Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Чита

Чита

Когда выходишь из вокзала Читы, первое, что бросается в глаза, — Кафедральный собор во имя Казанской иконы Божией Матери. Проходя мимо, я залюбовался сияющими куполами и был чуть не сбит батюшкой на белом праворульном «Лексусе», выезжающем из-за собора. Улица Бутина вывела меня к хостелу, номер в котором я бронировал заранее. Отель располагался в подвале техникума. Вывеска с названием была продублирована китайскими иероглифами. Вопреки моим ожиданиям, хостел оказался перворазрядным: портье, ковровые покрытия в коридорах и номерах, широкие удобные кровати. Душевые кабины и туалеты чистые и в достаточном количестве. Кухня с дизайнерской мебелью и керамической посудой радовала глаз. Гостей было немного. В номере, куда меня поселили, одна из трех кроватей была занята. На ней спал юноша-бурят. В коридоре мне встретился пожилой грузный мужчина в очках, ни дать ни взять — профессор.

— Ну как, сегодня совещание у губернатора состоится? — совершенно серьезно спросил он.

— Думаю, да! — подыграл я.

У него была привычка интересоваться собственными делами у других людей. В конце концов, это безобидно. Профессор собирался на совещание к губернатору Читы и заметно нервничал.

Было раннее утро и целый день на осмотр города. Тяжелый рюкзак натер плечи. Хорошо, что он оставался в номере, а я — отправился на прогулку налегке. В Чите необыкновенно широкие улицы. По дорогам бежали троллейбусы ЗиУ-9. Модель старая, но сами троллейбусы были в приличном состоянии и шустро передвигались по городу.

Пользуясь тем, что установилась теплая солнечная погода, я направился в парк Победы пешком. Парк являл собой пустырь, в центре которого торчали срезанные стволы тополей. У входа — деревянное кафе с плакатом на стене «Мы открылись!!!». Из кафе доносился запах подгоревших шашлыков. На пустыре — укрепления для игры в пейнтбол. Огромный ржавый металлический зонт уродливо торчал в центре парка. От него расходились дорожки, зажатые зеленой порослью кустов. На окраине парка стоял обелиск — ладонь с торчащими вверх пятью пальцами.



Послышался тепловозный гудок. Судя по карте, за парком должна быть короткая железнодорожная линия. Я пересек несколько дорожек и вышел к зданию, обнесенному металлическим забором. На вывеске значилось: «Читинская детская железная дорога РЖД».

На территории ДЖД — лавочки и клумбы. Рядом с административным зданием находится тепловозное депо. Станцию покрывает паутина железнодорожных путей со стрелками и обгонами. В тупике стоял тепловоз ТУ6 с прицепленными к нему несколькими железнодорожными платформами. На пьедестале — старый тепловоз ТУ2, выкрашенный синей краской. По деревянному перрону рассредоточились школьники в серой форменной одежде с наплечными нашивками «РЖД».

Читинская детская железная дорога представляет собой узкоколейную ветку протяженностью семь километров. На линии три станции. На главной расположено депо, общежитие для детей и вокзал. Северная — конечная станция. На ней разъезд, где локомотив обгоняет вагон и поезд едет в обратную сторону. Между ними — промежуточная станция Солнечная. На этой дороге дети получают практические знания. Каждый участник отыгрывает заранее определенную роль: дежурный по вокзалу, начальник поезда, стрелочник, проводник, контролер. Отрабатываются инструкции и железнодорожные правила.

У перрона «под парами» стоял дизельный тепловоз Камбарского завода с тремя блестящими новенькими вагонами. Узкоколейная техника самобытна и отличается от привычной железнодорожной своеобразной уютностью и простотой. По радио проводников попросили организовать посадку пассажиров. Девушки в форме открыли тамбурные двери. В вагоны хлынули потоки ребят — таких же учеников, играющих роль пассажиров. Гостями со стороны были только я и еще один парень. Он пришел посмотреть, как обучаются его друзья, юные железнодорожники.

Послышался гудок тепловоза. Звякнули буфера. Густой сизый дым окутал вагоны, и состав плавно тронулся. Поезд отправился с трехминутным опозданием. Робкий детский голос читал объявления о маршруте, остановочных пунктах и правилах безопасности, которые железнодорожники никогда не упускают. Железная дорога — зона повышенной опасности. Голос был тихим, постоянно запинался, так что из сказанного я почти ничего не разобрал.

Маршрут проходил по промышленной зоне. Слева пересохший канал — место для пикников. Когда поезд шел вдоль канала, компания, жарившая шашлык, проводила нас завистливыми взглядами. По другую сторону тянулись бетонные заборы, гаражи и заброшенные предприятия. Маршрут не самый живописный.

Через некоторое время ко мне подошла юная проводница и срывающимся от волнения голосом потребовала предъявить билет. Возможно, это был первый раз, когда она требовала что-то у незнакомого взрослого. А для меня это будни. Я ежедневно слышал эту просьбу на протяжении вот уже двух недель. Билета у меня не было. Они продаются в кассе на конечных станциях, и я пообещал купить билет в обе стороны по приезде.

Когда мы прибыли на конечную, у входной стрелки уже толпились юные железнодорожники и что-то подсказывали стрелочнику. Поезд лихо заскочил на станцию. Пассажиров попросили выйти из вагонов на время обгона поезда. Локомотив отцепили, и он обогнал вагоны по соседнему пути. Из окошка тепловоза выглядывал усатый машинист — единственный взрослый в этой детской игре. Его лицо покраснело от рабочего загара. Пассажиры расселись по вагонам. Дежурный по станции дал свисток, и мы пустились в обратный путь.

Это был последний рейс, и в вагон подсели рабочие и служащие станции. Поезд был полон, дети галдели. Дежурный по станции давал тумаки начальнику поезда, стрелочник сжимал в объятиях пунцовую проводницу, а контролер дергал за косу сигнальщицу. Когда поезд остановился у вокзала, железнодорожники повыскакивали из вагонов и разбежались. Они неслись, снимая на ходу железнодорожные пиджаки. Учебный день закончился. Вскоре на станции остался я один. На путях перед депо маневрировал тепловоз, растаскивая вагоны.

С востока и запада к городу стягивались две грозы, сияя молниями. Грозовой фронт зажимал Читу в тиски. Подул прохладный ветер, но солнце продолжало беззаботно светить, не замечая приближающейся непогоды. Я вышел на остановку, и скоро появился троллейбус, который за 16 рублей доставил меня в центр. Здесь погода была совсем другая. Небо свинцово-серое, а над домами нависла дождевая туча. На асфальт начали падать крупные капли дождя. Я укрылся в кафе «Хомяк» и заказал чашку кофе. Когда я вышел из кафе, уже вовсю светило солнце. Дождя как будто и не было, даже лужи отсутствовали. Оставалось только дивиться погодным метаморфозам.

Озеро Банное, которое привлекло меня своим названием, на деле оказалось заболоченным прудом. Я с трудом отыскал его среди пятиэтажек и гаражей. Зато впечатлил городской парк ОДОРА (окружной Дом офицеров Российской армии) — своими белыми лестницами и выкрашенными в черный цвет коваными парапетами. Ландшафт парка был дополнен беседками и скамейками. На асфальтированной площадке стояли экспонаты военной техники расположенного рядом Музея истории войск СибВО (Сибирского военного округа). Школьники с грохотом прыгали по танкам и бэтээрам. История техники им неинтересна — куда интереснее грохот! В ряду с танками стоял броневик с железнодорожными катками спереди и сзади. При необходимости катки можно опустить и перевести броневик на рельсовый ход.

Центральная площадь (площадь Ленина) — это прямоугольник, образованный улицами Бутина, Ленинградской, Чайковского и Лермонтова. Ленин, здание городской администрации, каскадный фонтан и скромная трибуна. Пространство между памятником и трибуной расчерчено под плац для проведения парадов. Что поразило: нет бутылок, семечек, мусора — город чистый. Не встретилось и ни одного полицейского патруля. Погода солнечная, улицы сияют чистотой и белизной. В такой погожий денек хорошо пройтись с вафельным стаканчиком «Полярник». Очень вкусное местное мороженое!

По пути в гостиницу зашел в «Позную». В столовой подавали позы, они же буузы — национальное бурятское блюдо. Что-то вроде хинкали в Грузии или пельменей в России: мясо в тесте. Круглые, со спиральным хвостиком. Блюдо вкусное и недорогое. Особенностью этой позной стало то, что за пользование пластиковым подносом для посуды с меня взяли плату три рубля.

Вечером предстояла еще одна важная операция: копирование фотографий на «облачный» диск. Интернет-клуб обнаружился по соседству с хостелом. Оснащение его было не на высшем уровне даже для Читы. Как водится в заведениях подобного рода, здесь слышались мат и вопли подростков, увлеченных онлайн-игрой. Из-за технических проблем интернет-клуба была потеряна часть фотографий. Обидно, что пропали снимки с Читинской детской железной дороги.

В отеле я снова столкнулся с профессором, с которым познакомился утром. Он не забыл осведомиться: «Как прошла встреча у губернатора?»

Профессор изобрел установку, которая производит электричество «из воздуха», то есть для ее работы не требуется топливо. Энергия вырабатывается за счет магнитного поля Земли. Установка пока небольшой мощности — хватает, чтобы обеспечить электроэнергией жилой дом. Но при желании технологию можно масштабировать. Профессор ездит по регионам России, встречается с губернаторами, рассказывает про свое изобретение и предлагает испытать свою установку. Для начала на каком-нибудь промышленном объекте, чтобы убедиться в преимуществах «бесплатного» электричества. Изобретатель едет из Москвы и уже добрался до Читы, но ни один губернатор не согласился на испытание. Что ж, за Читой еще Хабаровск и Владивосток. Может быть, ему повезет.


Оглавление книги


Генерация: 0.465. Запросов К БД/Cache: 4 / 0
поделиться
Вверх Вниз