Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Император Константин Великий и основание Константинополя

Император Константин Великий и основание Константинополя

В начале IV в. в Римской империи царствовали одновременно четыре государя: два кесаря и два августа. Царь Константин, которого впоследствии назовут Великим, владел Галлией, Испанией и Британией. И вот однажды он узнал, что царствующий в Италии император Максентий жестоко угнетает своих подданных и грабит их, а сам ведет жизнь распутную и замышляет убить его — императора Константина. В «Житии» его указывается, что император со сравнительно небольшой армией (что было весьма рискованно!) выступил против Максентия. Быстро перейдя через Альпы, он овладел Верхней Италией и приблизился к Риму. Вместо того чтобы оставаться под защитой Аурелианских стен, Максентий вышел из города и устремился на противника, находившегося на другом берегу Тибра. С военной точки зрения это была такая глупость, что император Константин воспринял свою победу как знак божественного благоволения.

Как повествует епископ Кесарийский Евсевий, император Константин, будучи еще язычником, перед взятием Рима обратился с пламенной молитвой к тогда еще неведомому ему Единому Богу, которого почитали христиане, и просил у Него небесной помощи для одоления врага. И вот когда солнце стало уже клониться к закату, императору явилось на небе знамение Креста Господня, изображенное звездами и сияющее ярче солнечных лучей, с надписью вокруг него латинскими буквами: in hoc vince («Сим побеждай»). Видели это знамение и воины императорской армии, и при виде креста на многих напал страх, ибо у язычников крест был предвестником всяких бед и даже казни. А смерть на кресте считалась самой страшной — уделом разбойников и злодеев.

Страх воинов передался и императору Константину, который не знал, что же знаменует собой явление креста. Но ночью во сне ему явился Сам Иисус Христос, который снова показал виденное в небе знамение и повелел: «Сделай изображение сего креста и повели носить перед полками; и не только Максентия, но и всех врагов твоих победишь». Проснувшись, император Константин призвал искусных мастеров и повелел им немедленно сделать крест, украсив его золотом, серебром и драгоценными камнями. А всему воинству своему приказал сделать изображения креста на оружии, щитах и шлемах.

27 октября 312 г. при Красных утесах, располагавшихся примерно в 14 километрах от Рима, произошло решительное сражение, в котором войско Максентия было разбито. Сам он бежал и при переправе через Тибр погиб вместе с остатками своей армии. Так император Константин стал неоспоримым, единоличным правителем западной части Римской империи. Войдя в Рим с победой, он повелел поставить на высоком каменном столбе крест и сделать на нем надпись: «Спасительным сим знамением град сей избавлен от ига мучительского».

Задуманная императором Константином новая столица должна была находиться вдалеке от внутренних событий Римской империи, но в то же время она должна была быть защищена от нападения врагов. Император перебрал много мест возможного основания новой столицы, но особенное внимание его привлек древний Илион (Троя), откуда прибыл Эней, положивший начало римскому государству. Народ много раз хотел восстановить древний город, и тогда император Константин отправился в знаменитые места и лично определил очертания будущего города. Были уже поставлены городские ворота, однако римляне были недовольны тем, что император хочет основать там свою резиденцию в ущерб Риму. К тому же ночью, по свидетельству Созомена (христианского писателя V в.), Константину во сне явился Господь, повелевший искать для новой столицы другое место. После этого Константин решил не отстраивать старый город, а послал много мудрых мужей в Азию, Ливию и Европу, чтобы избрали они место для возведения нового города.


Крещение императора Константина

Возвратившись, посланники более всего хвалили Македонию и Византии, и тогда император стал размышлять о месте для новой столицы. И был ему во сне голос: «В Византии подобает граду Константинову создатися». Так император окончательно остановил свой выбор на Византии, который своим выгодным расположением, своей торговлей и плодородными почвами отвечал всем требованиям, которые можно предъявлять к столице. А своими семью холмами он был очень похож на Рим…

На другой день император Константин с матерью своей равноапостольной царицей Еленой отправился в Византии, взяв с собой жену Максимиллу (дочь императора Диоклетиана), сына Константина, зятя Ликиния, двух братьев (Далмата и Констандиона) и их сыновей. В то время Византии, еще не оправившийся от учиненного Септимием Севером разгрома, был незначительным поселением и занимал лишь часть мыса, вдающегося в Мраморное море.

Существует много легенд об основании Константинополя. В одной из них, например, рассказывается, что император Константин расположился лагерем у того места, где заперся его соперник Лициний. Ночью императору во сне явилась знатная дама, которая вдруг превратилась в молодую, сказочно красивую девушку, и император возложил на нее знаки царской власти. Сон очень поразил Константина, и он решил, что в образе прекрасной женщины перед ним предстал город, которому он должен вернуть его прежнее величие и богатство. К тому же император тоже оценил выгодное местоположение Византия, располагавшегося на стыке Европы и Азии.

Когда прибыли на место, Константин приказал разметить место натри угла, в каждую сторону по семь верст, чтобы город мог расположиться между двумя морями — Черным и Мраморным.

Лишь только стали производить разметку, внезапно выполз из своей норы змей и пополз к месту, где производились работы. Но вдруг сверху спустился орел, схватил змея, поднялся с ним и скрылся из глаз. В воздухе змей обвился вокруг орла и одолел его, и пали они вместе на землю — на то самое место, откуда взлетел орел. Прибежавшие люди убили змея и освободили орла. Царь пришел в ужас от увиденного, а потом созвал мудрецов, чтобы они разъяснили ему это знамение. После некоторых размышлений те сказали:

«Место это называется Седмихолмием, и прославится оно и возвеличится во всей Вселенной паче иных городов. Но так как оно стоит между двумя морями, то будет бито морскими волнами и поколебимо будет, так как будет доступно нападениям врагов и поколеблется. Орел есть знамение христианское, а змей — знамение басурманское. И так как змей одолел орла, то басурманы впоследствии одолеют христиан. Но так как христиане убили змея и освободили орла, это знаменует, что напоследок христиане одолеют басурманов, возьмут Седмихолмие и в нем воцарятся».

* * *

Царь повелел записать слова мудрецов, а потом приказал спутникам своим разделиться, и одних послал размерять стены и башни. Другим он повелел размерять улицы и площади будущего города на римский манер, устраивать храмы Божий, царский дворец и дворцы вельмож, а также сооружать водопроводы.

По другой версии император Константин сам решил обозначить территорию города. Древнее предание повествует, что, взяв в руки копье, он возглавил торжественную процессию, путь которой повелел отмечать как границу будущего города. Император и его спутники стали совершать круговой маршрут, во время которого приближенные осмелились заметить, что город будет слишком велик. На это император Константин ответил, что будет идти до тех пор, «пока не остановится некто, идущий впереди». Так он решил продемонстрировать своему окружению, что его действиями руководит высшая сила.

Церемония освящения и закладки городских стен состоялась в воскресенье 8 ноября 324 г. Вокруг пяти холмов император повелел возвести стены; затем внутри них были возведены дворцы, церкви, бани, водопроводы, фонтаны, форум, два больших здания для сената, два дворца для сокровищ. Все возводимые сооружения стоили императору Константину огромных средств, так как он стремился, чтобы новая столица превзошла своей красотой и великолепием древний Рим. По приказанию императора отовсюду свозили сюда для строительства и украшения города мраморные колонны разрушенных языческих храмов, лучшие статуи Рима и греческих городов (Коринфа, Афин и др.); лучшие скульптуры, ценные рукописи, церковную утварь, мощи святых. Эти богатства древнего мира, создававшиеся веками, превратили Константинополь в город-памятник, город-музей.

По прошествии некоторого времени царь с патриархом собрали всех священников, чиновников и множество народа и совершили молебен в честь Пресвятой Богородицы. Император передал город и его жителей в руки Царицы Небесной и сказал: «Ты убо, Всенепорочная Владычица, Богородица, человеколюбивая естеством сущи; не остави град сей достояния Твоего, но яко Мати христианскому роду, заступи, и сохрани, и помилуй его, наставляя и научая во все времена, яко человеколюбивая и милостивая Мати, яко да в нем прославится и возвеличится имя великолепия Твоего вовеки».

Посвятив город Пресвятой Богородице, император повелел воздвигнуть обелиск из красного порфира и поставить его на белый мраморный пьедестал. Между колонной и пьедесталом положили один из гвоздей, которыми было прибито к кресту пречистое тело Спасителя, и остатки чудесных хлебов, которыми Иисус Христос накормил 5000 человек. Благоговение императора Константина перед этим памятником было таким, что всякий раз, проезжая мимо колонны, он сходил с коня и приказывал своим спутникам делать то же самое.

В день освящения новой столицы, 11 мая 330 г., императорским эдиктом, вырезанным на мраморной колонне, город был назван Новым Римом. Но название это не прижилось, и город стал именоваться Константинополем, а вскоре и на медалях появилось название «Константинополь».

Но хотя перенос столицы произвел много изменений, новый город точно воспроизводил древний Рим. Все учреждения в нем, нравы, интересы и обычаи были римскими; Константинополь стал местом пребывания римских сенаторов. Кроме того, в нем предписывалось проживать богатым людям из провинций, причем им выдавались пенсии и определенная доля из общественных запасов продовольствия. Император заставил римских граждан, имевших владения в Азии, переселиться в Константинополь, если они не хотели потерять свои права на землю. Архитекторов, ваятелей, живописцев, плотников, каменщиков и других мастеров освободили от всех государственных повинностей. Тому, кто будет селиться в новой столице, были обещаны большие льготы и привилегии; переселенцам выдавали за счет казны хлеб, масло, вино, топливо…

В Константинополе ежедневно раздавалось 80 000 хлебов. Право на участие в этой раздаче жаловалось как награда за заслуги, однако в некоторых случаях оно превращалось в наследственное. Такого рода раздачи мало походили на те, которые производились в Риме в пользу бедных граждан, не имевших других средств к существованию.

Подобно Риму, новая столица была разделена на 14 районов, каждым из которых управлял куратор (или регионарх), имевший под своей командой диантелея (блюстителя порядка) и пятерых девтеревонтов (или топотеривтов) — ночных сторожей. В зелени садов утопали дворцы императоров и знати, десятки общественных зданий — одно краше другого! — украшали площади и улицы города. Старинная легенда повествует, что, когда император прибыл в город и захотел выстроить для себя дворец, он повелел развесить в разных частях города куски печенки. На другой день слуги стали осматривать их и увидели, что во всех кусках завелись черви. Кроме тех, что висели у Адрианопольских ворот… В этом месте император и повелел возводить дворец, потому что здесь, стало быть, самый чистый воздух.

Огромная столица естественным образом распадалась на две части: восточную, в которой размещались центры политической, социальной и религиозной жизни, великолепные общественные и частные здания, и западную — где копошилось бедное, а потому беспокойное и опасное население города. На востоке Константинополя близко друг к другу размещались Большой императорский дворец и Ипподром; здесь же находились главные святыни Константинополя — храмы Святой Софии и Святых Апостолов. На западной стороне нельзя было увидеть ничего, кроме лачуг, нищеты и грязи. В восточной части Константинополя происходили все важнейшие события столичной жизни; на западе обыкновенно все было тихо и спокойно, но население именно этой части города играло главную роль во всех уличных беспорядках, мятежах и столкновениях партий Цирка.

Следует отметить, что как основание, так и характер и весь внешний облик Константинополя еще долгое время носили на себе смешанный языческо-христианский оттенок. Пока новые начала не успели окончательно вытеснить старые, античное и варварское, языческое и христианское сталкивались на каждом шагу и порождали самые причудливые явления (нередко уродливые). Так, императоры могли председательствовать на христианских соборах и вместе с тем фигурировать в роли великого понтифекса древнего язычества. Одна казна выдавала средства и новому христианскому духовенству, и старым жреческим коллегиям. Христианские церкви и языческие храмы с одинаковым усердием сооружались одними и теми же людьми. Изображения языческих богов, древних героев и мудрецов использовались и для украшения христианских святынь. Чисто античные увеселения (игры в цирках и театрах) по-прежнему были любимой потехой народа, несмотря на существование христианской религии. В бой легионы шли и со старыми орлами, и с монограммой Иисуса Христа, потому что то и другое пользовалось у солдат одинаковым уважением. Христианские проповедники часто украшали свои речи цветистыми оборотами из Эсхила и Демосфена, стихи Гомера и Эврипида звучали в проповедях рядом с изречениями святых апостолов и ветхозаветных пророков. Эти противоречия, конечно же, наложили свой отпечаток на новую столицу империи.

Оглавление книги


Генерация: 0.289. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз