Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Ипподром

Ипподром

Огромное пространство к западу от нынешней Голубой мечети когда-то занимал древний Ипподром, устроенный в подражание римскому Большому цирку. Ипподром еще в 203 г. начал возводить император Септимий Север, а потом император Константин Великий прибавил к нему уступы, трибуны и другие сооружения, а портики украсил статуями. Возведение Ипподрома завершилось к 325 г., и в то время он имел форму подковы. Длина его достигала 400 м, ширина равнялась 180 м, и он мог вместить одновременно до 100—150 тысяч человек. Четыре огромных двери открывались в конце боковых стен; кроме них, на ступени амфитеатра выходили еще маленькие двери. С южной стороны, которая спускалась к морю, часть арены Ипподрома была приподнята при помощи высоких сводчатых стен. Она составляла полукруглую часть Ипподрома и называлась сфендоной.

Для новой столицы Ипподром должен был стать тем, чем был Большой цирк для Рима. Но довольно скоро его значение оказалось большим, и Ипподром стал играть важную роль в общественной жизни Константинополя. На нем стали происходить все важнейшие городские события: здесь народ видел военные трофеи и пленных царей, здесь вновь избранный император впервые показывался народу, а потом встречался с ним. Поэтому император должен был иметь в Цирке особое помещение, где бы мог переодеться в официальные одежды перед выходом в свою ложу и где бы мог отдохнуть, так как игры иногда продолжались целый день. Со стороны, примыкавшей к Большому императорскому дворцу, к арене было обращено красивое двухэтажное здание с башнями (кафизма). В нем находились императорская трибуна и ложи сановников и сенаторов[4], которых император принимал перед празднествами[5].

Император появлялся на Ипподроме под громкие восклицания зрителей: «Взойди!». И он, действительно, восходил, словно солнце, окруженный блеском своих одежд и роскошью сопровождавшей его свиты. Император поднимался по ступеням, выложенным морскими раковинами, торжественно осенял народ крестным знамением, после чего давал знак особому сановнику. Тот бросал на арену платок, что было сигналом к началу состязаний…

Над императорской ложей возвышалась башня, украшенная четырьмя конями, изваянными скульптором Лисиппом. По одной легенде, они были взяты императором Феодосием на острове Хиос, по другой — коней привезли из Коринфа в Рим, а оттуда в Византию. Кафизма не сообщалась ни с ареной, ни со ступенями Цирка, а только с церковью Святого Стефана, многие окна которой выходили на Ипподром. Придворные дамы, которые по этикету не могли сидеть с мужчинами во время публичных церемоний, следили за играми на Ипподроме из этих окон[6].

Под императорской ложей была устроена терраса в виде балкона, украшенная колоннами; на ней находилась другая трибуна, которую занимали телохранители императора. Называлась она «Пи» — из-за формы, напоминавшей греческую букву я. Две лестницы соединяли террасу с императорской ложей; во время больших праздников на этой платформе играли музыканты. Под «Пи», справа и слева, были портики, через которые колесницы выезжали на Ипподром.

В центре арены Ипподрома поднималась узкая и длинная терраса («Спина»), представлявшая собой вытянутое возвышение, вокруг которого по беговым дорожкам мчались во время состязаний колесницы. На Ипподроме каждый из императоров оставил памятник своего правления, и обширная площадь вскоре превратилась в прекрасный музей, а «Спина» являлась и своеобразной выставкой скульптур и памятников архитектуры. На ней стояли колонна императора Феодосия, Замурованная и Змеиная колонны и т.д.

Среди бронзовых и мраморных статуй «Спины» выделялись также человек, борющийся со львом; умирающий бык; колоссального размера Геракл (работа гениального Лисиппа — придворного художника Александра Македонского), большой палец которого был толще талии обыкновенного человека[7]; волк, борющийся с гиеной[8]; дикая лошадь, уносящий змею орел, чуть дальше — Адам и Ева, аллегорические статуи «Изобилие» и «Голод», солдаты перед сражением… Стояли на «Спине» и статуи императоров (Грациана, Валентиана и Феодосия), и статуи награжденных наездников колесниц.

На Ипподроме был устроен и бассейн, в центре которого на вершине колонны стояла статуя императрицы Ирины. Чтобы защитить зрителей от солнечного зноя, над Ипподромом растягивали тент, подбитый пурпуром.

Остальная часть арены Ипподрома была окружена 30—40 рядами каменных ступеней, на которых сидели зрители. Ступени располагались амфитеатром, а над последним рядом вокруг всего Ипподрома шла легкая галерея, украшенная статуями. От ступеней арена отделялась рвом — чтобы охранить зрителей от диких зверей, а также предотвратить слишком яростные споры враждебных партий.

Сословные различия в том смысле, как они были развиты в Европе, со временем сделались совершенно чуждыми Византийской империи. В обществе гораздо больше значили богатство и образование, нежели происхождение и сословные привилегии. Наряду с потомками знатных родов, насквозь проникнутых античным мировоззрением, наряду с многочисленной и могучей бюрократией первая роль в столице нередко выпадала на долю пролетариата. Но пролетариат этот состоял не из бедных тружеников, а из совершенно праздных людей, получавших пропитание от правительства. Число таких пролетариев порой доходило до 100 000 человек.

Император Константин и его наследники были главными виновниками появления пролетариата. Как говорилось выше, желая как можно скорее увеличить численность населения новой столицы, они ввели даровые раздачи хлеба, вина, масла и других продуктов. И подобная мера отовсюду привлекала в столицу самых праздных и опасных людей. Константинополь почти с самого своего основания стал городом переворотов, тайных дворцовых убийств и уличных народных мятежей.

Сначала все важнейшие дела византийцы решали на народных собраниях, но потом времена эти прошли, и центр общественной жизни, как говорилось выше, переместился на Ипподром. Здесь оглашались императорские указы и приказы правителей, и собравшиеся встречали их гулом одобрения или неодобрения. Ипподром стал тем местом, где могли проявиться настроения горожан, для которых политические и церковные вопросы стояли на первом месте. Они всегда готовы были принять участие в любых смутах, и партии Ипподрома всегда имели в их лице готовую и страшную силу. Так случилось и в 532 г. — во время коронации императора Юстиниана. Но сначала мы кратко расскажем о внутренней обстановке в государстве, сложившейся к тому времени.

Оглавление книги


Генерация: 0.286. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз