Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Древний Византий

Древний Византий

Стамбул начинается практически от моря — от маяка Румели-фенери, который возвышается у входа в пролив Босфор, соединяющий Черное и Мраморное моря. Название пролива происходит от двух греческих слов, означающих «бык» и «проход». Согласно мифам, через этот пролив переправилась вплавь Ио — дочь первого аргосского царя Инаха и возлюбленная Зевса.


Маяк Румели-фенери 

Желая избавить ее от преследований суровой и ревнивой богини Геры, он обратил Ио в корову. Гера выпросила у Зевса прелестную белоснежную корову себе в дар и отдала стеречь ее исполину Аргусу… у которого было сто глаз. Из них постоянно сомкнуты были только два, другие же смотрели во все стороны. Днем он пас бедную корову и тщательно стерег ее; ночью же запирал ее и заковывал ее нежную шею в цепи. Бедная дева, сохранявшая человеческий разум и в превращенном виде, питалась древесными листьями и горькой травой, воду пила из мутной реки, спала на жесткой земле…

Но отец богов не мог смотреть на страдания возлюбленной Ио и повелел Гермесу убить исполина Аргуса. Покорный сын Зевса тотчас слетел с неба на землю. Сняв с себя сандалии с крыльями и окрыленную шляпу, он взял лишь свой волшебный прут и, наигрывая на своей пастушеской свирели (сиринге) прелестные напевы, погнал перед собой стадо коз — невдалеке от Аргуса. С наслаждением прислушался исполин к приятным звукам, а потом стал задавать собеседнику разные вопросы. Спросил он и о том, как была изобретена сиринга, и хитрый Гермес стал рассказывать ему затейливую историю. Во время своего рассказа он увидел, что все очи грозного стража закрылись, и серповидным мечом отрубил ему голову. Сто глаз великана Гера поместила на хвост павлина и, как блистающими звездами, украсила ими свою любимую птицу. А потом выдумала для несчастной Ио новую муку. Она наслала на нее огромного овода, который своим жалом доводил бессловесную корову до безумия и гнал ее по всем странам земли — через Иллирию, дикие страны Скифии, Кавказа, страну амазонок, через Киммерийский Босфор[1], через все страны Азии…

* * *

Босфор — не широкий пролив; он идет извивами, и на каждом повороте развертываются все новые и новые картины — одна краше другой, так что и не описать словами. Когда в прежние времена к Константинополю подплывали на пароде, город сразу одарял всех великолепной панорамой. Слева (по азиатскому берегу) и справа (по европейскому) тянулась цепь живописных холмов, которые отлого спускались к проливу. Дикие и пустынные пространства, скалы, горы и овраги чередовались с селениями; на европейском берегу, кутаясь в пышной листве дубов, кипарисов и платанов нескончаемой вереницей высились деревушки, маяки, укрепления, замки и бесчисленные предместья с пышными виллами посольств и дворцами султанов.

Красивейшим заливом Босфора является бухта Золотой Рог, которая в древности называлась «Рогатый залив» из-за своей формы, напоминающей «рог изобилия». Берега бухты не так извилисты, как берега пролива; они образуют удобную гавань и для маленьких, и для больших судов. Гавань была очень чистая, потому что при устье не принимала в себя никакой реки, которая могла бы нанести в нее песок и тем возвысить дно. В горах, лежащих вдоль Босфора, нет ни одного потока; в окрестностях города были только ручьи, впадающие в Мраморное море. Речки же (их называли здесь «сладкими водами») впадают в гавань только в четырех милях от ее устья.


Мост через пролив Босфор

Бухта прикрыта почти от всех ветров. Зима здесь начинается не раньше декабря, снег, если временами и выпадает, держится всего несколько дней. Осень тянется долго и является лучшим временем года. Столь выгодное географическое положение всегда привлекало к этим местам внимание народов, которые жили здесь еще в доисторические времена.

Постепенно пролив Босфор превратился в важный торговый путь, а «Рогатый залив» — в поистине «Золотой Рог». На его берегу появились небольшие греческие поселения и первые склады товаров, бухта стала известна мореплавателям и как место пополнения запасов пресной воды и продовольствия. Многочисленные суда со всего света везли сюда товары. Наряду с удобством расположения, порт Константинополя представлял для судов превосходную и совершенно безопасную стоянку. В Черном и Мраморном морях могли быть штормы, а в это же самое время на Босфоре и в бухте Золотой Рог волнение почти не замечалось. К тому же море здесь было так глубоко, что даже огромные корабли могли подходить почти к самому берегу.


Вид на Галату и Галатский мост

Считается, что город начинался в 658 г. до н.э., когда на острове, расположенном между бухтой Золотой Рог и Мраморным морем, колонисты из Мегары основали свое поселение. Но еще задолго до них фракийцы возвели в этих местах город, а финикийцы — торговую факторию в деревне Моде (возле Халкидона), располагавшейся на азиатском берегу Босфора. Когда здесь появились мегарцы, это была уже столица маленького государства, охватывавшего весь берег Босфора.

Множество легенд связано с историей выбора места для основания города. Одна из них гласит, что сначала мегарцы обратились за советом к оракулу, и он ответил, что город следует возводить «напротив слепых». Мегарцы под предводительством своего храброго вождя, охотника и воина Византа (сына бога Посейдона и нимфы Кероссы) прибыли к Босфору, и тот, увидев Халкидон, сказал своим спутникам: «Основатели этого города и есть те слепые, так как не поняли преимуществ Золотого Рога, предпочтя ему место, где построен Халкидон». Таким образом, местом, указанным оракулом, был Серайский мыс, где мегарцы и построили город, назвав его Византии — по имени своего вождя Византа.

Так повествует широко распространенная легенда, которую приводит в своих сочинениях древнегреческий географ Страбон, но существует и другая версия. Дельфийский оракул посоветовал мегарцам построить город на фракийском мысу, где в изобилии водятся олени и рыба. Прибыв в указанное место, Визант и его спутники расположились между устьями рек Кидарис и Барбисса. Воды их действительно были богаты рыбой, а в прибрежных лесах бегало много оленей. Когда колонисты начали приносить полагавшееся в таких случаях жертвоприношение, налетевший коршун схватил жертвенное животное и отнес его на конец мыса, вдающегося в Босфор. Находившийся неподалеку пастух указал Византу место, куда коршун отнес добычу. Все случившееся Визант и его товарищи восприняли как знак свыше и заложили город на холмистой оконечности Босфора.

Есть и другие легенды об основании Византия, но одно ясно без сомнения: греки населяли эти места, как указывалось выше, еще около VIII в. до н.э. Сначала в городе поселились рыбаки и торговцы, но выгодное географическое положение привело к быстрому росту Византия, и вскоре он занял видное положение среди других греческих полисов. Однако жизнь новых поселенцев не была безмятежной, и грекам долгое время приходилось вести борьбу с местными племенами. Фракийцы нападали на поселения первых колонистов, а также на их суда, которые они пытались заманить в ловушку, для чего выставляли на берегах Босфора и Золотого Рога ложные сигнальные огни. К тому же они славились умением вести ночные бои, и это было тяжелым испытанием для греков. Иногда фракийцам даже удавалось захватить их поселения, но греки выстояли.

Жители обнесли свой город крепкими стенами, сложив их из огромных каменных блоков, увенчали их сторожевыми башнями й вырыли вокруг глубокий ров. Особенно мощными были стены со стороны суши, откуда в любой момент можно было ожидать нападения. Город, располагавшийся на границе Европы и Азии, много страдал от греко-персидских войн. Так, персидский царь Дарий во время своих военных походов переправился через Босфор в наиболее узком месте пролива, где тогда располагался храм Зевса. Персидское войско, переправлявшееся по мосту, составленному из судов, заняло Византии и его окрестности[2]. Жители покинули город, который был разрушен до основания. Византии оставался в руках персов более десяти лет; здесь разместился сильный персидский гарнизон, контролировавший путь через проливы.

В битве при Платеях в 479 г. до н.э. персы были разбиты войсками 24 греческих городов-полисов, во главе которых стояли Афины и Спарта. Командовал войсками предводитель спартанцев Павсаний. Он приказал сделать на памятнике надпись, в которой приписал победу себе, но по требованию греческих полисов она была уничтожена. В заново сделанной надписи перечислялись все полисы, воины которых сражались при Платеях. В 478—477 гг. до н.э. во главе союзного греческого флота (50 кораблей) Павсаний завоевал большую часть острова Кипр, после недолгой осады освободил Византии и стал правителем города. В плен к грекам попали многие персидские вельможи, в том числе и царские родственники.

В дальнейшем борьба за Византии развернулась между Афинами и Спартой. Слава вскружила Павсанию голову, и он захотел власти над всей Грецией. Для достижения своей цели он пытался заручиться помощью персидского царя: вступив в тайные сношения с персами, он отпустил из плена знатных вельмож и завел переписку с персидским царем Ксерксом. Надменность и своеволие Павсания оттолкнули от него и от Спарты союзников-греков, а когда его отношения со Спартой сильно обострились, в ситуацию вмешались Афины. В 470 г. до н.э. их флот захватил Византии и присоединил его к Афинскому союзу городов, созданному в 477 г. до н.э.

Византии был совсем еще молодой колонией и мог бы не раз погибнуть во время междоусобных войн, например, когда македонский царь Филипп осадил город, оказавший помощь перинфянам. И тогда греки послали византийцам войско, которое и спасло их. В то время города Греции, разоренные и истощенные внутренними раздорами, находились в упадке. Только Византии сохранил былой блеск, благодаря своим крепким стенам, но в особенности своей политике — всегда держать сторону сильного.

С середины V в. до н.э. Византии превратился в наиболее оживленный порт на всем морском пути от Афин до Боспорского царства. А с конца столетия стал уже чеканить собственную монету со своей эмблемой — бык на дельфине.

Во время восточных войн римляне объявили город свободным, оставили ему его законы и земли, какими Византий владел на берегах Черного моря. Они оказывали всяческое покровительство византийцам, способствовали развитию их торговли, даже возвратили городу право взимать пошлину со всех судов, проходивших через Босфор. Город сохранял независимость несколько веков, но когда власть Рима в Средиземноморье стала безраздельной, византийцы лишились права взимать пошлину — важнейший для себя источник доходов. Со временем римский император Веспасиан подчинил своей власти провинции Ликию, Родос, Самос и др., и вольный Византии стал постепенно превращаться в римскую провинцию. В I в. в городе появился апостол Андрей, чтобы проповедовать христианство, и нашел здесь своих первых учеников.

Некоторое время Византии еще сохранял свое былое благополучие, но в 193 г., во время войны с Песценнием Нигром, римский император Септимий Север осадил город. Осада длилась два года, и в течение всего этого времени жители питались крысами, кошками и даже умершими людьми, но вели себя героически и мужественно. А женщины, например, обрезали свои волосы, чтобы делать из них тетиву для луков. Однако, несмотря на крепкие стены, город не выдержал голода и сдался. Септимий Север казнил многих защитников и отнял у Византия муниципальные права, чтобы наказать жителей за помощь его сопернику. Он снес городские стены, не подумав, что уничтожил самый крепкий оплот империи против нашествия азиатских народов. Правда, вскоре император одумался и, уступив просьбам своего сына Каракаллы, решил восстановить и благоустроить Византии. В городе были построены дворцы, портики, бани и другие сооружения. В то время Византии назывался Антонинией — по имени Антонина (приемного отца императора Марка Аврелия)[3].

Оглавление книги


Генерация: 0.149. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз