреньо — грандиозный монумент переходного стиля от готики к Возрождению; дожа Николо Трон — огромный мраморный памятник с великолепными скульптурами работы Антонио Риццо и другие.


Скуола ди Сан Рокко. Интерьер

Немало сокровищ искусства хранится в капеллах церкви: превосходный триптих Джованни Беллини (1488) — в капелле Пезаро; полиптихи Бартоломео Виварини (1482) — в капеллах Бернардо и Корнер; деревянная скульптура знаменитого флорентийского мастера XV века Донателло, изображающая Иоанна Крестителя (1451–1453) — в капелле Флорентийцев.

Поблизости от Санта Мария Глориоза деи Фрари стоит церковь Сан Рокко, построенная Бартоломео Бон, но значительно переделанная в XVIII веке. В ней имеется несколько произведений Якопо Тинторетто, а также художников XVIII века Ф. Фонтебассо, С. Риччи, Ф. Солимены.


Тинторетто. Голгофа. 1565. Скуола ди Сан Рокко


Тинторетто. Св. Мария Египетская. 1583–1587. Скуола ди Сан Рокко

На той же площади находится скуола Гранде ди Сан Рокко — настоящий музей Якопо Тинторетто. Творчество этого художника было всецело связано с Венецией. Его произведения украшают многие залы дворца Дожей, церкви и монастыри, но, пожалуй, нигде он не представлен с такой полнотой, как в скуоле ди Сан Рокко, для которой он работал в течение двадцати с лишним лет и выполнил целый цикл живописных композиций (56 полотен).

Скуола, которую строили последовательно три архитектора — Бартоломео Бон (с 1515 по 1524 г.), Санте Ломбардо (до 1527 г.) и Антонио Скарпаньино (до 1549 г.), — принадлежит к числу первых зданий стиля Высокого Возрождения в Венеции. Вместе с тем в ее внешнем облике сохранились некоторые традиции Раннего Ренессанса: полихромные мраморные инкрустации и широкие окна с характерным арочным ажурным завершением, напоминающим постройки Мауро Кодусси. Интерьер богато оформлен. Многие помещения отделаны резными деревянными плитами, потолки и стены украшены многочисленными композициями Тинторетто. В живописных циклах, посвященных эпизодам из Ветхого завета и сценам из жизни Христа и святых, выразились творческие поиски мастера на протяжении двух десятков лет: от более ранних композиций 1560-х годов, таких, как «Шествие на Голгофу», в которых Тинторетто излил свою мятущуюся душу, до прекрасных романтических сцен в пейзаже («Бегство в Египет», «Мария Магдалина», «Мария Египетская»), почти монохромных, с изумительной игрой света и тени. В них будто слышится шелест листвы и тихий плеск воды.

В сестьере ди Сан Поло, недалеко от церкви деи Фрари, сохранился дом Гольдони, превращенный ныне в Центр по изучению истории венецианского театра.

Сестьере ди Дорсодуро 27* омывается Большим каналом и каналом Джудекка. В нем находятся уже упомянутые ранее церковь Санта Мария делла Салуте, таможня, Академия. Но есть здесь и другие места, которые нельзя не посетить, путешествуя по Венеции. В живописном уголке сестьере ди Дорсодуро около церкви Сан Тровазо сохранился один из последних «сквери» мастерская по изготовлению гондол. Это небольшое здание, построенное в значительной своей части из дерева. Такими были раньше многие дома Венеции.

Поблизости от набережной канала Джудекка стоит церковь Сан Себастьяно (архитектор Скарпаньино, 1548 г.). В 1555 1570 годах ее стены и потолки украсил блистательными росписями Паоло Веронезе, впоследствии здесь же погребенный. В этих ярких многокрасочных сценах, где действуют нарядные небожители и праздничные библейские герои, выразилась любовь Веронезе к пышности и парадности композиций, к роскоши одежд и монументальности архитектурных фонов.

Описанные в этой главе памятники архитектуры и искусства далеко не исчерпывают все достопримечательности венецианских сестьери. Здесь рассказано только о главном, наиболее значительном. Но в Венеции на каждом шагу можно встретить что- нибудь интересное: дома, мосты, арки, фонари, скульптурные украшения. Все это привлекает к себе внимание и навсегда остается в памяти путешественников.

Оглавление книги


Генерация: 0.117. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз