Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Шилка-Пассажирская — Карымская

Шилка-Пассажирская — Карымская

Плацкартный вагон был заполнен до отказа. Внутри шумно. Какофония разговоров, встречи знакомых…

— Как вы?

— Помаленьку, — произносится со вздохом.

— А Семеныч у вас в поселке, долговязый такой. Жив еще?

— Помер уж.

— Давно?

В соседнем купе расположилась компания знакомых и малознакомых людей. Обсудили, что пенсии в крае мизерные, выживать сложно. Коренастый мужчина в оранжевом жилете рассказал, что его зарплата всего 5000 рублей в месяц. Работает сцепщиком на лесозаводе. Передвигаясь на подножке движущегося вагона, сцепляет и расцепляет лесовозные платформы на заводском пункте. Работа на свежем воздухе, вне зависимости от погоды. Опасно! Целый день висишь на подножке, лазишь под сцепками, ставишь башмаки под колеса. Он снимает комнату в бараке неподалеку от лесозавода за полторы тысячи. На жизнь остается три с половиной. Маловато для взрослого мужчины.

— Как же ты живешь?! — удивлялись попутчики.

— А что? Нормально! — улыбнулся сцепщик. — Спецовку выдают. Огород кормит. Охота, рыбалка, мед. Зимой барсучий жир. Выкрутиться можно.

Дедушка вез швейную машинку из гарантийного ремонта. Только купили, и бабка сразу сломала. Машинка нитку рвет и рвет. Ее спрашивают в мастерской: «Вы инструкцию-то читали? Нитку же неправильно заправляете!» А она в ответ: «А что ее читать-то? Я двадцать лет шью!» Общий смех.

На столе росла горка шелухи от семечек. Пиво в пластиковой бутылке заканчивалось. Пассажиры пили, поглядывая на парочку полицейских, сидящих поодаль: не скажут ли чего насчет пива? Распитие спиртных напитков в поезде запрещено. Но полицейские спокойно смотрели сериал на планшете. Им не до этого. Смотрели без наушников, так что звук фильма был слышен в вагоне.

Постепенно число пассажиров в вагоне уменьшалось. Жители затерянных в тайге деревень сходили на станциях, таща баулы с одеждой, канистры с топливом, сумки с продуктами — все то, что удалось достать в относительно крупной Шилке.

Когда прошли поворот на перевале, машинист включил экстренное торможение. Раздался длинный гудок. Поезд задергался, свистя колесами. Пассажиры полетели по вагону, хватаясь за что попало. Остановились. Машинист непрерывно гудел. Полицейские бросились в передний тамбур, сбивая на своем пути приходящих в себя пассажиров. Что-то случилось. Полицейские и проводники столпились в тамбуре, высовываясь из открытых дверей. Им хотелось заглянуть за поворот. Выходить из поезда и идти проверять никто не рискнул — поезд мог в любую минуту тронуться. Связи с машинистом нет, а останешься в тайге за полсотни километров от ближайшего населенного пункта — выбирайся потом. Вскоре вагон скрипнул и покатился, поезд быстро набрал ход.

О причине остановки так и не сообщили. Проводники предположили, что путейцы не выставили на рельсах знак, предупреждающий о ремонте путей. Выскочивший из-за поворота поезд мог сбить путейца. Мы проехали ремонтируемый участок дороги, где работала бригада в оранжевых жилетах.

Машинист разогнал поезд, наверстывая упущенное время, и скоро добрался до Карымской. На весь вагон хрипящим телефонным звуком разносились слова песни: «Для тебя моря и океаны…» Балующийся мальчик оторвал поручень с подножкой, которые привинчены к стенке вагона для удобства залезания на верхнюю полку. Подножка валялась на полу, а вокруг нее катался блестящий болтик. На конечной пассажиры медленно продвигались по коридору, переминаясь с ноги на ногу, переступали через лежавшую на полу подножку. Мужчина в засаленной синей робе с сумкой наперевес нагнулся, подобрал болтик, покрутил его в руках и сунул в карман. В хозяйстве пригодится.

За поселком текла река. На ночевку я решил встать на берегу. По навигатору выходило километра три. Пройдя по трассе, я вышел к автомобильному мосту. Навстречу проехали рыбаки на мотоциклах. Идя по левому берегу, я надеялся найти место для палатки. Но везде были непроходимые кусты. Дальше начиналось болото, за ним — молочная ферма. Возвращаться и переходить по мосту на другой берег было поздно — уже темнело. Я продрался сквозь кусты к реке. Пологая насыпь спускалась к воде.

Установил палатку на каменистой площадке три на три метра. Свежие водоросли, свисающие с веток кустов, говорили о том, что недавно эта поляна была дном реки. Устраиваясь на ночлег, я думал только о том, чтобы за ночь уровень в реке не поднялся, иначе мне грозило затопление. Но река спокойно журчала в нескольких метрах от палатки. Дождя не предвиделось, и, успокаивая себя этим, я заснул.

Оглавление книги


Генерация: 0.379. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз