Книга: Путеводитель по Библии

Хавор

Хавор

Салманасар бурно реагировал на новости о возобновившемся бунте. Он совершил поход против Израиля, разграбил его, захватил и сверг Осию, а затем, в 725 г. до н. э., осадил Самарию.

Благодаря отчаянному мужеству Самария умудрялась продолжать сопротивление в течение трех лет. Это сопротивление раздражало ассирийцев, вызывая недовольство Салманасаром. Умер Салманасар в 722 г. до н. э., возможно, был убит, поскольку на престол взошел узурпатор (вероятно, заговорщик, который нанял убийцу) и стал последним монархом самой яркой династии Ассирии.

Узурпатор выбрал себе знаменитое имя. Для той цели он обратился к далекому прошлому, ко времени Саргона из Аккада, который жил семнадцать веков назад. Поскольку в списке ассирийских царей был более ранний Саргон, этот новый стал известен как Саргон II.

Саргон II, сменивший Салманасара, довел осаду Самарии до быстрого и успешного завершения. Библия же не обращает внимания на изменение монарха и упоминает о нем только как о «царе Ассирийском».

4 Цар., 17: 6. В девятый год Осии взял царь Ассирийский Самарию, и переселил Израильтян в Ассирию, и поселил их в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан, и в городах Мидийских.

Так, в 722 г. до н. э. царство Израиль, которое существовало в течение немногим более двухсот лет со времени успешного восстания, возглавляемого Иеровоамом, пришло к окончательному упадку. Для тех, кого интересуют совпадения, можно отметить, что Израиль вошел в Ханаан за четыре с половиной столетия до этого при Осии (Иисусе) и теперь оставил его при другом Осии.


Хавор, река Гозана

Саргон принял образ действий, введенный Тиглатпаласаром III, вместо усмирения территории массовыми убийствами и разрушениями, что впоследствии сделало это менее выгодным для ее ассирийских хозяев. Той же цели можно было достичь, высылая народы в другие части империи, в то время как их земли заселяли новые колонисты. Таким образом разрушались узы и традиции, которые привязывали народы к родной земле — важная основа для генотеистического народа, который считает себя покинутым своим богом, — и атрофировалась воля к сопротивлению и восстанию.

В этом случае было выслано примерно двадцать семь тысяч израильтян. Очевидно, они не представляли все население Израиля, но, возможно, включали в себя фактически все правящие классы: землевладельцев и правителей. О них больше никогда не слышали, и они долгое время были известны в традиции как «десять пропавших колен» Израиля.

Более поздним поколениям оказалось трудно поверить, что колена, которым Бог дал так много обещаний, действительно могли быть уничтожены, несмотря даже на то, что Библия приписывает уничтожение этих племен тому факту, что они отказались от яхвизма и поклонялись идолам.

Многие люди верили в то, что эти десять колен все еще существовали в какой-нибудь отдаленной цитадели Азии или Африки, что они основали могущественное царство и что когда-нибудь они появятся, пылая истинной верой, чтобы спасти притесненных иудеев (или христиан, в зависимости от того, кто придумал легенду) от их угнетателей.

Еврейский историк Иосиф, писавший через восемь столетий после разрушения Израиля, сообщал, что эти десять колен все еще существовали за Евфратом и были могущественным народом. В дальнейшем истории о них становились все более диковинными. Полагали, что эти десять колен создали могущественное царство в Эфиопии, или в Монголии, или даже в Америке.

Некоторые даже верили в то, что существующие современные народы могли быть потомками этих десяти колен. В XIX в. в некоторых кругах развилась концепция, что эти десять колен так или иначе стали скифами, жившими к северу от Черного моря в греческие времена, или они превратились в саксов («сыновья Исаака»), а поскольку они вторглись в Британию, то англичане являются потомками этих десяти колен. Конечно, трудно представить себе что-либо несуразнее, чем эти верования так называемого «британо-израильского» культа.

Что же в действительности произошло с этими десятью коленами? Очевидная истина совершенно не романтична. В Четвертой книге Царств говорится в слегка искаженном стихе, что они были высланы в «Халах и Хавор у реки Гозан, и в города мидян».

Хавор — это та река, которая теперь известна как Хабур, которая является притоком Евфрата, впадая в него с севера. Река Хабур начинается в юго-восточной части Турции и протекает почти на юг примерно двести миль через район, который теперь является северо-восточной частью Сирии. Примерно в тридцати милях к югу от сирийского провинциального города Дейрэз-Зор (Deir ez Zor) она впадает в Евфрат. Гозан и Халах — это города на Хабуре. Они упомянуты как «города Медеса» не потому, что в то время они были на мидийской территории, а потому, что они находились под мидийским господством на полтора века позже, когда материал Четвертой книги Царств приобрел свою окончательную форму.

В таком случае это означает то, что израильтяне были переселены примерно на 450 миль на северо-восток, к оконечности Малой Азии. Они действительно находились примерно лишь в шестидесяти милях к востоку от города Харан, где Авраам временно проживал на пути в Ханаан.

И что же произошло с этими десятью коленами на реке Хабур? Ничего особо потрясающего. Несомненно, они смешались с населением этого региона, приняв его богов и нравы, и «исчезли» по причине ассимиляции.

Это то, что обычно происходит с какими-нибудь племенами, которые становятся изолированными от своей родины. Что произошло с вандалами, которые однажды вторглись в Северную Африку и покорили ее? С аланами, которые однажды завоевали Венгрию? С хазарами, которые однажды подчинили Украину?

Вместе с тем жители Иудеи, высланные через два столетия после израильтян, не ассимилировались в новом окружении. Поскольку иудеи выжили, остается удивляться, почему этого не смогли сделать израильтяне.

Оглавление книги


Генерация: 1.438. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз