Книга: Венеция

Большой канал

Большой канал

Большой канал — каналь Гранде — пересекает всю Венецию и делит ее на две части. Он извивается буквой «S», его изгибы удивительно живописны и открывают за каждым поворотом красивые виды, где прекрасные строения, блеск водной глади и беспредельные небеса гармонично сочетаются в единой симфонии камня, воды и воздуха, созданной природой и человеком.

Большой канал четырехкилометровой длины во все времена был главной артерией города. Если в центре Венеции находились правительственные и административные сооружения, то вдоль канала на обоих его берегах возводились дворцы венецианской знати. В этих зданиях поражают богатство отделки и безграничная фантазия художников. Венецианское гражданское строительство, более свободное от канонов и традиций, чем церковное, сложилось в совершенно оригинальный тип архитектуры, связанный всецело с условиями жизни Венеции. Государственный строй — аристократическая республика, с твердыми устоями и прочным аппаратом — исключал возможность междоусобных столкновений, и потому в Венеции не было необходимости в возведении дворцов-крепостей. Защита города была хорошо организована вдали от него, и угроза внешнего вторжения также могла быть предотвращена. Тесные связи Венеции с Византией позволили венецианцам близко познакомиться с архитектурой этой страны. Византийский тип дворца с открытыми лоджиями и портиками как нельзя более подходил для лагунного города с его каналами и ярким солнечным светом. В XII–XIII веках начал складываться своеобразный вид дворца, основанный на византийских образцах, но более рассчитанный на связь с венецианской природой, тяготеющей к красоте и праздничности.

Путешествуя по Большому каналу, можно проследить все этапы развития типа венецианского дворца — «каза венециана», от построек византийского характера (XII–XIII вв.) простых и строгих форм с неизменным портиком, украшенным аркадами, до блистательных палаццо первой половины XV века, так называемого стиля венецианской готики, купающих в водах канала отражения своих мраморных кружев; от дворцов раннеренессансного стиля (вторая половина XV в.), сохраняющих элементы готического декора, но уже более строгих уравновешенных форм, до монументальных, сдержанно нарядных, величественных зданий Высокого Возрождения (XVI в.); от тяжеловесных, перегруженных декором дворцов XVII века до палаццо XVIII столетия простых классицизирующих форм. Эти здания различны по стилю, но всем им свойственна одна общая особенность: они не замкнуты, не отделены своими стенами от внешнего мира, — как было в других городах Италии до XVI века, — напротив, они открыты, приветливы, «распахнуты» навстречу человеку. На протяжении нескольких веков воды Большого канала неумолимо подтачивали фундаменты дворцов, подобно тому, как волны исторических событий постепенно разрушали могущество Венецианской республики. Ныне большинство дворцов покинуто их прежними владельцами. Часть их превращена в дорогие отели, другие перешли в собственность государства, а некоторые были проданы и обрели новых владельцев, фамилии которых не всегда звучат по-итальянски.

Большой канал соединяет центр города с железнодорожным вокзалом и местом стоянки автомашин. Гондолы и катера доставляют туристов с вокзала в отели, любого из которых можно достичь водным путем.

Когда-то обе части города соединялись только мостом Риальто, за последние два столетия к нему добавились мост Академии и еще один — у железнодорожного вокзала. Кроме того, канал можно пересечь в определенных пунктах в гондоле или вапоретто (катере).


Большой канал

В пейзаж центральной части Венеции вписываются два здания, «открывающие» Большой канал: бывшая таможня и церковь Санта Мария делла Салуте, хорошо видные от дворца Дожей и с Пьяццетты и часто воспроизводившиеся венецианскими художниками XVIII века. Таможня расположена на самом «острие» суши, которую омывают воды Большого канала и канала Джудекка, вливающиеся здесь в Бачино ди Сан Марко. Здание таможни, где в прошлые времена досматривали прибывшие морем товары, украшено башней, созданной во второй половине XVII века. Наверху ее — поддерживаемый тремя бронзовыми рыбами позолоченный шар, который венчает фигура Фортуны, вращающаяся по ветру как флюгер.

Рядом с таможней вздымает свой огромный купол причудливая церковь Санта Мария делла Салуте (salute — спасение). Ее построила Венеция в знак благодарности богоматери по случаю избавления города от страшной эпидемии чумы. Автор этого необычного сооружения — архитектор Бальдассаре Лонгена. Строительство церкви началось в 1631 году, когда автору было 26 лет, и закончилось в 1681 году. Восьмигранная в плане церковь увенчана большим куполом, отдаленно напоминающим купола Сан Марко. Он укреплен контрфорсами в виде больших завитков — волют: они-то и придают зданию столь своеобразный облик. Многочисленные беломраморные статуи украшают порталы и карнизы церкви, делая ее причудливо нарядной. Великолепные ступени спускаются от грандиозного портала к набережной. Это одно из поэтических мест Венеции, любоваться которым можно неустанно: и днем, когда под лучами солнца мрамор сияет девственной белизной, и ночью, когда камни мягко отражают свет звездного неба и огни канала. Интерьер церкви оформлен колоннами и арками. Над ними тянется карниз с балюстрадой, как бы обрамляющий основание прорезанного окнами огромного барабана, на котором покоится колоссальный купол.

В церкви хранятся разнообразные произведения искусства. В сакристии находится одна из известных картин Тинторетто- «Брак в Кане». Там же, в плафоне — три превосходных композиции Тициана: «Давид и Голиаф», «Жертвоприношение Авраама», «Каин и Авель». В алтарях — полотна Тициана, Луки Джордано, Пьетро Либери.

Недалеко от церкви Санта Мария делла Салуте находится маленький ренессансный дворец — палаццо Дарио, построенный в 1487 году Пьетро Ломбардо. Его асимметричный фасад отделан инкрустацией из цветного мрамора.


Церковь Санта Мария делла Салуте

Здесь же поблизости виднеются сквозь зелень стены начатого строительством в 1749 году и незавершенного палаццо Вениер деи Леони. У владельцев не хватило средств, чтобы осуществить грандиозный замысел архитектора Лоренцо Боскетти. За стенами недостроенного дворца раскинулся великолепный сад, в котором Вениер держали львов, отсюда название — деи Леони. Ныне палаццо принадлежит известной американской любительнице искусства Пегги Гуггенхейм. Здесь она хранит большое собрание произведений современных художников.

На противоположной стороне канала отражается в воде ряд дворцов, одни из которых превращены в отели, другие заняты городскими учреждениями. Среди них — палаццо Корнер, построенное Сансовино в 1530-х годах на месте сгоревшего, более древнего здания. Теперь здесь расположена префектура.


Палаццо Дарио

Рядом с палаццо Корнер зеленеет садик с знаменитой Казетта росса (красным домиком). В начале XIX века в нем была мастерская прославленного скульптора Антонио Кановы. Во время первой мировой войны здесь жил известный итальянский поэт Габриэле д’Аннунцио. На том же берегу канала стоит прелестный маленький дворец Контарини Фазан в стиле венецианской готики, нарядный и изящный. Венецианцы называют его «домом Дездемоны».

Несколько дальше через канал перекинут деревянный мост, сконструированный в 1930-х годах взамен железного моста времен австрийского владычества. Здесь, на правом берегу, находятся церковь, монастырь и скуола 16* делла Карита (милосердия). С 1807 года в этих зданиях расположены Академия изящных искусств и художественная галерея Академии — всемирно известный музей, сокровищница венецианского искусства. Занимаемые Академией постройки в основе своей старые, но церковь переделывал в XV веке Бартоломео Бон, а монастырь — в XVI веке Андреа Палладио. Изменения в планировку и архитектуру зданий были внесены в начале XIX века в связи с новым их назначением.

Начало формированию коллекций Академии положили произведения искусства, вывезенные из церквей и монастырей, закрытых после вторжения Наполеона в Италию. В течение XIX столетия это собрание многократно пополнялось за счет подаренных и приобретенных произведений и частных коллекций и к XX веку превратилось в самый значительный музей венецианского искусства, где представлены творения многих мастеров венецианской художественной школы XIII–XVIII веков. На многочисленных и разнообразных работах больших и малых художников здесь можно проследить историю развития венецианской живописи: постепенное преодоление византийских традиций, характерных для XIII–XIV веков, становление самостоятельной художественной школы, блестящий расцвет искусства в XVI и XVIII столетиях. Залы Академии украшают известнейшие шедевры живописи: полиптих Паоло Венециано, «Оплакивание» и «Пала ди Сан Джоббе» тонкого и поэтичного художника Джованни Беллини, интереснейший цикл картин, посвященных истории св. Урсулы, — работа Витторе Карпаччо, загадочная и прекрасная «Гроза» Джорджоне, огромное полотно Тициана — знаменитое «Введение во храм», нарядная и праздничная композиция Паоло Веронезе «Пир в доме Левия», насыщенные драматизмом картины Тинторетто «Чудо св. Марка» и «Похищение тела св. Марка», «Гадалка» Дж.-Б. Пьяццетты, жанровые сцены Пьетро Лонги, монументальные полотна Дж.-Б. Тьеполо, поэтические пейзажи Франческо Гварди.


Палаццо Контарини Фазан

В самом красивом месте Большого канала — там, где он делает поворот и открывает прекраснейшую перспективу — расположен дворец Редзонико, построенный во второй половине XVII века по проекту Бальдассаре Лонгена. Пышный фасад этой монументальной постройки производит несколько беспокойное впечатление из-за обилия декоративных элементов, утяжеляющих арки верхнего этажа, и дробной рустовки 17* нижней части здания. Именно эти детали придают фасаду помпезность, свойственную архитектуре XVII века. В палаццо Редзонико ныне находится музей венецианского искусства XVIII века. Картины Каналетто и Гварди, Лонги и Тьеполо, произведения прикладного искусства и предметы быта, книги, костюмы, марионетки, наконец, самые интерьеры дают яркое представление о Венеции XVIII века, которую так любил Гольдони, воспел Гёте, посещали Моцарт, Гайдн и многие другие люди искусства. Здесь можно увидеть работы пейзажистов и портретистов, рисующие облик города и его жителей; можно пройтись по залам, подобным тем, где танцевала и веселилась Венеция восемнадцатого столетия, целиком окунуться в ту эпоху, когда Республика доживала свой последний век: победы и богатство ушли в прошлое, но королева Адриатики оставалась по-прежнему прекрасной и привлекательной.


Палаццо Редзонико


Ка’Фоскари

Недалеко от дворца Редзонико находится Ка’Фоскари (ка' — сокращенное от «каза» — дом), построенный в 1452 году в стиле поздней венецианской готики для дожа Франческо Фоскари. Это один из интереснейших образцов гражданской архитектуры XV века. Симметричный фасад дворца прорезан узкими стрельчатыми окнами, В центре его один над другим два легких балкона с балюстрадой и неглубокие лоджии с изящной ажурной аркадой, опирающейся на стройные тонкие колонки. Обрамленный строгой колоннадой внутренний двор перекрыт стеклянной крышей. Из этого двора во внутренние помещения ведет большая лестница, расписанная в XVIII веке фресками с изображением сцен из венецианской жизни того времени. Когда-то в этом здании происходили пышные приемы, устраиваемые аристократической семьей Фоскари. Ныне здесь помещается Университетский институт экономики и торговли. Интерьеры здания сильно переделаны в XVIII и XIX веках.

На другой стороне канала стоит палаццо Грасси, созданное в XVIII веке архитектором Джорджо Массари и выдержанное в классических формах. Оно принадлежало богатейшей болонской семье Грасси. Теперь в нем находится Международный центр искусства и быта. В саду дворца сделан открытый театр.

Поблизости расположено построенное Скарпаньино палаццо Контарини далле фигуре (с фигурами), названное так по украшающим вход скульптурам. Это здание — образец архитектуры Возрождения начала XVI века — с полуциркульными арками, треугольными фронтонами над окнами, строгой симметрией форм. Центр фасада выделен чисто декоративным фронтоном с балконом и легкой аркадой над ним в верхнем этаже. В этом доме жил известный покровитель поэтов и художников эпохи Возрождения, друг Палладио Якопо Контарини. Собранные им прекрасная библиотека и коллекция произведений искусства после смерти владельца перешли по завещанию в собственность Республики.


Палаццо Контарини далле фигуре

Далее на повороте канала стоят четыре дворца Мочениго. В одном из них жил Джордано Бруно. В 1818 году здесь останавливался влюбленный в Венецию Джордж Байрон.

На этом же берегу находится приветливое здание палаццо Корнер Спинелли с широкими закругленными окнами и легкими балкончиками. По мраморным стенам дворца пробегают отблески воды, что делает его особенно живописным. Эта постройка — творение самого выдающегося венецианского зодчего эпохи Раннего Возрождения Мауро Кодусси. В «кружевном» украшении окон сказалось воздействие традиций стиля венецианской готики, однако большие оконные проемы с полуциркульным, а не стрельчатым завершением — признак ренессансной архитектуры.

Среди маленьких окружающих зданий неизбежно привлекает внимание огромное палаццо Гримани (начало XVI в.). Мощные формы фасада с большими колоннами и тяжелыми карнизами были призваны продемонстрировать блеск и роскошь богатого владельца. Рассказывают, что его возвел напротив дворца Тьеполо один из Гримани: таким путем он хотел отомстить аристократической семье Тьеполо, отвергнувшей его сватовство, когда он был молод и беден. Апелляционный суд, занимавший до последнего времени это здание, вряд ли мог бы найти для себя более подходящую по внушительности резиденцию.

Два похожих по стилю дворца Фарсетти и Лоредан заняты муниципалитетом. Сильно перестроенные, они все же дают представление о раннем византийско-венецианском архитектурном стиле палаццо XII–XIII веков с лоджиями и простыми аркадами.


Палаццо Гримани


Мост Риальто

У второго поворота канала его берега соединяет мост Риальто- один из самых знаменитых мостов мира, долгое время остававшийся единственным мостом через Большой канал. В давние времена здесь находился коммерческий и финансовый центр города. И в наши дни вокруг Риальто расположены рынки, магазины, лавки. В 1181 году на этом месте архитектор Никколо Бараттьери, — тот же, что установил колонны на Пьяццетте, — построил мост на лодках. В середине XIII века возвели деревянный мост на сваях, который рухнул в 1444 году под тяжестью толпы, заполнившей его во время одного из празднеств. Он был восстановлен, но впоследствии снова разрушался, достраивался и пришел в такое состояние, что в 20-е годы XVI века решено было отстроить мост в камне. Правительство Венецианской республики предложило самым известным архитекторам разработать проекты. В этом конкурсе гениев приняли участие Микеланджело, Сансовино, Скарпаньино, Палладио, Скамоцци. Но принят был проект Антонио да Понте, автора Карчери.

И вот между 1588 и 1591 годами мощная двадцативосьмиметровая каменная арка перешагнула через канал, соединив обе части города. Антонио да Понте не был столь известен и гениален, как его «соперники». Но, может быть, его проект более всего соответствовал духу Венеции. Крытая однопролетная арка (в отличие от пяти пролетов, предложенных, например, Палладио) давала свободный проход довольно большим судам. Под аркадами крытого прохода моста смогли разместиться столь привычные, ставшие уже традицией для венецианцев, многочисленные лавчонки, «обжившие» мост, когда он был еще деревянным. Эти уютные маленькие магазинчики существуют и поныне.

Мост Риальто органически вошел в пейзаж Венеции, он виден издалека и выделяется на фоне канала и неба внушительным силуэтом. Его несколько тяжелые формы вполне оправданы назначением: связать воедино две части города. Когда смотришь на мост с канала, как будто чувствуешь, каким мощным усилием «держит» он готовые уплыть в разные стороны берега, властно приковывая их к месту.

Только здесь, у Риальто, вдоль канала тянутся набережные: Рива дель вин (винная набережная) и Рива дель карбоне (угольная набережная). Вид набережных для нас непривычен: у них нет перил. Только здесь можно пройтись пешком в непосредственной близости к воде канала или постоять, глядя на отражения домов, на стремительно пробегающие мимо катера и плавно скользящие гондолы.

Рядом с мостом расположено палаццо Камерленги, построенное в начале XVI века Гульельмо Бергамаско. Это спокойное и строгое здание из белого камня, красиво отделанное мрамором, служило некогда резиденцией казначеев Республики. Напротив — Фондако деи Тедески (немецкий склад), построенное архитектором Скарпаньино в 1508 году на месте сгоревшего здания и знаменитое тем, что фасад его был расписан Джорджоне и Тицианом. Единственное сохранившееся воспоминание об этом прекрасном содружестве — фрагмент фрески, хранящийся в галерее Академии. Строгий фасад прорезан рядами узких сдвоенных окон и украшен внизу лоджией с аркадой и зубчатым карнизом наверху. Простотой и монументальностью форм здание напоминает старые средневековые постройки. Когда-то это был гостиный двор, где останавливались и сбывали свои товары приезжавшие в Венецию немцы. Теперь здесь почта и телеграф.

Несколько далее — самое оживленное место канала: сюда, к Пескерии (рыбному рынку) и Эрберии (овощному рынку) уже много столетий каждое утро спешат бесчисленные лодки, груженные рыбой, зеленью и прочей снедью.

Около Эрберии стоит самая древняя церковь Венеции Сан Джакомо ди Риальто, заложенная, согласно традиции, первыми беженцами с континента в V веке. Это маленькое сооружение в основном сохраняет облик XI–XII веков, когда церковь была перестроена. Подобно многим другим церковным постройкам, она переделывалась и в дальнейшем, но незначительно. Особый интерес представляет деревянный портал, опирающийся на пять колонн с великолепными капителями. Это едва ли не единственный дошедший до нашего времени образец украшения, характерного для средневековых церквей Венеции. Перед церковью-низкая гранитная колонна, с которой провозглашали декреты и законы. Ведущую на колонну лестницу поддерживает фигура горбуна, получившая название «гоббо ди Риальто» (gobbo-горбун). Граждане, недовольные каким-либо видным лицом, вывешивали на колонне адресованные ему сатирические надписи и стихи. Таким образом, гоббо ди Риальто служил трибуной для выражения общественного мнения.


Памятник Карло Гольдони и палаццо Мора

По другую сторону моста расположена оживленная площадь кампо Сан Бартоломео. На ней стоит памятник Карло Гольдони. Он сооружен в 1883 году скульптором Антонио даль Дзотто. Добрый улыбающийся «папа» Гольдони, создатель 120 комедий, рисующих жизнь Венеции XVIII века, которую он так хорошо знал и постоянно изучал, бродя по городу, слушая и запоминая меткие слова и остроумные выражения народной мудрости… Как прежде, так и ныне его любит и почитает Венеция.


Ка’д’Оро

От моста Риальто начинается менее фешенебельная часть Большого канала. Но и здесь много прославленных величественных дворцов. Один из самых старых — Ка'да Мосто XIII в. находится недалеко от Риальто. Его лоджия во втором этаже украшена византийского типа аркадой. 18* Фасад декорирован скульптурой и мраморной инкрустацией. В этом доме жил путешественник Альвизе да Мосто, исследователь берегов Африки, открывший острова Зеленого Мыса. Уже несколько столетий во дворце помещается гостиница «Белый лев», которая славится тем, что в ней останавливались австрийский император Иосиф II и русский цесаревич Павел с супругой.


Ка’д'Оро. Интерьер

Далее на том же берегу можно видеть выдающийся памятник архитектуры XV века — знаменитый дворец Ка'д'Оро, построенный для семьи Контарини зодчими Маттео Раверти и Джованни и Бартоломео Бон. Вероятно, когда-то он был отделан позолотой, откуда и название Ка'д'Оро (золотой дом). Фасад здания асимметричен: возможно, левая часть не была достроена из-за недостатка места или по какой-либо другой причине. Эта пленительная нарядная постройка покоряет игрой многоцветного мрамора, разнообразием узоров ажурных аркад и стрельчатых окон. Маленькие легкие балкончики под окнами и изящный, тонкого рисунка зубчатый карниз дополняют декор здания. Все три этажа открываются лоджиями, нижняя сбегает ступенями прямо к воде. Нигде, кроме Венеции, не найти таких приветливых дворцов XV века.

Рисунком своих аркад Ка'д'Оро напоминает дворец Дожей. Это здание — высший расцвет венецианской готики. Очень красив внутренний двор Ка'д'Оро, мощенный кирпичом, с кирпичными стенами, на фоне которых вырисовывается белая мраморная лестница на стрельчатых арках. В интерьерах богатые потолки резного дерева с позолотой.


Ка’Пезаро

В конце XIX века дворец принадлежал страстному коллекционеру Джорджо Франкетти, который собрал превосходную коллекцию живописи и скульптуры, подаренную им в 1916 году вместе с дворцом государству. Среди находящихся во дворце произведений искусства есть настоящие шедевры, налример, «Портрет Мухаммеда II» Джентиле Беллини, картины Витторе Карпаччо, «Святой Себастьян» Андреа Мантеньи, «Венера» Тициана, два великолепных венецианских пейзажа Франческо Гварди. В галерее Франкетти есть также картины фламандских и голландских мастеров, нидерландские шпалеры, итальянские медали, скульптуры А. Витториа и Я. Сансовино.

На противоположной стороне в воде канала отражается одно из лучших зданий XVII века Ка'Пезаро, созданное по проекту Бальдассаре Лонгена. Нижний этаж его утяжелен рустовкой, в верхних — ритмично чередуются закругленные окна и колонны. Балюстрады под окнами второго и третьего этажей изящным кружевом пробегают вдоль всего фасада, придавая легкость этому большому сооружению.

Дворец принадлежал некогда одной из самых древних аристократических венецианских семей Пезаро, затем перешел к Градениго и, наконец, к герцогам Ла Маза, которые передали его Городскому управлению. Теперь здесь расположены два музея: Восточных культур и Современного искусства.

Восточный музей «Марко Поло» содержит образцы японского, китайского, яванского искусства: оружие, фарфор, скульптуру, одежду, музыкальные инструменты, лаки, изделия из металла.

В галерее современного искусства хранятся произведения итальянских художников XIX–XX веков: Гульельмо Чарди, Джино Росси, Ф. де Пизиса, Карра, Моранди, Дзигаины, Пиццинато и мастеров других стран — Родена, Цорна, Бренгвина, Малявина, Цадкина, Боннара, Шагала, Кандинского, Клее. Многие вещи приобретены на Бьеннале.

Дальше, на том же берегу, вырастает из воды легкими ритмичными аркадами и двумя башнями Фондако деи Турки. Здание было возведено в XIII веке, но дошло до наших дней со значительными перестройками. Когда-то здесь останавливались восточные купцы. Теперь это Городской музей естественной истории, в котором собраны коллекции представителей животного мира: птиц, насекомых, земноводных, пресмыкающихся, рыб; имеются также отделы геологии, этнографии, минералогии. Прекрасно показан животный и растительный мир венецианской акватории.


Фондако деи Турки

На другой стороне канала — палаццо Вендрамин Калерджи, созданное Мауро Кодусси. Фасад его строго симметричен и отделан сдвоенными полуциркульными окнами, стройными колоннами и легкими балконами. Когда-то на нем были ныне исчезнувшие росписи Джорджоне. Мемориальная доска на одной из стен дворца гласит, что здесь жил и в 1883 году умер Рихард Вагнер. Он умер у входа во дворец на руках гондольера Луиджи Тревизан, который постоянно возил великого композитора и с которым Вагнер был в большой дружбе.

Там, где с Большим каналом соединяется канал Каннареджо, стоит палаццо Лабия XVIII века, знаменитое посвященными истории Марка Антония и Клеопатры росписями Дж.-Б. Тьеполо. Это великолепные произведения живописи, но видеть их мало кому удавалось: доступ во дворец был затруднен тем, что он находился в частном владении. Недавно палаццо Лабия перешло в собственность государства.

На другом берегу виден купол маленькой церкви Сан Симеон Пикколо (piccolo-маленький), построенной в середине XVIII века по образцу римского Пантеона. Она украшена строгим классическим портиком с колоннами. Недалеко отсюда через канал перекинут третий мост из белого камня, сооруженный три десятилетия назад.


Палаццо Вендрамин Калерджи


Тьеполо. Пир Клеопатры. 1745–1750. Палаццо Лабия

В конце Большого канала расположена Римская площадь — Пьяццале Рома. На ней стоит огромный гараж, вмещающий прибывшие в Венецию автомобили.

На противоположном берегу канала — железнодорожный вокзал, соединенный с континентом длинным мостом, опирающимся на 222 арки, которые покоятся на 75 000 свай, вбитых в морское дно. Этот мост был закончен в 1846 году, а почти через столетие к нему присоединилось шоссейное полотно. У железнодорожного вокзала и на Пьяццале Рома путешественник прощается с наземным транспортом, и дальше передвигаться по городу он может только пешком или в катерах и гондолах.

Гондола. . сколько романтики она придает Венеции, как заманчиво звучит это слово! Много столетий она царила на каналах города. Теперь гондолу все более вытесняют быстроходные катера. Но она не может исчезнуть — иначе Венеция утратила бы в значительной мере привлекательность и своеобразие. Венеция немыслима без гондолы, как гондола немыслима без Венеции. Столетия истории связали воедино эти два понятия. Происхождение слова «гондола» неясно: может быть, в основе его лежит латинское название лодки, а может быть, — греческое. В документах гондола впервые упоминается в конце XI века, но появилась она, вероятно, раньше.


Железнодорожный вокзал

Венецианская знать раскрашивала гондолы в яркие цвета. Чем больше богатела Венеция, тем роскошнее и огромнее становились гондолы. Фантазия их владельцев не имела границ. Наконец, в XVIII веке городские власти приняли решение, подчиниться которому должны были все: гондола может быть только черной и только определенного размера — 11 метров в длину, 1,4 метра в ширину. Любопытно, что она асимметрична в плане — это придает ей характерный наклон. Гондолы часто покрыты деревянной резьбой, повторяющей орнамент XVIII века, а нос обязательно имеет украшение, похожее на алебарду. Управление судном требует большого искусства, и та легкость и уверенность, с которой действует гондольер, приобретаются постепенно, в течение многих лет. Поэтому профессия гондольера, как правило, передается по наследству вместе с гондолой, стоимость которой достаточно высока — 1 миллион лир.


Регата на Большом канале

Еще сложнее построить гондолу: это делают искуснейшие мастера. Достаточно сказать, что каждая лодка сконструирована из восьми разных пород дерева. В некоторых отдаленных частях города можно видеть маленькие верфи — сквери (как, например, у церкви Сан Тровазо), где строят эти удивительные суда. Но сквери становится все меньше, — так же, как и гондол, которых в XVI веке насчитывалось десять тысяч, а теперь — не более пятисот. Но все же «черные лебеди» продолжают оставаться неотъемлемым украшением венецианского пейзажа и символизируют Венецию не меньше, а в наши дни даже больше, чем лев святого Марка. Хотя, как правило, венецианцы предпочитают теперь передвигаться на быстроходных катерах, все же прогулки они совершают в гондолах, и уж во всяком случае для свадебных церемоний по традиции используют гондолы. Тогда гондольер сменяет свой обычный темный костюм на белый с золотыми пуговицами и повязывает на шею желтый платок. Путешественники же предпочитают поездки в гондолах не только потому, что это лучший способ осмотреть город, но и потому, что гондола — это традиция, гондола — это сама Венеция.

В некоторых пунктах Большого канала гондолы служат просто для перевозки пассажиров на другой берег.


Венеция ночью

Когда к гондольеру приходит старость, он не может уже ловко управлять единственным веслом, легко лавируя в узких каналах среди снующих в разных направлениях катеров. Он зарабатывает себе на жизнь немногие лиры лишь на набережной у Пьяццетты, помогая желающим нанять гондолу или ошвартоваться у одного из многочисленных полосатых столбов.

Гондолы связаны со многими традиционными венецианскими праздниками, которые, к сожалению, из народных празднеств все более превращаются в зрелища для туристов. И все же они очень красивы, особенно два — регата и праздник реденторе.

Каждый год в первое воскресенье сентября на Большом канале проводится знаменитая регата в исторических костюмах — регатта сторика. Это и спортивное состязание, и народный праздник, где главная роль принадлежит гондоле. Гондолы из разных районов города соревнуются на дистанции 7 километров. Первым трем победителям вручаются кубки и денежные премии, четвертому — живой поросенок.

В день регаты запрещается всякое движение на канале. Вдоль берегов в две линии выстраиваются лодки, заполненные зрителями. В окнах домов красуются дорогие ковры (тоже старая традиция). Праздник открывает парад гондол с гондольерами в старинных многокрасочных одеждах.

Венецианцы всегда любили и любят праздники, которых в Венеции было и остается много. Одни ушли в прошлое, другие продолжают жить, третьи появились недавно. Знаменитый карнавал на масленицу, новый год, музыкальный фестиваль, день провозглашения республики, регата, праздник труда — все они отражают жизнерадостность венецианцев, их любовь к музыке, морю, родному городу. Веселью предаются самозабвенно — так же, как полностью погружаются в работу в будни.

Оглавление книги


Генерация: 0.124. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз