Книга: Венеция

Бурано

Бурано

К северо-востоку от Мурано находится остров Бурано. В этой части лагуны разбросано много мелких островов, теперь в большинстве своем необитаемых. Некоторые погрузились в воду и образовали мели. Здесь приятно скользить под парусом, не нарушая шумом мотора разлитой в воздухе тишины, или же доплыть от Бурано в гондоле до утопающего в зелени островка Сан Франческо дель Дезерто (deserto — пустыня). Это один из самых живописных уголков лагуны, где можно остаться наедине с природой и любоваться безмятежным морем и меланхоличными кипарисами. Не счесть в Венеции и лагуне мест, с которыми связаны древние легенды. Сан Франческо дель Дезерто получил свое название по имени Франциска Ассизского, причисленного католической церковью к лику святых: он якобы пристал к этому пустынному острову во время бури, когда возвращался из Сирии в 1220 году. Говорят, он основал здесь монастырь и творил чудеса, свидетельство об одном из которых существует и поныне: монахи охотно показывают путешественнику «священный» кедр, выросший, по преданию, из воткнутого Франциском Ассизским в землю посоха, срезанного им в Албании.

Бурано — остров живописный и красочный: краски домов в сочетании с блеском морской воды и сиянием неба создают красивую цветовую гамму, постоянно привлекающую художников. На набережных, площадях и улицах можно тут и там видеть женщин и девушек, склонившихся над тончайшими узорами кружев. В XVI и XVII веках кружева Бурано украшали праздничные туалеты вельмож в разных странах Европы. Потом сильным конкурентом Бурано выступила Франция. После падения республики остров пришел в упадок. Бедность и запустение царили здесь. Только в двадцатом столетии Бурано начал возрождаться: выросли новые дома, развиваются рыболовство и садоводство, особенно на соседнем островке Мадзорбо, соединенном с Бурано длинным деревянным мостом. Возродилось также искусство плетения кружев. Открылась специальная школа, в которой обучают этому сложному ремеслу, есть даже лаборатория кружевного производства. При школе основан музей, там хранятся замечательные образцы буранских изделий. Буранские кружева вновь экспортируются, а возможность приобрести их прямо на месте, где они изготовлены, а главное, полюбоваться ловкими дзижениями пальцев мастериц, увидеть, как из простой нити рождается сложный узор из птиц, цветов и животных, привлекает на Бурано все больше туристов. Некоторые из них помнят, что на этом острове родился знаменитый музыкант Бальдассаре Галуппи.


Бурано. Кружевницы

В средние века Бурано был тесно связан с расположенным севернее Торчелло, в прошлом — оживленным торговым центром, ныне тихим поэтичным городком, хранящим следы былого блеска. Уже в глубокой древности остров был обитаем. На нем селились беженцы с континента. Скоро здесь выросли дома и церкви, была построена небольшая крепость, которая и дала название острову (torcello — от латинского turriculum — маленькая крепость). Когда смотришь сейчас на немногочисленные дома, разбросанные среди зелени лужаек и окруженные садами и виноградниками, когда встречаешь на дорожках редких прохожих, трудно поверить, что много столетий назад здесь был шумный город, успешно торговавший с побережьем, имевший свою городскую администрацию, своего епископа. Но зато, все более поддаваясь очарованию Торчелло, понимаешь, почему его так любил Хемингуэй.

Маленькому острову оказалась не под силу конкуренция с Венецией в торговле; море все больше размывало берега и разрушало сушу, заболоченные места угрожали малярией — все это привело к тому, что население города с течением времени редело, Торчелло постепенно угасал.

Теперь от былой его роскоши осталось два замечательных архитектурных памятника: собор Санта Мария Ассунта (Вознесения св. Марии) и церковь Санта Фоска. Здания расположены поблизости друг от друга, недалеко от воды, и особенно красивы на фоне лагуны в сумерках уходящего дня. Они стоят свободно, не стесненные другими постройками, и осмотреть их можно с разных сторон и с любого расстояния.

Собор Санта Мария Ассунта основан, согласно сохранившейся надписи, в 639 году, частично перестраивался з IX и начале XI века. В настоящее время он сохраняет облик венецианско-византийских церковных сооружений XI столетия. Собор имеет простые, строгие и монументальные формы базилики, со средней частью, возвышающейся над боковыми, и очень сдержанной орнаментацией фасадов. К главному фасаду пристроен деревянный портик IX века, расширенный в XIV–XV столетиях.


Торчелло. Собор Санта Мария Ассунта. Интерьер

Недалеко от входа был когда-то круглый баптистерий, построенный в VII веке, но от него мало что сохранилось. Позади собора вздымается к небу мощная башня колокольни XI столетия с несколькими узкими окнами. Завершена она открытой ажурной аркадой звонницы.

Суровый внешний облик старых базилик обычно обещает роскошное мозаичное убранство внутри здания. К сожалению, далеко не везде мозаики так хорошо сохранились, как, например, в церквах Равенны. В соборе Санта Мария Ассунта от древности осталось многое, и ощущение седой старины охватывает сразу же, как только входишь в него. Простой и величественный интерьер — мраморные колонны, золотые мозаики, деревянный потолок — в основном сохраняет тот вид, какой он приобрел в XI веке. Пол выложен мраморным орнаментом. В алтарной части большая часть убранства создана в XI столетии, но кое-что датируется XV веком. К этому времени относится верхняя часть иконостаса с изображением мадонны и двенадцати апостолов. Между его колоннами вставлены мраморные плиты, покрытые резным орнаментом с изображением животных (византийская работа начала XI века). В алтаре находится надпись, которая указывает дату строительства собора — 639 год. Принято считать, что это самый древний письменный документ в истории Венеции.


Мозаика VII в. Торчелло, собор Санта Мария Ассунта

В сводах алтарной части и на триумфальной арке (арка перед алтарем) сверкают великолепные мозаики, время создания которых еще окончательно не установлено. Поскольку система изображения Марии и 12 апостолов и сцены «благовещения» восходят к VII веку, то вероятнее всего, что старые мозаики этого времени были обновлены в последующие столетия. Строгая, суровая фигура богоматери на золотом фоне очень напоминает византийские мозаики XIII века. Это один из самых сильных и впечатляющих образов Марии в византийском искусстве XIII века. На стене над входом расположены огромные мозаичные композиции. Как превосходно сочетаются в них повествовательность и монументальность, условность и наглядность, наивность и мистика. В XII–XIII веках выполнили византийские и венецианские мастера эти сцены распятия, сошествия в ад и другие. В соборе можно найти незначительные остатки мозаик VII века, мраморную дарохранительницу того же времени и некоторые мозаичные композиции IX века. Основная же часть мозаичного убранства создана в XII–XIII столетиях.

Рядом с собором на зеленой лужайке стоит покоряющая своими пропорциями и неприхотливой красотой церковь Санта Фоска. Ее фасад украшен простыми полукруглыми арками, удлиненными у основания, которые опираются на грациозные колонны с резными капителями. За аркадой — обходная галерея с удивительной игрой тени и света, изменяющихся в течение дня в зависимости от движения солнца. Здесь всегда царят тишина и спокойствие. Церковь Санта Фоска — прекраснейший памятник венецианской архитектуры XI–XII веков.

С 1887 года на острове существует Музей лагуны, где собраны интересные экспонаты: скульптура XI–XV веков, памятники древнеримского и византийского искусства, иллюстрированные рукописи, картины, вышивки. Многие из этих предметов происходят из церквей Торчелло и близлежащих островов или найдены при раскопках.


Торчелло. Собор и церковь Санта Фоска

Протянувшиеся с севера на юг острова Маламокко и Пеллестрина, ширина которых почти нигде не превышает одного километра, образуют естественный барьер, как будто специально созданный природой для того, чтобы преградить путь ярости адриатических волн, рвущихся в лагуну. В штормовые ночи до Венеции докатывается грохот валов, разбивающихся о каменные подпорные стенки, которые уже многократно выдерживали неистовство Адриатики.

Северную часть Маламокко венецианцы называют Лидо (от латинского слова litus — побережье). Это название часто пере носится и на весь остров. Иногда на туристических картах и в путеводителях он так и называется «остров Лидо». Этот когда-то покрытый рощами пиний форпост Венеции был преградой не только для стихии, но и для врагов. Лидо — название, вызывающее теперь представление о модных пляжах, роскошных отелях, праздной толпе снобов, — в прошлом часто служил военным целям. В 1202 году здесь были разбиты лагеря тридцати тысяч крестоносцев, отправлявшихся в четвертый крестовый поход. В XIV веке во время войны с Генуей Лидо превратился в крепость. В XVI веке он постоянно был готов к отражению нападения со стороны Турции. Но это не означает, что остров был только военной крепостью. Сюда выезжали венецианские вельможи для встречи прибывающих в Венецию знатных иностранных гостей. Здесь, у берегов Лидо, происходила торжественная церемония обручения дожа с Адриатическим морем. Этот праздник возник в XII веке после успешного завоевания Венецией Далмации, что послужило первым шагом к установлению венецианского господства на Адриатике. Символическим отображением владычества над морем и явилась эта церемония, совершавшаяся на протяжении нескольких столетий ежегодно в день вознесения. Дож с парадной свитой прибывал к Лидо на буцентавре и с борта его бросал в море кольцо со словами: «Обручаемся с тобою, о море, в знак истинного и вечного владычества».

В XIX веке уже не было дожа, ушел в прошлое торжественный праздник, грозные когда-то укрепления разрушились, а бывшая королева Адриатики оказалась во власти французов, затем — австрийцев. Пустынный и тихий Лидо стал романтическим убежищем поэтов: здесь бывали Байрон и Шелли, Мюссе и Готье. Венецианцы любят упомянуть, что Байрон однажды проплыл четыре километра от Лидо до канале Гранде. Впоследствии пловцы оспаривали на этой дистанции «Кубок Байрона».

За несколько последних десятилетий Лидо превратился в современный город с многочисленными домами, дворцами, отелями, виллами, окаймляющими широкие улицы, по которым мчатся автомобили и троллейбусы. Прекрасно оборудованные песчаные пляжи с отлогим дном, шикарные рестораны, ночные клубы и казино привлекают на Лидо многочисленных туристов со всего света. Особенно много приезжает их сюда во время венецианского кинофестиваля, который проводится с 1929 года и стал традиционным.

Самый старый район Лидо находится в северной части острова. Здесь можно увидеть остатки форта — единственное, что сохранилось от древних укреплений. Напротив, на маленьком островке в лагуне возвышается крепость Сант Андреа. Она была возведена в 1543 году архитектором Санмикели и почти не пострадала ни от войн, ни от перестроек. Небольшие добавления, сделанные в 1570–1571 годах, не повлияли на общий стиль здания. Это сооружение интересно как своей монументальной, строгой архитектурой, вполне соответствующей его назначению, так и с точки зрения военной техники. Оба укрепления прикрывали вход в лагуну через канал-пролив Сан Николо. 28* В этой части Лидо находится один из двух аэропортов Венеции (второй аэропорт «Марко Поло» расположен на континенте). Здесь же, на берегу лагуны стоит церковь Сан Николо с незавершенным фасадом и старый монастырь, при котором существует нечто вроде школы профессионального обучения. Она готовит типографов, радиомонтеров и других специалистов: современность вошла в стены монастыря. Церковь и монастырь многократно перестраивались: в них сохранились отдельные части, относящиеся к XIV–XVII векам и даже к XI столетию. Южнее этого комплекса находится самое тихое место оживленного и шумного острова: эту территорию занимает заброшенное протестантское кладбище, на котором хоронили английских консулов, представительствовавших в Венеции, и окруженное кипарисами еврейское кладбище, существующее с XVI века.


Лидо. Пляж

Дальше начинается самый известный и роскошный район Лидо с площадью Санта Мария-Элизабетта на берегу лагуны, где причаливают суда, прибывающие из Венеции, и откуда расходятся основные магистрали острова. Прямо к морю ведет улица Санта Мария-Элизабетта. Она заканчивается пьяццале Бучинторо, с которой открывается блистательная панорама Адриатики и знаменитых пляжей Лидо. Пляжи превосходны, но для тех, кто привык к тесному общению с природой на Черноморском побережье Кавказа, Лидо кажется слишком «культивированным»: бесконечные ряды кабин, кресел, зонтиков и сразу за ними асфальтированные улицы, огромные каменные дома. Пляж имеет чисто функциональное назначение. Это и понятно: дорого стоящие клочки суши надо использовать максимально и извлечь из них соответствующую прибыль. Легко можно представить себе, как прекрасны были эти места до вторжения ультрасовременной цивилизации. На берегу моря возвышается самый помпезный отель в псевдомавританском стиле, где — как удачно выразился один писатель — «собирается международный снобизм, чтобы отпраздновать свой эфемерный триумф». Здесь же поблизости и знаменитое казино с рулеткой, и дворец Кино, в котором проходят фестивали.


Пеллестрина


Мурацци

Южнее, в районе Куаттро фонтане (четыре фонтана), в зелени садов прячутся виллы, а дальше, между лагуной и морем, раскинулись виноградники. Дорога ведет к городу Маламокко и затем в район Альбертони, в южной части острова. Расположенный здесь старый разрушенный форт окружен спортивными полями, санаториями, больницами.

Когда едешь вдоль лагуны, тут и там видишь выступающие из воды небольшие островки. Самый интересный из них Сан Ладзаро дельи Армени (армянский). Среди садов и темных кипарисов возвышается колокольня церкви армянского монастыря. В средние века на острове был лепрозорий, поэтому он и получил название Сан Ладзаро: св. Лазарь считался покровителем прокаженных. В 1717 году весь остров был передан бежавшему из захваченных турками мест армянскому монаху по прозвищу Мхитар (утешитель). На острове был основан армянский бенедиктинский монастырь для армян-беженцев, покинувших родные места, подпавшие под власть Турции. Сан Ладзаро дельи Армени стал центром армянской культуры на Адриатике. Здесь обучали молодых армян, здесь печатались и продолжают печататься (в основанной еще в XVIII веке типографии) книги, переведенные с разных европейских языков на армянский. На острове часто бывал Байрон, память о котором ревностно хранят монахи-мхитаристы. Любопытно, что остров официально пользуется правом экстерриториальности и оставался независимым даже в период франко-австрийской оккупации в начале XIX века. В монастыре хранятся армянские рукописи и античные памятники, египетская мумия и картины итальянских художников; имеется отличная библиотека и кабинет естественных наук с интересными коллекциями рыб, птиц и минералов. Хороши растущие в монастырском дворе благоухающие розы: ими не только любуются, но и приготовляют из них мармелад.

Маламокко отделен от Пеллестрины проходом — каналом Порто ди Маламокко (здесь же гавань). На Пеллестрине суша сужается настолько, что издали кажется, будто можно стоять одной ногой в море, другой в лагуне. Чтобы обезопасить остров от натиска морских волн и преградить им доступ в лагуну, отмель укрепили подпорными стенками, которые продолжаются и там, где суша кончается. Это грандиозное сооружение было предпринято венецианцами в XVIII веке. Оно было задумано в 1716 году Винченцо Коронелли, спроектировано и рассчитано математически Бернардино Дзендрини и начато строительством в 1744 году. Мощные стены-мурацци — четырехкилометровой длины, сложенные из огромных каменных блоков, скрепленных цементом, покоятся на вбитых в дно сваях и слое булыжника и достигают у основания толщины в 14 метров.


Кьоджа

В самом южном конце лагуны находится остров-город Кьоджа, отделенный от Пеллестрины проходом — каналом Порто ди Кьоджа. На юге близко к нему подходит полуостров Брондоло с большой отмелью Соттомарина. Недалеко от этих мест в море впадает река Брента, на берегах которой раскинулись виллы с садами и парками.

Город Кьоджа — самый большой рыболовный порт Италии. Когда-то он был защищен крепостью и имел для Венеции большое стратегическое значение как форпост, прикрывавший доступ в лагуну с юга. Кьоджа всегда выступала на стороне Венеции, была ей предана и поэтому пользовалась некоторыми привилегиями и независимостью. В 1848–1849 годах она поддержала венецианское восстание против австрийцев.

Город прорезан каналами, в которых теснятся рыбачьи лодки. Берега густо застроены домами. Население Кьоджи — потомственные моряки, просоленные морскими ветрами, обожженные солнцем, сильные и темпераментные. Не случайно именно Кьоджа дала миру прославленных мореплавателей XV века Джованни и Себастьяно Кабото 29* исследователей берегов Северной Америки. Многие художники запечатлели на своих полотнах этот город. Гольдони посвятил ему одну из своих самых знаменитых комедий «Кьоджинские перепалки».


Кьоджа. Улица


Стра. Вилла Пизани

Средневековых построек на острове осталось мало. Наиболее древняя часть города — там, где проходит канал Вена с красивыми набережными и мостами. Здесь сохранились дворцы XVI–XVII веков. Самое большое из старых зданий собор с квадратной колокольней XIV века. Он был заложен в XI веке, перестраивался в XIV, а в XVII сгорел. Восстановление его начал Бальдассаре Лонгена, но фасад так и не был завершен.

Кьоджа соединяется с полуостровом Брондоло железнодорожным мостом. Отсюда линия идет на Феррару. Другой мост перекинут от Кьоджи к городку Соттомарина, очень живописному и своеобразному. Ярко раскрашенные дома с узкими фасадами, обращенными в сторону моря, стоят, тесно прижавшись друг к другу. Население живет бедно, вся жизнь протекает главным образом на улицах, во дворах: под открытым небом стоят столы, стулья, под окнами висит белье. У причалов колышется на воде парусные лодки: на них на рассвете отправляются на поля и огороды, где выращивают лук, тыквы, а на закате возвращаются домой. Поблизости от Кьоджи и Соттомарины в море водится много рыбы, а прибрежные долины богаты дичью. Воды лагуны у Кьоджи спокойны и гладки, как зеркало. В воздухе ясно разносятся звуки, и с суши веет запахом рыбачьих сетей и скошенной травы.


Тьеполо. Деталь росписи виллы Пизани. Начало 1760-х гг.

Рассказывая о Венеции, нельзя не упомянуть о прибрежных районах на материке, примыкающих к лагуне и имеющих непосредственное отношение к городу. На берегах Бренты, как на Мурано и Джудекке, венецианская знать возводила загородные виллы среди зелени садов и парков. Многие из этих зданий очень интересны: вилла Фоскари, построенная Андреа Палладио; вилла Контарини, блиставшая когда-то росписями Тьеполо; 30* палаццо Фоскарини, где в 1817 году жил Байрон; знаменитая вилла Пизани в Стра, в живописное украшение которой вложил столько вдохновения и таланта Тьеполо.

Непосредственно связаны с Венецией железнодорожный узел Местре и порт Маргера. Здесь находятся крупные промышленные предприятия, доки, судостроительные верфи Венеции.

Оглавление книги


Генерация: 0.296. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз