Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Магдагачи

Магдагачи

Солнечным утром поезд остановился на станции Магдагачи. Проводник интеллигентного вида в очках уже отдыхал, и вагон обслуживала его сменщица. Когда я выходил, она нахваливала коллегам новый электрогенератор, установленный под вагоном. «В прошлом рейсе генератор потеряли. Отвалился. Всю дорогу до Нерюнгри на лопате проехали», — жаловалась проводница.

Несколько часов назад ушел пригородный поезд Магдагачи — Сковородино. В ожидании следующего мне предстояло провести почти сутки в Магдагачи и его окрестностях. Первым делом я взял билет на пассажирский поезд, чтобы проехать участок Ерофей Павлович — Чернышевск-Забайкальский. Билеты на удобный по времени и недорогой поезд были, но стремительно заканчивались. Билет обошелся в 1280 рублей — самый дешевый вариант. Отходя от кассы и пересчитывая сдачу, я недосчитался 100 рублей. Оказалось, что вместе с билетом я приобрел страховку, которую не заказывал. По моей просьбе страховку аннулировали и сотню вернули. Я в очередной раз убедился, что при покупке железнодорожных билетов в кассе нужно быть очень внимательным.


На центральной улице, разделяющей весь поселок на две части, зеркальными окнами сияло кафе. «Закрыто на ремонт» — оповещал пожелтевший тетрадный листок на металлической двери, сплошь покрытой объявлениями. Рядом с кафе продавался квас: на раскладном стуле в тени бочки сидела продавщица и внимательно наблюдала за мной. Видимо, она заметила разочарование на моем лице и посоветовала:

— Попробуйте в деповскую столовку, если успеете.

— Хороший вариант, — согласился я. — Как туда попасть?

И тут же получил инструкцию, как пройти на территорию депо и как среди переплетений железнодорожных линий и нагромождения цехов найти столовую. Подумать только, что такой стратегической информацией обладает простая продавщица кваса! Поселок небольшой, каждый житель все знает.

Я незамедлительно отправился в депо. Следуя инструкциям продавщицы, прошел по территории в корпус № 1. Здания депо выстроены уступами, и, чтобы добраться до конца шестого корпуса, нужно было пройти депо насквозь.

Я шел по депо, поминутно оглядываясь по сторонам. Чуть зазеваешься — тут же свалишься в ремонтную яму или получишь по голове крюком от крана. В здании с высоким потолком были проложены пути. На них — локомотивы в ожидании ремонта: электровозы и тепловозы, разобранные и полуразобранные. Вокруг грохот станков, запах солярки, масла, графита. По депо шныряли рабочие в промасленных робах. В следующем корпусе цеховой кран перегружал на платформу огромные колесные пары электровоза с косозубыми шестернями на осях. Работали токарные станки, гудели машины. Перекрикивая грохот, я обратился к рабочему в промасленной спецовке: «Где здесь столовая?» Он махнул на засаленную дверцу, ведущую в следующий корпус.

Переходя из одного здания в другое, я миновал шесть корпусов и вышел на улицу. К наружной стене было пристроено голубое крылечко с вывеской «Столовая депо». Дверь была заперта, и никаких объявлений. От стоявшего поблизости электровоза ко мне направилась женщина в темно-синей робе. На ходу она протирала тряпкой черные от машинного масла руки. «Столовая уже закрылась. Заведующая рано приходит и рано уходит, — пояснила она, кивая на закрытую дверь. — У вас сто рублей не будет?»

Вспомнился утренний случай со страховкой. «Опять сто рублей», — подумал я. Магдагачи обязательно хотели получить от меня эту сумму, и не важно, каким способом. Я поспешил ретироваться. Идти пришлось тем же путем. Теперь у меня уже были навыки обхода катящихся кранов и торчащих в самых неожиданных местах вагонных домкратов.

Оставался последний вариант общепита в Магдагачи — узбекское кафе на рынке. О нем вспомнил кто-то из работников депо. Я вышел на окраину города и, расспрашивая прохожих, по ориентирам нашел рынок, который располагался в подвале пятиэтажки. Над лестницей, ведущей в подвал, была приколочена выцветшая табличка. Голубой краской на листе фанеры было начертано: «Торговый центр». Подвал фанерными перегородками разбили на отсеки, каждый из которых был занавешен шторой. Никаких вывесок.

Поочередно отодвигая занавески, я нашел кафе. На угловом диване за деревянным грубо сколоченным столом сидела женщина и смотрела телевизор. На обед предлагалось: хашлама на первое и самса с мясом на второе. Цена обеда в пределах хорошего городского бизнес-ланча. Пришлось довольствоваться тем, что есть.

На ночевку я решил устроиться у озера, километрах в трех от поселка. С одного берега — плотина и водозаборная станция. За стоком плотины — речка. В ней купались подростки, а рыбаки предпочитали правый берег. Перейдя по дамбе, я обогнул пляжи озера, на которых отдыхали семейные пары. У водозаборного узла долговязый мужчина обливал из пластикового ведра белый «Лексус». Мыть машину у водоема? Внутренне я его осуждал. Экологии это вредит. Но кто в этих краях задумывается об экологии? Рядом с сияющим чудом японского автопрома разгуливала женщина с детской коляской. Неподалеку дымил костерок из листвы — лучшее средство от надоедливой мошкары. «Мужчина, извините, — окликнул меня шофер „Лексуса“. — Я вас за день уже несколько раз в поселке видел. Вы путешествуете?»

Этот вопрос мне задавали очень часто. У меня выработалось несколько вариантов ответа, в зависимости от ситуации и времени, которым я располагал. Когда времени было достаточно, я подробно рассказывал об экспедиции. Если торопился, то ограничивался коротким комментарием или дарил открытку «Москва — Владивосток на электричках». По этой фразе легко найти информацию в сети. На этот раз я ответил, что путешествую, и рассказал о маршруте. «Может, вам помощь какая нужна? — предложил мужчина. — Если что, обращайтесь. Еще минут пятнадцать я здесь буду».

Чертовски приятно, когда незнакомые люди предлагают помощь просто так! У меня все было в порядке. В планах было найти место для стоянки на берегу озера, разбить палатку, искупаться и устроиться отдыхать. Мошка ела беспощадно, но противомоскитная куртка, сшитая из легкой сетки, спасала. Мошка и комары садятся на нее, но прокусить не могут: сетка неплотно прилегает к телу. Куртку лучше использовать вместе с такими же сетчатыми брюками. В таком комплекте на природе можно пробыть сколь угодно долго и отдыхать на берегу знойным днем, не опасаясь укусов насекомых.

Я разбил лагерь на берегу и устроился на ночлег. Вокруг было спокойно. Я даже подумал, как здорово все складывается. Знал же, что подобные мысли — предвестники беды. И впрямь, ночью произошли две неприятности.

Пока я спал, у меня украли носки. На растяжках от палатки, натянутых между деревьями, я развесил сушиться вещи после стирки. Из всех вещей украли только этот предмет одежды. Любопытно, что пара носок была приобретена мною за сто рублей. Все-таки Магдагачи забрали свою сотню. Хорошо, что таким способом.

Вдобавок со мной произошло то, что рано или поздно случается с любым путешественником, — я отравился. Острая интоксикация и обезвоживание организма. Последствия обеда в сомнительном кафе.

В четыре ночи я кое-как собрал вещи, сунул их в рюкзак и двинулся к станции. В ногах была слабость, и из-за этого меня пошатывало. Дорога шла на подъем. Озеро окутал туман, перелесок и железнодорожные пути накрыло молочным одеялом. Я прислушался, не идет ли поезд. Вокруг была тишина. Даже птицы спали. Добравшись до водяной колонки, я пополнил запасы питьевой воды. Организму требовалась жидкость, чтобы нейтрализовать последствия обезвоживания.

На станцию Магдагачи подали пригородный поезд на Сковородино — сидячий вагон с мягкими креслами. Я плюхнулся на сиденье и попросил у проводницы кипяток. Мне просто необходимо было выпить горячего чая, чтобы хоть как-то мобилизоваться и привести организм в порядок после отравления. Проводница пообещала включить генератор и нагреть воду через полчаса после начала движения. Ровно через 30 минут она подошла: кипяток в титане готов. Горячий чай привел меня в норму, и я снова мог полноценно наслаждаться живописными пейзажами Забайкальского участка Транссиба.

Оглавление книги


Генерация: 0.554. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз