Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Хилок — Петровский Завод

Хилок — Петровский Завод

На рассвете все вокруг было окутано туманом. Тент промок. Река парила. Собравшись, я вышел на станцию. Вечером я отошел от поселка на пять километров, а это больше часа хода. В тумане проплыло вчерашнее кладбище, знакомый изгиб реки, вагоны ПМС (путевой машинной станции, в народе «путейцев»). У станции был длинный виадук. Демиховская электричка, на которой я вчера приехал, стояла в тупике. Объявили электричку до Читы. Знакомые вагоны затарахтели компрессорами. Электричка отчалила в сторону Могзона, мелькнув хвостовыми огнями. Пассажиры, ожидавшие пригородный поезд на Петровский Завод, волновались. По расписанию он уже должен был отправляться. Но поезд даже не объявляли. Я обратился в кассу.

— Сегодня на Петровский Завод пригородный пойдет в восемь, — вяло отрапортовала уставшая после ночного дежурства кассир.

— По расписанию в 6:34, — заметил я.

— Знаю, но сегодня пойдет в восемь: путевые работы.

Окошко кассы захлопнулось.

Никаких официальных объявлений о задержке поезда не было, информация передавалась от пассажира к пассажиру. Ожидающие разбрелись по станции. Я воспользовался паузой, чтобы позавтракать в столовой депо. Она располагалась рядом со станцией, в доме отдыха локомотивных бригад. На входе вахтер переписал мои паспортные данные в журнал и объяснил, как найти столовую. Горячая каша с маслом и чашка кофе дали мне силы и пробудили после туманного утра.

В столовой я купил любопытнейший продукт под названием «Байкальская смолка». В крохотном пакетике — подушечка размером с жевательную резинку. Надпись на упаковке утверждала, что, пожевав смолку, можно избавиться от запаха алкоголя. Вкус кислый, как будто жуешь сосновые иголки. Прилипает к зубам лучше всякой ириски, не выковыряешь. Любопытно, что смолку для сокрытия запаха алкоголя продают в столовой для железнодорожников.

Я разложил на просушку тент от палатки прямо на перронных лавочках. Машинисты и путейцы, проходящие мимо, с удивлением смотрели на ярко-оранжевый тент. Подали общий вагон на Петровский Завод. Подошел электровоз, и сцепщик соединил тормозные шланги. В вагон сели два контролера в темно-синих кителях: мужчина и женщина. Сначала по вагону прошла женщина с аппаратом и выбила билеты. Следом шел мужчина в кителе, украшенном звездами. В руках его были никелированные железнодорожные щипцы. Ими он прокомпостировал билеты. Давно я не видел таких щипцов! Сейчас контролеры предпочитают либо надрывать билет, либо ставят на нем «птичку» шариковой ручкой.

На промежуточной станции в вагон подсели путейцы. Их проезд в пригородных поездах оплачивает железная дорога. Рабочие берут бесплатный билет в кассе либо у проводника. Как правило, путейцы добираются к месту проведения работ служебным поездом. Но нередко они вваливаются в пригородный поезд всей бригадой, да еще и с оборудованием: ломами, щипцами для переноски шпал, гаечными ключами и прочим инструментом. Пассажиры таких попутчиков не жалуют. При погрузке путейцы задерживают поезд, а рабочая одежда и инструмент пачкают сиденья. Да и ругань на весь вагон вряд ли кому нравится. Вот и в этот раз попались путейцы, недовольные жизнью. С грохотом бросив ломы на пол, они продолжили начатый ранее разговор на повышенных тонах. Ругали работу, инструменты, начальство и жизнь в целом. Нежелание работать и безалаберное отношение к делу их объединяли. Пассажиры вагона облегченно вздохнули, когда путейцы сошли на очередной станции и пересели в кузов поджидающего их грузовика.


Оглавление книги


Генерация: 0.680. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз